• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Олег Панитков: Нормативы просто не успевают за развитием технологий в деревянном домостроении. Причем не только у нас, но и на Западе

Олег Панитков: Нормативы просто не успевают за развитием технологий в деревянном домостроении. Причем не только у нас, но и на Западе

Оксана Галькевич: Ну а мы переходим к обсуждению тем нашего прямого эфира. Вот, уважаемые друзья, казалось бы, дерево, совершенно традиционный строительный материал для нашей страны, но эта традиция сегодня мало развивается. Доля деревянного домостроения в России сейчас всего 12%.

Константин Чуриков: Мы имеем в виду новое деревянное домостроение.

Оксана Галькевич: Новое деревянное домостроение.

Константин Чуриков: Не о бараках сейчас, говорим сразу.

Оксана Галькевич: Не о бараках, конечно же. Наконец была недавно поставлена цель довести в ближайшие годы эту цифру с 12 до 20%. Дело в том, что премьер-министр Дмитрий Медведев на днях подписал постановление правительства о субсидировании кредитов на покупку деревянных домов.

Константин Чуриков: И вот по оценкам Минпромторга, только в этом году в этот сегмент удастся привлечь больше 10 миллиардов рублей инвестиций, что позволит построить 318 тысяч квадратных метров деревянного жилья. Ну а если смотреть в долгую, то это может увеличить глубину переработки древесины в нашей стране.

Оксана Галькевич: Ну а еще, может быть, если смотреть в долгую, это позволит нам построить одноэтажную Россию, то есть заселить и освоить свою собственную страну – как ты думаешь, возможно? Сейчас, уважаемые друзья, будем разбираться, что для этого нужно, что нам мешает это делать. Но прежде хотим к вам обратиться с вопросом. Уважаемые телезрители, расскажите нам, вы бы хотели жить в деревянном доме?

Константин Чуриков: В новом деревянном доме, это важный акцент.

Оксана Галькевич: Да, в новом деревянном доме? Это наш SMS-опрос, мы его запускаем, ответы присылайте на короткий номер 3443, первые буквы "ОТР".

Константин Чуриков: Ну а в студии у нас Олег Панитков, генеральный директор Ассоциации деревянного домостроения. Олег Игоревич, здравствуйте.

Олег Панитков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы уже не в первый раз беремся за эту тему, и всякий раз возникает у людей определенный скепсис. В данном случае давайте уже говорить не в целом о каких-то опасениях (об этом тоже, но чуть позже), а что касается льготной ипотеки, собственно, которая вводится. Не будет ли у банков соблазна каким-то образом навязывать какую-то особенную дорогую страховку, потому что все-таки дома деревянные? Вообще будет ли это все на практике работать?

Олег Панитков: Поправлю вас немножко: все-таки речь идет не об ипотеке, а именно о субсидировании кредитования приобретения деревянных домов. Потому что ипотека предусматривает, что объект недвижимости уже существует. Деревянные дома, конечно, уже есть, но здесь именно постановление для того разработано, чтобы стимулировать покупку, приобретение домов именно заводского изготовления, подчеркиваю. Большая есть разница, скажем, строительство… Даже то, что сейчас в студии на картинке, – это все-таки, скажем так, технологии более традиционные, мы же говорим об индустриальных домах, о клееном брусе, о каркасных домах, крупнопанельном индустриальном домостроении с применением древесины, то есть о современных технологичных домах…

Константин Чуриков: …которые современно выглядят.

Олег Панитков: Да, современно выглядят, но самое главное, что они быстро возводимые. Почему появилась, собственно, вот эта идея? Потому что, к сожалению, покупательская способность у нас низкая, а за дом, построенный в короткие сроки, соответственно, нужно заплатить в короткие сроки. При этом многие люди вынужденно идут именно в долгострой, скажем так, в "серое" строительство, в штучные материалы, чтобы растянуть платеж на 3-5 лет, в то время как индустриальный дом через 2-3 месяца уже готов и всю сумму, соответственно, нужно заплатить сразу же.

Оксана Галькевич: То есть производитель-то деньги уже потратил и соответственно рассчитывает на то, чтобы… Тогда каким образом это будет работать? Кому пойдут деньги, эти субсидии? Если не покупателю, то производителю?

Олег Панитков: В итоге выгодополучателем будет, конечно же, покупатель.

Оксана Галькевич: Выгодополучателем и в ипотеке тоже покупатель становится, производитель в смысле.

Олег Панитков: Да, но просто в ипотеке… Это для того, чтобы люди смогли себе позволить именно быстровозводимое индустриальное жилье, которое строится в короткие сроки. Потому что сейчас… Собственно, эта субсидия идет в банк, для того чтобы снизить ту самую кредитную ставку. Очень простой пример: представьте себе, если бы у нас при приобретении автомобиля ставка кредитования была бы, предположим, 15-17%, насколько бы меньше был рынок автомобилей в нашей стране. Сейчас рыночная ставка на деревянное домостроение примерно как раз порядка 15%, соответственно, после вступления в силу постановления, то есть с 1 апреля, эта ставка понизится до 10%, до более разумных процентов, соответственно, многие люди смогут себе позволить именно качественное жилье то же самое доступное.

Константин Чуриков: Что касается качественного и доступного жилья, давайте сейчас обратимся к неким западным примерам. Там из дерева строят сегодня многоквартирные дома, и такому строительству оказывают государственную и общественную поддержку, поскольку жилье это считается экологически чистым…

Оксана Галькевич: Небоскребы даже строят.

Константин Чуриков: Вот. Самым высоким в мире зданием из дерева сейчас считается 14-этажный жилой дом в Бергене, это Норвегия. В Финляндии есть жилой комплекс…, который состоит из 6 8-этажных деревянных корпусов. В Ванкувере (это уже Канада) самые дорогие квартиры как раз в строящемся деревянном многоэтажном доме.

Оксана Галькевич: Кстати, вот в Лондоне сейчас разрабатывается проект 80-этажного небоскреба, это к слову о высотках таких. Апартаменты на нижних уровнях в Ванкувере имеют собственные террасы, с которых открывается шикарный вид на город, на горы. Три самые верхние квартиры в Ванкувере в этом доме займут целых 7 этажей, красота. Строительство будет полностью завершено только в 2020 году.

Константин Чуриков: Деревянные дома устойчивы к землетрясениям, поэтому в Токио планируется построить самую высокую в мире башню из дерева высотой 350 метров, она станет украшением города. Правда, насколько я помню, ее должны будут долго строить, до 2041 года, но японцы люди упорные, захотят и построят.

Оксана Галькевич: А вот скажите, пожалуйста, насколько это долгосрочные проекты? Построить, наверное, можно все что угодно, но насколько это долгосрочный материал?

Олег Панитков: Наша история доказывает долговечность этого материала. Например, Кижи, сколько лет уже стоят Кижи, соответственно, сделанные из дерева, более того, скажем так, по традиционным старым технологиям. Технологии, которые сейчас имеют развитие, по сути дерево – это возобновляемый материал, поэтому в него в последнее время наибольшие, скажем так, интеллектуальные инвестиции были сделаны. Столько инноваций за последние 20 лет в любом другом материале просто нет, и все эти инновации были настроены именно на нивелирование слабых сторон древесины, в том числе гниение, пожарная опасность и так далее, и усилие свойств, как раз долговечности, усилие несущих способностей и так далее; появились композитные материалы, тот самый материал, например, силтис, из которого строятся многоквартирные дома, это массивная клееная деревянная панель. То есть технологический рывок очень большой, более того, нормативы не только в нашей стране не успевают за развитием технологий, но и в той же Австрии, Канаде и так далее.

Оксана Галькевич: Олег Игоревич, а эти инновации все заграничные, зарубежные, или что-то и наше есть?

Олег Панитков: К сожалению, все сами технологические разработки, большинство из них зарубежные. У нас, к сожалению, государство в НИОКР не вкладывается. Для сравнения: вы упомянули Финляндию, 100 миллионов евро ежегодно инвестиции в научные разработки, связанные с древесиной, в Канаде огромный центр, около 0.5 миллиарда было вложено в создание национального научно-исследовательского центра. Но все технологии, большой плюс, представлены в России, это самый большой плюс, и как ни странно, технологическая база в России, наверное, самая молодая в Европе и в США.

Константин Чуриков: Нам многие зрители сейчас пишут, что просто мечтают, всегда мечтали жить в деревянном настоящем доме. При этом из Ленобласти нам пишет зрительница: "Сама раньше жила в деревянном доме, вам не советую, он у меня сгорел, сейчас живу в кирпичном, все хорошо", – бывают разные мнения.

Давайте узнаем, о чем мечтает Светлана из Самары. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, слушаю вашу программу, спасибо ведущим, очень люблю именно этот состав ведущих. Вы знаете, жить в деревянном доме, мне кажется, прекрасно, и если сохраняются технологии обработки дерева, если сохраняются какие-то учеты мировых стандартов, и конечно, сохраняется внутренняя политика страны, тогда, мне кажется, было бы все идеально и для здоровья. А если бы еще это элементами такими, как солнечные батареи, вообще бы, наверное, этим домам не было цены.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Ну да, потому что дальше возникает какая проблема? Подключиться и платить за коммуналку, за свет, за все остальное, это уже проблематично.

Оксана Галькевич: Коммуникации, инфраструктура.

Константин Чуриков: Давайте сейчас пообщаемся с жителем Перми, который уже 5 лет строит деревянный дом для своей семьи, его зовут Сергей Ковин. Добрый вечер, Сергей. Расскажите, пожалуйста, о своем опыте – каково это, строить деревянный дом? Вы его сами строите или кого-то наняли?

Оксана Галькевич: Готовый проект, готовые конструкции?

Сергей Ковин: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте, Сергей.

Сергей Ковин: Дом строим сами, уже несколько лет, получается, строим потихоньку. Залили сначала фундамент, потом подняли коробку, получается, из бруса, собрали крышу. Сейчас вот делаем отделку внутри.

Оксана Галькевич: С какими сложностями вы столкнулись, начиная от самого первого шага и до сегодняшнего дня?

Сергей Ковин: Особо больших сложностей не было. Единственное, у нас грунт маленько плохой, когда фундамент копали, очень много воды, в этом была небольшая сложность, а остальное в принципе все нормально.

Константин Чуриков: Сергей, а какие-то инфраструктурные проблемы, я не знаю, связанные с подключением коммуникаций или с каким-то регламентом, я не знаю, у вас возникали?

Сергей Ковин: Ну да, вот подводить газ получается домой. Хоть у соседей на участке уже газ есть, но провести газ как-то все сложно у нас.

Константин Чуриков: Сложно – это сколько? Чтобы мы просто могли на вашем примере оценить объемы инвестиций.

Сергей Ковин: Это порядка 100 тысяч рублей, хотя есть на соседнем участке.

Оксана Галькевич: А сколько вы уже вложили в строительство, сколько потратили за эти 5 лет?

Сергей Ковин: Где-то 1 миллион 700 тысяч приблизительно.

Оксана Галькевич: Сергей, а скажите, когда вы выбирали, вы, наверное, мечтали о своем доме давно. Когда вы выбирали между деревом и другими материалами, почему отдали предпочтение все-таки деревянному дому?

Сергей Ковин: Потому что каменный дом, кирпичный, мало ли, грунт ходит, еще что-то, все может треснуть, лопнуть, потом будет трещина, даже если кирпичный дом. А деревянный дом как бы и экологичнее получается, и практичнее.

Константин Чуриков: Сергей, как думаете, когда закончите уже строительство этого дома и туда переедите?

Сергей Ковин: Надеемся, что скоро, летом.

Константин Чуриков: Ну давайте, укладывайтесь в срок. Удачи.

Оксана Галькевич: Желаем вам скорейшего завершения и новоселья летнего. Это был Сергей Ковин, житель Перми, который уже 5 лет строит своими руками деревянный дом.

Константин Чуриков: Олег Игоревич, и все-таки зрители интересуются в плане страховки этого дома. Если это не ипотека, если это по сути такой условно обычный кредит, значит, страховать этот дом не надо будет?

Олег Панитков: Безусловно, страховка будет необходима, как у любого потребительского кредитования: когда мы машину покупаем, ее тоже необходимо…

Константин Чуриков: На случай невыплаты этого кредита?

Олег Панитков: Да, как автомобильный кредит, собственно, эта схема была взята из автопрома.

Константин Чуриков: Подождите, значит, все-таки этот дом, когда он уже, условно говоря, на моем участке, он находится в залоге, правильно?

Олег Панитков: Нет, он не является залогом, залог – это если вы потом возьмете ипотеку, предположим, под этот дом, что в принципе возможно, тогда он будет являться залогом. Первоначально это как автокредит, то есть, соответственно, вы можете взять под свое какое-то имущество, под свой доход и так далее, необязательно под залог этого дома.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вы сказали о том, что технологии стремительно развиваются, технологические нормативы у нас одни из самых молодых в мире. А вот, вы знаете, я помню, когда мы в предыдущий раз обсуждали эту тему, нам как раз специалист говорил, что с этим есть большие проблемы, что не поспевает эта нормативная база за развитием технологий. Соответственно, многое внедрить у нас не получается.

Олег Панитков: Возможно, я оговорился. Я сказал, что именно технологии самые передовые у нас присутствуют в России, а нормативная база, к сожалению, за ними не успевает, как и во всем мире. Но сейчас, собственно, вы сказали об опыте строительства многоквартирных домов, такой опыт есть и в России, в Санкт-Петербурге целый квартал построен деревянных домов, в Нижнем Новгороде порядка 60 домов многоквартирных построено, очень много домов по программам переселения из ветхого и аварийного жилья многоквартирных построено. Но, конечно, скажем так, планку 4-5 этажей, кроме вот этого квартала в 9 этажей, мы нигде не переходим, поэтому сейчас разрабатывается норматив строительства до 25 метров, то есть потихоньку нормативная база начинает догонять.

С точки зрения страхования: еще раз, мы говорим об индустриальном домостроении, которое, соответственно, делается в основном в условиях производства, в условиях завода, контролируется соответствие его нормативам и так далее, поэтому риски в принципе сравнимы с любой другой технологией, в том числе с ископаемыми материалами. Основные проблемы с деревянными домами – это их, как я сказал, "серое" строительство, соответственно, невыполнение нормативов. То есть где-то порядка 80% случаев, даже 90% случаев пожаров связаны именно с инженерными сетями, с проводкой, с печным оборудованием и так далее, это статистика МЧС.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Виктора из Подмосковья. Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Здравствуйте. Я по поводу сегодняшней вот этой вот поднятой темы. Я в 2002 году построил деревянный дом, привезенный из Архангельской области, из Вельска. 12 лет строил его своими руками, когда не было в магазинах ничего. Ну и что? В результате я его отделал под лак, а оккупанты мне его сожгли.

Константин Чуриков: Оккупанты?

Зритель: В 2009 году я построил новый дом.

Константин Чуриков: Какие оккупанты?

Оксана Галькевич: В Московской области?

Зритель: Ну иностранцы, земля нужна была. В 2009 году построил новый дом, за 2 года, но сделал я его не из бруса, не из дерева, а из пеноблоков автоклавных, это даже лучше и теплее, чем деревянный, и строится быстро, не надо никакой усадки, просадки, я построил 47 квадратов, одноэтажный дом за 1.5 миллиона рублей. Я сомневаюсь, что за такие деньги можно построить качественный деревянный с теплопроводностью хорошей и сопротивлением теплопередаче, которая для Московской области равняется 3.2 – это должна быть стена из дерева порядка 40-50 сантиметров. Вот такие вот… А когда 15 или 20, это недостаточно, или надо тогда газ, или электричество.

Константин Чуриков: Виктор, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Вы знаете, о чем я подумал? Мы вот сейчас обсуждаем тему самих домов, самих стен, а вопрос земли? Ведь это очень важно. Можно сколько угодно мечтать нам, нам и из Москвы, и из Подмосковья пишут, из других регионов, что да, хотят, но земля-то стоит недешево. Может, здесь как-то придумали одну программу, а о другой не подумали?

Олег Панитков: Вы знаете, все решить одним росчерком пера, к сожалению, невозможно.

Константин Чуриков: Ну двумя росчерками пера, это же программа, она же должна работать, правильно?

Олег Панитков: Ну спрос есть, опять-таки, возвращаясь к кредитованию. Даже при ставке кредитования в 15% порядка 10% домов еще раз заводского изготовления продавались по кредитам. Мы, соответственно, вот это постановление… Почему оно появилось? Потому что в том числе мы делали исследование, при снижении ставки до 10% это резко увеличивает кредит.

Оксана Галькевич: Повышает доступность таких домов.

Олег Панитков: Да, повышает доступность таких домов. То есть, условно говоря, желающих построить деревянный дом и так достаточное количество. С другой стороны, конечно, в глобальном смысле я с вами согласен, вопрос с землей, с сетями, потому что земля тоже без сетей, в общем-то, не очень нужна. Хотел вот Виктору ответить по поводу энергосбережения. Деревянные дома, мы в данном случае подразумеваем не только, скажем, срубовые конструкции, мы в том числе подразумеваем индустриальные каркасные технологии, можно достичь практически любых параметров энергосбережения, в том числе, например, в Москве был построен дом так называемый активный, который может производить даже больше, чем он потребляет. То есть с точки зрения параметров энергосбережения, скажем так, нет никаких проблем. С точки зрения стоимости строительства заявленная стоимость 45 метров, я не вижу проблема такой небольшой дом построить с применением деревянных конструкций даже более теплых, чем было указано.

Оксана Галькевич: Олег Игоревич, по части материала. Понятно, что у нас лесов много, но достаточно ли у нас качественной древесины как строительного материала?

Олег Панитков: Ну, конечно же, древесины у нас действительно достаточно. Единственное, доступность ее проблематична. Скажем…

Константин Чуриков: Вот это удивительно, кстати, очень такой интересный феномен.

Оксана Галькевич: "Древесины достаточно, но доступность проблематичная" – это как? Что вы имеете в виду?

Олег Панитков: Дорог нет в лесу.

Оксана Галькевич: А, понятно. То есть эту качественную древесину доставить до потребителя проблема?

Олег Панитков: Да, на дирижаблях можно.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы показывали несколько репортажей о том, как, например, в Иркутской области люди хотят сами построить своими силами, своими руками деревянный дом и ждут по какой-то льготной квоте от государства эти как раз-таки материалы строительные деревянные, но этих материалов нет, хотя при этом люди наблюдают, как замечательно все это дело уходит через границу в соседнюю нашу дружественную республику. Вот действительно, нас снабдят ли материалом, я имею в виду самих производителей? То есть не столкнемся ли мы, предположим, земельный вопрос решается, действительно дело задвигалось, но не столкнемся ли мы с дефицитом этих домов как таковых?

Олег Панитков: На сегодняшний момент из низкой покупательской способности предприятия загружены порядка 30-40%, а в принципе все обладают лесосырьевой базой для обеспечения 100% загрузки. Хотя еще раз говорю, в перспективе, конечно же, это одна из проблем, с которой мы можем столкнуться, и соответственно, в этом направлении тоже ведется работа. Конечно же, я считаю, нашему государству гораздо выгоднее, чтобы не доска, не сырье уходило за рубеж, а все-таки более инженерные материалы с большей добавочной стоимостью, и все перспективы для этого есть.

Константин Чуриков: И людям радость.

Оксана Галькевич: Олег Игоревич, у нас интересная такая ситуация: у нас два Владимира сейчас на телефонной линии из разных регионов, один с юга, другой из холодного региона. Ростов-на-Дону, Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здорова… по-казацки.

Константин Чуриков: Давайте, да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здоровеньки булы. Говорите уже.

Зритель: Ну отлично, здоровеньки булы – это близко нам, это наши братья по крови и братья по вере, запорожские казаки, правильно.

Оксана Галькевич: Давайте уже про деревянные дома.

Зритель: Вот, кстати, да, вы до того по-умному поставили тему, ее выстрадали казаки уже давным-давно. Мы давно хотим жить в деревянных не домах, а в деревянных казацких куреньях, тем более эти куреня у нас были цветные, одинаковых куреней у казаков никогда не было. Это специальная архитектура разработана была на протяжении очень многих веков. Есть такой профессор Лазарев, он сейчас на пенсии, он издал книгу о казачьей архитектуре и православном зодчестве казачьего юга России, и там вся эта красота показана, с VI по XX век включительно.

Константин Чуриков: То есть я правильно понимаю…

Оксана Галькевич: Вы бы с удовольствием жили в деревянном доме, правильно, Владимир?

Зритель: Ну конечно, в куренях, мы мечтаем.

Оксана Галькевич: Отлично.

Зритель: Даже вот сейчас прошли только выборы, мы на всех кандидатов в президенты отправили свои предложения, в том числе и президенту Путину. Мы знали, что он будет президентом, это не секрет ни для кого, не только для нас, для вас и подавно. И там, значит, нам сказали: "Спасибо, молодцы, что прислали, ждите ответа". А мы как раз раньше времени отослали.

Константин Чуриков: Ну вот видите, мы же чувствуем своего зрителя.

Оксана Галькевич: Владимир, спасибо большое, давайте стройте курень, рядом саманная хата (летняя кухня), а мы пока Сыктывкар, там тоже Владимир.

Константин Чуриков: И без потемкинских деревень, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Да. Владимир, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я проживаю в деревянном доме 5 лет, брус 150 на 150. И, конечно, он еще утеплен. Про экологию не знаю, потому что утеплители все у нас, скажем так, химия. У меня вопрос к вашему гостю. Размер его бруса, скажем, изделий, из чего они хотят делать или продавать дома, изготавливать, и есть ли расчеты, допустим, при данных размерах какое будет, скажем, потребление или газа, или электроэнергии, или еще каких-то, понимаете? То есть чтобы в тепле жить и тем более на севере. Допустим, сейчас предыдущий, Ростов-на-Дону, там, может быть…

Оксана Галькевич: Мы поняли, Владимир, простите, просто очень времени мало.

Константин Чуриков: В Ростове тепло, в Сыктывкаре холодно, мы понимаем.

Оксана Галькевич: Да. Олег Игоревич, ответьте на вопрос нашего телезрителя, очень мало времени у нас.

Олег Панитков: Да, сегодня вернулся как раз из Сыктывкара. О разных технологиях идет речь. Ассоциация объединяет около 80 компаний практически по всем технологиям. Безусловно, речь идет как минимум о соответствии нормам, а в большинстве случаев о превышениях. Сейчас лекцию читать о, скажем, необходимых сечениях и так далее, мне кажется, неуместно, опять-таки, мы готовы ответить через ассоциацию на этот технический вопрос.

Оксана Галькевич: Вы знаете что интересно? Запрос очень большой, не ожидали, что будет такой отклик на тему. Какой у нас результат получился, Костя?

Константин Чуриков: 84% хотят жить в новом деревянном доме, не хотят 16%. Самый главный вопрос, если можно, коротко: средняя цена готового деревянного дома – это сколько?

Олег Панитков: Средняя цена, подчеркиваю, с отделкой около 40-45 тысяч.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Олег Игоревич Панитков, генеральный директор Ассоциации деревянного домостроения, был у нас сегодня в студии.

Ну а мы вернемся к вам через несколько минут.

Список серий