• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Никита Масленников: С налоговыми льготами мы уже перебрали. Пора разобраться, какие из них и где дают эффект

Никита Масленников: С налоговыми льготами мы уже перебрали. Пора разобраться, какие из них и где дают эффект

Александр Денисов: Переходим к следующей теме нашего эфира. Рост зарплат потребовал обеспечить Владимир Путин. На совещании по экономическим вопросам он заявил, что необходимо «сделать более ощутимым рост заработных плат и реальных доходов граждан». Президент пояснил, что с января по август этого года реальные доходы в России выросли на 2% с лишним. Есть у нас еще статистика Росстата.

Марина Калинина: Да, несколько цифр. В сентябре как раз по данным Росстата средняя зарплата в России составила 42 тысячи 200 рублей, и это на 10.8% выше, чем в сентябре прошлого года.

Александр Денисов: Ну вот как госсектор и бизнес будут искать резервы для выполнения президентского поручения, обсудим с нашим гостем: у нас в студии Никита Иванович Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития. Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Никита Масленников: Добрый день.

Александр Денисов: Сразу вопрос: где резервы?

Марина Калинина: Где деньги, Зин?

Никита Масленников: Где резервы? Вы знаете, это вопрос такой немножко загадочный, но в то же время достаточно очевидный. Во-первых, если позволите, я некоторую поправку к цитате президента, конечно, не принято, но тем не менее.

Александр Денисов: Комментарий.

Никита Масленников: Вы знаете, меня заботит то, что многие средства массовой информации вырвали из президентского высказывания повышение заработной платы, это самое вкусное, самое интересное.

Александр Денисов: Да.

Никита Масленников: А на самом деле Владимир Владимирович Путин ведь говорил совершенно о другом. У него два тезиса было принципиальных на этом самом совещании. Первый – что по ключевым параметрам да, экономика находится в позитиве, то есть есть позитивные результаты и можно…

Александр Денисов: Цифры даже некоторые есть.

Никита Масленников: И это действительно по цифрам так несмотря на то, что в сентябре многие из них поехали вниз. Второе, что очень важно, – это напоминание правительству о том, чтобы оно обратило внимание на майский указ.

Александр Денисов: Не забывайте.

Никита Масленников: Не забывайте. И там было сказано следующее: системная задача заключается в том, чтобы, и дальше выйти на более высокие темпы роста, обеспечить, поддержать экономическую активность, стимулировать развитие обрабатывающих отраслей, несырьевого технологического экспорта, инвестиционной деятельности компаний. И уже последняя позиция – сделать более ощутимым рост заработных плат и реальных доходов граждан. Вот так случилось, у нас так иногда в нашей экономике происходит, что как только президент провел совещание, Росстат опубликовал тут же данные по итогам трех кварталов и сентября месяца, которые, в общем-то, показали сразу всем, что вот напоминание президента Путина о том, что, ребята, вы там внимательно смотрите за тем, чтобы выполнить планы по крайней мере по 3-летнему развитию, записанные в том числе в проекте вашего бюджета, вы, пожалуйста, не ослабляйте усилий, будьте добры, сосредоточьтесь и действуйте, не вырывая одно из каких-то важнейших направлений экономического развития, а в комплексе, системно, в этом смысл движения к национальным целям 2024 года.

Ну а что касается текущего состояния экономики, вернемся к заработным платам. Все хорошо, вы привели эти цифры, это номинальные заработные платы без поправки на инфляцию. С поправкой на инфляцию она выросла за 9 месяцев к 9 месяцам на 8.4%, а если брать сентябрь к сентябрю, 2 года сопоставить, то там 7.2%. Но при этом у нас получилось, что второй месяц подряд реальные располагаемые доходы населения находятся в отрицательной зоне, в минусе.

Марина Калинина: На 1.5% снизились.

Никита Масленников: Причем начали падать они, весь год шли более-менее нормально, 7 месяцев с плюсом…

Александр Денисов: А кстати, как это происходит: вроде увеличение на 2% доходов, при этом реально располагаемых уменьшение на 1.5% – это чем объясняется?

Никита Масленников: Нет-нет, я сейчас объясню, потому что это разные показатели несколько. С реальной заработной платой мы с вами уже разобрались, что она растет, при этом надо отметить, что с начала года темп снижается, что, в общем, достаточно настораживает, потому что это риски 2019 года, стало быть. И поэтому, конечно, еще раз скажу, что Владимир Владимирович прав абсолютно, когда говорит: ребят, озаботьтесь тем, как вы дальше будете поддерживать динамику заработной платы, потому что 2019 год будет тяжелее, чем этот, на самом деле, он это многократно в других своих выступлениях подчеркивал и разъяснял.

Александр Денисов: Тяжелее?

Никита Масленников: Конечно. Что касается реальных располагаемых доходов, 7 месяцев шли нормально, действительно год к году за 9 месяцев у нас плюс 3%, мы пока держимся в плюсовой зоне, но помесячные темпы начинают падать, начали в августе на 0.9%, продолжили в сентябре на 1.5%. Тенденция негативная.

Александр Денисов: Давайте объясним: реально располагаемые – это вот что у нас в карманах, в кошельках?

Никита Масленников: Реально располагаемые доходы – это вот то, что человек имеет на руках за вычетом, естественно, всех абсолютно обязательных платежей (налоги, коммуналка, туда-сюда). И естественно, это поправка на инфляцию.

Александр Денисов: А что же тогда выросло на 2.2%, рост, о котором говорит президент? Что же тогда выросло?

Никита Масленников: Он говорил по августу, за 8 месяцев, за 3 месяца они выросли на 3%, вот это показатель реально располагаемых доходов. Итогом за 9 месяцев он поднялся по отношению к 9 месяцам предыдущего года, но месяц к месяцу сейчас мы имеем в виду отрицательный эффект, что на самом деле не слишком здорово, потому что это означает следующее. Если у вас снижается темп роста заработной платы, значит, сокращается доля заработной платы в реальных доходах населения, а реальные доходы населения – это такой комплексный показатель, туда входит что? Реальные заработные платы, социальные трансферты населению и доходы от предпринимательской деятельности. Вот если у вас происходит падение, значит, зажигаются два сигнальных света, по крайней мере такой мигающий желтый, «обратите внимание». Социальные трансферты кончили, завершили рост, потому что закончился избирательный цикл, всем все проиндексировали, дальше все, уперлись, это как бы сразу верхнее ограничение. А предпринимательская деятельность, доходы от нее если сокращаются, значит, у вас все не слишком благополучно со стимулированием малого бизнеса, среднего бизнеса, индивидуального предпринимательства, самозанятых. Значит, здесь накопилось немало проблем, которые могут быть двоякими: либо люди просто снижают свою активность, свертывают бизнес, либо же они уходят из формального сектора в неформальный.

Марина Калинина: Либо они прячут.

Александр Денисов: Хорошо, вернемся к началу.

Марина Калинина: Подожди, Саш, у нас есть как раз Ирина из Волгоградской области. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Марина Калинина: Да, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Вы вот говорите про зарплату 45 или сколько….

Александр Денисов: 42.

Марина Калинина: 42 200.

Зритель: У нас зарплаты 14-15 тысяч. Я работаю в металлургии 17 лет.

Александр Денисов: А кем вы работаете?

Зритель: Я крановщик.

Александр Денисов: На стройке работаете?

Зритель: На заводе металлургическом.

Никита Масленников: Понятно.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Смотрите, то, что говорит Росстат, вот этот рост зарплаты, в общем-то здесь, наверное, какое-то лукавство, потому что реально…

Никита Масленников: Нет, это просто средние цифры, это как температура по больнице.

Марина Калинина: Реальная ситуация с зарплатой не отражается по стране совершенно.

Никита Масленников: Вы знаете, и да, и нет. Во-первых, к показателю Росстата надо относиться достаточно с пониманием и терпимо. Это примерно то, что посчитали у всех больных среднюю температуру, какая она у вас вышла, она снижается или повышается, значит, понятна сразу общая ситуация в вверенном вам лечебном учреждении, она либо такая, либо совершенно другая.

Александр Денисов: Ну понятно, она разная.

Никита Иванович, а возвращаясь к первому вопросу, ресурсы-то есть у нас для повышения в госсекторе и в бизнесе?

Никита Масленников: Для повышения? Вы знаете, я бы так сказал, что ресурсы есть, но ресурс главный и по сути дела единственный в нормальной растущей экономике – это все-таки повышение производительности труда, а на ее основе обеспечение устойчивых темпов роста.

Александр Денисов: Загадочная фраза «повышение производительности труда».

Никита Масленников: Это ресурс вечный, мы об этом постоянно слышим. Но вот, понимаете, на сей раз мы, по-моему…. Может быть, опять я скажу вещи, которые мои коллеги каждый раз повторяют из года в год, но тем не менее мне кажется, что мы уже подошли к этому рубежу, после которого уже все, ребята: либо мы действительно начинаем всерьез, по-взрослому отращивать свою производительность труда, либо давайте мы просто про заработные платы, про реальные доходы больше разговаривать не будем, а начнем тратить Фонд национального благосостояния, суверенные резервы, чтобы как-то поддерживать, а там, глядишь, все каким-нибудь образом сложится. Понимаете, здесь выбор очень простой.

На мой взгляд, президент когда шел на выборы, завершал этот избирательный цикл, пошел на новый срок, себе прекрасно давал отчет, что вот есть определенная логика экономической политики, которой надо придерживаться. Она из чего состоит? Обеспечьте низкую инфляционную среду. Сразу первый вопрос: зачем повышали НДС? Ну ладно, нам объясняют, что это необходимо. Хотя, повысили. Дальше требование президента: удержите ее, потому что это позволяет, естественно, стабилизировать бюджет. Что значит «стабилизировать бюджет»? Чтобы он на ближайшие 3 года был профицитным, а раз профицитным, значит, у вас уже гораздо больше подушка безопасности, более такая плотная, если вдруг случится мировой экономический кризис очередной, он раз в 10 лет происходит, как раз сроки пришли, понимаете, поэтому надо готовиться, это все серьезно, плюс санкции, нужен запас прочности.

Но вот эта низкая инфляционная среда, которая сегодня под большой угрозой, придется многое сделать, чтобы удержать ее, и разумная политика государственных расходов, повышающих эффективность, заставляющая наши финансовые власти перераспределять в пользу людей, человеческого капитала, адресной социальной поддержки и так далее, вот эти два фактора сразу определяют, что же нам мешает расти. Экономисты называют это структурными ограничениями: демография плохая, производственных мощностей не хватает, высокотехнологичных. А это что? Это инвестиции. Инвестиции… У нас то с налогами непонятки какие-то, то с тарифами на электроэнергию, не пойми как они будут строиться в течение 3-х лет. Огромное количество вопросов у бизнеса, а бизнес не будет инвестировать, пока нет правил, а правила – это есть и то, что называется структурными реформами.

Марина Калинина: А правила постоянно меняются.

Никита Масленников: Так вот один из посылов был как раз всей президентской кампании: ребята, определитесь. Ребята вроде как бы определились, приняли основные направления развития, своей деятельности на ближайшие 3 года, предложили проект бюджета, внесли его в Думу, начали, так сказать, эту контурную карту раскрашивать. С раскрасками пока чего-то как-то вяжется не очень, потому что то, понимаете, делиться надо, один помощник скажет, то еще что-нибудь.

Александр Денисов: Белоусова имеете в виду?

Никита Масленников: Да. На самом деле, по-моему, сейчас у нас… Почему в том числе мы никак не можем производительность труда наладить? Потому что, по-моему, к лозунгу «делиться надо», его можно либо поправить, либо отредактировать, либо заменить. Мне кажется, что сейчас самый актуальный – советоваться надо, что и как вы делаете, и с бизнесом в первую очередь, и с людьми, которых это касается. Потому что тогда получается, что если к вам есть доверие, то люди работают с интересом, с некой надеждой, ожиданием, что будет меняться каждый день к лучшему, а это как раз и есть движущая сила экономического развития, вот чего не хватает. Поэтому советоваться надо, это принципиально важно.

Александр Денисов: У нас как раз есть сюжет Татьяны Григорьян, нашего корреспондента, она съездила на швейное производство, там как раз готовы поднять зарплату и выполнить поручение президента.

Никита Масленников: Ну вот. Надо посмотреть, как это делается, за счет чего.

Марина Калинина: Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Готовы поднять заработные платы рыболовецкие компании Дальнего Востока на 10-20%, но не просто так, а при условии, что государство в обмен предоставит им финансовые льготы. Сейчас средний доход рыбаков на Дальнем Востоке варьируется от 50 до 90 тысяч рублей и находится в прямой зависимости от улова, а он в свою очередь от квот на добычу рыбы и краба. Государство планирует продавать право на вылов на аукционах. Есть еще один немаловажный фактор: каждые 5 лет владельцы бизнеса должны подтверждать класс судов, что выливается тоже в траты до 1 миллиона долларов.

Георгий Мартынов: Можно пойти по пути – и мы идем по этому пути – повышения производительности. Но повышение производительности связано, к сожалению, с сокращением рабочих мест. Если мы поставим вместо 50-60 рыбообработчиц с ножами одну машину «Baader», которая будет делать филе, наверное, более продуктивно, то нам эти 10, 20, 30, 40 человек придется сократить.

Марина Калинина: А вот хозяин магазина здорового питания и двух точек общепита в Петропавловске-Камчатском говорит, что повысил бы зарплату сотрудникам, если бы государство пошло навстречу бизнесу. У Максима Кассапа в подчинении 26 сотрудников, он платит им от 30 до 70 тысяч рублей в зависимости от экспертности, загрузки и отдачи. Для Камчатки заработок нормальный, считает бизнесмен, и увеличить эти суммы просто-напросто не позволяет прибыль. Единственный вариант – налоговые послабления со стороны государства.

Максим Кассап: Если бы снижена была налоговая ставка, достаточно много приходится платить за каждого сотрудника. Если бы свободы было чуть побольше, то возможно было бы приподнять зарплаты.

Марина Калинина: По словам бизнесмена, в общепите процветает неофициальное оформление наемных сотрудников, например, пенсионеров, а потому реальный доход в этой сфере примерно на 30% выше, по крайней мере так считает предприниматель.

Александр Денисов: Ну вот если рассчитывать...

Марина Калинина: То есть в принципе все готовы.

Александр Денисов: Да, они просят льготы. Допустим, если платят работнику 100 тысяч, примерно еще 30 сверху бизнесмен должен отдать за него в различные фонды, в налоговую и так далее, правильно я говорю?

Никита Масленников: Ну из того примера, который мы сейчас услышали, да. Такой расчет у коллег.

Александр Денисов: Налоговые льготы – реально об этом сейчас вести речь, учитывая, что НДС поднимаем и так далее?

Никита Масленников: Вы знаете, я бы сказал так, что с налоговыми льготами мы уже перебрали.

Александр Денисов: Перебрали?

Никита Масленников: Да, потому что у нас налоговых льгот в целом по году получается, – а это ведь все-таки недополученные доходы бюджета, иногда профессионалы их называют налоговыми расходами, – 3.5 триллиона рублей в год.

Александр Денисов: Недополученных?

Никита Масленников: Это то, что вот льготируется, это вот объемы льгот в целом по экономике. При этом я могу вам сказать, что, допустим, у нас 51% всех месторождений по нефти и газу в Российской Федерации находится под разного рода льготами.

Александр Денисов: А им-то зачем льготы?

Никита Масленников: Ну как?

Марина Калинина: Месторождение может быть, а вот люди и предприниматели этими льготами...

Никита Масленников: А у них добыча там заканчивается, потому что при нынешних налогах новые осваивать абсолютно невыгодно, а старые уже тяжеловато. Поэтому это вот такая вот ситуация, лоскутное одеяло. Вся наша нефтедобывающая промышленность – это лоскутное одеяло из разного рода льгот, разных режимов. Поэтому проблема у нас не в том, чтобы дать льготы или не дать льготы, а надо в первую очередь разобраться…

Марина Калинина: Вы сейчас говорите только о добывающей промышленности.

Никита Масленников: ...какие и где работают. Вот бизнес, действительно вот эти все ребята правы: вы нас услышьте! Вот сейчас, предположим, будет вводиться этот индивидуальный пенсионный капитал, до сих пор непонятно, а вот эти вот 6% кто будет платить, работодатель или сам работник? А это, между прочим... Мне, допустим, как предпринимателю очень важно, я это в свои издержки закладываю или не закладываю.

Дальше: если я вообще создаю собственную пенсионную систему корпоративную в какой-то компании накопительную, я могу рассчитывать на определенные льготы для себя, что вот эти вот затраты, которые я отдаю на пенсию своим работникам, они потом вычитаются у меня, допустим, из налога на прибыль, или нет? А у меня большой знак вопроса остается, потому что дискуссия идет годами, а ответа нет. И таких вопросов, понимаете… Они копятся, копятся, их очень много. Поэтому льготы... Да, во-первых, надо разобраться, какие работают и какие действительно дают вклад с точки зрения прироста производительности труда…

Марина Калинина: Что, так сложно в этом разобраться?

Никита Масленников: Да нет, не так трудно, эксперты много раз чего говорили, поэтому советоваться надо. Но решения пока откладываются. Наконец-то принято было решение, даже соответствующий законопроект в Государственную Думу внесен о том, что Минфину вменяется ежегодно проводить мониторинг эффективности вот этих самых льгот. А до этого это было так, знаете, факультативные занятия: хотим – проводим, не хотим – не проводим, надо чего-то посчитать – посчитаем. Сейчас обязанность, к концу 2019 года первый раз увидим, услышим, какие льготы у нас эффективные и какие нет. Слава богу, хоть обязанность появилась у главного финансового ведомства страны проводить анализ эффективности этих льгот.

А все, что, на мой взгляд, сегодня все работает на производительность труда, что помогает наращивать квалификации, компетенции, что укрепляет уверенность работающего человека. Все, что называется на профессиональном жаргоне человеческим капиталом, – а это еще и здравоохранение… Вот финансирую я, допустим, как предприниматель бесплатную диспансеризацию, мне говорят, что 3 дня в году бесплатно…

Александр Денисов: А еще лучше проплачивать дополнительное медобслуживание.

Никита Масленников: Да я «за», я удерживаю тем самым свою рабочую силу, своих работников, я могу их тем самым поощрять, одному, может быть, потребуется неделя, другому может потребоваться всего один день, это все жизнь покажет. Но вы мне скажите, я эти издержки куда могу отнести? Я их могу вообще отнести себе на стоимость продукции…

Александр Денисов: Как компенсировать.

Никита Масленников: …уменьшить базу налогообложения по налогу на прибыль или нет? А нам отвечают: «Мы поняли, мы подумаем, мы еще это обсудим». Ребята, давайте мы все-таки под обсуждениями подведем какую-то черту, потому что пока все если вот так идет, если заполнение этих контурных карт по нашему достижению национальных целей будет идти таким же темпом и в таких же красках, как сейчас происходит, это, знаете, какая-то такая абракадабра получается. Поэтому я думаю, что президент, когда мы начали, Путин очень корректно напомнил: ребят, я за вами смотрю, а мне что-то не все тут нравится.

Александр Денисов: Вот это и имелось в виду под комплексным подходом.

Марина Калинина: Давайте послушаем Валентину, она нам дозвонилась из Нижегородской области. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я вот хочу какой вопрос задать. Вот смотрите, зарплату минимальную подняли до 11 700, так?

Марина Калинина: Так.

Зритель: Но что делают? Вот у меня невестка работает в киоске газетном, устроиться больше некуда, один выходной, с 7 утра и до 7 вечера, по сути дела перерабатывает даже свое время. Ей ставят рабочее время 0.8, то есть она должна работать, считайте, 40 часов, если у женщин 35 часов, она перерабатывает, но исходя из этого и зарплату ей 0.8 платят от минималки, минус все подоходные. Это какой же рост зарплаты? Так же в больницах, уборщицам, санитарочкам все так же делают: им уменьшают рабочее время и все. Это называется рост зарплаты.

Александр Денисов: То есть намеренно так делают, хитрят?

Зритель: Ну так если везде, простите, в Нижегородской области сходите в любую больницу… 40 тысяч – вот у нас большой, вы, наверное, слышали, Окская судоверфь, которая раньше агломераты…, опреснители морской воды выпускала, лесовозы, потом нефтеналивные суда, сейчас рабочие работают там, пашут как арабы, рядом, потому что устроиться больше некуда. В Муроме Владимирской области (через Оку) тоже ограниченное количество рабочих мест, понимаете, тоже не берут, самая высокая зарплата – 15 тысяч. Это у мужчин! А есть семьи, есть дети.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Зритель: И оплата за квартиру – вы знаете, какая у меня, у пенсионера, плата за квартиру, которая 56 квадратных метров, в месяц? 6 тысяч.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Вот Валентина подсчитала все.

Александр Денисов: Никита Иванович, а вот как контролировать нерадивых работодателей? Это распространенная ситуация. Вот на почте людей оформляют на полставки, а человек все равно работает, ему же эти письма разносить, ему же не скажут: «Вот полмешка – это твоя половина ставки». Оформили тебя и все, работаешь, выхода нет. Точно так же и в газетном ларьке: она же пока все газеты не продаст, домой не уйдет.

Никита Масленников: Вы знаете, все-таки газетные ларьки… У меня такое подозрение, что это все-таки так или иначе связано с госсектором, то ли с «Почтой России», то ли еще с чем-нибудь.

Марина Калинина: Это все-таки не предпринимательство.

Никита Масленников: Да, все-таки в предпринимательстве отношение, на мой взгляд, в чистом таком частном, корпоративном предпринимательстве гораздо чище. Другое дело, что вот эта самая неразбериха со стимулирующими льготами, в том числе по отчислениям во внебюджетные фонды наши и так далее, она очень многих заставляет платить в конвертах. Это на самом деле очень серьезный риск для людей, которые потом будут выходить на пенсию или не дай бог с ними что-то случится, потеря рабочего места или потеря трудоспособности. Вот это вот серьезно. Поэтому здесь, мне кажется, у нас проблема… Что касается вот этих нерадивых, это Рострудинспекция есть, это в конце концов…

Александр Денисов: Туда жаловаться надо, да?

Никита Масленников: Надо защищать свои права и бороться. У нас, знаете, если что-то государственное или окологосударственное, лучше не трогать, лучше не связываться, они типа всегда сильнее, – да далеко не так. Надо защищать свои права жестко, если вы уверены, что к вам какая-то несправедливость. А что касается частного сектора, то здесь, конечно же, сокращение неформальной занятости. Тут огромное количество проблем, это опять-таки комплексная проблема: и налоги… Смотрите, у нас ведь в неформальном секторе сегодня на самом деле больше 10 миллионов человек заняты, а это значит недоплаты и налогов, и страховых взносов в пенсионную систему, всего чего угодно.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо большое.

Никита Масленников: Поэтому здесь у нас вот это сокращение вот этой доли – это очень важно. Это существенный ресурс в том числе и для роста производительности труда в целом по экономике.

Марина Калинина: Мы еще не раз будем на эту тему говорить. У нас просто время, к сожалению, закончилось. Спасибо.

Александр Денисов: Да. Надо разбираться с госсектором и с бизнесом.

Марина Калинина: Никита Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития.

Список серий