• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Константин Сивков: Сегодня Россия стоит на пути трансатлантических элит к мировому господству. А значит, нам надо быть готовыми к обороне

Константин Сивков: Сегодня Россия стоит на пути трансатлантических элит к мировому господству. А значит, нам надо быть готовыми к обороне

Юрий Коваленко: Особое место в сегодняшнем традиционном обращении к Федеральному собранию президента было отведено военно-промышленному комплексу. Россия сделала стремительный шаг в создании нового стратегического оружия, отметил Владимир Путин.

Ольга Арсланова: Президент привел в пример абсолютно новые технологии, новое оружие: баллистическую ракету, подводный беспилотник, крылатую ракету с ядерным двигателем, планирующую боеголовку, боевые лазеры. Такого оружия ни у кого нет, отметил президент, и против него бесполезны существующие ныне технологии.

Юрий Коваленко: Ну а Штаты создают систему противоракетной обороны, и Россия, естественно, вынуждена ответить новейшей системой стратегического оборонительного оружия, чтобы отвечать на угрозы уже своей безопасности. Большой шаг сделан – это модернизация недорогих, но очень эффективных систем преодоления ПРО, которыми оснащаются все наши ударные комплексы. Но все же вершиной военной мысли стал ракетный комплекс "Сармат" – это очень грозное оружие может даже пролететь через облако ядерного взрыва. В мире нет систем, которые могут ей противостоять. И нет, кстати, точки на планете, куда она не в силах долететь.

Владимир Путин: "Сармат" будет оснащен широким спектром ядерных боеприпасов большой мощности, в том числе гиперзвуковых, и самыми современными системами преодоления ПРО. Высокие характеристики по защищённости пусковых установок и большие энергетические возможности обеспечат применение данного комплекса в любых условиях обстановки. У новой системы ограничений по дальности практически нет.

Ольга Арсланова: Особое внимание Владимир Путин уделил уникальной боевой системе – это первая малогабаритная, но при этом сверхмощная ядерная энерготехническая установка, проще говоря, ядерный двигатель. Он помещается в корпусе крылатой ракеты Х-101. Новая установка – сейчас как раз вы видите графику – летает низко, буквально несколько метров над землей, но может лететь до цели сколько угодно во времени и при этом у нее совершенно непредсказуемая траектория. Она обходит все системы ПРО и ПВО. Ее уже, кстати, успешно испытали.

Юрий Коваленко: Ну и серьезным козырем можно считать рекордсмена по скорости, гиперзвуковую систему "Авангард" – ракеты, которые летят к цели со скоростью более чем 20 тысяч километров в час. От него не существует защиты, его современные системы ПРО просто не успевают заметить, а даже если и заметят, ни одна противоракета не сможет "Авангард" догнать.

Ольга Арсланова: Во второй части своего обращения сегодня Владимир Путин много рассказал о достижениях России в военных разработках, показал несколько видеороликах об испытаниях новейшего оружия. По словам президента, такая демонстрация результатов работы военных инженеров является призывом для руководства США вступить в переговоры с Россией – переговоры, которые Кремль предлагает начать с 2004 года.

Все, что мы сегодня увидели, будем обсуждать с нашим гостем: в студии у нас заместитель президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор военных наук, капитан 1-го ранга Константин Сивков. Константин Валентинович, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Константин Сивков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте сначала о главном, об общем. Что все это значило? Какой посыл сегодня был у президента? Потому что тут же моментально отреагировали западные информагентства, западная пресса. Многие напуганы, буквально могу процитировать одну статью: "Палец на кнопке: президент России продемонстрировал, на что способна страна".

Константин Сивков: Значит, я скажу только одно. В далеком 1972 году Соединенные Штаты Америки сел за стол переговоров, для того чтобы подписать договор ОСВ-I. И поводом к тому послужило создание ракеты Р-36 и ее модификаций, ныне она известна под названием "Сатана", Р-36 в последней модификации. Там была и глобальная составляющая, то есть ракета, способная летать вокруг земного шара и поражать любую точку планеты, и огромный забрасываемый вес (9 тонн). И создание этой ракеты заставило американцев сесть за стол переговоров и выполнять эти договоры достаточно длительное время.

Когда Советского Союза не стало, в России начались реформы с развалом Вооруженных сил, Соединенные Штаты Америки обнаглели, они стали выходить из всех договоров. И сегодня Соединенным Штатам Америки говорят: "Господа, у нас есть оружие, которое ваши все ПРО и ваши все потуги нивелирует. Давайте садиться за стол переговоров". Когда это оружие пойдет в серию, они сядут за стол переговоров.

Ольга Арсланова: Важное заявление, которое было сделано президентом: "Ни у кого другого такого оружия нет, а когда появится, наши ребята придумают что-то новое". Мы понимаем, что вот это все, что нам сегодня показали, довольно долго должно было производиться, огромные ресурсы должны были быть на это брошены. Сколько все это делали, по вашим данным, по вашим подсчетам?

Константин Сивков: Значит, все эти разработки базируются на научно-техническом заделе Советского Союза. Потеряв Советский Союз, мы потеряли колоссальный научно-технический прорыв, который мы могли бы совершить в 1990-е гг., если бы Советский Союз сохранился, и далеко оставить за собой позади Соединенные Штаты Америки со всеми их теперешними долинами и прочими вещами. Но этого не состоялось. И вот… Советского Союза плюс разработки современных российских ученых позволили совершить вот такой прорыв. Да, действительно, боевой ракеты, принятой на вооружение, гиперзвуковой, с дальностью боя 2 тысячи километров, со скоростью полета 10 махов в мире нет. Есть ракета Х-32, противокорабельная ракета воздушного базирования (это тоже уже открытые данные), которая тоже является гиперзвуковой. О ней мало известно в широкой печати, но тем не менее она есть, присутствует в Интернете. Она также имеет дальность около 1 тысячи километров и гиперзвуковую скорость полета. Фактически появление вот этих ракет сделало устаревшими всю систему ПРО и ПВО США как морского базирования, так и наземного.

Юрий Коваленко: А гипотетически вообще на самом деле она неуязвима? Нельзя ее сбить?

Константин Сивков: Дело заключается вот в чем. Очень простые подсчеты. Что такое скорость в 10 махов? Это порядка 3.5 километров в секунду. Для того чтобы обеспечить попадание в эту ракету, нужно выбрать так называемые погрешности, обнаружение…

Юрий Коваленко: Прицелиться хотя бы.

Константин Сивков: Прицелиться, совершенно верно. Вот на конечном участке нужно прицелиться. Ракета "Стандарт" 2-ЕР – основная ракета комплекса "Иджис" – обеспечивает захват такой цели, сделанной по технологии стелс, с расстояния всего лишь несколько километров. То есть, попросту говоря, менее секунды на компенсацию. Ничего не остается, возможности выбрать погрешность не получается, а это означает, что вероятность поражения получается ничтожно маленькой. То есть ракета не поражаема реально, учитывая тот факт, что она еще маневрирует…

Юрий Коваленко: Сегодня или в целом?

Константин Сивков: Сегодня. То есть надо в принципе менять концепцию системы противовоздушной обороны, это принципиально, переходить на иные средства поражения. Ракеты в том виде, в каком мы их сегодня знаем в ПВО, эти ракеты не позволят решать задачу сбития вот этих ракет. Это как в свое время, когда появились сверхзвуковые или даже просто реактивные бомбардировщики, сразу устарела дальнобойная тяжелая зенитная артиллерия, их нужно было заменить ракетами. Вот сегодня с появлением этого оружия устарели все вот эти вот ракетные комплексы, надо создавать что-то новое.

Юрий Коваленко: И ракеты тоже совершенствуются, и сейчас многие взялись за голову, узнав о том, что у России есть ядерный ракетный двигатель. Что это вообще? Как можно себе представить такое топливо? И действительно ли оно вечно может питать?

Константин Сивков: Значит, ничего в этом особенного нет. Первые испытания атомного самолета с ядерно-энергетической установкой в Советском Союзе проходили еще в 1960-е гг. Атомный реактивный двигатель отличается от обычного реактивного, турбореактивного двигателя только одним: активное тело – то, что горит и создает температуру, в результате чего возникает реактивная тяга – в обычном турбореактивном двигателе сгорает топливо, а здесь работает на высоком температурном режиме ядерный реактор, он нагревает воздух и летит. Поэтому испытания прошли тогда, но было признано нецелесообразным создавать такое оружие, потому что такой самолет… Были огромные проблемы, связанные с наведенной радиацией на фюзеляж и на все остальное. Создать такую ракету сейчас проблем не представляет, просто реактор более малогабаритный. Да, действительно можно очень долго летать, сколько угодно долго.

Юрий Коваленко: Действительно сколько угодно?

Константин Сивков: Ну если говорить так, что дальность полета, то есть время полета может измеряться годами, пока работает реактор.

Юрий Коваленко: И все это время она будет оставлять за собой радиационный след, загрязнять?

Константин Сивков: Совершенно верно. Поэтому, скажем, у меня, например, как военного специалиста целесообразность этого оружия вызывает определенные сомнения.

Ольга Арсланова: Вы сказали о целесообразности и о целях. Это то, что интересует очень многих наших зрителей. Я напоминаю, что у нас открытый эфир, можно писать SMS и звонить в прямой эфир. Так вот в SMS люди спрашивают, с кем мы будем воевать, для чего это оружие сделано, то есть какая у него цель. Президент вроде бы сказал, что обороняться будем, но людям интересно понять, зачем это делается.

Константин Сивков: Значит, скажу очень просто. Агрессор пойдет на войну с нами в том случае, если будет твердо уверен, что он сможет победить.

Ольга Арсланова: А есть цель пойти?

Константин Сивков: Цель безусловно есть, потому что сегодня Россия является главным препятствием на пути к мировому господству транснациональных элит, а без мирового господства транснациональные элиты, вообще западная цивилизация в том виде, в каком мы ее сейчас знаем, существовать не сможет, она исчезнет. Кстати, эти разрушительные процессы уже пошли: это подъем национальных элит в Европе и победа Трампа в США, кстати сказать. Поэтому они торопятся, они торопятся. Но главное препятствие на пути к этому является именно Россия. Поэтому сейчас удар пойдет по России, а значит, надо быть готовыми к обороне. Но надо понимать, что война против России не будет той, какой она была в 1941 году, танковых клиньев Гудериана не будет. Главный и первый удар будет нанесен пятой колонной изнутри. И только лишь тогда, когда будет взорвана армия, когда будет уничтожено управление и стратегические ядерные силы, вот тогда под знаменем миротворцев с гуманитарной операцией к нам придут натовцы. До этого они сюда не сунутся.

Юрий Коваленко: Но ведь это оружие даже не обороны, а уже возмездия, то есть такой кары за что-то страшное нанесенное стране.

Константин Сивков: Да.

Юрий Коваленко: Оно планирует убить достаточно большое количество.

Константин Сивков: Да-да, и надо четко понимать, что если Соединенные Штаты Америки нанесут так называемый упреждающий обезоруживающий и обезглавливающий удар, они должны знать, что в ответном ударе они все равно будут уничтожены. И вот такая ракета "Сармат" как раз для этого и создается. В Интернете гуляла информация, но эту идею высказывал еще великий гуманист господин Сахаров – знаете такого, да? – он говорил о том, что вот эти боеприпасы особо большой мощности (порядка 100 мегатонн) можно взорвать в воде в нескольких расчетных точках и просто утопить Америку гиперцунами высотой несколько сотен метров.

Юрий Коваленко: То есть много ракет таких и не надо.

Константин Сивков: Да. Или же второй вариант, у них есть Ил-100. Он уже сейчас готовится взорваться. Поэтому если "Сармат" будет оснащен боеголовкой – а об этом уже в Интернете информация гуляет – большой мощности, то это тоже будет оружием возмездия. То есть мы говорим не о том, что мы собираемся взрывать Ил-100 или топить Америку в суперцунами, но американцы должны знать, американская элита должна знать, что нападать на Россию в любом случае бессмысленно, потому что они все равно будут гарантированно уничтожены. Вот в этом состоит смысл: гарантированное уничтожение.

Ольга Арсланова: Скажите, такой вот вопрос, может быть, наивный, но хранение, обеспечение вот этого оружия внутри страны безопасно для жителей?

Константин Сивков: Вы знаете, любое оружие опасно. Даже автомобиль, на котором вы ездите, тоже опасен. Конечно, нужно предпринять соответствующие меры безопасности. И в России, оставшейся в наследство от Советского Союза, такая система создана. Несмотря на все безвременье 1990-х гг., потерь ядерных боеприпасов, хищений ядерных боеприпасов не было. Создана надежная система обеспечения безопасности. И более того, в соответствии с ОСВ-I и II существует надежная система, исключающая возможность несанкционированного пуска межконтинентальных баллистических ракет. Ни одного несанкционированного пуска не было.

Юрий Коваленко: То есть чемодан с красной кнопкой украсть невозможно?

Константин Сивков: Украсть-то можно, только он не сработает, зачем?

Юрий Коваленко: Говорят, что ядерное оружие – это оружие дипломатов, а не солдат, и в тот же день, когда взлетит первая ядерная ракета, в этом же день взлетит и последняя, то есть это будет последняя война для человечества. Мы действительно просто блефовали, или Россия правда готова натурально применить и уничтожить человечество?

Константин Сивков: Если бы мы просто блефовали, мы бы сейчас здесь уже не сидели с вами. Москва была бы стерта ядерным ударом Соединенных Штатов Америки. Именно потому, что мы не блефовали, именно потому, что в России солдаты и офицеры морских стратегических ядерных сил, ракетных войск стратегического назначения несут постоянное боевое дежурство в готовности к боевому применению ракетного оружия, мы с вами спокойно живем и существуем. Если этого не происходит, если такого оружия нет, то смотрите, что происходит: Югославия, Ливия, Сирия, Ирак – перечень можно продлить. Пример: как ни прыгали американцы на Корейскую Народную Демократическую Республику, с появлением межконтинентальных баллистических ракет все эти прыжки закончились тихо и спокойно, американцы умылись и тихо отползли в сторону.

Ольга Арсланова: Мы продолжаем нашу программу, как всегда принимаем ваши звонки и SMS. Послушаем Челябинскую область, Юрий на связи. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Юрий Викторович говорит. Я хотел бы узнать о новом проекте "Зеркало Земли". Я немножко его видел, как оно работает, и испытания его закончены, но оно дает нашему государству вообще, как говорится, обеспечить безопасность не на десятилетия, а не целые несколько веков вперед.

Ольга Арсланова: Ага. Что это такое? Вам известно об этом?

Константин Сивков: Вы знаете, я про "Зеркало Земли" не знаю, но как офицер я твердо знаю, что безопасность Российской Федерации обеспечивается ракетно-ядерным потенциалом стратегических ядерных сил и мощью сил общего назначения.

Ольга Арсланова: Что мы сегодня как раз и видели.

Константин Сивков: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: У нас на связи еще один наш эксперт, член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш. Кирилл Евгеньевич, слышите ли вы нас?

Кирилл Коктыш: Да, замечательно слышу.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Уже выходят публикации в западной прессе, услышали заявление российского президента. Такие пока довольно строгие, сухие комментарии выходят. До вас какая реакция оттуда уже дошла? Что известно?

Кирилл Коктыш: Первая реакция – это ошеломление. То есть корреспондент "CNN", когда я передавал репортаж, начал запинаться, потому что, естественно, это абсолютно неожиданная вещь, это, в общем-то, обход с фланга всех тех стратегических задумок, которые были сделаны. И по сути сейчас все флоты Соединенных Штатов авианосные превращаются в легкодоступные банки консервные, которые легко уничтожить, и в равной степени обнуляются громаднейшие инвестиции в ПРО. То есть, в общем, ликвидируются те стратегические задумки и те безумные инвестиции, которые были сделаны, а альтернативы по сути нет. Поэтому обнаружение этого факта, я думаю, сейчас постепенно в западных СМИ разворачиваться. Кто-то написал об этом более откровенно, кто-то менее откровенно, но по сути эффект такой, как, например, если бы какая-то страна заявила впервые в эпоху безъядерную, что у нее появилось ядерное оружие – вот примерно такой же эффект и такая же реакция полного ошеломления, что, оказывается, все переиграно и весь игровой стол, в общем-то, изменил свою конфигурацию, игра изменилась, она теперь идет совершенно другой, и гонка вооружений по большому счету становится бессмысленна.

Юрий Коваленко: Это, скажем так, если шахматными терминами выражаться, это ситуация шах или ситуация мат? Каким может быть ответ и будет ли что-то внедипломатичное?

Кирилл Коктыш: Дело в том, что мгновенного ответа нет, нет никакого военного ответа, не развивались соответствующие технологии, все находится только на подходе. Поэтому остается только разговаривать и договариваться, и я думаю, что осознание этого факта мы будем постепенно наблюдать. Проверять, естественно, никто не рискнет, потому что все знают, что Путин вообще в принципе не имеет привычки блефовать, и если он о чем-то заявляет, это на самом деле реально есть. Поэтому да, это не то что шах и мат, но это, в общем-то, предложение очень внятно подумать, услышать, это очень понятный месседж западным партнерам, которые привыкли уважать только силу, а при отсутствии силы понятно, что любые договоренности можно переосмысливать и реинтерпретировать.

Тем более особенно важно в сегодняшней ситуации, после того как конгресс забрал у Трампа часть полномочий по внешней политике, внешняя политика Соединенных Штатов превратилась в принципе в многофакторную, а на практике это означает, что Соединенные Штаты прекратили быть в полной мере договороспособными, потому что внутренняя политическая борьба может легко отменить те договоренности, которые были достигнуты одной группой, в угоду интересам другой группы. Ну вот то, что мы сейчас наблюдаем: министр обороны – это… частных военных корпораций "Мэдис", а глава комитета начальников штабов – это ставленник… Это две совершенно разные военные стратегии, которые, в общем-то, пытаются каким-то образом совместить в одной системе принятия решений. Конечно, это глубокие внутренние конфликты, которые очень хорошо заметны.

Ольга Арсланова: Кирилл Евгеньевич, наши отношения с Соединенными Штатами Америки сейчас нельзя назвать, мягко говоря, хорошими, они действительно сейчас в серьезном кризисе. Как вам кажется, не станет ли еще хуже, не последуют ли какие-то новые санкции, не станет ли у нас больше проблем? То есть на что настраиваться россиянам?

Кирилл Коктыш: Дело в том, что если бы санкции работали, то не вводили бы новые. Сейчас уже Штаты по большому счету 51 раз вводили санкции против России, и очевидно, что это потому, что предыдущие санкции не срабатывали или показывали не тот эффект. Давление на Россию в принципе должно было ослабиться с промежуточными выборами в конгресс в ноябре месяце этого года. Напомню, что демократы разыгрывают антироссийскую карту не столько против России, сколько против Трампа, и поменять тему они до выборов уже просто не смогут. Выборы ключевые, потому что там будет разыгрываться не только большинство в конгресс, но будет избран 31 губернатор. По сути кто выиграет эти выборы, тот и будет контролировать Америку. Как ни странно, при любом исходе давление на Россию ослабнет, потому что если победит Трамп, то, в общем-то, он самим фактом победы, в общем-то, докажет абсурдность этих обвинений, в случае, если он проиграет и победят демократы, то они тоже, в общем-то, российская карта превратится в отработанную, они будут искать способ заключить какое-то хотя бы холодное соглашение, с тем чтобы не доводить дальше до сильной эскалации. Возможно, что сегодняшнее выступление Путина внесет в это очень серьезные коррективы, потому что понятно, что эти игры зашли достаточно далеко.

Юрий Коваленко: Кирилл Евгеньевич, а вот кому, если мы уже, скажем так, отходя от Штатов – кому еще интересно было посмотреть сегодняшнее послание на Западе или, может быть, на Востоке? Что скажут наши союзники и партнеры? Прибавится их или убавится?

Кирилл Коктыш: Во-первых, прибавится. Главным союзником, собственно, даже глобальным партнером России на сегодняшний день является Китай. Более того, Россия и Китай и объявлены главной проблемой Соединенных Штатов в новой американской военной стратегии. Китай подвергает сомнению экономическую мощь Соединенных Штатов и выступает как альтернативный центр экономического притяжения, а Россия по сути не дает возможности угрожать и демонстрирует, что, в общем-то, у военной силы Соединенных Штатов существуют очень четко очерченные пределы. Ровно поэтому по разным причинам, но Россия и Китай оказались в одной лодке – это те полюсы, альтернативные полюсы притяжения, которые возникают в том мире, который почти уже совсем был однополярным.

Естественно, для американских элит это очень некомфортная вещь, естественно, что, в общем-то, в связи с… Здесь возможны, наверное, только тактические перебивки, но нужно понимать, что вот этот конфликт, это противостояние абсолютно системное и, наверное, закончится дай бог чтобы мирным уходом Соединенных Штатов от политики глобального гегемонизма, когда гегемония Соединенных Штатов все-таки будет не глобальной, а переместится в какие-то более близкие к американским границам рамки.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарий. Член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш был в прямом эфире.

У вас созрел комментарий, да?

Константин Сивков: Небольшая ремарочка. Я хотел бы несколько охолонить энтузиазм по поводу появления этих ракет.

Ольга Арсланова: Давайте.

Константин Сивков: Они становятся реальным политическим и военно-стратегическим фактором, когда их будет выпущено в достаточном количестве. Вот ракет "Кинжал" должно быть выпущено не менее 500 тысяч единиц, ракет "Сармат" поставлено на дежурство порядка 100-150, чтобы они стали реальным фактором сдерживания.

Ольга Арсланова: То есть давайте объясним нашим зрителям: сейчас мы увидели некие опытные образцы?

Константин Сивков: Нет, мы увидели образцы, которые приняты на вооружение, но эти образцы надо выпустить. Они в единичном количестве, надо их выпустить в достаточном количестве, тогда они станут реальными. В условиях планируемой конверсии производства оборонно-промышленного комплекса у меня вызывает большие сомнения, что это удастся сделать в приемлемые сроки.

Ольга Арсланова: Почему? Это вопрос финансов или это вопрос технологий?

Константин Сивков: Это вопрос не технологии, это вопрос сокращения военного производства.

Юрий Коваленко: А может быть, они уже выпущены и просто сейчас был очень удобный момент, для того чтобы их показать?

Константин Сивков: Нет, они не были выпущены, они были приняты на вооружение совсем недавно, и сейчас они будут выпускаться. Ракета "Сармат" еще даже не завершила полноценные испытания.

Юрий Коваленко: Но у нас ведь еще "Воеводы" остались.

Константин Сивков: "Воеводы" остались, они есть. Но я об этом и толкую.

Юрий Коваленко: Ну да, ими пугать уже…

Константин Сивков: Чтобы когда вот это оружие… А что их пугать, они уже давно стоят. Что касается вот этого "Сармата" с новыми боевыми возможностями, надо их выпустить в достаточном количестве, это принципиальный вопрос.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, сколько это может стоить, достаточно ли средств сейчас на вот это массовое производство, о котором вы говорите.

Константин Сивков: Вы знаете, я могу сказать только одно: в России достаточно денег и для того, чтобы обеспечить социальные программы все в полном объеме и даже увеличить их, и обеспечить требуемое финансирование Министерства обороны и военных программ. Но рецепт не очень приятный будет для нынешних властей, я его не буду озвучивать с вашего позволения, все прекрасно понимают. Речь идет, конечно же, о сокращении доходов элит в первую очередь и прекращение вывоза капитала за рубеж в массовом порядке.

Ольга Арсланова: То есть все-таки вы это сказали.

Константин Сивков: Совершенно верно.

Юрий Коваленко: Все-таки "хочешь мира, готовься к войне", но надейся на мир.

Большое спасибо. У нас в гостях был Константин Валентинович Сивков, заместитель президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор военных наук, капитан 1-го ранга. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Константин Сивков: Всего хорошего.

 

Комментарий к заявлению президента о создании новейшего оружия
Список серий