• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Леонид Ольшанский: Самое страшное и антиконституционное — изымать у пьяных водителей автомобиль

Леонид Ольшанский: Самое страшное и антиконституционное — изымать у пьяных водителей автомобиль

Юрий Коваленко: Мы переходим к нашей следующей теме, можно сказать, довольно сложно было понять, каким образом государство собирается это сделать, а именно плохих водителей штрафовать, а вот каким образом хороших премировать будут, это уже вопрос! Премировать за счет оштрафованных, инициатива Госдумы. Соблюдающие ПДД автовладельцы смогут участвовать в какой-то специальной лотерее, фонд которой, формируется из тех самых штрафов правонарушителей. Похожая практика есть в Швеции, она работает, как эта акция будет работать в России, пока не понятною

Ольга Арсланова: Будем разбираться, есть еще предложение: Архангельские депутаты предложили изымать автомобили у пьяных водителей и МВД подготовило поправки в УК: наказание за управление автомобилем в пьяном виде будет жёстче – это штраф до полумиллиона рублейи лишение свободы, а не обязательные работы. Преступление будет квалифицироваться как средней степени тяжести, что для автомобилиста может быть довольно тяжёлым. Об этих важных новостях, возможно, еще о чем-то интересном, поговорим с нашим гостем, Леонидом Ольшанским, вице-президентом движения автомобилистов России, почетным адвокатом России. Здравствуйте.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте!  

Ольга Арсланова: Забавная новость поощрением водителей, как вам кажется, дорогие зрители, нужно ли поощрять водителей за то, что они не нарушают правила? Присылайте сообщения на короткий номер. Вы знаете, вот фонд штрафов, который непрозрачный абсолютно.

Леонид Ольшанский: МВД спит и видит реванш за ту победу, которую мы им нанесли в 97-м году. У нас группа депутатов, я во главе с Похмелкиным, мы ликвидировали пять лет просуществовавшую бальную систему учета, когда в талон вместо дырок писали нарушения и был такая система: на красный свет проехал, три балла, не пристегнулся один балл, 15 баллов – лишение. Это путь к баллам, как я вижу. Теперь, поскольку вы обозначили основные темы беседы, самое страшное – самое антиконституционное – изымать у пьяных водителей автомобиль. Конституционный суд сказал винегрет, я научные слова конституционного суда говорю простым языком: винегрет из норм права делать нельзя. То есть мешать уголовное с земельным, гражданским, семейным, нельзя! Водитель – категория административного права. А автомобиль, как собственность, это важнейшая категория, собственность, гражданского права. Вы можете бы собственником, жена, любовница, бабушка, дедушка, автобаза телекомпании, не может собственник отвечать за водителя, поэтому это никуда не годится. Теперь вы сказали, нам нужно разъяснить людям, что у нас за песня, следующая по поводу пьянки: всю жизнь как было, первый раз пьянка за рулем, в течение года штраф, второй раз лишение, потом сказали, что нет, каждый раз лишение. Первый раз 1,5 года, а второй раз два года лишение. То есть если ты второй раз в течение года попался, то уже 3,5 года, а потом будет еще два и можно и на 10 лет налететь. Сказали мало и в Думе прошлого созыва решили так, есть научное слово преюдиция, то есть то что было раньше – если ты в течение первого года раз нарушил, штраф плюс лишение права управления два года, а второй раз тюрьма – лишение свободы на срок до двух лет. Так что теперь в пояснительной записке говорят, что в процессуальном законодательстве сказано, если до двух лет светит, никто не пойдет на то, чтобы сажать в тюрьму до суда, подписка о невыезде. Это плохо, они линяют, они бегут, скрываются, им на ум не действует, они продолжают. Давайте, если второй раз в течение года, слово "два" заменим на "четыре", до четырех лет лишения свободы. И тогда, что правильно было сказано, это уже преступление не маленькое, а так называемое, средней тяжести, а средней тяжести можно ходатайствовать перед судьей в тюрьму. Они так и говорят: "Мы хотим побольше водителей запихнуть в тюрьму".

Юрий Коваленко: Так ведь только что пытались освободить тюрьмы, до этого было лишение свободы в колонии-поселении.

Леонид Ольшанский: Нет, колония-поселение, это если вы сбили пешехода.

Ольга Арсланова: А в чем смысл? Это делается зачем? Действительно плохая статистика и она не улучаешься?

Леонид Ольшанский: Я статистике не верю, у нас гигантская страна, поэтому у нас статистика из расчета того, что у нас много территорий и жителей много. Мы не можем сравнивать нашу страну со Швейцарией, Голландией, это карлики. Но это безобразие, плюс у нас сейчас депутаты поставили перед руководством страны какой вопрос – у нас всегда бывает амнистия уголовная, но за всю историю нашего государства, начиная с 17-го года, у нас ни разу не было амнистии административной. Давайте мы всех, кто неправильно охотится, рыбачит, браконьеров и водителей, давайте освободим. При подготовке амнистии нам говорят: "Нет, давайте мы будем сажать на четыре года в камеру" У нас нет в тюрьмах сто камер, взяточник камера №1, грабитель №2, все туда, пьяных вместе с бандитами и прочими. Теперь следующий вопрос: у нас многие пьяные и непьяные, у нас санкции одинаковые за что – езда в пьяном виде, равно как и отказ от медицинского освидетельствования. Санкции те же! У нас большинство работников полиции честные, мы не можем говорить, что все негативные, но какие поступают год за годом сведения: "Давай, дуй в трубочку", говорит инспектор. - "Нет, я хочу в больницу". – "Тогда пишем протокол: отказался от освидетельствования". А вписывает: "отказался от медицинского освидетельствования". Тогда уже серьезные санкции, поэтому мое предложение: нужно быть честными, объективными, анализ должен делать только врач, не стоматолог, не офтальмолог, а психиатр, нарколог, специалист! Делать он это должен по совокупности факторов, уже у меня есть десятки заключений, я говорил неоднократно: биологов, химиков, врачей, что эта трубочка, которую все мы знаем, она меняет свой цвет не только когда пьян. Принял чуть больше корвалола, там спирт, пародонтоз, диабет (я не врач), но там есть добрый десяток диагнозов, когда трубочка меняет цвет, а нужно совокупно, если надо – анализ крови, если надо, дотронуться кончиком пальца до носа, пройдись… Раньше серьёзные были исследования. Поэтому моя позиция   - два года тюрьмы это уже перебор, это уже хватит, четыре года это уже репрессии. Я из передачи в передачу цитирую слова президента нашей страны, им десять лет: "В деле безопасности дорожного движения на первом месте строительство новых дорог, тоннелей, эстакад, на втором месте оперативное прибытие скорой помощи к месту ДТП (сейчас ту фразу дополнили – самолетов и вертолетов МЧС) и на третьем месте - повышение качества подготовки водительских кадров". То есть президент не сказала репрессии, сами так трансформировали.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей, у нас Пермский край на связи, а потом Татарстан. Анатолий, добрый вечер!

Анатолий: Добрый вечер, я против посадок, главное неотвратимость, сколько мы возимся с лихачами на дорогах. В отношении поощрений я за, хорошая идея, я застал в СССР – обещали тех, кто не курит, давать в конце года к 13-ой зарплате что-то еще. Но этого не случилось, так и здесь не случится, а главное – неотвратимость наказания.

Леонид Ольшанский: Я хочу, отвечая на вопрос, заступиться за сотрудников, все больше на дорогах попадается принципиальных сотрудников, которые догоняют лихачей, оформляют документы, этот "слалом" постепенно сходит на нет.

Ольга Арсланова: И Татарстан на связи у нас, Илья, добрый вечер!

Илья: Здравствуйте, насчет водителей даже не пытаюсь что-то говорить потому что это трудно очень. Мне бы хотелось ведущих, вас поблагодарить за то, что делаете в своей работе, подбираете гостей, как правило, очень трезвомыслящих.

Леонид Ольшанский: У нас в кодексе об административных правонарушениях РСФСР, была очень хорошая статья, очень гуманная, ее приветствовали и сотрудники милиции, и автомобилисты. Она была аналогом уголовно-процессуального кодекса. По окончании половины срока лишения, по ходатайству общественной организации кооператива общественности по месту жительства, начальник ГАИ мог отдать водительское удостоверение. По половинке, то есть у нас получается за серьезные уголовные деяние все уже знают слово УДО, хорошо себя ведешь, лычку носишь, в самодеятельности поешь, значит досрочно. В более серьёзных уголовных делах досрочно есть, а в административных нет, поэтому водителей надо поощрять. Если он за половину срока не попался ни на чем ином, давайте ему права вернем. Давайте вот это предложение о поощрении, трансформируем в старую норму кодекса.

Ольга Арсланова: А автомобилисты сами этого хотят? Тут недавно ВЦИОМ спрашивал россиян "чего вы ждете от Госдумы". Три главных закона: по-моему, на втором месте было "наказывать жестко лихачей на дорогах".

Леонид Ольшанский: Во-первых, мы не знаем, кто это делал, во-вторых, они имеют в виду тех, кто уже на сверхзвуковых скоростях несется по встречным полосам, пари меж собой, мы видели, я не будут фамилии говорить. И действительно гора трупов на скорости 200, вот они имеют в виду этих. Так вот этим уже Госдума усилила. Если два и более трупов в результате таких дел, и он пьяный, ему девять лет лишения свободы.

Ольга Арсланова: Это справедливо.

Леонид Ольшанский: Да, я пример приводил, еще раз – несколько лет назад один пьяный на Тойоте мчался по Минской улице, влетел в автобусную остановку и там образовалось несколько трупов, часть из них дети. Так вот прокурор Никулинской межрайонной прокуратуры, на территории которой эта Минская улица, в суде выступил и сказал: "Никакой колонии, общий режим", человеку дали 8,5 лет с отбыванием в колонии не поселении, а общего режима, вышки, овчарки, колючая проволока. Поэтому у нас и суд и прокуратура взялись за серьезных нарушителей.

Ольга Арсланова: Петропавловск-камчатский на связи, Алексей, добрый вечер.

Алексей: Я считаю, что поощрение водителей в виде лотереи — это смешная инициатива, потому что автомобиль может стоять возле дома годами, участвовать можно таким образом в лотерее. Меня интересует, считать ли забавной инициативу Госдумы об иммунитете судейских и прокурорских сотрудников при нарушениях?

Леонид Ольшанский: У нас с панталыка наших гостей и зрителей сбил регламент ГАИ, который подзаконный акт. Мы живем по законам нашего государства, кому не нравится, должен обращаться в парламент. У нас есть законы о статусе судей, о прокуратуре, о статусе депутата, сотрудника следственного комитета, их добрый десяток. Никто их от ответственности не освобождает. Если говорить коротко, есть чистилище, прослойка, для судей она зовется квалификационная коллегия судей. Не имеет значение, судья грубил, плюнул, взял взятку, или сбил пешехода, материал передается в квалификационную коллегию, она дает согласие на возбуждение уголовного дела или административного. И тогда к ногтю, - просто не дается возможность простому инспектору на дороге сразу наказывать, составлять, потому что судья должен быть как-то защищен, иначе на него будут давить. Не только ГАИ мы говорим об административном деле, потом скажут, что он не так охотился, не так рыбачил, потом на катере не так плавал. Поэтому ни прокуроров, гни судей, от ответственности не уводят, а специальные рассмотрения в целях объективности.

Юрий Коваленко: Но часто получается так, что судья сбивает человека на зебре, а на следующий день исчезает и светофор, и знаки, и зебра.

Леонид Ольшанский: Это редкий случай, такое бывает, но редко, с этим боремся и, если бы наша передача имела больше времени, я бы пришёл с чемоданом бумаг и показал бы как судей освобождают от ответственности квалификационные коллегии, от статуса, как они лишаются своего статуса. Кстати, адвокат в уголовное дело в отношении адвоката, может возбудить начальник следственного управления города Москвы, Новосибирской области, края, у нас более пристально смотрят и попустительства у нас все больше и больше нет. Мы видим, что и губернаторов сажают, у нас неприкасаемых в стране не осталось, просто более принципиально смотрят.

Юрий Коваленко: Подводим итоги.

Ольга Арсланова: Мы спрашивали у зрителей, нужно ли поощрять примерных водителей у нас большинство считает, что нужно, 63%. Спасибо большое нашему гостю.

 

 

Список серий