Майя Ломидзе: Все надежные компании указаны на сайте ассоциации туроператоров

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем обсуждать самые заметные новости. Лето, пора отпусков, но у многих отдых оказался под угрозой: в России начинается системный кризис туроператоров. Давайте вспомним, как развивались события на этой неделе.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Мы приветствуем в нашей студии исполнительного директора Ассоциации туроператоров России Майю Ломидзе. Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Майя Ломидзе: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, что происходит на самом деле?

Майя Ломидзе: Чудовищное количество ошибок в сюжете, просто такое нагнетание… Я вот работаю в туризме, боже мой, где же я работаю? Может быть, не ездить вообще уже никогда на отдых, когда такое посмотришь?

Ольга Арсланова: Так подумали многие наши зрители. Давайте, может быть, объясним, успокоим.

Майя Ломидзе: Да, может быть, вообще изначально подходить так, что никакого системного кризиса нет. О системном кризисе можно говорить, когда проблемы испытывают какие-то значимые компании. Когда компания…

Ольга Арсланова: "Натали Турс" незначимая компания?

Майя Ломидзе: 0.5% от объема рынка у компании "Натали Турс". У нас просто некая магия бренда: компания существует с 1992 года, безусловно, ее логотип и имя известны очень многим, и кажется, что она крупная. Но это, знаете, как вино, иногда старое вино становится уксусом, то есть возраст в данном случае абсолютно не гарантия успешности и крупности туроператора. Ровно так же DSBW: 800 клиентов, 800 человек. Да, это тоже люди, и мы надеемся, что они получат компенсацию в полном объеме, но это в совокупности менее 1% всего выездного рынка – о каком системном кризисе мы можем говорить? Ни о каком.

Ольга Арсланова: Тем не менее 8 тысяч человек, можно сказать, у них отпуск уже точно испорчен. Да, возможно, какие-то деньги вернут, но ситуация непременная.

Майя Ломидзе: Не 8, а 10, да.

Ольга Арсланова: Тем более. Давайте объясним, что произошло, почему с ними такое приключилось. В чем проблема?

Майя Ломидзе: На самом деле первые звоночки проблемы в DSBW и компании "Натали Турс" начались в 2015 году, и мы посильными способами, поскольку компания пока работает… Звоночки в виде незаселения туристов, которые происходят примерно раз в месяц, так как минимум нам звонили туристы DSBW и "Натали". Мы об этом пытались аккуратно на сайте информировать, потому что незаселение туриста, дальше оператор говорит: "Пускай он оплатит сам, мы ему компенсируем", – собственно, так оно и происходило на протяжении последних 3-х лет, но это не нормальная работа туроператора, потому что размещение…

Ольга Арсланова: То есть человек уже заплатил, приезжает, а его не заселяют?

Юрий Коваленко: А почему не происходит заселение?

Майя Ломидзе: Размещение оплачивается вперед. Потому что он не заплатил вперед деньги за клиента.

Юрий Коваленко: Туроператор?

Майя Ломидзе: Да.

Юрий Коваленко: То есть туроператор все-таки виноват?

Ольга Арсланова: То есть клиент заплатил, а туроператор не заплатил.

Майя Ломидзе: А разве я сказала, что он не виноват? Это проблемная…

Юрий Коваленко: Я имею в виду, просто хочется понять, как это работает.

Майя Ломидзе: Очень сложный бизнес туристический. Я, конечно, попытаюсь объяснить, как это работает. Туроператор оптом заказывает услуги поставщикам, гостиницам и транспортникам, и оптом вносит деньги заранее. Когда мы говорим о гостиницах на высокий летний сезон, то оплата производится за 8-10-12 месяцев до начала сезона, то есть в августе уже оплачивается частично июнь, июль и август следующего года. И если туроператор претендует на звание крупного или туристы его таковым считают, предполагается, что эта оплата должна быть внесена вперед в полном объеме. Если туриста не заселяют, это значит, оплаты нет, это значит, что сбой в работе. Когда об этом сообщается 3, 5, 10 раз в году и на протяжении 3-х лет, наверное, можно было бы как-то задуматься и не вестись только на бренд.

Юрий Коваленко: А вообще туристический бизнес прибыльный бизнес? Сколько средний туроператор получает, для того чтобы считаться безошибочным, чтобы не было таких ситуаций с незаселением, чтобы он точно работал в плюс, чтобы у него было все хорошо, чтобы без сучка и задоринки все было? Вот как?

Майя Ломидзе: Вообще туроператорский бизнес низкомаржинальный, 5% прибыльности бизнеса – это очень хороший результат. Но прибыльность ничего туристу не дает, он прибыльный или неприбыльный… "Натали Турс" тоже официально декларировала прибыльность, их никто не выкидывал из реестра.

Ольга Арсланова: По-моему, руководители компании крайне небедные люди…

Майя Ломидзе: Скажем прямо, да.

Ольга Арсланова: …попадали в списки Forbes.

Майя Ломидзе: Да. Поэтому дело не в прибыльности. Ответ на вопрос, как правильно выбрать туроператора: правильно выбрать на сайте туроператоров, потому что все надежные компании там есть.

Юрий Коваленко: А почему все-таки тот же самый "Натали Турс" не может решить свои вопросы финансово? Ведь деньги есть у основателя, немалые деньги. Для того чтобы ее бизнес не попадал с негативной коннотацией во все статьи, во все колонки, во все информационные порталы…

Ольга Арсланова: Продать что-то свое ты предлагаешь?

Юрий Коваленко: Ну как минимум что-то продать, для того чтобы расплатиться и быть опять на гребне волны.

Майя Ломидзе: Возможно, вы правы, но на мой взгляд, это не очень корректно. Я не знаю их финансового состояния на данный момент, никто из нас не видел их документов, никто не знает состояние банковского счета, поэтому… Ясна и очевидна абсолютно одна вещь, что все туристы, которые сами заплатили повторно или не смогут выехать до конца сентября, они должны все получать компенсацию. Вот это непреложно. И как это компания сделает, уже ее проблемы.

Ольга Арсланова: Получают компенсацию от самой компании, если компания банкротится, можно получить страховку, правильно я понимаю?

Майя Ломидзе: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: Но на данном этапе компания не признает серьезность проблемы, видимо, она еще планирует как-то выбраться из этого.

Майя Ломидзе: Судя по стратегии, тактике туроператора, он явно намерен остаться на рынке. Я не очень понимаю, как это может произойти, но тем не менее компания не останавливает работу, не объявляет об этом, офисы они открыли, это не несчастный случай, что открыли офисы, а потом вдруг случилось объявление об аннуляции туров – нет, это как бы плановая работа. Более того, он уже сейчас открыл продажи на зимний сезон, всем агентствам, всем своим партнерам, ритейлу предлагает поддержать его продажи, в том числе для того чтобы можно было выплатить компенсации туристам в полном объеме.

Ольга Арсланова: Будут ли желающие, большой вопрос.

Юрий Коваленко: Как, вы говорите, выбрать правильного туроператора, чтобы не попасть в такую неприятную, скажем так, ситуацию, второй раз заплатив еще раз за путевку, потом еще ждать компенсации.

Майя Ломидзе: Вообще чтобы спокойно себя чувствовать?

Юрий Коваленко: Да.

Майя Ломидзе: На сайте Ассоциации туроператоров.

Ольга Арсланова: Там есть рейтинг или список?

Майя Ломидзе: Там есть список компаний.

Юрий Коваленко: И есть гарантия чья-то о том, что если я купил тур, то я точно поеду и точно вернусь в хорошем настроении?

Майя Ломидзе: 100%-ю гарантию может дать только господь бог, среди нас его нет, поэтому на 99.5% да.

Юрий Коваленко: То есть это какая-то застрахованность путевки либо что?

Майя Ломидзе: Нет, это принцип отбора участников Ассоциации туроператоров.

Юрий Коваленко: То есть те, которые зарекомендовали себя хорошо и никогда не позволяли говорить о себе плохо?

Майя Ломидзе: Да. Но это не просто… Позволяли говорить о себе, полно отзывов о любой компании, когда турист чем-то недоволен. Мы говорим в данном случае не о каких-то оценочных вещах, мы говорим о критериях отбора надежности компании: финансовое положение, правильно представленные цифры, которые оцениваются, прежде чем компания попадет в члены Ассоциации туроператоров. Ни "Натали", ни DSBW…

Юрий Коваленко: А вот отзывы на сайте компании туроператоров – стоит ли им верить, или это конкурентная борьба, там могут писать как гадости, так и елейные речи кто угодно?

Майя Ломидзе: У нас нет отзывов.

Юрий Коваленко: Вообще в целом в Интернете стоит ли верить отзывам о туроператорах?

Майя Ломидзе: Это абсолютно на усмотрение человека, потому что есть люди, которые всегда всем недовольны и с особым энтузиазмом делятся этим своим недовольством с миром. Я, например, не доверяю отзывам в полной мере, то есть там должна быть некая статистическая выборка. Если из 150 отзывов 100 негативные, наверное, надо задуматься.

Ольга Арсланова: Мы обращаемся к нашим зрителям: если у вас возникали проблемы с туроператорами, звоните и рассказывайте, может быть, какие-то сложные ситуации сейчас, вам нужен совет.

Майя Ломидзе: Может быть, есть вопросы, да, по "Натали Турс".

Ольга Арсланова: Да, есть вопросы, у нас звонок из Москвы. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, у меня такой вопросик. Какая ситуация у "Coral", "Pegas", "ANEX Tour" на данный момент, чтобы не было так же, как с "Натали Турс", задним числом какая-нибудь информация прослеживается ли? Хотелось бы уточнить, узнать.

Ольга Арсланова: Спасибо. Тут еще и "TEZ TOUR" спрашивают заодно.

Майя Ломидзе: "TEZ TOUR" не является членом Ассоциации туроператоров.

Ольга Арсланова: Не является, то есть… Ответ понятен.

Майя Ломидзе: Без комментариев.

Ольга Арсланова: Насчет остальных?

Майя Ломидзе: Насчет остальных нет вопросов вообще никаких.

Ольга Арсланова: Все в порядке.

Майя Ломидзе: Вот это действительно крупные компании, которые в совокупности… Вот эти три названные компании в совокупности 55% рынка.

Юрий Коваленко: То есть им в принципе и бояться-то нечего, они работают уже даже на небольшой маржинальности, они уже знают, что они будут работать до победного конца?

Майя Ломидзе: Они будут работать, слово "конец" как-то…

Ольга Арсланова: Но все-таки наши зрители вспоминают, что это не первая… Есть определенная цикличность проблем у туроператоров, вспоминают, что прошлым летом тоже были проблемы. Почему именно летом это происходит? Неужели нельзя заранее как-то предвидеть, что сезон может быть удачным, неудачным, подстраховаться именно к лету, когда в основном все россияне берут преимущественно отпуск?

Майя Ломидзе: Весь мир берет отпуск летом. Вы знаете, я хочу сказать не о цикличности процессов на рынке, а цикличности внимания к процессам на рынке. Потому что за последние 3 года закрылось примерно 1 тысяча туроператоров, тысяча, из них большинство закрылись осенью, зимой, весной, но это не время отпусков, клиентов в это время мало, то есть большая часть закрылась не в летний сезон, но пристальное внимание именно в летний сезон, потому что в это время и людей больше затрагивает, и потому что летом святое дело рассказать про…

Ольга Арсланова: Летом произошла еще одна вещь, о которой многие аналитики писали, – обязательное использование онлайн-касс.

Майя Ломидзе: Это касается туристических агентств.

Ольга Арсланова: Насколько это болезненно может быть для агентств? Вдруг кто-то из-за этого тоже перестанет работать?

Майя Ломидзе: Да, есть компании, которые приняли решение закрыться, но о введении онлайн-касс было известно дай бог месяцев за 6-8, почти год это, по-моему, обсуждается.

Юрий Коваленко: А чем они так пугают?

Ольга Арсланова: Они стоят?

Майя Ломидзе: Онлайн-кассами-то? На мой взгляд, в этом нет ничего страшного, это просто непривычный новый порядок, к которому надо приноровиться и приспособиться.

Юрий Коваленко: Не говорит ли это о том, что туристическая компания просто перестанет какой-то "серый" заработок иметь после введения онлайн-касс?

Майя Ломидзе: У каждого процесса есть две стороны. Невозможно туристической компании вести "серый" заработок, если человек не просит чек: человек попросил чек, нет никакого "серого" заработка, и это наша настоятельная рекомендация туристам. Не надо перечислять деньги на карточку менеджера, даже если вы его знаете 150 лет, отдавать наличными и не получать подтверждения платежа, потому что всякие бывают ситуации, человек в конце концов сам может отказаться от поездки, и на той стороне стола или провода ему скажут: "А докажи, что ты мне платил".

Ольга Арсланова: Объясните, пожалуйста, о каких конкретно документах идет речь. Потому что очень часто туроператор отдает тебе договор и отдает так называемый…

Майя Ломидзе: …ваучер.

Ольга Арсланова: Да, ваучер о том, что вроде как вы у него что-то купили, в принципе вся основная информация в этом ваучере указана. Многие считают, что этого достаточно.

Майя Ломидзе: Очень зря. Когда мы приходим в магазин, мы же получаем чек, когда карточкой расплачиваемся, это же прямо… Я не знаю, переводим когда деньги куда-то. Любая финансовая операция должна быть подтверждена документом, в противном случае, если ты захочешь вернуть свои деньги, ты не можешь этого сделать. Когда одежду покупаем, потом хотим ее сдать, вернуть, без чека ее не примут, это доказательство платежа.

Ольга Арсланова: Договор…

Майя Ломидзе: Договор – это одна сторона, одна часть процесса. Ваучер, не знаю, ваучер на трансфер (есть отдельно на гостиницу, отдельно на трансфер), может быть, билет – это тоже необходимые части комплекта документов. Но когда человек производит платеж, у него должно быть подтверждение платежа: чек, квитанция…

Ольга Арсланова: Бланк строгой отчетности является подтверждающим документом оплаты?

Майя Ломидзе: Бланк строгой отчетности не требуется от туристических компаний, как правило, они им не пользуются.

Ольга Арсланова: То есть обычный чек, как в магазине?

Майя Ломидзе: Абсолютно. После введения онлайн-касс эти деньги просто должны быть проведены, они должны поступить юридическому лицу.

Ольга Арсланова: Если в туроператоре, в агентстве вас настоятельно просят заплатить только наличными, это повод напрячься?

Майя Ломидзе: Не надо платить наличными. Это может быть не повод напрячься, но это, как сказать, повод задуматься: а если вдруг не дай бог что-то случилось и вы сами отменяете поездку, вы как будете деньги возвращать, на основании чего?

Ольга Арсланова: Еще наши зрители жалуются: "Предлагают заплатить наличными, говорят, что если хотим заплатить карточкой, то прибавляют 2% к стоимости путевки. Законно ли это?"

Майя Ломидзе: Конечно, лучше заплатить 2% к стоимости путевки. Это абсолютно понятный инструмент, как смотивировать поучаствовать в не вполне правильной финансовой дисциплине, – сказать, что это будет чуть дешевле. И с учетом того, что у людей денег не очень много, конечно, это многих искушает. Но я бы не стала на это вестись.

Ольга Арсланова: Спасибо.

У нас следующий звонок из Москвы, Сергей на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос. Вот у нас говорят, есть сумма страхования или гарантированная минимальная сумма, допустим, есть у некоторых туроператоров, которые сейчас на слуху, 150 миллионов. У меня такой вопрос: сколько в процентном соотношении они покроют ту сумму, на которую уже купили люди путевки, до конца сентября? Спасибо.

Майя Ломидзе: Спасибо за вопрос. Значит, во-первых, 150 миллионов я не понимаю откуда взялись, потому что стороной договора по всем, например, агентствам и клиентам, о которых мы знаем "Натали Турс", было юридическое лицо ООО "Панораматур". Задействованы еще якобы ООО "Натали Турс" и ООО "Агентство путешествий "Натали Турс", но мы их не видим как сторону договора: все акции, все объявления компании "Натали Турс", везде указано только одно юридическое лицо, у которого финансовая гарантия 50 миллионов рублей.

Что касается размера компенсаций, из тех 10 тысяч… Во-первых, пока туроператор не приостанавливает деятельность, соответственно, за компенсациями прямо к нему. Но допустим, вдруг он примет такое решение, маловероятно, но допустим. Дальше нам должна быть известна точная цифра, сколько человек из этих 10 тысяч, у которых аннулированы до 30 сентября, пока дальше продажи не берем, пока давайте эти 10 тысяч, у скольких из них на руках туристический пакет, а не, например, билеты. Потому что мы считали эту цифру – она наша, мы ее считали, 10 тысяч – в совокупности по билетам, по пакетам очень сложным перекрестным способом, потому что для маленького туроператора посчитать сложнее, чем для большого. И абсолютно точно какая-то часть там билетов, условно назовем 50%. Дальше идет примерно 5 тысяч человек с турпакетами, 50 миллионов на 5 тысяч поделить… Конечно, это не 100%-й размер компенсации.

Ольга Арсланова: Несколько еще вопросов от наших зрителей. Некоторые вот спрашивают: правда ли, что надежнее зарубежные операторы, такие как "TUI", греческий оператор "Музенидис"? Может быть, есть смысл обращаться к ним, а не к нашим?

Майя Ломидзе: У нас не может работать зарубежный туроператор, потому что они все должны быть российские юридические лица, все должны быть зарегистрированы в Едином федеральном реестре российских туроператоров…

Ольга Арсланова: Ну некий филиал.

Майя Ломидзе: Это не филиалы, это неправильно, потому что "TUI" – это одна история, "Музенидис" совсем другая история, есть еще "Intourist" Томаса Кука, это третья история. Они все являются членами Ассоциации туроператоров, поэтому можно спокойно покупать наравне с теми другими, которые были перечислены в начале нашей с вами беседы.

Ольга Арсланова: Не помню, "Библио Глобус" упоминали или нет, спрашивают, жив ли он.

Майя Ломидзе: Обязательно. Да, живее всех живых, я бы сказала.

Юрий Коваленко: Но я так понимаю, что это стандартная ситуация, когда через какой-то определенный промежуток времени начинает лихорадить отрасль, а потом все устраивается как и было. Потому что люди говорят о том, что да, каждое лето мы замечаем, что становится меньше туроператоров. Таким образом рынок очищается? Вообще с какой скоростью рынок обновляется? – больше уходит или больше приходит? Как это выглядит с вашей точки зрения?

Майя Ломидзе: Еще раз: за 3 года закрылась 1 тысяча туроператоров, тысяча. Мы пристально… Мы в прошлом году в конце лета говорили про "Ted Travel", который существовал год, в этом году мы говорим про двух туроператоров, которые существуют 25 лет. О какой периодичности или лихорадке рынка можно говорить? Ни о какой. Рынок не лихорадит, есть только пристальное внимание в высокий сезон к любым проблемам, которые связаны с отдыхом. То, что происходит естественный отбор на рынке, собственно, эта цифра в тысячу закрывшихся туроператоров это и подтверждает: да, происходит…

Юрий Коваленко: Тысяча закрылась, а сколько осталось?

Майя Ломидзе: 630, в сфере выездного туризма осталось 630.

Ольга Арсланова: В общем, есть из чего выбрать.

Майя Ломидзе: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо большое за то, что ответили на наши вопросы. Может быть, спокойнее стало на душе у наших зрителей. Майя Ломидзе, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России, была у нас в студии.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Майя Ломидзе: Спасибо.

О проблемах в туриндустрии
Список серий