• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Олег Иванов: Малому бизнесу нужны дополнительные льготы, ведь очевидно, что повышение МРОТ может разорить часть предпринимателей

Олег Иванов: Малому бизнесу нужны дополнительные льготы, ведь очевидно, что повышение МРОТ может разорить часть предпринимателей

Оксана Галькевич: С улыбкой, наконец-то, Костя, о хорошем: приняла-таки наша Государственная Дума закон о повышении минимального размера оплаты труда.

Константин Чуриков: Да. МРОТ, минимальный размер оплаты труда, с 1 мая этого года не должен быть ниже уровня прожиточного минимума трудоспособного населения, а это 11 тысяч 163 рубля, если в среднем по стране.

Оксана Галькевич: Ага, сдобрили, удобрили, но мы без перчика не можем.

Константин Чуриков: Без приправ невкусно.

Оксана Галькевич: Да, вот. С 1 мая должны уравнять МРОТ и прожиточный минимум, хорошо. А ресурс? Вот из каких средств это повышение будет проводиться? Особенно в регионах с дефицитом, с долгами может так случиться, что, знаешь, какой-нибудь региональный бюджет не переживет прибавки к минимальной зарплате.

Константин Чуриков: Тем более что в ходе недавнего форума в Сочи многие губернаторы, я знаю, жаловались председателю правительства Дмитрию Медведеву на то, что денег у них нет.

Но тем не менее еще один факт интересный: власти Забайкалья повысили минимальный размер оплаты труда в регионе до уровня прожиточного минимума, теперь он составляет 16 тысяч 130 рублей (это до уплаты налогов), такую зарплату в Забайкалье получают, например, уборщицы, кочегары и сторожа бюджетных учреждений. До повышения оклады этих работников были менее 7 тысяч рублей. Средства на проект выделили из краевого бюджета; среди первых получателей повышенного МРОТ Ирина Железнякова, сторож Читинского городского лесничества. 

Ирина Железнякова: Мы не верили до последнего, даже когда получили, я говорю: "Да нет, не может быть сразу". Мы же мало получаем, мы честно не верили. Мы очень, конечно, довольны.

Оксана Галькевич: Но вот повторю еще раз, что в целом по России минимальный размер оплаты труда сравняется с прожиточным минимумом с 1 мая, закон этот Государственная Дума приняла в конце прошлой недели, 16 февраля это было.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, хочется понять: вот в контексте МРОТ или вообще в целом вам обещают повышение зарплаты? Пожалуйста, напишите нам "да" или "нет" на номер 3443, в начале буквы "ОТР" и далее ваш ответ, через полчаса подведем итоги. Просто хочется понять, что у вас конкретно происходит.

А у нас в студии Олег Иванов, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов. Олег Борисович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Олег Борисович, здравствуйте.

Олег Иванов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Вот скажите, 11 тысяч 163 рубля в месяц – это такой федеральный уровень МРОТ.

Олег Иванов: Да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Он не един для всех регионов нашей страны.

Олег Иванов: Он не может быть меньше в отдельных регионах, он может быть больше. Потому что все регионы разные, соответственно, прожиточный минимум в этих регионах тоже может отличаться.

Оксана Галькевич: Так-так, уточнить очень важно. Прожиточный минимум ни в одном регионе не может быть ниже федерального, так?

Олег Иванов: Да, безусловно.

Оксана Галькевич: Это важно.

Олег Иванов: Соответственно, у нас есть Москва, здесь, безусловно, прожиточный минимум выше, чем 11 тысяч; есть Дальний Восток, Магадан, Камчатка и так далее, он там тоже выше. Соответственно, конкретную сумму определяют на трехстороннем соглашении, которое заключает региональная власть, объединение работодателей и профсоюзы, и они исходя из возможностей самих работодателей и из запроса профсоюзов, соответственно, при участии региональной власти определяет конкретную сумму, в соответствии с которой работодатели не могут платить ниже вот этого минимального уровня.

Константин Чуриков: Что касается зарплат бюджетников, вот я читаю, из каких цифр все это будет складываться. Значит, на повышение зарплат бюджетникам в 2018 году потребуется 39.3 миллиарда рублей, из этой суммы 7.5 – работники федеральные, 31 с лишним миллиарда регионы должны будут найти для своих государственных и муниципальных учреждений. Где регионы эти деньги найдут? Они может быть, не знаю, нефть внезапно обнаружат. Вот за счет чего? Просто интересно.

Олег Иванов: У нас есть доноры, у нас есть дотационные регионы. Соответственно, доноры, наверное, по большому счету не будут нуждаться в федеральных деньгах. Те, кто дотационные, просто получат больше средств из федерального бюджета. Поэтому вот те, грубо говоря, 40 миллиардов – это скорее больше консолидированный бюджет Российской Федерации. Опять же, у Российской Федерации, у федеральной власти есть возможности финансовые и пни необходимости федеральная власть окажет поддержку региональным бюджетам.

Оксана Галькевич: Ну а федеральная власть вообще тоже потянет такую нагрузку? Это ведь другая социальная арифметика, я имею в виду расчет пособий, социальная поддержка.

Олег Иванов: Да, первоначально, безусловно, повышение до 100%, то есть приравнивание к прожиточному минимуму должно было осуществиться с 1 января 2019 года, но в конце прошлого года, вернее даже в начале этого года президент вышел с такой инициативой, и я думаю, что здесь причина заключается в том, что мы получаем в этом году, получим, по всей видимости, дополнительные доходы в связи с ростом цены на нефть. Причем эта сумма… Конечно, сложно сказать за весь год, но все равно это несколько сотен миллиардов работников, может быть, под триллион рублей, соответственно, 40 миллиардов из федерального бюджета на эти средства выделить вполне реально.

Оксана Галькевич: А если, простите, нефть опять не туда пойдет? Такое бывало в нашей истории.

Олег Иванов: У нас заложен курс достаточно оптимистический, то есть, по-моему, 40 долларов за баррель.

Константин Чуриков: Наоборот, пессимистический.

Олег Иванов: Ну вернее да, скорее пессимистический действительно. Мне кажется, что в любом случае ниже 40 не может стоить нефть, поэтому в любом случае дополнительные доходные источники вот хотя бы по этому направлению точно будут. Опять же не нужно забывать о том, что рост производства пусть небольшой, но уже начался.

Константин Чуриков: Олег Борисович, подозреваю, что, наверное, в бюджетных учреждениях как-то будет проще проследить за тем, чтобы все соответствовало указу президента и соответственно новому законодательству, а что касается частных компаний? Ведь там же кто во что горазд, нам постоянно пишут люди. Сейчас у нас МРОТ сколько составляет, 9 с лишним тысяч, нам постоянно пишут: "А у меня зарплата 5, а у меня зарплата 4". То есть вот здесь как быть? Это же непаханое поле.

Олег Иванов: Вообще теоретически человек не может получать ниже МРОТ.

Константин Чуриков: У нас эта теория постоянно…

Олег Иванов: Только если он задействован действительно на полную ставку. Может быть, у него ставка меньше, может быть, на полставки. Поэтому если такое все-таки происходит, то это безусловно нарушение, это административное правонарушение, сразу же жалоба в Государственную инспекцию труда, инспектора будут привлекать такого руководителя к административной ответственности, до нескольких десятков тысяч штраф.

Константин Чуриков: А вот это очень важно, потому что все эти истории с половиной ставки, с 0.75 ставки мы уже много раз проходили. Вот согласно законопроекту, принятому Думой, который наверняка подпишет президент, он сам предложил это, может ли у нас в стране у человека единственная работа быть меньше 1 ставки?

Олег Иванов: Да, к сожалению, такое действительно возможно. Разные бывают ситуации: человек, может быть, учится где-то, на полную ставку он не может работать, или еще какие-то причины. Теоретически это вполне возможно. Соответственно, он полставки будет получать. Но здесь трудно, собственно говоря, как-то определиться. Есть предложение как в США делать почасовую ставку, то есть исходя из часов, и это намного сложнее будет для работодателя, если такие случаи бывают, обойти такое требование.

Константин Чуриков: Конечно.

Олег Иванов: Но пока, собственно говоря, до этого мы еще не дошли.

Константин Чуриков: А почему, кстати? Раньше же была почасовая.

Олег Иванов: Наверное, из-за того, что это сложнее просто высчитывать.

Оксана Галькевич: Вспоминается американская классика: приходя на работу, прокатываешь, пришел, вышел…

Олег Иванов: Да-да. Мне кажется, это с чисто технической точки зрения просто сложнее высчитывать. Но в принципе мне кажется, что мы к этому должны прийти рано или поздно.

Оксана Галькевич: Олег Борисович, вы сказали, что вот эта вот величина прожиточного минимума, который теперь должен равняться МРОТ, по регионам…

Олег Иванов: Наоборот.

Оксана Галькевич: Да, в среднем по стране высчитывается в результате, так скажем, трехсторонних переговоров: с одной стороны власть, с другой стороны это работодатели, предприятия…

Олег Иванов: Да, коллективный договор заключается.

Оксана Галькевич: Коллективный договор, да, профсоюзы с третьей стороны. Вот я хотела спросить: в этой ситуации, в этих трехсторонних переговорах, заключение коллективного договора насколько вообще жесткие баталии по опыту происходят? Я скажу честно, мне профсоюзы не кажутся такой уж прямо сильной и независимой стороной, которая у нас сейчас отстаивает интересы не работодателей, не властей, а сотрудников, простых людей, рабочих.

Олег Иванов: Я бы сказал, что баталии идут, действительно споры идут, но вполне рабочая ситуация. Власть в данном контексте выступает неким таким, знаете, коллективным медиатором, посредником, что ли, потому что власть как раз старается быть объективной, над вот этим спором, что ли, если хотите. Но по большому счету происходит довольно все-таки…

Оксана Галькевич: То есть вы хотите сказать, что вот прямо власть согласна на любой результат, как договорятся примерно, арбитр такой смотрит, баланс, учтут любой баланс?

Олег Иванов: Власть должна учитывать и экономическую ситуацию, потому что любое повышение МРОТ все-таки воздействует на предприятия, на экономическую ситуацию, безусловно…

Константин Чуриков: На уровень безработицы, кстати, тоже.

Олег Иванов: И на уровень безработицы в том числе.

Оксана Галькевич: Социальная напряженность.

Олег Иванов: Потому что если выше МРОТ, тогда работодатель в определенных случаях должен сокращать, безработица вырастет, соответственно, будет на власть определенные нападки со стороны граждан, поэтому государство пытается выступить объективно неким таким посредником.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Роберта из Тамбовской области – добрый вечер, слушаем вас, Роберт.

Зритель: Здравствуйте. Это Тамбовская область. Я работаю продавцом в небольшом магазинчике, магазин потребобщества Центросоюза. Год назад меня перевели с одной ставки на 0.75 ставки.

Константин Чуриков: Классика жанра, да.

Зритель: Соответственно зарплата 8 500, полный расчет шел, а теперь 0.75 от 8 500, значит, 6 300, оттуда расчет идет, я на руки получаю 5 482 рубля.

Константин Чуриков: То есть новый МРОТ вам уже в принципе не светит, если у вас такая ставка, вы за обочиной по закону.

Олег Иванов: Ну и минус 13%, с этой суммы еще платится подоходный налог на доход физических лиц.

Константин Чуриков: А что делать нашему зрителю? Вы же у нас из Центра урегулирования социальных конфликтов. Зрителю-то что с этим делать?

Олег Иванов: Первое: попробовать убедить самого работодателя, иначе человек может и уйти.

Константин Чуриков: Роберт, извините, вы с нами на связи?

Олег Иванов: Если работодатель заинтересован в нем, то думаю, что он может и повысить. Но опять же, от экономического положения данного предпринимателя может еще зависеть.

Константин Чуриков: Роберт, вернитесь к нам, пожалуйста. Скажите, пожалуйста, вы работодателю говорили о том, что как-то нехорошо переводить на 0.75 ставки, пытались его убедить.

Зритель: Нет, убеждать, наверное, не имеет смысла, потому что там небольшой магазин, выручка где-то в месяц около 80-90 тысяч, поэтому он практически не может больше платить.

Константин Чуриков: Роберт, а другие варианты какие-то у вас есть? Найти еще какую-то работу вы можете?

Зритель: Нет, это меня по большому счету мало волнует, я нахожусь на государственном обеспечении, то есть на пенсионном, поэтому, скорее всего…

Олег Иванов: Дополнительная зарплата.

Зритель: Это дополнительно у меня сейчас идет.

Константин Чуриков: Подработка, понятно.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Олег Борисович, 3 пришло независимо друг от друга из разных совершенно регионов сообщение, очень интересная картина складывается. Смотрите, Чувашия: "Нет, не надо добавлять, МРОТ увеличивать, а то опять зарплата меньше станет". Ростовская область: "МРОТ повышают, а вместе с ним и цены на ЖКХ, все взлетает". И вот Башкирия нам пишет: "Давайте-давайте, добивайте уже малый бизнес, хлопаем в ладоши". Представляете, сколько ситуаций и сколько мнений.

Олег Иванов: Да, конечно, есть определенные опасения насчет того, что малый бизнес может и не потянуть вот такое повышение, поэтому здесь государство должно отрегулировать еще путем предоставления каких-то дополнительных льгот для этого малого бизнеса. Очевидно, что малый бизнес не в самом хорошем положении у нас находится, и очевидно, что вот такое повышение МРОТ скажется, может сказаться.

Константин Чуриков: Вы знаете, я, во-первых, еще не встречал, во всяком случае среди зрителей, которые нас смотрят, еще ни разу ни один не дозванивался, до которого дошла эта поддержка, они где-то в каких-то коридорах вот эти средства теряются.

Оксана Галькевич: Поддерживают других людей, штучный малый бизнес.

Константин Чуриков: То есть, наверное, это можно сразу отмести как несбыточную мечту.

Олег Иванов: Ну тогда у нас, опять же, малый бизнес, который во всем мире чуть ли не основа экономики, конечно, будет стагнировать. Нельзя ориентироваться только на цену на нефть, безусловно. Поэтому… Она действительно выросла, он может и упасть, малый бизнес мы таким решением можем, часть по крайней мере, и разорить не дай бог, конечно, поэтому дополнительные какие-то решения со стороны власти должны быть. Мы, конечно, понимаем, что в марте выборы президента, что это решение отчасти соответствует…

Константин Чуриков: …электоральному циклу.

Олег Иванов: Да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Ожиданиям электоральным.

Олег Иванов: Но дальнейшие действия со стороны власти на поддержку вот этих инициатив малому бизнесу должны все-таки тоже присутствовать.

Оксана Галькевич: Давайте звоночек примем из Новосибирской области – Галина, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста, слушаем вас.

Зритель: Я хочу задать вопрос из Новосибирска. …квартиры в собственности, и мы как работодатели обязаны тоже повышать заработную плату дворникам и уборщикам до МРОТ. Это с наших денег они содержатся. Мы платим и налоги все, и заработную плату. Значит, мы должны платить теперь больше за жилищно-коммунальные услуги?

Оксана Галькевич: Вот такой вопрос.

Константин Чуриков: Да, кстати, опять-таки с точки зрения того, что деньги же не из печатного станка вылезают, наверное.

Олег Иванов: В данном случае… Безусловно, но в данном случае идет речь о деятельности, видимо, управляющих компаний, уборщики или ТСЖ, ЖСК. Сами жители оплачивают фактически их работу. Поэтому отчасти да, отчасти будут повышены и платы за услуги жилищно-коммунального хозяйства, потому что… В любом случае мне кажется, что все-таки минимальный размер у дворников, у уборщиц выше, чем МРОТ, наверное, мне так кажется.

Оксана Галькевич: Уже сейчас?

Олег Иванов: Уже сейчас.

Константин Чуриков: А еще такой фактор, о чем говорил ряд губернаторов на Сочинском форуме. Вот губернатор Еврейской автономной области Александр Левенталь сказал, что теперь люди с высшим образованием в результате этой индексации будут получать меньше, чем условная уборщица. То же самое в Архангельской области, губернатор Игорь Орлов сказал, что теперь с учетом северных коэффициентов с 1 марта кочегар будет получать 24 тысячи рублей – почти столько же, сколько учитель младших классов. Вот тут как быть?

Оксана Галькевич: Перекос такой.

Олег Иванов: Да, такая проблема существует. У кочегара особые условия труда, он получает еще различные надбавки за свой труд в отличие от того же учителя, например. Такая проблема действительно существует. Но здесь конкретные регионы, мне кажется, могут регулировать те или иные процессы на территории своего субъекта федерации, в том числе и через дополнительные какие-то надбавки, если мы говорим о бюджетных учреждениях, государственных или муниципальных.

Константин Чуриков: Или через ставки, как у нас часто бывает – фирменный прием, классика, работает.

Давайте послушаем еще звонок.

Оксана Галькевич: Алексей из Краснодара. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вот сейчас подняли МРОТ, это я должен жить на него, я так понимаю?

Константин Чуриков: Поднимут с 1 мая, Алексей.

Зритель: Ну поднимут. Но дело в том, что он 11 тысяч, а с меня 13% снимут, уже не получается то, на что я должен жить. Как это получается?

Олег Иванов: Действительно, проблема такая существует, что реальный МРОТ соответственно будет ниже, минус 13% с этой зарплаты нужно будет заплатить…

Константин Чуриков: Человек с зарплатой в 11 миллионов и в 11 тысяч платит одинаково.

Оксана Галькевич: Реально на руки, скажем так, человек получает не 11 163.

Олег Иванов: Думаю, что государство должно отрегулировать на это. По крайней мере есть такие предложения, чтобы уменьшить налоги для малоимущих, для малодоходных групп населения.

Константин Чуриков: Прогрессивная шкала.

Олег Иванов: Ну либо так, да.

Оксана Галькевич: Это, кстати, тоже очень соответствует электоральным ожиданиями.

Олег Иванов: В Государственной Думе этот вопрос, когда рассматривалось повышение МРОТ до прожиточного минимума, поднимался. Пока ответа на него нет, тем не менее об этой проблеме знают. Мне кажется, в течение 2018 года эта проблема все равно будет решена в том или ином года.

Оксана Галькевич: 2018 года?

Олег Иванов: Да, я думаю, в течение 2018 года, чтобы либо дать какие-то налоговые льготы для групп населения с небольшим достатком…

Оксана Галькевич: Да лучше уж освободить их, мне кажется, совсем, знаете, 11 163 – с чего же там налоги брать?

Олег Иванов: Совершенно верно. Я в принципе согласился бы с такой постановкой.

Константин Чуриков: А вот смотрите, что пишут зрители. "На "Почте России" зарплата 7-10 тысяч рублей, повышения не предвидится", – это Тульская область. Рязанская: "Я врач, мне все обещают, жду". Спрашивают, что делать с этими 11 тысячами, с такими ценами.

И давайте подведем сейчас итоги нашего голосования.

Оксана Галькевич: Индекс счастья в Российской Федерации. Потому что когда обещают повышение заработной платы, прибавку к зарплате, это же что? – это приятно, это счастье. Вот у нас таких немного.

Константин Чуриков: Судя по сообщениям, я пока не уверен, что много счастливых.

Оксана Галькевич: Индекс очень низкий, да.

Константин Чуриков: И, кстати, смотрите. Вам обещают повышение зарплаты – 4% говорят "да", 96% "нет". Из этого можно сделать разные выводы.

Оксана Галькевич: Это индекс пессимизма.

Константин Чуриков: Нет, секундочку. Может быть, это, слава богу, люди, которые не получают МРОТ, у которых все-таки больше МРОТ зарплата? Тут смотря как еще на это глядеть.

Спасибо вам за участие в нашей беседе. В студии был…

Оксана Галькевич: …Олег Борисович Иванов, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов. Ну а мы не прощаемся, вернемся к вам через несколько минут. Спасибо.

Олег Иванов: Спасибо.

Список серий