• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Андрей Митьков: 60% спортсменов участвуют в Олимпийских играх один раз в жизни. О каком бойкоте можно говорить в этой ситауции?

Андрей Митьков: 60% спортсменов участвуют в Олимпийских играх один раз в жизни. О каком бойкоте можно говорить в этой ситауции?

Юрий Коваленко: Ну что же, мы перейдем, наверное, все-таки к новостям спорта, причем они достаточно горячие.

Ольга Арсланова: За которыми следят, мне кажется, даже те, кто явно не считают себя болельщиками.

Юрий Коваленко: Ну не болельщиком, а таким же…

Ольга Арсланова: Это все захлестнуло всю страну.

Юрий Коваленко: Команда поддержки – вся страна.

Ольга Арсланова: Спортивный арбитраж накануне полностью снял санкции, которые Международный олимпийский комитет ранее ввел против 28 наших атлетов якобы за употребление запрещенных препаратов. "Никаких антидопинговых правил эти россияне не нарушали", – пришел к выводу суд после ускоренного рассмотрения дел спортсменов в индивидуальном порядке.

Юрий Коваленко: Теперь теоретически оправданные спортсмены могут поехать на Олимпиаду. Еще 11 нашим атлетам арбитраж заменил пожизненную дисквалификацию на пропуск лишь одних Зимних игр, то есть в Пхенчхан они точно не поедут. Ну а дела трех биатлонисток – Зайцевой, Вилухиной и Романовой – рассмотрят чуть позже. Санкции против 42 российских спортсменов Международный олимпийский комитет применил на основании обвинений экс-директора антидопингового центра Григория Родченкова и доклада Всемирного антидопингового агентства. Атлеты подали апелляции.

Ольга Арсланова: Арбитраж их рассмотрел и сделал вывод, что доказательства МОК не столь весомы, как об этом заявляли в штаб-квартире Олимпийского движения.

Мэттью Риб: Это не означает, что мы объявляем 28 российских атлетов полностью невиновными, но учитывая, что доказательства нарушения антидопинговых правил оказались несущественными, мы сняли с них санкции и восстановили результаты их выступлений на Играх в Сочи.

Юрий Коваленко: 8 российских лыжников, в том числе обладатель золота Сочи Александр Легков, готовит иски в Гражданский суд с требованием компенсировать им моральный ущерб от действий МОК. Россия постарается отправить оправданных спортсменов в Пхеньчхан, заявил на заседании правительства вице-премьер Виталий Мутко. Сноубордистка Алена Заварзина, бронзовый призер Сочи в параллельном гигантском слаломе во время сборов в Пхенчхане, заявила: "Своим решением спортивный суд восстановил справедливость".

Ольга Арсланова: Ну и с ней согласна скелетонистка Елена Никитина, бронзовая медалистка Сочи.

Елена Никитина: Конечно, такое было очень морально тяжелое состояние, такое давление было, то есть очень много сразу недоброжелателей появилось даже в нашей стране, которые писали в соцсетях: "Так вам и надо, меньше надо допинг употреблять". То есть дураков хватает везде, как говорится. Но мы с этим справились.

Ольга Арсланова: Некоторые спортсмены удивились формализму, с которым была проведена процедура, якобы с таким подходом спортсмену казалось, что хорошего ждать не стоит.

Дмитрий Труненков: Просто дали высказаться, я бы сказал. Ничего особенного, не было никаких баталий со стороны нашей защиты и со стороны обвинения. И, конечно, испытываю двоякие чувства: вроде бы как часть спортсменов оправдали, а часть еще предстоит бороться дальше. Здесь тяжелее, скорее всего, тем, кто действующие спортсмены и кто планировал выступать на Олимпийских играх в Корее, потому что, честно, кажется так, что именно специально дотянули до последнего момента, вот этих ребят держали в таком психологически сложном состоянии, им действительно было тяжелее всех. И сейчас, когда они уже, можно сказать, потеряли надежду, им этот шанс дали буквально за несколько дней до открытия Олимпийских игр.

Юрий Коваленко: Что же, это победа, получается, или начало победы?

Ольга Арсланова: Обсудим судебное решение с нашим гостем, членом правления организации "Спорт и право" Андреем Митьковым. Андрей, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Добрый вечер.

Андрей Митьков: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Давайте сначала формально разберемся, что это решение значит для спортсменов, для России, что теперь будет.

Андрей Митьков: Ну, честно говоря, хоть я и знал какие-то там нюансы этого дела, решение о полном оправдании 28 спортсменов стало большой неожиданностью, большой радостью, потому что я с подавляющим большинством ребят знаком, близко общаюсь, очень за них рад, что за ними сохранили медали и результаты Сочи, потому что какие-то могли просто исторические коллизии возникать. Например, Альберт Демченко, ныне главный тренер сборной России по санному спорту, сейчас один на данном этапе из сорекордсменов по числу участников в зимних Олимпийских играх, у него 7 Олимпиад, включая Сочи; если его результат там аннулируют, то получается тут вопрос, участвовал там или не участвовал, даже в такой истории. Конечно, это большое достижение.

Но радоваться, наверное, рано, потому что, во-первых, нужно дождаться мотивировочной части, чтобы посмотреть, потому что все вот эти оговорки, которые Мэттью Риб сказал о том, что это не значит, что они не виноваты, это значит, что не хватило доказательств. Во-вторых, отдельно в пресс-релизе CAS сказано, что CAS не рассматривал наличие или отсутствие системы государственной институциональной, ведомственной, государственной системы по поддержке допинга в России. Почему-то упоминался вице-премьер Виталий Мутко, он как-то по-другому это перевел и сказал на заседании правительства, что в очередной раз подтвердили, что никакой системы не было, но как раз наоборот, сказали, что этот вопрос не рассматривали. Наконец, 11 человек…

Можно это подавать как победу, но это будет, наверное, чуть-чуть не та часть правды, про которую нужно говорить, потому что их результаты на Олимпиаде аннулированы, о том, что они являются нарушителями антидопинговых правил, подтверждено, и это в том числе является одним из подтверждений наличия вот этой системы, это первый момент. Дмитрий Труненков сказал, что все как-то слишком очень поздно, но поздно с нашей стороны, мы не тех обвиняем, потому что действовать надо было начинать в декабре 2014 года, более 3 лет назад, когда вышли первые фильмы Зеппельта тогда еще про легкую атлетику, хотя уже во втором его фильме (по-моему, это было 7 или 12 декабря 2014 года) для иллюстрации, рассказывая про допинговые нарушения в легкой атлетике, используются фотографии наших героев Игр в Сочи – и…, и Легкова. Уже тогда ребята возмущались, про них не было сказано ни слова, но вот на картинке они постоянно мелькали.

Ольга Арсланова: В принципе они могли бы сразу индивидуальные иски подавать.

Андрей Митьков: Они, конечно, могли бы, и были такие стремления, но есть правда жизни, что обращение в суд стоит больших денег, если у тебя нет минимум 50 тысяч швейцарских франков или евро, которые ты готов взять и отдать адвокату, взнос, на командировки своих адвокатов, то браться за это нельзя.

Ольга Арсланова: А вот сейчас именно так и сделали? То есть это было дорого?

Андрей Митьков: Ну сейчас, насколько я понимаю, было централизованное финансирование, наконец удалось сформировать команду, причем команду не только адвокатов. Сейчас все восхваляют, и действительно это суперпрофессиональная работа, но была целая группа, которая прорабатывала варианты, она была даже, я так скажу, межведомственная, межминистерская, то есть там участвовало не только Министерство спорта и не только Олимпийский комитет, но и другие министерства; я думаю, когда об этом нужно будет сказать, тогда об этом будет сказано. И как раз именно та работа, к которой в принципе и я, и мои коллеги призывали, и казалось, что нас слышат (это в тот еще период, когда Виталий Мутко был министром спорта), когда "Все, давай, начинаем, все делаем", а в итоге ничего не сдвигалось как раз в том числе по финансовой проблеме, насколько я понимаю.

Сейчас Павлу Колобкову, министру спорта, удалось эту проблему каким-то образом решить, грубо говоря, найти деньги. Была сформирована мощнейшая команда адвокатов из Германии, Швейцарии, Соединенных Штатов, России, плюс вот эта межведомственная группа, которая очень мощно работала в качестве консультантов, в качестве группы, где вырабатывали идеи. Поэтому здесь как раз Международный олимпийский комитет и CAS достаточно оперативно решали все вопросы, расследование, насколько это было возможно, если брать комиссию Освальда, потом исполком Международного олимпийского комитета, Арбитражный спортивный суд. То, что МОК пошел навстречу и согласился на ускоренное рассмотрение дела и прочее – здесь к ним не может быть претензий, предъявлять можно претензии к нашим спортивным боссам. И дело, конечно, не останавливается, ребят оправдали, все хорошо, но на Олимпийские игры их никто не пригласил.

Юрий Коваленко: А могут ли они сейчас претендовать на какую-то моральную компенсацию?

Андрей Митьков: Нужно, нужно. Я буквально сразу у себя в Facebook после того, как прошли все новости, выдохнул, чуть-чуть подумал и сразу написал, что нужно подавать на Международный олимпийский комитет, на Освальда, потому что посмотреть, кто-то, у Никиты Крюкова были даже физические изменения, он сильно похудел на фоне этого стресса; после этого возникли проблемы тоже медицинского характера от этого стресса у Ольги Потелицыной, скелетонистки, о чем я знаю, Александр Легков не мог нормально тренироваться и не может нормально тренироваться, когда вот этот пресс давит. Поэтому, конечно, опять же нужно консультироваться с адвокатами, нужно подавать, нужно требовать максимальные суммы: это и возмещение морального ущерба, возмещение потерь деловой репутации, а также компенсацию затрат на подготовку.

Юрий Коваленко: Говорит ли это о прецеденте? Можем ли мы вот этим прецедентом вытащить еще каких-нибудь спортсменов? Каким образом они работали так, что получилось у них фактически без их участия, потому что спортсмены говорят, что был формализм, за 10-15 минут принимали автоматически решение, то есть в принципе заведомо было известно.

Андрей Митьков: Вы комиссию Освальда имеете в виду?

Юрий Коваленко: Да.

Андрей Митьков: Ну что касается прецедента, если говорить про CAS, он же оправдывал очень многих спортсменов, обвиняемых в нарушениях антидопинговых правил, просто везде разные истории, везде разные составляющие, и такого наворота фактов, свидетельств, каких-то там показаний Родченкова, ничем не подкрепленных, такое случилось в первый раз, и других… У нас до сих пор много дел есть допинговых, связанных и с перепроверкой допинг-проб 2008 и 2012-х гг. с Олимпийских игр в Пекине и Лондоне, там вопрос о…, вопрос о справедливой методике определения запрещенного препарата, есть другие дела, но это совсем другое, там совсем другая фактура. А сейчас ребятам нужно просто как-то пытаться пробиваться на Олимпийские игры, 3-4 февраля состоится экстраординарный, то есть внеочередное заседание исполкома Международного олимпийского комитета, где будет рассматриваться в том числе и решение CAS.

То есть, насколько я сейчас понимаю, вопрос приглашения или неприглашения спортсменов сейчас решается, все ждут решения МОК, пытаются на него как-то повлиять письмами, какими-то разговорами (я имею в виду наших олимпийских чиновников прежде всего), поэтому тоже остается ждать. А потом, если приглашения не будут выданы, опять идти в суд, уже действует дивизионный adhoc так называемый, когда на Олимпийских играх уже непосредственно в Пхенчхане, когда в течение суток должны принять решение по любому иску. Не всегда это получается, иногда, как в случае с Юлей Ефимовой, оно на 5 суток затягивается, но тем не менее такой формат существует. Нужно понять, как опротестовывать твое неприглашение, хотя опять же опытные юристы говорят, что бездействие можно опротестовывать так же, как и действие, то есть варианты есть, нужно прорабатывать, и вот команда юристов и экспертов, которая сейчас собралась, мне кажется, должна что-нибудь придумать.

Ольга Арсланова: Андрей, что мы можем сказать о будущем этих спортсменов – и тех, кого полностью реабилитировали, что называется, и 11-ти, которым просто сняли пожизненную дисквалификацию? Мы понимаем, что так или иначе их репутации, их карьере нанесен серьезный ущерб. Смогут ли они продолжать свою карьеру все-таки? Или это справедливость все-таки восстановлена, но не карьера?

Андрей Митьков: Мне хочется верить, конечно, в лучшее. Смотрите, 28 человек оправдали, Олимпийский комитет России обратился в МОК с просьбой пригласить 15 из этих… Нет, спортсменов 13, там уже двое тренеров. Многие из тех, кого не пригласили, завершили карьеру, как Альберт Демченко (санный спорт), как Сергей Чудинов (скелетон), как Дмитрий Труненков сейчас комментировал – это люди, которые завершили карьеру. Есть те, кто не отобрался в команду, но опять же, наверное, на фоне этого стресса, как, например, Ольга Потелицына. Там просто очень много одно за другое тянет, человек получает стресс, он не смог отобраться в команду, получил травму, заболел на фоне этого, потом у скелетонистов были отстранения по линии международной федерации, когда они не могли выступать и набирать квалификационные очки на Олимпийские игры.

И сейчас у нас есть Елена Никитина, которая, по-моему, в этом сезоне выиграл Чемпионат Европы, побеждала на этапах Кубка мира, но она выступала не на всех стартах, и наши девочки очень сильные, там 3 в десятке – это то качество, притом что и первое, и второе, и третье места завоевали всего 2 квоты на Олимпийские игры просто потому, что они не могли выступать полным составом и не на всех стартах, и вот этих очков хватило только на 2 квоты как бы. Опять же, все готовятся к Олимпийским играм 4 года, это не как футболисты готовятся…

Юрий Коваленко: По часам 4 года расписаны, я так понимаю.

Андрей Митьков: Да-да, и кто-то сейчас, если не получит возможность выступить в Пхенчхане, сейчас действующий спортсмен, но зарубаться еще на 4 года, а это здоровье, это возраст, это конкуренция. Я думаю, кто-то продолжит, конечно, но та же Никитина должна выигрывать Олимпийские игры вот сейчас, это ее Олимпиада, она в суперформе находится, Лена тоже у вас выступала.

Ольга Арсланова: Что будет дальше, не очень понятно.

Андрей Митьков: Но даже если она поедет сейчас, если удастся пробиться, если она получит приглашение 4 числа или если будет какой-то суд и она 10 числа отберется, или… Я не помню программу Игр, когда соревнования по скелетону, но все равно жить в каждодневном стрессе нереально, просыпаться с мыслью, допустят или не допустят, выходить на старт, а это же очень опасный вид спорта, скелетон, когда ты на скорости вниз головой летишь, жуть.

Ольга Арсланова: Скажите, а в общественном мировом сознании репутация чиновников МОК пострадает? Ведь получается, что они выносили решения, не имея серьезных доказательств, и теперь все об этом знают.

Андрей Митьков: Я думаю, что… Знаете, вся эта история, мне кажется, уже давно перешла из такого политически-дипломатического обсуждения ситуации в такую уличную если не драку, то перепалку. И когда нам говорят: "Признавайтесь, есть такие-то и такие-то доказательства", мы не признаемся, мы настолько крутые, что мы с одной стороны увольняем заместителя министра, который занимался подготовкой к Сочи, а с другой стороны, повышаем министра до вице-премьера. То есть как бы не было диалога, мне кажется, не было такого честного, открытого, правдивого диалога, публичного или непубличного. МОК говорит: "Ах, так? Мы сейчас вас полностью забаним" и дисквалифицирует большинство спортсменов, может быть, многих действительно по надуманным, то есть не разбираясь в каждом отдельном…

Юрий Коваленко: Извините, вот хотел спросить. Может быть, мне одному кажется, может быть, так ситуация поворачивается: может быть, действительно МОК держал вот эту ситуацию с возвратом 28 спортсменам репутации исключительно из-за того, что Россия могла вообще в целом отказаться от проведения Олимпиады, бойкотировать ее и все? Может быть, это просто маленький кусочек сахара, для того чтобы не произошло какой-то большой беды?

Ольга Арсланова: А им страшен разве наш бойкот? Я думаю, что им было бы все равно.

Юрий Коваленко: Ну это падение престижа, это скандал на весь мир.

Андрей Митьков: Решение было принято о выступлении раньше, чем даже состоялось заседание этого арбитражного суда CAS, собственно само заседание, на котором было… Но опять же, бойкот… Есть спортсмены, больше 60% спортсменов выступают на Олимпийских играх только один раз. Такие, как Демченко с 7 Олимпиадами – это просто монстры, большинство выступает один раз. И мне бы очень хотелось ошибиться, но великолепная Женя Медведева, которая лидер сейчас в фигурном катании, на Олимпийских играх в Сочи еще не была даже кандидатом, она даже еще не претендовала на участие в Олимпийских играх.

Ольга Арсланова: Это проблема современного женского фигурного катания, там все выстреливают сейчас очень ненадолго, к сожалению.

Юрий Коваленко: Да, здесь и сейчас.

Андрей Митьков: Ненадолго, потому что приходят маленькие девочки, которые лучше прыгают, бесстрашнее катаются. Так вот…

Ольга Арсланова: …в следующем году они вырастают, и появляются новые.

Андрей Митьков: Да. Вот Женя держится третий сезон, дай бог ей победить, но не хочу накаркать, дай бог, чтобы она так же 7 Олимпиад выступала, но все говорит о том, что следующей Олимпиады у него не будет. Вот как можно бойкотировать в этой ситуации, когда фигурным катанием начинают заниматься с 3-4 лет, и поначалу ведь государство… Сейчас тоже говорят, патриоты вы или не патриоты, оплачивает вам государство или кто вашу подготовку…

Ольга Арсланова: Далеко не все.

Андрей Митьков: Но когда девочку в 4 года приводит мама, папа или бабушка на лед, первые 10 лет они вкладывают.

Ольга Арсланова: До попадания в олимпийскую сборную.

Андрей Митьков: Они вкладывают, государство практически ничего не вкладывает, потому что… Да, может быть, бесплатные спортшколы, но, извините, мы за это налоги платим, у нас это как-то в Конституции прописано.

Ольга Арсланова: Где же они есть-то, эти бесплатные спортшколы? С поправками, с дополнительными сборами.

Юрий Коваленко: Непопадание на Олимпиаду – это же вообще…

Андрей Митьков: Я исхожу исключительно из интересов спортсменов. Спортсмены должны участвовать в Олимпийских играх, и государство, спортивные чиновники, страна глобально должны сделать все, чтобы они там участвовали, и создать им такие условия, которые бы максимально способствовали их успешному выступлению. Здесь мы этого не видели совершенно в этой истории. Тем более да, большая победа, да, многим спортсменам удалось отстоять свое честное имя, и с учетом того, что CAS является конечной инстанцией в спорте… Но, к сожалению, 11 не удалось, 3 человека под вопросом, чем все закончится; не доказано, что не было системы, не доказано – это к вопросу о том, как в мире воспринимают. В мире воспринимают так: у нас… международного пиара практически нет, чтобы доносить те мысли, те идеи здравые, которые есть.

Ольга Арсланова: То есть, возможно, в мире о нашем успехе, которому мы радуемся, может быть, даже и не узнают особо?

Андрей Митьков: Ну там ведь выступил с заявлением Международный олимпийский комитет, WADA вообще использовала какие-то там жуткие формулировки в официальном комментарии, и глава антидопингового комитета США высказался очень жестко. Потому что да, ребят оправдали, я за них очень рад, но еще раз говорю, вот это обвинение в создание системы даже никто не оспаривал, никто не оспаривал. Олимпийский комитет 5 декабря был забанен, в ночь с 26 на 27 он мог еще подать иск в тот же CAS, однако они согласились с этим, то есть наш Олимпийский комитет, руководство согласилось с этим вердиктом, соответственно, оно согласилось с тем, что была система, вот в чем проблема. И в мире это воспринимают так: раз была система, она для кого была сделана? Логика, просто поставить себя на позицию наших западных партнеров, как любят говорить.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем нашего зрителя Николая из Волгограда. Добрый вечер.

Зритель: Я в эфире? Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, вы в эфире.

Юрий Коваленко: Да, вы в эфире, говорите.

Зритель: Значит, что я думаю на этот счет? Первое: спорт высоких достижений доступен не всем, а только тем, кого природа действительно щедро одарила. Второе: поэтому и прибегают к допингу, потому что современные показатели спорта настолько высоки, что бедные эти наши спортсмены вынуждены, иначе они просто не выдерживают конкуренции. А то, что норвежская сборная вся астматики и аллергики, даже говорить не будем.

Значит, я считаю так. Вот я как выглядываю в окно, так вижу, с крыши у нас катаются на бобслеях, все бабушки прыгают с шестом, все дедушки прыгают тройным прыжком и так далее. Спорт нужно развивать внутри страны, избавиться от всех легионеров и иностранных тренеров. Да, какое-то время мы будем иметь то, что будем иметь, и в каждой школе должно быть футбольное поле, баскетбольная площадка, волейбольная площадка, и вот появятся футболисты свои, волейболисты и так далее. Дайте нашим, спорт – здоровье нации, а у нас вокруг каждого громкого имени кормится огромное количество народа, синдикаты буквальные, синдикаты, как вокруг Мэнни Пакьяо. Поэтому… А всех этих освободившихся членов нашего Олимпийского комитета направить на развитие внутреннего… Внутри страны спорт нужно развивать, тогда у нас появятся спортсмены настоящие, будет из кого выбирать. А если у нас, извините, африканцы и арабы разыгрывают первенство России по футболу, то это позор, позор.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Юрий Коваленко: Хорошо, спасибо.

Ольга Арсланова: Кстати говоря, с нашим зрителем очень многие солидарны на нашем SMS-портале. Замечают, что спорт большой постепенно превращается в такую вещь в себе, о зрителях забывают.

Андрей Митьков: Да почему?

Ольга Арсланова: Что зритель хочет? Чтобы было, с одной стороны, зрелищно, но при этом и патриотично.

Андрей Митьков: Ну правильно.

Ольга Арсланова: У нас же каждый считает, что имеет право сказать спортсмену, как ему нужно себя вести.

Андрей Митьков: Это понятно, но это глупость, это сообщающиеся сосуды, и как бы да, есть виды спорта, как тот же бобслей, где детям нельзя заниматься, у них юниорский возраст в бобслее заканчивается в 23 года. То есть не то что там художественная гимнастика или фигурное катание женское, во многих видах спорта 23 года уже считается возрастом, когда ты либо показываешь результат, либо уходишь.

Ольга Арсланова: Но вот тут тоже парадокс: зритель хочет, с одной стороны, выдающихся результатов, а с другой стороны, чтобы эти результаты были честными и без использования допинга.

Андрей Митьков: Да никто не… Ну это бред. Послушайте, во-первых, то, что наши спортсмены используют допинг или какие-то другие – это совершеннейший бред. У нас в прошлом году была команда EfimovaTeam, которая во главе с Юлией Ефимовой, трехкратным призером Олимпийских игр, пятикратная чемпионка мира, мы организовывали сами все сборы, мы закупали все медицинские препараты, сами покупали. Ничего, кроме L-карнитина, каких-то витаминов не используют, а это спортсменка, которая плывет, чемпионка мира, на уровне мировых рекордов, это бред. А астматики… Опять же, мы о чем говорим, с чего начался разговор? – кто виноват и кто это все затянул. Послушайте, астматики так же, как все так называемые ТИ, терапевтические исключения, официальные разрешения на использование запрещенных препаратов по болезни или по чему-то еще.

Ольга Арсланова: Не верят же, что настоящие астматики.

Андрей Митьков: Это все разрешено. Есть кодекс WADA, там это разрешено. Если мы не хотим… Может быть, это неправильно, я не готов сейчас высказать свою позицию, потому что в том числе и у нас в сборных командах есть астматики, и олимпийские чемпионы, и чемпионы мира есть астматики. И у нас есть спортсмены, которые либо постоянно используют эти терапевтические исключения… Их не так много, как в Великобритании или в США, но у нас, наверное, и медицина не так сильно развита, и может быть, хитрость не так сильно развита, я не знаю, но это все разрешено. И глупо к этому апеллировать, говорить: "А вот они такие". Ну вот да, они такие, они молодцы, что воспользовались. Кто-то воспользовался этими терапевтическим исключениями, а у кого-то есть контакт на обувной фабрике, который там какие-то шикарные кроссовки делает, они чуть-чуть помогают быстрее бежать.

Юрий Коваленко: Это спортивные достижения.

Андрей Митьков: Это то, что разрешено. Но наши спортсмены допинг системно не используют, очень многих знаю, очень близко знаю, очень доверяю. Бывают ошибки, бывают нарушения, но несистемно.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Андрей Митьков был у нас в эфире, член правления организации "Спорт и право". Говорили мы о реабилитации 28 российских спортсменов.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Об оправдании 28 олимпийцев Сочи-2014
Список серий