• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Евгений Уфимцев: Запуск натуральной формы возмещения по ОСАГО, перестраховавшись, ограничили кучей "рогаток" — и система не взлетела

Евгений Уфимцев: Запуск натуральной формы возмещения по ОСАГО, перестраховавшись, ограничили кучей "рогаток" — и система не взлетела

Оксана Галькевич: Ну что, любишь кататься – люби и полис оформлять. Дорогие товарищи автолюбители сгруппировались и приготовились к очередному финансовому толчку, может быть, даже удару, потому что у всех-то возможности разные.

Константин Чуриков: Тычку.

Оксана Галькевич: Дело в том, что в конце лета нам с вами прибавят, Центробанк уже точно совершенно будет менять базовые тарифы ОСАГО и коэффициенты к ним.

Константин Чуриков: Вот сейчас установлен тарифный минимум в 3 432 рубля и максимум в 4 118 рублей, но в итоге в офисе страховых компаний водители расстаются, конечно же, с большими суммами. На итоговую стоимость полиса влияет много факторов: это, например, регион проживания, мощность двигателя, стаж и возраст водителя и количество ДТП, в которые водитель попадал. Правила начисления для простого обывателя довольно сложны и запутаны…

Оксана Галькевич: Суперзапутаны, Костя.

Константин Чуриков: И приходится полагаться, конечно, тут для многих исключительно на добросовестность самих страховщиков.

Оксана Галькевич: Потому что сам не разберешься. Но ты знаешь, тут интересная динамика: такое впечатление, что многие водители как раз уже решили ни на что не полагаться. Для начала вот, смотрите – количество заключенных договоров ОСАГО год от года падает, посмотрите на эту лесенку, с неба на землю опускает, правда? В 2017 году договоров ОСАГО было выдано, внимание, на 3.5 миллиона меньше. Вот вопрос, Костя, а где все эти люди? Количество личных автомобилей в нашей стране не падает, оно растет, а договоров становится все меньше.

Константин Чуриков: А вот они где, на всех дорогах страны. Не общаются они со страховщиками, а предпочитают общаться с инспекторами ГИБДД. Данные РСА сопоставимы с отчетностью МВД. И что мы видим? Мы видим: количество штрафов за езду без полисов ОСАГО – за год их стало на 40% больше.

Оксана Галькевич: А за 2 давай посмотрим. Тут наш с тобой гуманитарный мозг уже начинает кипеть, искрить, но оно в принципе и так наглядно.

Константин Чуриков: Вот, пожалуйста: в 2015 году было выписано 189 тысяч штрафов…

Оксана Галькевич: Тысяч.

Константин Чуриков: Тысяч, да, а в 2017-м 2.8 миллиона, почти 3 миллиона.

Оксана Галькевич: Ого. Вот, кстати, именно в 2015 году последний раз ОСАГО и дорожал, после этого статистика так космически, может быть, и рванула?

Ну все, Костя, слушай, давай уже будем разбираться в этой теме. Если базовые тарифы прибавят, значит…

Константин Чуриков: …это кому-нибудь нужно. И кстати, буквально несколько минут назад стало известно, что с конца лета ОСАГО подорожает на 20% (это я цитирую сообщения с информлент), средняя цена полиса ОСАГО вырастет с 5 800 рублей до 7 тысяч рублей.

Уважаемые зрители, вот хотим вас призвать к участию в этой беседе. Вы вообще довольны нынешней системой получения полиса? Вас устраивает страховое покрытие, как реально делается ремонт в случае ДТП? Позвоните, расскажите: 8-800-222-00-14.

Оксана Галькевич: Все изменения так или иначе всегда нам говорят о том, что это делается только к лучшему, правда? Вот зачем это нужно страховщикам, сейчас будем разбираться, и зачем это нужно водителям, я надеюсь, наш гость нам тоже расскажет. В студии программы "Отражение" Евгений Уфимцев, исполнительный директор Российского союза автостраховщиков. Евгений Владимирович, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Евгений Уфимцев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вопросов к вам много. Вообще сейчас стали говорить уже о том, что очередная реформа грядет под названием "либерализация системы ОСАГО". Я так понимаю, это первый звоночек, очередное повышение полиса, это же не в первый раз происходит. Что еще? Какие еще новеллы? К чему нам готовиться?

Евгений Уфимцев: Да нет, я хотел бы сказать, что это не будет повышение на 20%. Это будет справедливый тариф. Дело в том, что Центральный банк сказал о том, что это будет комплекс мер, и кроме повышения в части верхней границы будет понижение в части нижней границы. Поэтому по оценкам нашим, конечно, страховой взнос не увеличится.

Константин Чуриков: Тогда давайте сразу сейчас опрос. Вопрос нашим зрителям в лоб: "Вы верите, что ОСАГО для вас подешевеет?" – пожалуйста, отвечайте "да" или "нет" на номер 3443, в начале буквы "ОТР" и дальше то, что вы думаете, через минут 20 подведем итоги этого опроса.

Оксана Галькевич: Подождите, я вот цитирую по сообщениям информагентств, сдвигается тарифный коридор на 20% вверх.

Константин Чуриков: Как вверх, так и вниз.

Евгений Уфимцев: Так и вниз.

Оксана Галькевич: Как вверх, так и вниз, да? Ну и расскажите, на каком уровне у нас будут верхняя и нижняя границы. Это уже известно?

Евгений Уфимцев: Смотрите, у нас два очень серьезных тарифных фактора, которые повлияют на потребителя, когда мы говорим о том, что будет справедливый тариф. То есть те водители, которые на сегодняшний момент (вы пропускаете самую первую часть) имеют хороший стаж и возраст, на сегодняшний момент платят за молодого неопытного водителя. Если, например, в Европе разница между опытным водителем и молодым в 10 раз по тарифу, по АвтоКАСКО в 5-6 раз, то в ОСАГО в 1.8 раза, даже меньше 2-х раз. Поэтому новое предложение, которое сейчас делает Центральный банк, одно из базовых предложений – это чтобы для молодых и неопытных водителей ставки поднять, для опытных водителей, которые имеют хороший стаж, ставки, то есть коэффициент, понизить, это первая вещь.

Вторая вещь: на сегодняшний момент очень маленький тарифный коридор, который не позволяет индивидуальные тарифы делать для потребителя. То есть один человек должен был заплатить 100 рублей, а второй должен был заплатить 150 рублей. Но тариф позволял взять страховщику максимум 125. Он что делал? Он и для того, которому нужно было 150, и для того, которому нужно было 100, ставил тариф 125 рублей, потому что был максимум. Теперь благодаря тарифному коридору можно будет для хорошего водителя опустить со 125 рублей, поставить 100 рублей тариф, а для плохого поднять и сделать 150. А факторов этих много.

Константин Чуриков: Евгений Владимирович, но все равно, согласитесь, для того чтобы убедиться в том, что страховая компания меня не обманывает, я должен опросить еще нескольких водителей, сколько они платят, или узнать всю эту историю, всю эту подноготную. Но кажется, извините, вы, РСА, и то, что получают страховые компании по ОСАГО, вся информация на самом деле какая-то тайна за семью печатями. Мы вот все, что слышим, постоянные плачи о том, как это все убыточно, как это все невыгодно, что и 2017 год тоже закончили в минусе, а никаких конкретных цифр перед глазами у нас нет, никаких открытых данных.

Евгений Уфимцев: Вы знаете, мы наоборот стали начиная с 2016 года очень открытой структурой. Мы даем статистику теперь не только в целом по России, как нас критиковали часто, но даем прямо по каждому субъекту, даже ввели такой рейтинг регионов, то есть у нас теперь есть полная раскладка, сколько в каком регионе, какая средняя премия, какая средняя выплата, сколько там судов, сколько недовольных людей, которые через суд получают. И вы удивитесь, что, например, в Москве или в Омске количество таких людей 5-7%, а в городе Волгограде, где средний убыток в отличие от Москвы в 2 раза больше (в Москве 68 тысяч, в Волгограде 120 тысяч рублей), но люди недовольны таким убытком.

Константин Чуриков: Но страховые компании же занимаются не только рынком ОСАГО, они занимаются и другими видами страхования, и где-то убыток, а где-то прибыток.

Оксана Галькевич: Евгений Владимирович, вот такой вопрос. А почему мы все время слышим о том, что вот этот рынок ОСАГО – это убыточная часть работы для страховых компаний? Я просто посмотрела на цифры, попрошу сейчас режиссеров – может быть, вы нам объясните? Я смотрю на то, какие сборы по ОСАГО у страховых компаний по годам с 2007-го были произведены, какие выплаты. И мне кажется, что заработок…

Константин Чуриков: …цифры не бьются?

Оксана Галькевич: Нет, там все бьется, но, видимо, знаешь, кто как объясняет. Вот, например, 2016 год: 234 миллиарда рублей было собрано, 172 выплачено. В 2017 году 228 миллионов собрано, 181 выплачено. То есть остается в принципе такая серьезная сумма…

Константин Чуриков: Жирок.

Оксана Галькевич: Жирок такой остается. На что идет этот жирок?

Евгений Уфимцев: Нет, ну вот смотрите. Вы смотрите прямые выплаты и сборы страховой премии. Но почему-то никто не считает: например, уходит компании-банкроты с рынка, за них платит Российский союз автостраховщиков. Вот за прошлый год мы заплатили 5 миллиардов рублей, этой цифры здесь нет, это не страховая выплата, это компенсация за те компании, которые ушли с рынка, то есть сборы они собрали, денег как бы нет на самом деле, но за них заплатили другие страховщики. Или, например, судебные издержки: мы говорим о том, что сейчас автоюристы активно атакуют страховщиков. За прошлый год почти 20 миллиардов…

Оксана Галькевич: Ну это же нормальная работа по сути, нет?

Евгений Уфимцев: Это, я считаю, нормальная работа, когда защищают права потребителей. А когда в случае суда денежные средства получает не потребитель, а указана расчетная карточка адвоката, то есть никогда такого не бывает, чтобы суд выиграл адвокат и все деньги получил на себя, потратил на себя – это, я считаю, защита себя, а не потребителя.

Константин Чуриков: Ну не все же тратят деньги на себя, правильно?

Оксана Галькевич: Ну, наверное, не в 100% случаев.

Евгений Уфимцев: 95% по выигранным судам денежные средства отправляются не потребителю, а отправляются так называемому посреднику, который эту услугу оказывает через договор цессии. И вот за прошлый год 20 миллиардов рублей (19.7 миллиарда), которые дополнительно в виде штрафов, пени, неустоек, экспертных заключений сделали эти посредники.

Константин Чуриков: Ну у вас сегодня прерогатива в этой студии, потому что вы один. Если бы были люди из ФАР (Федерации автовладельцев России), я думаю, что там нашлись бы контраргументы.

Оксана Галькевич: У них были бы свои аргументы. Но вот даже по предыдущей информации, по предыдущему графику, который мы показывали – дело в том, что по закону-то на выплаты компенсации страховые компании должны направлять не менее 77% собранных средств, и только в 2017 году 79%, то есть с превышением было направлено, а во все остальные годы, простите, 58-60%, то есть там жирка оставалось еще больше.

Евгений Уфимцев: Коллеги…

Оксана Галькевич: Вы хотите сказать, что такие суровые были баталии в прежние годы, еще более суровые отношения с автоюристами, было больше проблем с выплатами, да? Куда деньги…

Евгений Уфимцев: Я хочу сказать, что проблема с выплатами родилась за последние 3 года, а для того чтобы понять, есть ли жирок или нет, можно на простую динамику: у нас за последние 2 года не компании-банкроты в основном уходят с рынка, а компании, которые добровольно сдают лицензию, у нас компании прекращают продавать. То есть это же абсурд: если бы это была такая замечательная, хорошая, интересная программа ОСАГО, в которую бы шли все и была бы очередь – никто не хочет получать лицензию, сдают лицензию.

Константин Чуриков: Еще раз, ОСАГО – это не единственный вид страхования в нашей стране, много чего приходится страховать.

Евгений Уфимцев: Да, они занимаются другими…

Оксана Галькевич: Бизнес-то диверсифицированный.

Константин Чуриков: Есть сделки по недвижимости, они требуют страхования недвижимости, кучу всего надо страховать в наше сложное время.

Евгений Уфимцев: Да.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем Влада из Петербурга. Влад, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Говорите.

Зритель: По поводу подорожания и по поводу возможности изготовления полисов. Сталкивался сам лично и неоднократно, одно время работал водителем такси на своем автомобиле, и после изготовления лицензии нужно было вносить изменения в полис. В частности, у меня надо было изготавливать новый полис. Пытался я изготовить новый полис, название страховой можно озвучивать в эфире или?

Константин Чуриков: Ну как хотите, это же вы делаете, это же не мы делаем.

Оксана Галькевич: Ваша история.

Зритель: Да, страховая компания "Росгосстрах". Я им сказал, что мне нужен полис ОСАГО для такси. Мне посчитали, цена увеличилась практически в 2 раза. Только чтобы получить такой полис, мне нужно было на трех листах формата А4 заполнить заявление, которое в течение 2-х недель должно было быть рассмотрено и так далее. После рассмотрения… То есть у меня работа встала, по сути я работать не могу. После рассмотрения положительный ответ не факт, что дадут, хотя по сути аварийность у меня на достаточно хорошем уровне, безаварийность на хорошем уровне. Собственно, в другой страховой единственное, как получилось сделать, это онлайн-полис, онлайн- ОСАГО, слава богу, подсказали.

Далее ушел из бизнеса такси, пришел в автобусы. Ситуация еще веселее: чтобы сделать полис ОСАГО для автобуса, принадлежащего частному лицу, это вообще эпопея, я пол-Питера оббегал, и малоизвестная страховая компания все-таки мне сделала онлайн-ОСАГО.

Оксана Галькевич: Понятно, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо, Влад, за ваш звонок.

Слушайте, а может быть, мы как-то по-другому подойдем, так клиентоориентировано? Ведь вот нам звонил клиент одной из страховых компаний по сути. Может быть, сначала все докрутим, додумаем, а потом скажем: "Граждане, стало лучше, стало удобнее"?

Евгений Уфимцев: Заставим коммерсанта… Вот смотрите, это был коммерсант. Если бы ему предложили из центра города отвезти человека в аэропорт за 100 рублей, он бы сказал: "Вы что? Накладные расходы и прочее – зачем? Я не повезу, у меня есть нормальный тариф". Вот сейчас страховщиков для таксистов заставляли делать именно это, то есть страховщик понимал, что он получит убыток, это очень аварийный сегмент, и на сегодняшний момент ему говорили: "Страхуй за очень маленькую стоимость, возьми с добросовестного владельца, с хорошего автовладельца возьми деньги и переложи эти деньги из плюса в минус этого таксиста".

Константин Чуриков: Бога ради, пускай так и будет, но понимаете…

Евгений Уфимцев: Зачем? Я считаю, справедливо должны платить.

Константин Чуриков: Все-таки страховщик не таксист, потому что у таксиста, как правило, одна работа, а вот страховщик еще подрабатывает, понимаете, он что-то еще вышивает крестиком, есть еще все-таки другие, еще раз подчеркиваю, сферы страхования, другие сферы занятости.

Евгений Уфимцев: Значит, другие страховки увеличатся. Зачем? Смотрите, европейская практика: везде свободный тариф, человек платит справедливый тариф. Если вы получаете на сегодняшний момент хорошие скидки за безаварийность, у вас немощный автомобиль, вы живете в нормальном регионе, вы платите мало – зачем вам платить за жителя города Москвы, молодого водителя-гонщика?

Константин Чуриков: Верно. Нет, идея благородная, идея хорошая.

Евгений Уфимцев: Конечно.

Константин Чуриков: Вот вы, ваши коллеги ссылаются даже на опыт Германии, где именно этим путем пошли. Но всегда, во-первых, недоверие большое к вашей системе, уж извините, а во-вторых, мы не Германия.

Оксана Галькевич: А в Германии надо бегать за бонус-малус? Вот переходишь, меняешь страховую компанию, да?

Евгений Уфимцев: И в России не надо бегать за бонус-малус.

Оксана Галькевич: Ну простите, многие наши телезрители, и у меня в опыте была такая история, что меняешь страховую компанию, а информация передается не в полном виде.

Евгений Уфимцев: 2 года как мы установили порядок, сейчас новые предложения, которые будут сейчас озвучены Центральном банком, – это дополнительные предложения, чтобы человек один раз в год на 1 января каждого года получал свой один коэффициент и в течение года знал, вот у меня он один есть (если не согласен, сразу пришел и оспорил его), и имел скидку за безаварийную езду в течение всего года. Такое хорошее предложение.

Оксана Галькевич: Евгений Владимирович, вот смотрите, мы приводили цифры по сборам и выплатам ОСАГО. Надо сказать, что, конечно, с 2007 года сборы и выплаты росли серьезно. А как вообще с качеством сервиса в этой сфере? Как она развивается?

Евгений Уфимцев: Ну на мой взгляд, запуск натуральной формы возмещения, которую запускали год назад, как раз у нас недавно годовщина была, это направление на ремонт автомобилей по ОСАГО, и должен был дать импульс для развития сервиса. Но вот тогда перестраховались и решили запуск этой очень важной, серьезной социальной направленности – ремонт автомобиля, не получение денег, а ремонт – ограничить кучей "рогаток", система не взлетела. То есть да, отправляют на ремонт, да, ремонтируют автомобили, но не все, в очень маленьких количествах и в отдельных регионах. Потому что где-то невыгодно станциям технического обслуживания, где-то невыгодно потребителям, которые говорят: "Я не хочу свою машину ремонтировать и не оригинальными запасными частями", – то есть разные подходы. Поэтому вы правы, нужно увеличивать сервисную составляющую, она выросла за последнее время, европротокол у нас сейчас 30% по России, натуральная форма возмещения почти 20% по России, но это, конечно, еще мало.

Константин Чуриков: Вам тут просят передать из Свердловской области, так и написано в сообщении: "Передайте страховщикам – платить не будем и все".

Давайте послушаем звонок. Анастасия из Тюмени, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос по ОСАГО. Недавно мы попали в аварию, мы потерпевшие, и страховая компания нам считает на ремонт и замену запчасти неоригинальные, аналоги китайские, и говорит, что это все по закону, хотя по Центробанку вроде написано, что все должно браться, все детали из каталога завода-изготовителя.

Константин Чуриков: Анастасия, просто прекрасный, блестящий вопрос. В Германии можно поставить на автомобиль BMW какую-то китайскую поделку?

Евгений Уфимцев: Конечно! Вот я вам открою глаза, уважаемые коллеги. Дело в том, что Россия как некий такой анахронизм оставила у себя почему-то такое название "оригинальная запасная часть". В России произведут стекло на автомобиль, который делается в России, в Калуге, и если поставит печать организация определенного автодилера, то это стекло будет дороже из-за печати только одной на 60%, чем без этой печати. То есть вот это реализуя оригинальной или неоригинальной. Так вот в Европе нет понятия оригинальной запасной части, есть понятие качественной запасной части. Все производители вынуждены были понизить свои цены и эти накрутки гигантские убрать. У нас же никто не хочет ремонтировать за свои деньги, не по ОСАГО, а за свои деньги, ремонтироваться у дилеров, потому что накрутка очень большая.

Константин Чуриков: Нет, мы хотим, просто денег нет, как говорили.

Евгений Уфимцев: Поэтому качественная… Нет, у нас же ДТП виноваты два участника, есть пострадавший и есть виновник. Почему-то виновники за свои деньги не едут к дилерам ремонтироваться, они находят нормальные, качественные запасные части. Я хочу сказать, что не все китайские запасные части плохие, очень много их замечательных, качественных запасных частей. По ним рассчитываются сегодня справочники, по ним нужно ремонтировать автомобиль, и по другим, других стран изготовителей, но качественным запасным частям, а не только оригинальным запасным частям.

Оксана Галькевич: Евгений Владимирович, но это тоже к вопросу о сервисе, простите. А если автовладелец хочет, чтобы ему поставили оригинальные или качественные, я имею право выбирать?

Константин Чуриков: А может быть, у него редкий автомобиль?

Оксана Галькевич: Почему у меня вот этой вилочки нет никогда?

Евгений Уфимцев: Смотрите, пример продвинутой Европы, на который мы ссылаемся. Например, если в Швеции автомобиль старше 5 лет, на него вообще нельзя новые запасные части, даже качественные запасные части ставить, можно только, для расчета используются запасные части б/у, бывшие в употреблении, потому что машина старая. Потому что если нет выплаты по ОСАГО, то потребитель должен заплатить из своего кармана, он минимизирует свои расходы, это вот две как раз вещи. Если за меня кто-то платит другой, я должен поставить на свой автомобиль, у которого 10 лет износа есть и прочие вещи, совершенно новые, уникальные запасные части. Ну нет такой практики даже в Европе.

Константин Чуриков: Откуда вы знаете, может, она у меня в момент аварии ровно эта же деталь была новая?

Евгений Уфимцев: Может быть, такие случаи возможны, поэтому ОСАГО – это средняя выплата, понимаете, и справочники дают среднюю величину, которая да, для какого-то автовладельца, может быть, будет несколько ниже, но для какого-то владельца, у которого крыло вообще ржавое было, ему повезло, в него въехали, ему поставили новое крыло.

Константин Чуриков: И вот за эту среднюю услугу придется кому-то – кому-то, не всем – платить больше.

Евгений Уфимцев: Поэтому нужен справедливый тариф.

Оксана Галькевич: Уфа, Ришат. Ришат, здравствуйте, мы вас слушаем, вы в прямом эфире.

Зритель: Здравствуйте. Вот из вашего разговора тут еще возник у меня как бы рассказ.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: В общем, сначала тогда про вот этот сервис, про который вы говорите, оригинальный сервис. Я сам работал в сервисе, ремонтировал фуры. Мы также занимались гарантийными ремонтами. Но как? К нам приезжала битая фура с кабиной, мы снимали всю кабину, приезжали специалисты, они просто кувалдой рихтовали, а фотографировали так, как будто мы все это разрезали и устанавливали новое. Кабину снимали, для того чтобы просто…, как будто кабина пришла новая. Поэтому… А о том, чтобы пришли новые запчасти, тоже разговор не ведется, это первое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Давайте еще сразу звонок.

Оксана Галькевич: Да, звоночек и вопрос потом будет. Леонид из Тюмени, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вот Евгению Владимировичу сразу первый вопрос. Сегодня существует нижний и верхний тариф ОСАГО.

Евгений Уфимцев: Да.

Зритель: Скажите, пожалуйста, по нижнему тарифу есть хоть одна страховая компания, которая сегодня работает?

Евгений Уфимцев: Конечно. Я могу сказать, у нас есть регионы… Например, вот мы сидим в городе Москве, и в Москве несмотря на то, что коэффициент базовый, территориальный 2, очень высокий, он, например, ниже, чем в Челябинске, где 2.1, – так вот в Москве очень много компаний, которые работают по нижней границе коридора. И еще много таких субъектов, мы анализ проводили, порядка 30 регионов Российской Федерации, в которых страховые компании работают по нижней границе коридора.

Константин Чуриков: Вы знаете, вы нам сейчас просто идею подсказали…

Евгений Уфимцев: Конечно.

Константин Чуриков: …как раз журналистское расследование провести, взять камеру и поехать, просто найти этот низкий тариф.

Евгений Уфимцев: Да.

Оксана Галькевич: Слушайте, у нас такая беседа на высоком пульсе, знаете, такое фехтование словесное. Евгений Владимирович, парируйте дальше. Вот нам пишет телезритель из Петербурга, Ленинградской области: "Если бы страховые компании выплачивали нормальные деньги, то они не сталкивались бы с автоюристами".

Евгений Уфимцев: Нет, проблема автоюристов не в этом, понимаете. Они получают деньги не за выигрышное дело именно в части страхового возмещения.

Оксана Галькевич: Но люди-то к ним обращаются, потому что они недовольны работой страховщиков.

Евгений Уфимцев: Нет, как правило, основная проблема автоюристов, которые занимаются этим делом, – это то, чтобы ввести человека в заблуждение, ему нужно различными способами получить от человека право судиться со страховщиком. Он готов заплатить деньги, мы смотрим по практике, даже меньше, чем заплатила бы страховая компания. То есть договор переуступки права требования на 50 тысяч рублей, а страховая компания по этому акту платит 60 тысяч рублей, вот и все. Человек получает… Сейчас же, знаете, если вы получили доход, то есть выиграли по суду больше, чем те страховые выплаты, которые есть, страховая компания имеет право подать в налоговую и потребовать с вас 13% заплатить. Доход, который вы получили, люди с удивлением приходят в страховые компании и говорят: "Я не получал столько денег, вы что, мне автоюрист заплатил меньше!"

Константин Чуриков: Евгений Владимирович, вот сегодня Центробанк в 3-й раз, кажется, воспользовался своим правом изменить базовые тарифы ОСАГО.

Оксана Галькевич: Да, в третий.

Константин Чуриков: Предыдущие 2 закончились все-таки его удорожанием.

Оксана Галькевич: Повышением.

Константин Чуриков: И вот сейчас мы спросили зрителей. Вы сказали, что подешеветь может ОСАГО, а мы спросили зрителей: "Вы верите, что ОСАГО для вас подешевеет?" – "да" нам ответили 3% опрошенных, 97% не верят. Ну история нас рассудит, время покажет.

Оксана Галькевич: Беседа была интересная, спасибо большое. В студии программы "Отражение" был Евгений Уфимцев, исполнительный директор Российского союза автостраховщиков. Ну а мы, уважаемые друзья, с вами не прощаемся.

Константин Чуриков: Ни в коем разе, через несколько минут вернемся.

Список серий