• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Олег Лебедев: Закон об ответственном обращении с животными очень нужно принимать. Мы за это бьемся. И обязательно добьемся!

Олег Лебедев: Закон об ответственном обращении с животными очень нужно принимать. Мы за это бьемся. И обязательно добьемся!

Вера Серебровская: Приветствую зрителей "Экологических итогов". В студии Вера Серебровская. Сегодня Государственная Дума приняла во втором чтении закон об усилении ответственности за жестокое обращение с животными. В 245-ю статью Уголовного кодекса будут внесены изменения. Для живодеров предусмотрена ответственность – до 5 лет лишения свободы.

О том, как защитить животных от жестокости, а людей – от безответственности владельцев животных, поговорим с нашим гостем – это депутат Государственной Думы Олег Лебедев. Олег Александрович, добрый вечер.

Олег Лебедев: Добрый вечер.

Вера Серебровская: Чем можно объяснить тот всплеск жестокости по отношению к животным, который мы наблюдаем в последнее время, начиная от "хабаровских живодерок"? Вот недавний случай с собакой в Якутске, которую собственный хозяин облил водой и оставил умирать в будке без дна. Или Краснодарский… нет, Красноярский край, где подростки облили щенков и подожгли их. Выжил один щенок, потом его спасали целым городом. С чем связана такая жестокость людей?

Олег Лебедев: Ну, к сожалению, в средствах массовой информации, в Интернете, в различных сетях как снежный ком увеличивается количество различных роликов, различных передач, каких-то других материалов, которые фактически рекламируют жестокое обращение с животными. До чего дошло дело? Что даже в детских игровых каких-то материалах придумали "убей хомячка", еще там что-то сделай с придуманным, так сказать, питомцем.

И с этим надо бороться. Поэтому сегодня во втором чтении был принят законопроект об ужесточении ответственности за жестокое обращение. И в нем особо прописаны отягчающие обстоятельства – это демонстрация подобных сцен насилия именно в средствах массовой информации и в Интернете. Это очень правильно.

Вера Серебровская: Ну и в том числе, наверное, социальные сети, где также существуют такие группы, и их нужно блокировать.

Олег Лебедев: Да, эти группы надо блокировать через Роскомнадзор и другие надзорные органы.

Вера Серебровская: Какие животные, на ваш взгляд, наиболее беззащитны перед человеком?

Олег Лебедев: Ну, прежде всего, конечно, страдают животные, которые бродячие, которые без присмотра, потому что их отстреливают и догхантеры, их отстреливают специальные службы, которые, например, злоупотребляют – они вместо того, чтобы это делать по инструкции, они делают как им удобнее, устраивают какие-то охоты и прочее. Такие случаи были. И если это сопряжено с садизмом и с хулиганством – конечно, это жестокое обращение, в соответствии со статьей.

Вера Серебровская: Можно вспомнить случай в Магадане, когда отстреливали собак дротиками.

Олег Лебедев: И все это было на глазах у детей, эти собаки были в конвульсиях. И самое важное, что это видят жители, это видят дети. И именно общественная опасность для общества этих преступлений заключается в том, что это травмирует психику подрастающего поколения, что просто люди это видят. И здесь именно нравственный аспект, это преступление против нравственности.

Вера Серебровская: Животные, обитающие бок о бок с человеком, зачастую могут пострадать, что называется, поневоле. Ну, взять, к примеру, программу реновации жилья в Москве. Вот зоозащитники подсчитали, что под руинами снесенных пятиэтажек погибнут десятки тысяч кошек. И сейчас на связи со студией генеральный директор компании "Городская реконструкция пятиэтажек" и Ассоциации городских землевладельцев Валерий Чернышов. Валерий Николаевич, добрый вечер.

Валерий Чернышов: Добрый вечер.

Вера Серебровская: А как можно решить эту проблему, на ваш взгляд?

Валерий Чернышов: Вообще бережное отношение к животным и любовь к животным… Мы понимаем, что в пятиэтажках у жителей много проживает и в подвалах, и в квартирах, которые, скажем так, подкармливают животных, держат у себя. И конечно, в программе реновации нужно будет смотреть по поводу того, как быть с подвалами и теми бездомными животными, которые там проживают на данный момент. То есть это нужно будет следить, смотреть. И конечно, в первую очередь должны смотреть сами собственники, жители этих домов.

Вера Серебровская: Вот вы предлагаете, скажем так, не рушить старые дома, а их реконструировать. В этом случае животные, которые проживают, обитают в этих домах, они не пострадают? У вас есть какой-то контакт с жильцами, с зоозащитниками?

Валерий Чернышов: Ну, в квартирах, конечно, у многих… И у меня кот живет, черепаха живет. Конечно, когда будет реконструкция у нас в домах, то будем оберегать и стараться их на время строительных работ куда-то уносить. Естественно, мы все своих животных любим и будем их оберегать, в том числе как и дом бережем, который хотим реконструировать. Даже переезд для животных – это тоже небольшой, но стресс.

Вера Серебровская: Есть и вторая проблема, связанная с кошками в домах, недавно ее обсуждали на круглом столе в Госдуме. По существующему техрегламенту необходимо замуровывать все проходы в подвалах домов, и особенно зимой. В результате животные умирают в страшных муках без пищи и воды. В случае реконструкции дома планируются ли выходы для кошек? И могут ли жильцы сами решать, оставлять ли им какой-то проход? Я вообще не очень понимаю, чем этот регламент аргументируется. Тем, что дом замерзнет?

Валерий Чернышов: Здесь, конечно, есть трудность и большая проблема, потому что не все любят животных. Некоторые соседи не хотят, чтобы были крики, запахи какие-то, и пытаются препятствовать этому. Ну, в том числе много среди жителей пятиэтажек и тех, которые любят…

Вера Серебровская: Валерий, возьмите, пожалуйста, телефон в руки, а то немножко идут помехи по звуку.

Валерий Чернышов: Сейчас нормально?

Вера Серебровская: Телефон возьмите. А, нет, режиссеры подсказывают, что телефон сбросился. Продолжайте, пожалуйста, говорить. Попробуем так.

Валерий Чернышов: Бережное отношение и любовь к животным, которых жители держат у себя, питомцев, поэтому здесь уже… Понимаете, воспитать жителей невозможно. Те, кто любят животных, те, кто добрые, о них заботятся и понимают, они всегда такие. Они будут заботиться до конца дней. А те, кто не любит… Среди нас есть, к сожалению, такие жители, которые не держат животных у себя дома. И конечно, отношение к окружающим животным и обитающей среде…

Вера Серебровская: Валерий Николаевич, спасибо. На связи со студией был генеральный директор компании "Городская реконструкция пятиэтажек" и Ассоциации городских землевладельцев Валерий Чернышов.

А к нам присоединяется Юрий из Москвы. Юрий, добрый вечер, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Мне кажется, что агрессия связана с тем, как воспитан человек. Все с корней, все оттуда начинается. Вот этих фильмов, которые в нас вкладывали хорошее, сейчас таких фильмов, по-моему, не делают. Я смотрю каналы – и нет такого фильма хорошего и душевного в защиту природы.

Вера Серебровская: Большое спасибо за ваше мнение. Смотрите ОТР – здесь как раз показывают старые добрые фильмы в том числе.

Олег Александрович, что-то есть добавить про кошек и вообще бродячих животных?

Олег Лебедев: Да. Дело в том, что это должно быть цивилизованно. И очень много обращений от жильцов как раз по проблемам, когда заделывают эти отверстия в фундаменте. Это очень многих беспокоит, поэтому, конечно, это очень актуально, очень важно.

Вера Серебровская: Ну, можно даже вспомнить, что во время войны, после войны…

Олег Лебедев: Да, завозили специально кошек для того, чтобы бороться с тем обилием крыс, которое присутствовало. Ну и сейчас тоже эта проблема серьезная, количество крыс зашкаливает в подвалах. Это в любом российском городе. И в столице, и в районных центрах эта проблема повсеместная.

Вера Серебровская: Ну, если говорить о сельскохозяйственных животных… Ну, понятно, что тема – есть мясо или не есть мясо – это личный выбор каждого. Кто-то отказывается, в том числе и из нравственных соображений, кто-то из соображений здоровья. Ну, большинство, конечно, мясо ест, но тем не менее. Вот отношение к сельскохозяйственным животным должно как-то регламентироваться? Ведь многие сейчас в погоне за наживой тех же кур или индюшек держат в жутких совершенно условиях и пичкают антибиотиками – что, кстати, и вредно для здоровья человека в том числе.

Олег Лебедев: Конечно, это правильно, чтобы животные, которые разводят на фермах каких-то и так далее (это касается и пушнины, и "быстрого мяса", как говорится), чтобы это все было в соответствии с правилами. Потому что, конечно, предприниматели зачастую ради наживы идут на нарушение этих правил, чтобы больше и быстрее заработать, и животные начинают там в этих клетках себя поедать, мучиться и так далее. Это неправильно. Это сказывается и на качестве продукции. И вообще с точки зрения нравственной, с точки зрения моральной это очень неправильно. И переживают, когда об этом сообщения приходят, конечно, переживают и жители, и граждане, и особенно дети.

Вера Серебровская: Каждый владелец животных – неважно, домашних, служебных или сельскохозяйственных – должен осознавать свою полную за них ответственность. Если животных морят голодом, не лечат и не ухаживают за ними, то это тоже ничто иное как жестокое обращение. На связи со студией Наталья Исаева, жительница Рязанской области, где в эти дни кипят страсти вокруг Рязанского конного завода. Наталья, добрый вечер.

Наталья Исаева: Добрый вечер.

Вера Серебровская: Давайте для начала напомним телезрителям, что Рязанский конный завод раньше был очень известным, он выращивал для страны элитных лошадей, чемпионов мира и Олимпийских игр. А вот что произошло сейчас?

Наталья Исаева: Да, на заводе было очень ценное поголовье, это были лошади из личной конюшни Геринга, привезенные в 45-м году. А сейчас мы наблюдаем полное вырождение данных лошадей. Они закормлены уже на протяжении нескольких поколений… Это лошади, имеющие уже… То есть фактически генофонд был убит. Ну, как бы еще при прежнем директоре государственного завода это началось, но и при нынешних хозяевах, при нынешнем ООО "Рязанский конный завод"…

Вера Серебровская: То есть я так понимаю, что это государственное предприятие каким-то образом приватизировали – и оно стало частным, да?

Наталья Исаева: В 90-е годы его приватизировали, причем приватизировали с нарушением законодательства. Государственные заводы не имели права приватизировать. Люди подавали жалобы. В тот момент Министерство сельского хозяйства претерпевало какие-то пертурбации внутри самого себя, и поэтому им было не до завода, и завод по-тихому приватизировали. И дальше он был продан нынешним хозяевам, с 2003 года они владеют заводом.

Вера Серебровская: Мы сейчас видим на картинках, что некоторые лошади даже пали, по свидетельству очевидцев, да?

Наталья Исаева: По свидетельствам очевидцам, по спискам, поданным в отдел Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, пало пять голов тракененской породы – два жеребца, кобыла с жеребенком и жеребчик, чье фото сейчас было в эфире.

Вера Серебровская: А почему хозяевам не до лошадей своих?

Наталья Исаева: Ну, как бы, видимо, им гораздо более ценно иметь землю и какую-то недвижимость для продажи, нежели держать в надлежащем виде этих лошадей. Видимо, там какие-то свои причины, чтобы доводить лошадей до такого.

Вера Серебровская: Ну, я надеюсь, что правоохранительные органы и общественность вмешаются в эту ситуацию, и все-таки лошадей будут кормить. И надеюсь, что генофонд вот такой элитной тракененской породы удастся сохранить. Спасибо. На связи со студией была жительница Рязанской области Наталья Исаева.

Олег Александрович, как прокомментируете эту ситуацию и вообще ситуацию с жестокостью по отношению к лошадям?

Олег Лебедев: Ну, дело в том, что по этой достаточно резонансной проблеме поступали обращения. И я направил свое обращение правительственной телеграммой в адрес генерального прокурора и министра внутренних дел. Сегодня там идет серьезная, так сказать, разборка по поводу этих вопросов. И конечно, зашевелилось руководство предприятия. Правда, мне сообщают волонтеры, что на это предприятие вроде как привезли других лошадей, чтобы чиновники могли отрапортовать. И они отрапортовали, что упитанность лошадей, в общем-то, повысилась.

Но я думаю, что соответствующе органы разберутся в этих вопросах, проведут соответствующие экспертизы. А там есть целая методика проведения экспертиз – там берут анализ крови у лошадей, выясняют, те или не те лошади и так далее. Поэтому, конечно, мы должны бороться с такими фактами, но и не только в этом.

Понимаете, мы все видим, как в городах существует такой прокат, конный прокат, когда к нам подъезжают на лошади и говорят: "А вот дайте 200 рублей на "покушать" лошадке". Это все очень мило выглядит, но на самом деле это очень неправильно, потому что фактически лошадь, которую держат в гараже, она очень быстро стареет и умирает. Почему? Потому что лошади вообще нельзя ходить по асфальту – от этого у нее возникают болезни, у нее возникают заболевания костей, суставов. Это вообще губительно для здоровья и противопоказано.

И известно, что лошади надо 40 литров воды в день. Понятно, что мы не видим рядом этих ведер с водой с лошадьми и с этими прокатчиками. Поэтому, конечно, лошадь находится в стрессе. Ей надо двигаться. Она не двигается столько, сколько привыкла. И поэтому, конечно, когда она в стрессе, она может и неадекватно себя повести, а это создает угрозу для прохожих, которые проходят, и детей, и прохожих, и пожилых людей. Поэтому я согласен с тем, что подобный прокат лошадей должен быть лицензируемым для того, чтобы свести на нет все эти риски и защитить животных.

Вера Серебровская: К нам Людмила из Архангельской области присоединяется. Людмила, добрый вечер, мы вас слушаем. Что вы хотели сказать?

Зритель: Здравствуйте. Меня знаете какой вопрос интересует? Я хотела узнать, вот в новом законе предусматривается ли ответственность владельцев домашних животных как бы за животных? Потому что я помню, что несколько лет назад стоял такой разговор, чтобы учет был животных, вплоть до какого-то даже налога, чтобы люди как-то… А сейчас заведут на лето, на даче поиграют и бросят. Вот это, пожалуйста, и воспитание детей. Тут же пример такой. Я в своем детстве такого не помню, а мне 65 лет.

Вера Серебровская: Спасибо, Людмила, за вопрос. Это, наверное, немножко к другому закону относится.

Олег Лебедев: Можно я скажу? Ну, дело в том, что это другой закон. Есть два закона. Один – это 245-я статья Уголовного кодекса о жестоком обращении с животными, это один закон. А есть другой закон, который никак пока не принимается – по объективным и субъективным причинам – это закон "Об ответственном обращении с животными". Вот мы бьемся, чтобы его принять. И там должны быть отрегулированы те вопросы, которые вы подняли.

Ну, там много, там и ответственность… Понимаете, надо защитить животных от безответственности их владельцев и жителей опять же от безответственных владельцев домашних животных, которые не следят за ними (особенно опасны эти бойцовские породы), отпускают их отдельно гулять и так далее, заводят в квартирах много, так сказать, или собак, или кошек или в то же время, например, оставляют без питания, жестоко обращаются.

И конечно, я хочу сказать по поводу передвижных цирков, дельфинариев и так далее. Дело в том, что это тоже очень важный аспект ответственного обращения с животными, потому что мы помним, как дельфинов в бочках перевозили, мы с этим боролись. И сегодня очень трудно привлечь недобросовестных предпринимателей за подобные действия к ответственности, поэтому закон об ответственном обращении очень нужно принимать. И мы за это бьемся. И мы обязательно добьемся и примем его в интересах общества.

Вера Серебровская: Ну, если уж мы заговорили о дельфинах, то еще одна такая печальная новость: около месяца назад в Геленджикской бухте появился ослабленный дельфин. Это черноморская афалина, занесенная в Красную книгу. Он сразу привлек к себе внимание местных жителей, рыбаков и отдыхающих своим нетипичным для диких дельфинов поведением: все это время дельфин не выходит за пределы бухты, малоподвижен, висит на одном месте и почти не ныряет. Что же произошло с краснокнижным животным? Узнаем у сопредседателя общественного движения "Спасем дельфинов" Татьяны Белей. Татьяна, добрый вечер.

Татьяна Белей: Добрый вечер.

Вера Серебровская: Ну, во-первых, я хочу сразу уточнить, что тот дельфин, которого мы сейчас видели на экране, это немножко другой дельфин. Это тот, который пострадал, видимо, от такого жестокого обращения год назад. Что же с ними происходит, почему они себя так ведут и вот такой плачевный финал в результате?

Татьяна Белей: Выяснилось, что… Вы сказали уже, Вера, что местный биолог и активист обнаружил?

Вера Серебровская: Нет.

Татьяна Белей: У него на спинном плавнике, у этого дельфина, находится радиопередатчик, он закреплен двумя большими болтами. И для этого было пробито насквозь две дырки. Надо сказать, что спинной плавник для дельфина – это не украшение, а это терморегуляция, гидродинамика, там проходит множество важных сосудов. И конечно, сама эта операция очень болезненная. И дельфину невозможно сделать наркоз в связи с его дыхательными особенностями.

Вера Серебровская: То есть я так поняла, что это не живодеры какие-то, а это некий научный эксперимент?

Татьяна Белей: Да, выяснилось, что это научное исследование, которое проводится учеными из Института экологии и эволюции, и таким образом изучают сезонные миграции китообразных, и таким образом хотят защитить дельфинов от чего-то. И получается, что вот такая своеобразная защита… Дельфин еще чуть-чуть и, не дай бог, погибнет. Такие методы не применяются нигде в мире из-за их неэффективности и высокой смертности.

Вот вы показывали сейчас видео. Как раз мы совершенно случайно в Интернете нашли видео, оно было снято год назад в Тамани, там проводят отлов дельфинов. И обнаружены были такие же болты, мы увидели такой же передатчик. То есть такие исследования проводятся не впервые. И дельфин просто сейчас в очень сложной ситуации. И непонятно, как поступать, потому что он уже к людям не хочет идти, естественно, они принесли ему много зла. Но если его оставить в таком состоянии, он может погибнуть. А если его отловить и сделать опять повторно эту операцию по извлечению этого радиоприемника, то есть радиопередатчика – это тоже дополнительный стресс, и это может привести к самым ужасным последствиям.

Вера Серебровская: Ну, нам остается обратиться к этим ученым из этого института с настоятельной просьбой снять этот датчик и какие-то более гуманные эксперименты проводить, тем более над краснокнижными…

Татьяна Белей: Получается, что эти эксперименты абсолютно бессмысленны. То есть дельфины сидит на одном месте, он не показывает никакой сезонной миграции, он никуда не может уплыть. И получается эксперимент по тому, сколько продержится эта метка и выживет ли дельфин вообще.

Вера Серебровская: Татьяна, спасибо. На связи со студией была сопредседатель общественного движения "Спасем дельфинов" Татьяна Белей.

Олег Лебедев: Я хотел бы добавить, что действительно эта ситуация достаточно показательна. За этим дельфином, как он мучается, наблюдают дети по всей набережной, они смотрят и переживают. И жители города Геленджика тоже в недоумении.

А вообще для дельфина вот этот его плавник играет большую роль в его жизни, в его организме, потому что это и стабилизация, и маневренность движения, и терморегуляция, и кровоснабжение, и так далее. Поэтому, когда эти ученые просверлили ему ради непонятных опытов плавник, они фактически ему нанесли серьезные повреждения. И им надо задуматься, ученым, захотели бы они себе просверлить ухо, нос, я не знаю, еще что-то, чтобы поставить какой-то радиопередатчик. Я думаю, не захотели бы. Поэтому ученым надо думать головой, если они ученые. Прежде всего они должны думать, как это отразится на психике детей и жителей города.

Вера Серебровская: Возвращаясь к 245-й статье Уголовного кодекса о жестоком обращении с животными. В принципе, все зоозащитники поддерживают то, что ответственность увеличена, и то, что эту статью перевели из разряда легких в разряд средних. Но тем не менее статистика такова, что за год по этой статье осуждается всего несколько десятков человек, то есть один случай на регион, даже меньше. Почему так происходит? Потому что статья не работает. Ну, в лучшем случае статья хотя бы куда-то доходит, а в худшем – вообще дело не заводят.

Олег Лебедев: Действительно, эта статья нерабочая. И я думаю, что обычное увеличение сроков не приведет к тому, чтобы эта статья заработала. Понятно, что необходимо вести разъяснительную работу с людьми, с гражданами. Мне многие люди на встречах вообще выражают недоумение и говорят: "Как? А разве есть такая статья о жестоком обращении с животными?" Люди не знают. Об этом надо говорить.

И конечно, сегодня в Министерстве внутренних дел нет даже методических рекомендаций, как расследовать это преступление. Потому что по каждой статье – по грабежу, по убийствам, по воровству – есть методички, то есть следователь знает, как расследовать, все расписано, а по этим преступлениям нет. И конечно, правоохранители открыто говорят, что когда у человека убили кошку и украли шапку, то в первую очередь они занимаются расследованием по шапке, а кошка идет во вторую очередь. Ну, это психология. Тоже необходимо, конечно, разъяснять.

Плюс экспертиза, которая в системе Минюста. Надо включать дополнительных экспертов, которые именно будут оценивать степень увечий и так далее. А у нас сегодня даже не прописано, что такое увечья в отношении животных. Поэтому мы будем еще возвращаться к доработке 245-й статьи, потому что, конечно, главное, чтобы эта статья заработала, главное, чтобы можно было привлекать именно живодеров и они не могли бы уйти от ответственности.

Вера Серебровская: Наверное, самое главное – это все-таки пропаганда гуманизма на телевидении, чем мы собственно и занимаемся на Общественном телевидении России.

Олег Лебедев: И пропаганда, да, совершенно верно.

Вера Серебровская: Большое спасибо. Гостем студии был депутат Государственной Думы Олег Лебедев. Ну а у меня на этом все. Берегите природу! И до встречи через неделю.

Список серий