• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Калима Шабатукова: За последние два года аудитория по подработкам расширилась вплоть до пенсионеров

Калима Шабатукова: За последние два года аудитория по подработкам расширилась вплоть до пенсионеров

Оксана Галькевич: Переходим к обсуждению нашей следующей темы, уважаемые друзья. Дать ответ на этот вопрос, о котором сейчас пойдет речь, затруднились лишь немногие – всего 1% опрошенных ВЦИОМ. Их новое социологическое исследование показало, что подавляющее большинство россиян при случае не против взять подработку. Таких в нашей стране оказалось 70%. Категорическое "нет" социологи услышали только от 29% респондентов.

Константин Чуриков: Кстати, те, кому эта вторая работа не нужна, не объяснили все-таки, почему, по какой причине. А вот те, кто готов к дополнительному заработку, охотно рассказали, почему все-таки выбрали себе подработку. Больше половины (кстати, сюрпризов никаких нет) в первую очередь ориентируются на высокую оплату труда, их 52%. Следующий критерий важный – это гибкий график. 27% опрошенных (жалко, что их не так много), сказали, что им важно, чтобы работа была интересной. Как говорится, С этого и надо было начинать.

Оксана Галькевич: Наш внимательный зритель, наверное, обратил внимание, что цифры не дают в сумме 100%. Не удивляйтесь, у социологов это называется открытым вопросом – люди в вопросах могут выбирать несколько вариантов.

Константин Чуриков: То есть может быть 146%.

Оксана Галькевич: Может быть 146%, это не голосование, не выборы. Вот, например, когда речь зашла о профессиях, наиболее подходящих для подработки, то лидером в этом голосовании стала работа водителя. Второе место заняли курьеры, набрали 29%. Далее официанты, 18%, и продавцы в супермаркете – 16%. Интересно, я думаю, что скажут наши телезрители, Костя.

Константин Чуриков: А давайте прямо сейчас спросим вас, уважаемые зрители: у вас есть подработка, да или нет? Пожалуйста, отвечайте – 3443. Первые три буквы "ОТР", дальше ваш ответ. И буквально минут через 20 подведем итоги. Хочется понять, удается ли вам вторую работу и дополнительный заработок найти.

В студии у нас сегодня и сейчас Калима Шабатукова, директор по маркетингу и развитию компании Work Service, член некоммерческого партнерства "Эксперты рынка труда". Калима, добрый вечер.

Калима Шабатукова: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Я, пока Оксана перечисляла различные профессии, вспомнил о том, что у нас и так страна водителей и охранников. Вопрос: водитель после того, как он на основной работе отработал, дальше идет работать водителем, а охранник охранником? Насколько коррелирует основная занятость, профиль, и профиль дополнительного заработка?

Калима Шабатукова: Ну, на самом деле по водителям можно рассмотреть очень много вакансий, уже начиная по отдельным категориям. По нашей практике, они в основном рассматривают для себя другие позиции, чтобы передохнуть от дороги. Но это все, что касается нашего агентства.

Константин Чуриков: То есть сменить картинку перед глазами, уйти в другой мир?

Калима Шабатукова: Да. Здесь мы даже тех водителей, которые работают не по полному графику, когда им поступает предложение, они на самом деле в большинстве случаев отказываются, аргументируя тем, что просто хотят передохнуть и попробовать для себя что-то новое.

Константин Чуриков: А в каком качестве, интересно? Те же водители и охранники.

Оксана Галькевич: Какая у вас экспертиза, статистика рынка труда? Совпадает с данными ВЦИОМа, которые мы привели?

Калима Шабатукова: По водителям да, у нас заявок достаточно много. По официантам, по ресторанному бизнесу, по хореке у нас не такой большой опыт, но мы знаем, что студенты в целом практикуют. Последнее время в ресторанном бизнесе достаточно часто можно встретить аудиторию от 25 до 35 лет. Если в 2013 году на фрилансе, на удаленке аудитория была от 18 до 25, то за последние два года все очень сильно поменялось, и даже сейчас по подработкам аудитория расширилась вплоть до пенсионеров, они очень активно рассматривают для себя позиции курьеров. И знаете, достаточно часто к нам приходят очень активные пенсионеры, которым не столько важна материальная составляющая, сколько просто…

Оксана Галькевич: Лишь бы дома не сидеть, правда?

Калима Шабатукова: Да.

Оксана Галькевич: С людьми общаться.

Константин Чуриков: А поговорить?

Оксана Галькевич: А поговорить?

Калима Шабатукова: Поговорить, да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Кстати, это гораздо лучше, чем брать кредит, например, в какой-нибудь микрофинансовой несерьезной организации. Вы знаете, нам пишут некоторые телезрители, что, по их мнению, подработку берет человек, если у него низкая зарплата на основном месте работы. Это действительно всегда так, 100% случаев именно так?

Калима Шабатукова: В нашем случае, сколько мы просматриваем статистику и у себя, и в целом по исследованиям, по рынку труда если смотреть, в основном, конечно же, если рассматривать эту аудиторию – это ипотечники, кто когда-то взял потребительский кредит – они в большей степени рассматривают для себя подработки. Иногородние, естественно, тоже. Они в первую очередь приехали в столицу для того, чтобы…

Константин Чуриков: Ее покорить.

Калима Шабатукова: Совершенно верно, заработать деньги для своей семьи и скопить некий бюджет в более ускоренное время. Поэтому рассматривают для себя, естественно, подработки. По мерчандайзерам у нас достаточно высокий спрос, они в большинстве случаев работают по графику два-два, и в остальные два дня в целом готовы для себя рассмотреть.

Константин Чуриков: Я надеюсь, нам не работник телевидения пишет, потому что здесь сказано: "Работаю семь через семь, не могу найти подработку на такой график". Просто у нас на телевидении очень часто неделя через неделю работают. Видимо, надо что-то человеку сначала с графиком своим решить, разобраться, свободное время какое-то выделить, более удобное для работодателя? Или возможно неделя через неделю?

Калима Шабатукова: Вы знаете, на самом деле можно совмещать работу даже в одной компании. То есть если у вас график – правда, у вас очень сложный график, но по графику, предположим, пять-два – восемь часов, вы можете заключить дополнительное соглашение с работодателем и взять на себя дополнительные задачи. Если у вас время позволяет и силы.

Оксана Галькевич: Силы и возможности, да. Давайте послушаем Татьяну из Ростовской области, нашу телезрительницу. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я работаю врачом-терапевтом в сельской больнице, это государственная организация…

Оператор: Пожалуйста, оставайтесь на линии.

Константин Чуриков: Мы с удовольствием, только у нас время не резиновое.

Оксана Галькевич: Попросим Татьяну еще раз.

Константин Чуриков: Татьяна, мы остаемся на линии. Вы, пожалуйста, нам позвоните. Вы знаете, многие пишут о том, в каком ужасе они живут, какие копейки они получают. Как раз учителя, врачи. На основной работе, даже не буду перечислять сообщения, потому что это займет километры нашего эфира. Скажите, пожалуйста, а каким образом, дайте совет как эксперт рынка труда, каким образом работнику все-таки состояться на своей основной работе? Как убедить работодателя, что: а) нельзя платить такие крохи; б) я могу еще приносить пользу стране и миру?

Оксана Галькевич: Что есть ресурс, который можно использовать на этом основном рабочем месте.

Калима Шабатукова: Хороший вопрос, спасибо. На самом деле очень много зависит от работников. Очень многие в большинстве случаев просто не готовы говорить со своим работодателем, им проще просто написать заявление и уйти с работы. Вот у меня, например, за мою карьеру было несколько кейсов, когда человек, предположим, сидел на ресепшене, в целом довольный своей работой, а потом вдруг внезапно собирался и уходил обиженный, потому что его не рассмотрели на другие позиции. А все это время он ни разу не изъявлял желания, не говорил, что он был бы рад, если бы его рассмотрели. Мне кажется, здесь очень важно еще все-таки выстраивать некий диалог со своим работодателем, и если уже в компании, где ведет трудовую деятельность специалист, нет такой возможности, тогда скорей нужно для себя уже искать какую-то подработку, или уже переходить на другое место работы.

Оксана Галькевич: Да, Калима, но все-таки здесь нужна взаимная какая-то культура, не только работник должен уметь говорить, но и менеджмент, управленцы тоже должны что-то понимать про людей, с которыми они работают, с которыми они сотрудничают. Тоже с ними разговаривать, объяснять, что вот сегодня нужно выйти в какой-то неурочный день, здесь есть возможность для дополнительной оплаты, здесь нет возможности. "Слушай, мне кажется, что ты перерос себя". Ведь с людьми тоже надо разговаривать. Или просто по умолчанию – выходишь, работаешь, сидишь на этом месте и никуда, ни вправо, ни влево?

Калима Шабатукова: По идее, может быть, больше уже потому, что так нужно, в большинстве компаний проводят некие тестирования, проводят опрос сотрудников, где они себя видят через несколько лет, какие должности они готовы для себя еще рассмотреть. Но, к сожалению, чтобы это было на постоянной основе, чтобы HR‑директора приглашали к себе, разговаривали с каждым сотрудником – к сожалению, такой культуры у нас пока нет.

Константин Чуриков: Я боюсь, что если людям в нашей стране задать вопрос, где они себя видят, в какой сфере, через десять лет, я думаю, что многие ответят – на бирже труда. Не дай бог, конечно.

Давайте вернемся сейчас к разговору с Татьяной, она нам перезвонила. Татьяна, мы слушаем вас. Еще раз, будьте добры, начните сначала. Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день или вечер. У меня вопрос такой: я работаю в государственной больнице врачом-терапевтом на полную ставку. Заработок у меня там гораздо меньше, чем я еще подрабатываю на второй работе, это в частной клинике. И там у меня заработок за полставки больше. Если по статистическим данным, у нас и в газетах местных говорят, что в среднем врачи получают около 40 тысяч – у меня в два раза меньше заработная плата. Где же существует справедливость, что руководители выплачивают этот средний заработок, статистически, конечно. И еще второй вопрос, тоже руководители дали такие полномочия в государственных организациях, добавлять или отменять самостоятельно заработок. Вот что делать в конкретном случае со мной, в данном случае? У меня заработок должен соответствовать хотя бы 40 тысячам, а я зарплату эту не вижу. Вот такие у меня…

Константин Чуриков: Татьяна, смотрите, чтобы мы не запутались, поскольку у нас такой откровенный разговор. На основной работе в государственной клинике на полную ставку сколько вы получаете, и сколько в частной клинике?

Зритель: На полную ставку я получаю 20–21 тысячу, а в частной клинике на полставки я 25 получаю.

Константин Чуриков: Вот так. А можно еще вопрос, а почему в частную клинику целиком с головой не уйдете? Там же, видите, зарплата больше.

Зритель: Знаете, почему не ухожу – потому что мне еще, во-первых, сельская местность идет, и я хочу отработать и получить, там 25 лет беспрерывного стажа в сельской местности я имею на государственную пенсию, и по старости уйти из-за этого. А частная клиника находится в городе, я, к сожалению, туда сейчас не могу уйти, мне еще надо отработать три с половиной года. Из-за этого я задерживаюсь в государственной больнице.

Константин Чуриков: Вопрос понятен нашей зрительницы?

Калима Шабатукова: Вопрос мне понятен. Я бы сразу хотела провести некую параллель с преподавателями вузов, они достаточно часто тоже занимаются репетиторством, и этот их определенный статус, то, что они являются одновременно еще преподавателями вузов, им очень сильно помогает. За счет этого они…

Константин Чуриков: Нам премьер в свое время говорил, что надо как-то собраться, что он тоже в свои годы подрабатывал.

Калима Шабатукова: Они могут выставлять очень достойные ставки за час. Все, что касается врачей, сейчас фармацевтический рынок очень активно развивается, есть очень много возможностей для подработок. А все, что касается госработников, здесь, наверное, уже больше к ним вопросы, чем к компаниям. Но опять же, по врачам тоже, все-таки если их приглашают в коммерческие организации, в те же фармацевтические компании, все-таки их приглашают больше потому, что у них есть именно вот этот опыт. То есть они ценятся на рынке выше, они более конкурентоспособны.

Оксана Галькевич: Калима, скажите, подработка – это в какой части серый сектор, в какой части белый сектор? Всегда ли это официально оформленные дополнительные трудовые отношения?

Константин Чуриков: И прикинь, тебе сейчас отвечают: "Да!"

Оксана Галькевич: Тебя, Костя, здесь хвалят за бескомпромиссные вопросы.

Калима Шабатукова: Я ждала этот вопрос и немного его на самом деле боялась. Очень хорошо, что вы его затронули. Можно будет как раз донести некую информацию для зрителей. На самом деле если смотреть статистику по форумам, по обсуждениям на ведущих job-порталах, к сожалению, доверия как такового нет, несмотря на то, что у нас сейчас фрилансеров в стране насчитывается, по разным источникам, до 5 миллионов. Все, что касается сетевого маркетинга, к сожалению, там в большинстве случаев на честном слове, не оформляются никакие договора, и далее соответственно уже нельзя получить свои честно отработанные деньги. Здесь при подработке, будь то один день, будь то неделя, нужно обязательно оформлять договор.

Константин Чуриков: Знаете, я обратил внимание, что в нашем сегодняшнем разговоре – наверное, жизнь такая, более современный язык у нас – мы какие-то низкооплачиваемые специальности и должности называем какими-то словами, и они кажутся престижными – ресепшн, работник ресторанного бизнеса, секьюрити, фрилансер. Но по сути ведь за это платят мало. Сколько платят за эту подработку, если человек таксист, сколько он может зарабатывать в свободное время, если он официант, если он, извините, биг-маки продает?

Калима Шабатукова: Везде на самом деле по-разному. Если, предположим, мы сейчас по своей работе привлекаем копирайтеров, не можем их держать на полную ставку…

Константин Чуриков: Творческий редактор, да.

Калима Шабатукова: Да. Так как и информационных поводов у нас не так много, то есть нет потребности для того, чтобы человек сидел прямо полный рабочий день. Здесь, конечно, цены в принципе не совсем плохие. И я один раз даже общалась с корреспондентом, она говорила, что у нее даже получилось больше, чем на ее постоянной работе.

Константин Чуриков: Давайте послушаем звонок.

Калима Шабатукова: Поэтому здесь все зависит от компаний и от предложений. Нужно очень тщательно просматривать предложения и выбирать для себя лучшие.

Оксана Галькевич: Александр из Челябинской области, давайте с ним пообщаемся тоже. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Есть подработка у вас?

Зритель: У меня лично постоянной нету. Я бы хотел привести интересный пример про одного своего знакомого. Он официально работал на железной дороге по сменам. Естественно, с отчислениями в пенсионный фонд, со стажем. Подрабатывал он евроремонтами. На этом зарабатывал в несколько раз больше, чем на основной работе. И у него была такая схема: если было много заказов, он просто платил своим коллегам раза в полтора больше, чем они получали за смену, чтобы они выходили за него на железной дороге. Это, конечно, запрещено официально, но с начальством он тоже договорился. А когда у него был спад заказов, то он выходил уже сам. Таким образом у него основная работа была по факту как второстепенная.

Константин Чуриков: То есть можно сказать, что человек за счет своей второй работы обеспечил на железной дороге рабочие места, загрузку коллектива.

Оксана Галькевич: И дополнительную подработку, кстати сказать, такой круговорот.

Зритель: Да, дополнительную подработку своим коллегам. В общем все.

Константин Чуриков: Здорово, отличный пример.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Александр. Интересная история.

Константин Чуриков: Конечно, это все так по-нашенски звучит, но любопытно.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем, что нам рассказали телезрители, люди, жители нескольких городов о своих каких-то жизненных ситуациях, жизненных историях. Наши корреспонденты опросили людей в трех субъектах Федерации.

Константин Чуриков: Российской Федерации.

Оксана Галькевич: Да.

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот такие мнения, вот такие ответы людей. Вы знаете, Калима, впору нашим современным писателям как-то живописать то, как изменился наш мир под влиянием как раз таки нехватки денег.

Ростовская область нам пишет: "Я мама в декрете, подрабатываю в такси, когда дети спят". Воронежская область: "Подрабатываю, чтобы подкармливать четверых внуков. Они без отцов, а мать зарабатывает копейки".

Оксана Галькевич: Вот такие жизненные истории. Давайте послушаем нашего телезрителя из Москвы. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Подрабатываете, есть у вас подработка?

Зритель: Ну да, работа основная два-два, но после так называемой оптимизации производства был сокращен персонал, в результате чего подработочные смены остались только ночные. Поэтому работаю пешим курьером по разноске обедов и всего того съестного, что закупает у нас компания. И вместе с чаевыми выходит гораздо больше, чем она основном месте работы.

Константин Чуриков: Алексей, секундочку, на основном месте работы – рабочий?

Зритель: Медицинский работник в аптечном секторе продаж лекарств. Поэтому просто диверсифицировал однажды свою деятельность. Работал таксистом, я хочу сказать, это работа неблагодарная, потому что это конфликтная работа прежде всего. Не говоря уже о трафике постоянном. И это просто убийство собственного организма. Тем более что все время сидишь в машине. Действительно, когда подрабатываешь, даже на государственные компании (я начинал с этого), ты зарабатываешь там не то что полторы ставки, а разница на 10–15 тысяч рублей при работе как на линейных маршрутах автобусных линий. Поэтому здесь шило на мыло приходится людям менять, либо от безысходности, либо уйти от семьи, чтобы отдохнуть на работе от той рутины и безденежья, которое встречается в том числе и в семье.

А по поводу того, что многие люди, естественно, попадают и в коммерческих организациях, зарабатывают больше, но там в основном работают все в теневом секторе. Как бы мы ни крутились – тем не менее. Одна женщина позвонила, как медицинский работник – ей, видимо, повезло, что ее ценят. Она в коммерческой организации, но на самом деле все, кто там работает, в отличие от начальства, которое укомплектовано тоже по оптимизации издержек, все работают по серым схемам, и не оформлены там официально. И тем более что этот рост зарплат у медицинских работников и учителей – я знаю, что по многим медицинским центрам, в том числе и не очень известным в Москве, многие главврачи имеют доход годовой несколько десятков миллионов рублей. От этого и скачут наши власти.

Константин Чуриков: О чем мы подробно, Алексей, рассказываем в нашей программе. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, Алексей. Если очень коротко, еще, Калима, скажите, больше мужчин или женщин берут подработку?

Константин Чуриков: Кому проще устроиться?

Калима Шабатукова: "Эксперты рынка труда" как раз в 2016 году проводили исследование, и получилась картина не очень радужная: 75% составляют женщины.

Константин Чуриков: А я еще обратил внимание на один параметр, там еще есть пункт, в этом же исследовании – идеальное время для подработки. И там эти женщины как раз отвечали – с 18 до 22.

Оксана Галькевич: Ну, тебе же мама написала.

Калима Шабатукова: Даже до 6 утра на самом деле.

Константин Чуриков: Ужас.

Калима Шабатукова: Да.

Оксана Галькевич: С детьми дома днем, а потом подработка. И вот еще продвижение в Интернете, что это за такая подработка, которая тоже в рейтинге ВЦИОМ указывается? Это что, лайки ставить? Нас спрашивали как-то пенсионеры: "Где я могу ставить лайки за копеечки, за рубли?"

Константин Чуриков: У тебя нанятые люди уже, Оксана?

Оксана Галькевич: Спрашивают люди.

Калима Шабатукова: Ну, это больше относится к сетевому маркетингу. К сожалению, очень много сейчас платформ-однодневок. Они как раз размещают в социальных сетях предложения о работе. Все, к сожалению, не заключив ни договор, никак не обезопасив себя, начинают проделывать работу, тратя свое личное время, ожидая какие-то денежные средства. А в итоге ничего не получают. Я бы рекомендовала на самом деле при выборе любой подработки, будь то известная компания, будь то небольшая организация, в любом случае провести для себя некий анализ, хотя бы посмотреть в поисковых системах, что вообще в целом представляют из себя компании.

Константин Чуриков: Что о них пишут.

Калима Шабатукова: Да, и стоит ли вообще туда идти работать и тратить свое время.

Константин Чуриков: Можно прийти тайным покупателем, если это торговая структура.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Итак, итоги нашего опроса. Мы спросили зрителей буквально 20 минут назад: у вас есть подработка? Положительно ответили 41%, нет – 59% опрошенных. И вот еще такая SMS из Москвы: "В Москве все ЧОПы серые, "Вахта" заняла все места". И кажется, о проблемах рынка труда нам надо говорить…

Оксана Галькевич: Говорить чаще.

Константин Чуриков: …всерьез, чаще, и просто и понятно. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. В студии у нас была Калима Шабатукова, директор по маркетингу и развитию компании Work Service, член некоммерческого партнерства "Эксперты рынка труда". Мы не прощаемся.

Константин Чуриков: А через пару минут вернемся обязательно.

Список серий