Павел Смелов: Спрос на рабочие профессии есть всегда и во всех регионах

Виталий Млечин: Ну, а теперь серьезная тема. Сотрудники ситуационного центра социально-экономического развития регионов России РЭУ имени Плеханова составили рейтинг наиболее востребованных профессий в нашей стране. И вот что оказалось, 46% вакансий – это эксперты в области информационных технологий, 22% - педагоги. Также востребованы бухгалтеры и специалисты в области здравоохранения, физкультуры и спорта. Вот как выглядит картина на рынке труда в нашей стране.

Тамара Шорникова: Самый низкий уровень безработицы зафиксирован в Москве и Санкт-Петербурге, а также в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округах. А вот самый высокий – в Ингушетии, Тыве и Чеченской республике. Также, по данным Роструда, за последний месяц безработица выросла в Мурманской и Еврейской автономной областях. А также – в Калмыкии. Возможно и это один из поводов, чтобы переехать в другой регион и поискать там работу.

Виталий Млечин: Разумеется! Внутренняя трудовая миграция наиболее сильна, как оказалось, на Дальнем Востоке. Согласно опросу, больше половины населения готовы покинуть регион ради выгодной работы. Более трети жителей Кавказа и Сибири также согласны переехать. В основном это студенты, их почти половина. Ну, а также безработные. Что тоже, пожалуй, логично. Наиболее привлекательные регионы для переезда по оценке экспертов, это традиционно Москва, Санкт-Петербург и Краснодарский край.

Тамара Шорникова: Эти цифры, это данные официальной статистики, Вы можете с ними соглашаться, а можете с ними и поспорить. И все это Вы можете сделать в нашем прямом эфире. Позвоните, расскажите, как обстоят дела в Вашем регионе, легко ли там найти работу, или Вы подумываете о переезде, потому, что сложно.

Виталий Млечин: Да, ну а мы прямо сейчас представим нашего гостя. Это директор ситуационного центра социально-экономического развития регионов России РЭУ имени Плеханова, Павел Смелов, здравствуйте!

Павел Смелов: Добрый день!

Виталий Млечин: Как Вы считаете, о чем говорят эти цифры? Давайте, наверное, начнем с мобильности наших граждан, которые… Ну, понятно, студенты, наверное, понятно, почему готовы переехать. Безработный это такая, немножко сложная категория, как мне кажется, потому, что безработные тоже бывают разного возраста, и понятно, что чем старше, тем менее охотно ты собираешься покинуть насиженные места.

Тамара Шорникова: И, возможно, нет работы, нет средств на переезд.

Виталий Млечин: Ну, и это тоже, кстати говоря, может стать проблемой. Так о чем же говорят эти цифры? У нас все в порядке или не очень?

Павел Смелов: Ну, я бы не сказал, что у нас что-то не в порядке. Трудовая миграция в принципе – это нормальное явление для всех стран. Единственно, Вы приводили цифры, что люди хотят уехать.

Тамара Шорникова: Ну, вот каждый четвертый по официальной статистике готов. Меня лично вот эта цифра смущает.

Павел Смелов: Но они не уезжают. То есть, готовность и уехать – это разные вещи. На самом деле, сейчас в среднем в год примерно 3 миллиона человек работают в других регионах, а проживают, как бы, совершенно в других. Основная масса это, конечно, Москва и Московская область. Вот эта ежедневная миграция, которая у нас происходит, это порядка 600 тысяч человек из Московской области приезжают в Москву.

Виталий Млечин: Каждый день?

Павел Смелов: Каждый день. И обратно. Вот, но в целом, Москва принимает в год примерно полтора миллиона трудовых мигрантов из других регионов Российской Федерации. И это совершенно там не близлежащие, это может быть и с Дальнего Востока, там и из Сибири, изо всех регионов страны.

Тамара Шорникова: Так, Москва, Санкт-Петербург, ну очевидные лидеры, понятно. В пятерке еще наверняка Сочи и Краснодар?

Павел Смелов: Нет, нет, нет, нет! Ямало-Ненецкий автономный округ, Ханты-Мансийский, Тюмень.

Виталий Млечин: Это – нефть.

Павел Смелов: Да, да. Это три региона, которые привлекают людей на вахтовый метод работы на добычу нефти и газа, совершенно верно! Это самые вот массовые такие регионы притяжения.

Виталий Млечин: Там высокие зарплаты. Это ключевой критерий? Все за деньгами едут?

Павел Смелов: Ну, по-разному, по-разному. Я считаю. Что кто-то за деньгами. За деньгами, в основном, едут именно вахтовым методом. Не на постоянное место переезжают. Многие переезжают и меняют место работы, как бы и с Дальнего Востока в центральную часть вот часто еще из-за плохой социальной инфраструктуры, там, погодные условия опять же не самые лучшие на Дальнем Востоке.

Виталий Млечин: Мягко выразились!

Павел Смелов: Ну, мягко говоря, да. Я сам 18 лет прожил в Якутске, поэтому я могу сказать, что не самые лучшие погодные условия. Вот. То есть, совершенно разные бывают мотивы для переезда.

Тамара Шорникова: А насколько адекватны нынешней ситуации на рынке труда наши желания куда-то переехать? Чаще, часто ли мы переезжаем туда, где действительно много объективно работы, мы ее легко найдем? Или иногда проще и выгодней для нас было бы поехать в другой регион?

Павел Смелов: Ну, на самом деле, надо просто смотреть регион, куда, где ваша специальность больше востребована. То есть, в основном да, все едут в Москву, Санкт-Петербург, потому, что здесь города большие, много различной работы и все устраиваются на самом деле далеко не по специальности, а на что придется, где больше заплатят. Если, как бы, человек хочет работать в своей отрасли, то многие переезжают в совершенно другие регионы, не в Москву, не в Санкт-Петербург, а там, где профильное производство находится, какие-то новые заводы открывают. Вот недавно, сейчас новый проект в Магадане по развитию сельского хозяйства, и они сейчас привлекают активно туда специалистов в области животноводства. То есть, и люди едут. Причем, там из Подмосковья, из Краснодарского края.

Виталий Млечин: То есть, в общем, если создаются какие-то хорошие рабочие места, то соответственно можно привлечь людей даже вот из тех самых, благополучных регионов…

Павел Смелов: Конечно.

Виталий Млечин: Куда наоборот все едут.

Павел Смелов: Конечно, конечно!

Тамара Шорникова: А есть ли сейчас регионы с максимальными предложениями для соискателей? То есть, вот возможно, неожиданные для нас? То есть сейчас туда смело можно отправляться? Ну, мы поняли уже, что да, большие зарплаты – это Дальний Восток, возможно, Крайний Север, куда еще?

Павел Смелов: Нет, ну здесь как бы в любой регион можно поехать на самом деле. Потому, что предложения, нет таких регионов, где нету сейчас вообще предложений. Везде есть вакансии, везде есть рабочие места. Просто структура этих рабочих мест разная. Где-то требуются больше экономисты, где-то требуются как раз специалисты в области производства какого-то. То есть, все зависит тут от человека.

Виталий Млечин: Для нашей страны в целом, для экономики, для ее развития это нормальная ситуация, что вот какие-то очень небольшие территориальные центры являются такими сильными магнитами для людей? Это тормозит наше развитие, или это ничего страшного в этом?

Павел Смелов: Ну, я бы не сказал ,что это тормозит наше развитие. Это на самом деле очень во многих странах встречается, что есть крупные агломерации, куда люди стараются переехать. У нас ситуация немножко в другом плохая, на мой взгляд. То есть, у нас трудовая миграция без смены места жительства. То есть человеку трудно сменить место жительства. Ему легче поехать на время в ту же самую Москву, отработать месяц-два, уехать обратно к себе. Или там, на неделю и так далее. Вот это вот, на мой взгляд, я считаю, что тормозит немножко в принципе производство. То есть, люди не могут себе позволить просто взять и переехать в другой регион.

Тамара Шорникова: Давайте узнаем, что может себе позволить, могут позволить себе в Самаре, Сергей дозвонился оттуда.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Сергей!

Зритель: Алло, здравствуйте!

Тамара Шорникова: Слушаем Вас!

Зритель: Вопрос такой, понимаете, как стоит, то, что есть ли работа в городе нашем, регионе, или нет, да? Допустим, ну, в Самаре, да? У нас, моя профессия – строитель, и не так легко найти по своей специальности, я вот каменщик, просто работу. Потому, что вот у нас, как бы сказать, кадры каменщика нужны, востребовательны, но найти не так легко. То есть, как бы вот приходишь куда-то на работу…а там, на работу иностранцев, допустим там Узбекистан, Киргизия, Туркмения. И для русских, так сказать, это проблема. Плюс, официально чтобы устроиться, тебя не устраивают. Потому, что как говорится, это невыгодно для предприятия. Вот. Поэтому наше государство должно заботиться как бы о рабочих больших специальностей. Работать, как говорится, все хотят, хотят все зарабатывать, но не создается этих условий. А только у нас говорят, что средняя зарплата там 35 тысяч, да это все – ерунда! Нет такой средней зарплаты. Такая зарплата это только может быть где-нибудь в Москве, в маленьких регионах она 18, 17.

Тамара Шорникова: Сергей, а у Вас вот хорошая зарплата в вашей отрасли вашей профессии, какая?

Зритель: У нас, как сказать, если честно говоря, все в «черных» конвертах.

Тамара Шорникова: Ну и сколько в них примерно купюр, в этих «черных» конвертах в Самаре?

Зритель: Да по-разному. Кто как зарабатывает. Все зависит от того, как зарабатывает.

Виталий Млечин: Сергей не хочет делиться! Это - Ваше право!

Тамара Шорникова: Как Вы выкручиваетесь, если не находите работу? Вы едете в соседние города? Или ждете предложений в Самаре?

Зритель: Ну, как, вообще, конечно, предлагают в другие регионы также ехать и по областям. Поэтому, деваться некуда. Поэтому приходится, как говорится, бросать семьи, в хорошем плане. Но предлагают, же условия нехорошие! Опять-таки, какие-то там вагончики, матрасы там такие, в общем, нет условий. Да, предлагают в Москву ехать, но опять, если предлагают ехать в Москву, как говорится, нет таких, как сказать, «железных» договоров, потом, что по-русски говоря, тебя не «кинут»! вот, то есть ты приедешь и можешь отработать, тебе скажут – ну, до свидания ,парень, ты свободен! Никаких гарантий. В советское время да, это было все «железно», то есть, ты устроился официально на работу, ты платил налоги, все было понятно и четко. А сейчас ничего не понятно! Сейчас все живем одним днем, поэтому вот когда смотришь телевизор, и показывают, как все у нас прекрасный рост, как у нас здесь хорошо, далеко все не так! И порядок надо наводить с головы и сверху!

Виталий Млечин: Спасибо Вам большое, Сергей!

Тамара Шорникова: Да, спасибо!

Виталий Млечин: Это был Сергей из Самары. Ну, вот да, то, что гарантий нет. То есть как, готовы приехать, но…

Тамара Шорникова: Недобросовестные работодатели насколько снижают вот это желание переехать? Насколько тормозят вот эту трудовую миграцию?

Павел Смелов: Ну, у нас недобросовестный работодатель, к сожалению да, наши работодатели очень часто поступают таким образом, что не оформляют, не дают неких социальных гарантий, и это конечно очень большой фактор для вот сдерживания нормальной трудовой миграции. И на местах, это вот как тоже сказали, что живет в Самаре, казалось бы, только прошел чемпионат, там были глобальные стройки.

Тамара Шорникова: Ну, может уже все построили?

Павел Смелов: Да и когда строили, я думаю, что завозили более дешевую рабочую силу из других регионов. Потому, что дешевле нанять кого-то приезжих, чем платить своим официально. Это наблюдается повсеместно, везде. То есть, вне зависимости от региона. А про средние заработные платы, ну, это вообще показатель такой, средний, правильно? То есть, он учитывает и высокие зарплаты и низкие, но по регионам действительно, если смотреть, там 35 тысяч зарплаты нету, там гораздо, ниже, и предложения тоже гораздо ниже.

Тамара Шорникова: По Вашим оценкам сколько? Ну, разумеется, в каждой отрасли дифференцированная зарплата.

Павел Смелов: Ну, в каждой отрасли дифференцировано, но я вот могу сказать, что наименьшая у нас в Северной Осетии, это 17 тысяч рублей предложение, в среднем на рынке труда. Ну, максимальная – это Москва, 50 тысяч рублей. То есть вот в этих границах у нас все регионы умещаются.

Виталий Млечин: Пришло из Челябинской области сообщение – «Сын программист, в Челябинске не нашел работу, разместил резюме в интернете, и пригласили в Москву». Уже работает и живет два года здесь. То есть, такие истории тоже случаются. Давайте поговорим о том, какую специальность себе выбрать, чтобы попроще было найти работу?

Тамара Шорникова: А давайте сразу после звонка, у нас как раз есть звонок из Челябинска, можем сравнить опыт.

Виталий Млечин: А, из Челябинска, конечно! Анна, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Зрительница: Здравствуйте! Здравствуйте! Алло?

Тамара Шорникова: Да, слушаем Вас!

Виталий Млечин: Алло, мы Вас слушаем! Вы в прямом эфире, пожалуйста, говорите!

Зрительница: Я что должна слушать? Или говорить должна?

Тамара Шорникова: Вы хотели рассказать историю про своего внука. Нашим коллегам рассказали.

Зрительница: Да, да, да, да! Вот на данный момент он второй день уехал в Татарстан работать грузчиком. Он Челябинский окончил университет. Троицк. Окончил нормально, хорошо. Но работы-то нету! Съездил в Самару. Тпм кого-то взяли, кого-то не взяли. Ну, где же он найдет профессию и стаж у него будет, когда его нигде не берут? Вот понимаете? Не от того, что он не хочет, он не курит и не пьет. Первое предложили, - «У Вас есть машина»? Ну как же у студента может быть машина? У него, он сирота. А отец умер у него в 27 лет от сердца, инфаркт, насмерть. Он где? Мы его кое-как с дедом это, учили. Это – ладно! Но, где он взять должен машину и права и все на свете? Это же так не может быть сразу. У меня астма, вот голос…

Тамара Шорникова: Да, Анна, скажите, а на какие условия в итоге поехал Ваш внук? Что ему обещают?

Зрительница: Он сейчас поехал, просто его, это, в Магнитогорске, да, ну, вахтой как там они, он, ой, не вахта что ли? Ой, в Татарстан. Да, да! И вот сегодня, он уехал позавчера, сегодня звонил. Он грузчиком устроился работать.

Тамара Шорникова: Понятно. Хорошо, спасибо!

Виталий Млечин: Ничего хорошего, в общем-то…

Тамара Шорникова: Это как раз к тому, как правильно выбрать профессию, чтобы потом не работать грузчиком?

Виталий Млечин: Да, да. Давайте все-таки определимся. Наверняка же есть какой-то список профессий, но в разных регионах он, очевидно, немножко варьируется, да?

Павел Смелов: Совершенно верно. И бывает, и не немножко варьируется, бывает, очень сильно варьируется. И здесь вот проблему как раз подняли, что человек вроде закончил университет и все хорошо, а в регионе нет работы. И действительно, у нас получается так, что в университетах сейчас по собственному желанию могут открывать любые направления и специальности, и открывают часто модные там. Экономисты, юристы, еще что-то. И все туда бегут учиться.

Тамара Шорникова: Причем, уже лет 10-15-20, как модные.

Павел Смелов: И еще будут столько же, я уверен! Вот. А на выходе, на самом деле, в этих отраслях нету в регионе работы. И вот это вот, и за счет этого происходят вот такие ситуации, что человек заканчивает, вроде бы у него высшее образование есть, а работать ему негде. Что выбирать, да?

Тамара Шорникова: Смотрите, с одной стороны да, очень сложно, рынок динамично развивается, очень сложно предсказать, кто будет востребован через пять лет, когда ты закончишь свое образование. С другой стороны, есть, конечно, проверенные временем, нужны будут там врачи, банкиры и так далее.

Павел Смелов: Ну, в принципе – да!

Виталий Млечин: Чиновники, опять же!

Павел Смелов: Ну, чиновники, у нас не учат на чиновников.

Виталий Млечин: Ну как же? А есть же академия гос. службы при Президенте!

Павел Смелов: Ну, это как бы не очень на чиновника. Там есть государственное муниципальное управление. Есть такое направление в обучении.

Тамара Шорникова: Мне так кажется, что прям вот сразу, диплом выдают вот с таким названием!

Павел Смелов: Ну, многие идут и кажется… Да, да! Многие приходят и спрашивают у родителей, где здесь на чиновников учат? Это действительно бывает! Востребованные специальности сейчас нас самом деле вот не меняются. Бухгалтер, как Вы сказали, медсестра, слесарь, сварщики сейчас стали очень востребованными. Но при этом туда народ идти особо не хочет учиться.

Тамара Шорникова: Почему? Не престижны сейчас эти профессии?

Павел Смелов: Не престижно. Считается, что да, как бы вроде не престижно. Но на бухгалтеров учатся многие, действительно, но как бы вот на остальные специальности очень мало идет народу, считая, что не престижно. При этом, уровень зарплаты у сварщика может быть сейчас намного выше, на порядок выше, чем у какого-нибудь среднего бухгалтера.

Тамара Шорникова: О. я знаю! К нам в рубрику «Профессия» приходили потрясающие сварщики, зарплата от 80-ти, мы завидовали всем коллективом!

Павел Смелов: Да, да! Ну, сварка сейчас совсем уже другая, вплоть до лазерной, технологии используются, поэтому и требования там тоже к специалистам, специалисты уже другие!

Тамара Шорникова: Ну а спрос на эти профессии есть во всех регионах?

Павел Смелов: На рабочие профессии во всех регионах. Вообще 35% вакансий, которые размещаются сейчас работодателями, это именно профессии рабочие. Без требования, там, высшего образования.

Виталий Млечин: А какие-нибудь колоритные есть профессии? Нужны?

Павел Смелов: Совсем колоритные?

Виталий Млечин: Да, ну, интересные какие-нибудь?

Тамара Шорникова: Ну, сейчас много рассказывают о том, что будет можно вот буквально вот-вот.

Павел Смелов: Ну, понимаете…

Тамара Шорникова: Это то, что связано с технологиями с интернетом, с коммуникациями.

Павел Смелов: С технологиями да. Действительно, востребованность большая, значит, в специалистах в области вообще, не в принципе, там информационных технологиях, а инженерного дела, технологий, всех информационных технологий. Но при этом есть, вот понимаете, все равно вот есть профессия – бухгалтер, да? Она не умрет! Она трансформируется. То есть, с использованием все большего и большего количества информационных технологий. Точно так же, как и медицина, да? То есть, не будет робота, который в автоматическом режиме будет делать операцию. Но, будет врач, который будет знать новые технологии и способен их использовать на практике. Поэтому при выборе профессии в первую очередь, нужно, сначала себя спросить, кем ты хочешь быть. А потом уже выбирать.

Виталий Млечин: А если я хочу быть библиотекарем? То мне просто не повезло?

Павел Смелов: А Вы знаете, что такое современная библиотека? Это вплоть до того, что каждая книга помечена радио меткой.

Тамара Шорникова: В Москве!

Виталий Млечин: В Москве, да!

Тамара Шорникова: А в сельских библиотеках….

Павел Смелов: Неправда! Если Вы посмотрите в региональных библиотеках…

Тамара Шорникова: Мы смотрим регулярно! Потому, что с нашим каналом мы ездим регулярно в экспедиции и отвозим книги в сельские библиотеки. Потому, что последние новинки к ним приходили 20 лет назад! Вот так там в сельских библиотеках во многих!

Павел Смелов: Ну, в крупных городах я поспорю сейчас! Вот, допустим, в Уральском недавно университете я был, федеральном. Там шикарная библиотека. В Новосибирских.

Тамара Шорникова: И в Казани сразу после универсиады там зашли в библиотеку!

Павел Смелов: Ну, нет, Ну в Казани – это да, это - отдельная песня!

Тамара Шорникова: Это все-таки, мне кажется, отдельные истории!

Павел Смелов: Ну, все равно, даже в регионах, в крупных городах уже появляются как бы уже на совершенно новом уровне библиотеки.

Тамара Шорникова: Увлеклись библиотекой, между тем есть звонки!

Виталий Млечин: Да, из Якутии Ринат, здравствуйте! Вы готовы переехать в другой регион, чтобы найти работу, или у Вас все и так неплохо?

Виталий Млечин: Ринат?

Тамара Шорникова: Ринат? Серьезный вопрос, нужно обдумать его очевидно!

Зритель: Да, да?

Тамара Шорникова: Расскажите о Вашем опыте, кем работаете, и как у Вас обстоят дела на рынке труда в Якутии?

Зритель: Ну, я сам слесарь КИПиА котельного оборудования.

Виталий Млечин: Так, Вам было сложно найти работу по специальности?

Зритель: Ну, конечно сложно, потому, что у нас больше всего приезжают сюда гастарбайтеры и больше всего для них работу предоставляют, а русскому здесь очень тяжело устроиться на работу. Вот так как отсюда и уезжают больше всего в Краснодарский край, в Новосибирск и так далее, в более такие вот регионы.

Виталий Млечин: Да, Ринат. Спасибо большое, что позвонили. Давайте посмотрим небольшой опрос, который сделали наши корреспонденты. Спрашивали в нескольких российских городах у людей на улицах, готовы ли они переехать в другой регион.

«СЮЖЕТ»

Тамара Шорникова: Ну вот, абсолютно разные мнения, которые часто зависят от возраста, мы видим это, действительно. У меня, хочу вернуться к университетам и институтам. Вопрос такой, а насколько сейчас сами высшие школы качественно готовят работников? Не устарели ли их образовательные базы? Потому, что действительно все меняется, и компетенции, список их расширяется для любой профессии.

Павел Смелов: Ну, тут все зависит от образовательного учреждения. Я вот саморекламой заниматься не буду, но крупные ВУЗы да, качественно где преподают, они постоянно следят за изменениями требований работодателей, смотрят, как изменяются профессиональные стандарты, и пытаются подстроиться. Но есть очень много учебных заведений, которые, да, не всегда дают качественное образование.

Тамара Шорникова: И Ваши коллеги из Высшей школы экономики рассуждают сейчас о том, что в принципе, достаточно скоро понятие профессии может устареть само по себе. Потому, что нужен будет уже набор дисциплинарной компетенции. Вы в это верите или все-таки…

Павел Смелов: Совершенно верно. Понимаете, я вот недавно рассказывал, да, что должен быть врач со знанием информационных технологий. А это уже две совершенно разные сферы, которые должны сомкнуться в одном человеке. То есть, оно может, конечно, и не исчезнет совсем, да, профессия. Но вот опять же будет трансформация некая.

Виталий Млечин: А к этому вообще как-то можно подготовиться?

Павел Смелов: Нет, нет! В наше время это слишком быстро происходит, изменения и подготовиться, то есть, это надо постоянно, чтобы каждый человек был готов…

Тамара Шорникова: Не обнадеживаете совершенно!

Павел Смелов: Нет, просто понимаете, нужно, каждый человек должен быть готов постоянно самосовершенствоваться и изучать. Если ты работник в какой-то отрасли, ты знаешь, что какие-то новее тенденции и должен их постоянно изучать, изучать и изучать. И тогда ничего страшного не будет!

Виталий Млечин: Ну да, а если немножко времени не хватает, то уже как то вот окажешься на обочине, да, карьерной своей лестницы?

Павел Смелов: Ну да, или придется переучиваться. В принципе, у нас государство сейчас достаточно много программ делает, и бесплатных в том числе, по проф. переподготовке.

Тамара Шорникова: Они востребованы?

Павел Смелов: Востребованы! Вот, то есть, курсы, которые организует Минтруд по обучению, вот, матерей, скажем, которые в декретном отпуске сейчас находятся. В принципе, все, все забито! То есть, мест свободных нет, приходится записываться и ждать. Потому, что действительно это востребовано!

Виталий Млечин: Спасибо Вам большое! Мы будем тоже стараться идти в ногу со временем, ничего не упускать из нашего внимания! У нас в гостях был директор ситуационного центра социально-экономического развития регионов России РЭУ имени Плеханова Павел Смелов. Мы говорили о социально мобильности и о том, как найти работу и не устареть в современном мире.

О самых востребованных профессиях и трудовой миграции
Список серий