• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Андрей Степанов: На выходе из школы мы имеем людей с хроническими заболеваниями, которые превращаются и в астму, и в диабет

Андрей Степанов: На выходе из школы мы имеем людей с хроническими заболеваниями, которые превращаются и в астму, и в диабет

 

Константин Чуриков: Ну и теперь конечно же – главная тема недели. Начало учебного года.

Оксана Галькевич: Ну, с этим мы уже всех поздравили, уважаемые друзья. Я надеюсь, что на рабочий ритм все родители и телезрители уже настроились. Но настало время поговорить о чем, о здоровье наших с вами школьников. Как его хотя бы не потерять в ближайшие месяцы занятий.

Константин Чуриков: Ну естественно, учеба – не отдых. У детей многократно возрастает нагрузка, если сравнивать то, что было летом. Плюс, конечно сезон холодов, плюс недоедание, где то даже не домашнее питание, и на самом деле конечно много разных факторов, которые могут подорвать здоровье школьников.

Оксана Галькевич: Поэтому мы сегодня и пригласили в прямой эфир ОТРажения заместителя главного врача центральной клинической больницы с поликлиникой по педиатрии, доктора медицинских наук, профессора Андрея Степанова. Здравствуйте, Андрей Алексеевич!

Андрей Степанов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ну вот смотрите, лето – такой период, когда дети как-то оздоравливаются, отдыхают, приходят в себя и вот они такие крепенькие попали снова в детский коллектив, первая опасность какая?

Андрей Степанов: первая опасность конечно же начинается с того, что дети встречаются в этом детском коллективе, и, как вы понимаете, приезжая из всех городов и весей они привозят и разные инфекционные заболевания, и не надо забывать о вшах. Вши – это не только удел асоциальных элементов. Эта вспышка происходит каждый раз, когда дети встречаются вновь с друг другом. Например, подголовники в самолетах. Например, чужие полотенца. Или же каски и шлемы для рафтинга. Одевают чужие, или горно-лыжные, это зимой, и конечно же начинается вспышка, эпидемия вшей.

Константин Чуриков: Даже зимой они?

Андрей Степанов: Ну конечно, а почему нет? Например на зимние каникулы на голове тепло, поэтому вшам вполне хватает.

Константин Чуриков: Комфортно.

Андрей Степанов: Комфортно, да. Холода не страшны и всвязи сэтим вспышка может произойти в любой момент. И она может длиться достаточно долго, пока не выявится источник. А источник это как палочка эстафетная может передаваться. Так что в первую очередь, я думаю, что это посильно для родителей и для учителей и для конечно же медицинского персонала в первую очередь при встрече детей осмотреть на предмет вшей. И гнид.

Константин Чуриков: И гнид. Я просто набрал воздуха в легкие, чтобы задать следующий вопрос, а про гнид можно поподробнее?

Андрей Степанов: Гниды – эт , собственно говоря, личинки вшей.

Константин Чуриков: А, вот так.

Андрей Степанов: Да. Они. Мы говорим про вшей, подразумеваем гнид. И наоборот.

Константин Чуриков: Давайте еще немного тогда про гнид и про вшей. А отмывается все это очень долго там, какой то специальный шампунь?

Андрей Степанов: Вы знаете, ну к счастью на сегодняшний день не надо стричься налысо и не надо заливать ребенка керосином. Сейчас существуют достаточно эффективные средства, которые либо в форме шампуня, либо в форме жидкости наносятся и за один – два применения все сходит на нет.  Не надо забывать про вещи, которыми пользовался ребенок, не надо забывать про подголовники, подушки, мягкие игрушки, для этого тоже существуют специальные средства. Ну а на сегодняшний день победить это легко, ну а самое проблематичное, это вычёсывать гнид. И на сегодняшний день существуют даже объявления в интернете, когда услуги предлагают чесальщики вшей. В зависимости от длины волос.

Константин Чуриков: Я последний раз такое в зоопарке только видел.

Оксана Галькевич: Андрей Алексеевич, сколько нового! Ну правда, я про такое никогда не слышала! Услуги по вычесыванию вшей.

Андрей Степанов: А представляете, у девочек, длинные красивые волосы, брить наголо жалко.

Оксана Галькевич: Хорошо, что меня подстригли!

Андрей Степанов: Ой, а мне-то как хорошо, представляете?

Оксана Галькевич: Скажите, ну хорошо, допустим, вспышка заболевания вот Вы сказали, педикулез, да, это называется?

Андрей Степанов: Педикулез.

Оксана Галькевич: Педикулез в первую очередь, но тем не менее, вот вы, как врачи что отмечаете, с какими проблемами в к вам сентябре, октябре начинают все больше и больше обращаться?

Андрей Степанов: В сентябре – октябре происходит также вспышка вирусных инфекций. Потому, что дети на курортах активно общались с друг другом, потом попадают в аэропорты, где достаточно скученно, они перелетают, с издержками вентиляции и соответственно возникает как вспышка острых респираторных вирусных инфекций, так и кишечных инфекции.

Константин Чуриков: Андрей Алексеевич, что-то не пойму я. Есть исследование Научного центра здоровья детей РАМН, вот, и из этих исследований следует, что среди выпускников российских школ только три процента здоровых детей. А есть у нас статистика Минздрава, о том, что практически здоровы восемьдесят пять процентов школьников. И я не понимаю, кому верить.

Андрей Степанов: Вы знаете, если так говорить, существует такая поговорка, что здоровых людей нет, есть недообследованные.

Оксана Галькевич: Вы какой позиции, как врач, придерживаетесь?

Андрей Степанов: К несчастью, современные школы, современное образование отнюдь не предрасполагают, что восемьдесят пять процентов детей были здоровыми. И в общем то здесь не надо даже быть большим ученым, чтобы посмотреть, в каких условиях находится ребенок. С первого класса какие ранцы они поднимают, сколько времени они проводят за учебой и в каком положении они сидят. Соответственно, что они едят в школе, лишь только совсем недавно удалось избавиться от проблемы, когда ставили в коридорах школ аппарат с фастфудами. Это в Москве удалось избавиться, а в провинции, к несчастью, до сих пор мы видим, что в школах стоят аппараты, где продают батончики, ну не будем называть их, сладкие. Или какие-нибудь еще.

Оксана Галькевич: С газировкой какой-нибудь.

Андрей Степанов: Которые не только не могут называться едой, а которые просто вне категории находятся.

Константин Чуриков: Ну они же не просто так там стоят! Это же заработок и для школы, это и есть лоббисты, интересанты, вот компании, которые..

Андрей Степанов: Ну из марксистской теории мы знаем, что за триста процентов прибыли капиталист не остановится ни перед чем. Поэтому ни перед здоровьем детей, ни перед благополучием уже подрощенных детей. На выходе мы имеем взрослых с хроническими заболеваниями, которые превращаются и в астму и в диабет. Гиподинамия приводит к изменению как и скелетной мускулатуры, так и  непосредственно самих костей, и здесь можно перечислять до утра, что можно «приобрести» за школьные годы чудесные.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем Оксану из Новосибирска, нашу телезрительницу,  Оксана, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зрительница: Добрый день.

Константин Чуриков: Здравствуйте!

Зрительница: Вот такой вопрос у меня к вам. Я мама одной школьницы и одной.., господи, скажите мне!

Константин Чуриков: И одного школьника.

Зрительница: Детсадовского ребенка. 

Андрей Степанов: Будущего школьника.

Зрительница: Две девочки у меня, две девочки. Будущего школьника активного. И у меня такой вопрос. Ребенок у меня учится в третьем классе, и вот когда они кушают им отводится всего лишь пятнадцать минут на прием пищи. То есть первое и второе. Успевают ли дети за то время нормально, качественно без вреда для здоровья покушать? Потому что после вот этих пятнадцати минут в течение месяца они понимают, что они не успевают, и мы переходим на булочки. И к новому году у нас начинаются проблемы с пищеварением. Как то вот этот вопрос обсуждается, поднимается, что, ну например, для маленьких детей с первого по четвертый класс на пять минут всего лишь увеличить эту перемену, чтобы они могли спокойно покушать. Никуда не торопясь, не заглатывая эти куски.

Оксана Галькевич: Оксана, ну у нас в студии сегодня не депутат, у нас все-таки доктор в студии.

Константин Чуриков: Ну а вот мнение доктора, кстати. По поводу скорости.

Оксана Галькевич: За пятнадцать минут нормально ли может ребенок…

Андрей Степанов: Ну вы знаете, безусловно конечно пятнадцать минут это недостаточно. Во-вторых, булочки отнюдь не являются правильной едой. Вообще вот легко доступные углеводы должны в минимальном количестве существовать в меню, в рационе ребенка. Поэтому в Вашем вопросе, Оксана, содержится ответ. Нет, не достаточно. И здесь должны слаженно работать как Министерство Здравоохранения, так и Министерство образования, чтобы максимально выработать тот промежуток времени, когда ребенок, особенно младших классов может спокойно усвоит ту пищу, которую от получает.

Оксана Галькевич: Но с другой стороны, какой здесь выход можно предложить родителям? Может быть собирать какую-то не легко усваиваемые, как Вы говорите, углеводы, а какую-то там полезную еду давать? Яблочко там с собой морковочку?

Андрей Степанов: В идеале – да. В идеале – да, конечно.

Оксана Галькевич: Если ребенок, конечно, все это согласится есть

Андрей Степанов: Вот Вы правильно говорите, потому, что если дать ребенку на выбор «правильный» и полезные там суп, и дать булку с бананом, что выберет ребенок? Конечно же булку с бананом. Это взрослые могут логически определить, что да, это – вредно, это легко доступные углеводы. В общем, должна культура питания проповедоваться прям с раннего детства. В первую очередь должны обучаться родители. Нужно родителям объяснять. Ну понимаете, когда мама, простите, питается пиццей, запивая пивом, чему она может..

Константин Чуриков: Это еще в лучшем случае!

Оксана Галькевич: Давай те – кока-колой!

Андрей Степанов: Ну чем-нибудь еще вредным. Чему она может научить своего ребенка из здорового питания? Поэтому в первую очередь мы должны доступно объяснять, что является профилактикой всех желудочно – кишечных, и не только, всех нарушений обмена, это именно еда. Я то, что я ем, да? Как говорится. Поэтому…

Константин Чуриков: Давайте сейчас посмотрим, что сегодня сняли наши корреспонденты. Спрашивали людей, родителей, детей как школа отражается на здоровье их ребенка ,сейчас посмотрим.

«СЮЖЕТ»

Константин Чуриков: Очень много сообщений от зрителей, давайте сейчас в режиме такого блиц-опроса Вы ответите. «Пожалуйста о скалиозе расскажите. Были парты и не было скалиоза», искривления позвоночника.

Андрей Степанов: Ну я не могу сказать, что когда не было, точнее, наоборот, когда были парты и не было скалиоза. Скалиоз был всегда. Здесь очень много влияющих факторов, начиная от мышечного каркаса ребенка, от его индивидуальных особенностей, от растяжимости соединительных тканей. Ну и конечно же от физических нагрузок. Есл мы профилактируем при помощи физкультуры, подчеркиваю, физкультуры, а не спорта, то скорее всего его удастся избежать.

Оксана Галькевич: Ну вот тут еще говорят, что у детей неподъемные совершенно рюкзаки.

Константин Чуриков: Об этом все время говорят, говорят и как то знаете, эта проблема существует только в таком общественном поле. Это никого не касается. Никаких норм там, правил.

Андрей Степанов: Ну одно время, еще при, скажем так, предшествующем мэре Москвы, нашему современному мэру, безусловно из-за того, что у Лужкова Юрия Михайловича по-моему были внуки, как раз пошли в первый класс, непосредственно волевым решением были внедрены нормативы, сколько должны были весить школьные ранцы. Ну год – два это пособлюдалось. Потом видимо поток информации настолько увеличился, что опять эти портфели превратились в неподъемные. И конечно же нужно обратиться с призывам, чтобы опять наших младшеклассников разгрузили.

Константин Чуриков: А сейчас интересно, с каким призывам Анна из Нижнего Новгорода обратится, с какой проблемой, здравствуйте, Анна, слушаем Вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зрительница: Здравствуйте! Очень волнуюсь, поэтому говорю сбивчиво, вы меня, если что останавливайте! Ситуация такая, как лебедь, рак и щука. Все заинтересованы, и учителя и врачи и, тем более родители, конечно же дети, и никак это не могут привести в порядок, в систему. Когда родители приводят ребенка в школу, они конечно отслеживают, какие паллеты, какая столовая , какое питание. И вроде бы всем остаются довольны. А по факту получается, что в туалетах, простите меня, вонь страшная, раздевалок для переодевания физкультуры нет, дети переодеваются частично в туалете, частично в классе, по крайней мере у нас. В столовой та же проблема, стоят учителя, одни ратуют за то, чтобы все доедали и заставляют детей есть, другие говорят – давайте быстрее, у вас там то, се, пятое, десятое кружки, занятия и так далее, не дают ребенку спокойно доесть. В результате от обедов вынуждены отказаться. И самое главное, когда родители поднимают эти вопросы, мы же остаемся виноваты. То есть мы неблагоприятно высказываемся о школе. Но мы то высказываемся для того, чтобы чем-то помочь, как-то организоваться и все-таки сделать так как надо, правильно. А получается, что мы только жалуемся и выражаем свое «фу!».

Константин Чуриков: Анна, Ваше возмущение вполне понятно.

Оксана Галькевич: Спасибо! Речь о том, что нет достаточной, правильной санитарной обработки в школьных помещениях, в частности.

Константин Чуриков: Нет обратной связи со школой.

Андрей Степанов: Ну собственно говоря люди и наделены даром речи, чтобы договариваться. Нужно ,чтобы врачи, непосредственно школьная администрация, и родители сели за стол и решили, что будет. Но мне кажется, все в силах данного коллектива.

Оксана Галькевич: Еще претензии к медицинскому персоналу школы, говорят, что там в лучшем случае находится медицинская сестра, которая только градусник может поставить, поэтому все эти медосмотры – это ерунда, все для галочки, зубы, например Кировская область пишет, совсем не проверяют. У детей проблемы со зрением и шеей.

Андрей Степанов: Боюсь ,что здесь вопросы финансирования, даже не столько связано с медициной.

Константин Чуриков: Из Приморья пишут о том, что дети болеют еще от недосыпания. Вопрос опять-таки этих норм и правил по количеству домашних заданий. Потому, что ну нередки случаи, когда и ребенок,  родители вместе с ребенком сидят до поздней ночи и в общем решают эти задачи, и конца и края им нет. А если задали технологию, то вообще пиши пропало!

Андрей Степанов: На сегодняшний день школа – обучение не столько ребенка, сколько родителей. То есть ни одно задание ребенок, а особенно младших классов, выполнить без помощи родителей не может. Возникает вопрос, зачем такой информационный поток, и зачем, в общем то те задания, которые выполняются родителями, это конкурс получается не детей, а родителей. И конечно нагрузка совершенно запредельная. Из-за чего дети перевозбуждаются, нарушается сон и конечно возникает недосыпание. Отсюда и все хронические заболевания.

Оксана Галькевич: Еще один звонок из Липецкой области, Ирина с нами на связи, Ирина, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте! У меня такой вопрос – почему ребенок десяти – одиннадцати лет, должен ли он поднимать портфель с весом свыше шести килограмм? Имея при этом заболевания там, скалиоз, нарушения осанки и больные почки.

Константин Чуриков: Выше шести килограммов, правильно?

Зрительница: Да, да.

Константин Чуриков: Спасибо.

Андрей Степанов: Вы знаете, конечно же, если ему это не по силам, конечно не надо ему поднимать этот портфель.

Константин Чуриков: Так, извините, можно же грыжу получить.

Оксана Галькевич: Андрей Алексеевич, ну вот есть рюкзаки, например, на колесиках, вот когда их, как чемоданчик везешь за собой. Это в некотором смысле решает проблему или нет? Это то же самое, только ты тянешь эту тяжесть.

Андрей Степанов: Если зимой по сугробам – то нет.

Оксана Галькевич: Нет, ну зимой по сугробам – понятно. А когда, допустим, чистят тротуары.

Андрей Степанов: Нет, конечно же это идет разгрузка позвоночника, и по сути дела может действительно решить проблему, только не всякий ребенок согласится таким образом перемещать свою тяжесть.

Константин Чуриков: Мы еще не поговорили о детских неврозах. У нас есть одна большая проблема в стране, называется проблема ЕГЭ. И есть еще эти проверочные работы, они прям вот идут одна за другой.

Оксана Галькевич: Психологическое давление.

Константин Чуриков: Учителя требуют, родители требуют, как ребенку не сойти с ума, и сохранить свои нервные клетки?

Андрей Степанов: Ну конечно же здесь в первую очередь подспорьем должна быть семья. Потому, что школа действительно направлена на то, чтобы дети решали тесты, выполняли тестовые задания, отнюдь это не связано со знаниями, но в семье, по крайней мере, должна быть спокойная, любящая атмосфера. Если ребенка никто не будет «шпынять» в семье, никакие внешние невзгоды ему не страшны. Поэтому раньше говорили, что воспитывает семья и школа, нет, воспитывает семья, а школа она может лишь направлять, сглаживать углы, так что берегите своих детей, не перегружайте их.

Константин Чуриков: Мы с Вами в очках, Оксана откроет свой секрет.

Оксана Галькевич: В линзах.

Константин Чуриков: Да в линзах. По поводу близорукости, по поводу вообще плохого зрения. Есть ли сегодня такая проблема из-за этих интерактивных досок, которые сейчас в ряде школ установлены, где-то еще устанавливаются, вот это свечение, вот эта близость к той доске.

Андрей Степанов: Я боюсь, что проблема вовсе не в досках, а то, что в то время , когда ребенок не смотрит в эту доску он смотрит либо в компьютер, либо в какой-нибудь телефон, либо планшет. То есть, все время зрение подвергается испытаниям. Плюс, конечно, наследственный фактор, но тот информационный поток, который заставляет ребенка, особенно все эти компьютерные игры на маленьких экранах, ну и к неврозам приводит тем же самым, и ухудшает зрение совершенно однозначно.

Оксана Галькевич: Андрей Алексеевич, вот у нас достаточно продолжительный холодный сезон в стране, и некоторые дети его достаточно спокойно проходят, а некоторые начинают в какой-то момент болеет. Раз за разом, простуда за простудой. Это тоже какой-то сигнал? О чем он говорит родителям?

Андрей Степанов: Безусловно, в те моменты, когда иммунитет ребенка подвергается испытаниям, вокруг нас все время находятся и вирусные агенты, и, по сути дела, любые инфекционные возбудители, если иммунитет проседает и не может оказать сопротивление, то возникает инфекционное заболевание. И если ребенок болеет часто, здесь можно говорит о том, что существует какое-то фоновое хроническое заболевание, которое не дает ребенку полноценно отражать эту внешнюю агрессию. И родителю нужно конечно обратиться к врачу с вопросом, почему мой ребенок все время болеет.

Оксана Галькевич: А вакцинация от гриппа, которая предлагается сейчас в некоторых наших школах, как Вы к этому относитесь?

Андрей Степанов: Я отношусь к этому положительно, потому, что в той скученности, в которой мы сейчас живем, вероятность заболеть вообще вирусными заболеваниями и, в частности, в эпидемию – гриппом, она повышается многократно. И если у нас есть такая возможность это профилактировать, почему бы нет?

Константин Чуриков: Даже, если вакцина отечественная?

Потому, что у многих людей тотальное неверие в отечественное.

Андрей Степанов: Ну на сегодняшний день отечественная вакцина вполне себе отвечает всем требованиям.

Константин Чуриков: Еще успеем принять звонок из Архангельской области, Людмила у нас на связи, здравствуйте, Людмила.

Зрительница: Здравствуйте. У меня вопрос к вашему, гостю, скажите пожалуйста, вот восьмой класс, они сидят по семь – восемь часов, уроки у них. Так ребенок приходит с головной болью домой. И полт пока в себя не придет, не отдохнет, уроки не может делать. Правильно ли такое воспитание по семь – восемь уроков в день?

Андрей Степанов: Конечно же нет, Людмила, это неправильно. Существует т даже такое медицинское понятие – головная боль напряжения. И ребенок, если он переутомился, он не может воспринимать знания, которые ему дают. Существуют для каждого возраста конкретные цифры, когда ребенок может проявлять активное внимание, когда он может усваивать. Если это превышать, то совершенно бессмысленно ему о чем то говорить, он просто отрешается от этой проблемы и уходит в себя. Поэтому с призывом к учителям нужно выступить, чтобы по крайней мере разбивать эти все занятия, на определенные части, чтобы дать возможность ребенку отдохнуть, и переключиться.

Константин Чуриков: Я просто думаю, а вот что делать? Как то подружить между собой врачей и Минздрав с Минобрнауки и родителей, как то подключить, собрать площадку, договориться. Или что, петиции на Change.org писать? Потому что действительно вопрос, который задает Людмила касается очень многих.

Андрей Степанов: Прекрасно, Вы сейчас подняли общественный вопрос, создали общественный запрос, и в связи с этим, может быть, к нам подтянутся и представители всех вышеозначенных сообществ.

Константин Чуриков: Подтягивайтесь!

Оксана Галькевич: Спасибо большое!

У нас в студии сейчас был Андрей Алексеевич Степанов, заместитель главного врача ЦКБ с поликлиникой по педиатрии, доктор медицинских наук, профессор. Спасибо большое!

Это была наша рубрика «Телемедицина», друзья.

Андрей Степанов: Спасибо!

Константин Чуриков: Это такое название. Пауза у нас короткая,  всего полторы минуты и мы снова увидимся.

Список серий