Анна Костромина и Дмитрий Добротин: Как подготовиться к госэкзамену по химии

Оксана Галькевич: Юра, ты так быстро "откланял" Тимура Уразбахтина, а я хотела его спросить, любил ли он химию в школе. Ну хорошо, спрошу тебя. Ты как?

Юрий Коваленко: Я любил, это один из моих любимых предметов, на самом деле.

Оксана Галькевич: Любил, да? Органическую, неорганическую?

Юрий Коваленко: Органическую, я за естественность.

Оксана Галькевич: Ну давай, сейчас будешь отдуваться за всю российскую журналистику. Уважаемые друзья, это наша рубрика "О ЕГЭ предметно". Сегодня будем говорить о едином государственном экзамене по химии. Расскажем о том, как экзамен проходит, дадим некие рекомендации – не мы, конечно, а наши гости, эксперты в студии – как к экзамену готовиться лучше, и расскажем о некоторых критериях, как оцениваются знания учащегося.

Юрий Коваленко: Специалист Федерального института педагогических измерений даст совет, что можно взять на экзамен, чем на нем пользоваться и как самостоятельно оценить свои знания, где их можно проверить. Давайте тогда и разбираться.

Оксана Галькевич: Но прежде, может быть, справочку дадим по экзамену, именно по ЕГЭ по химии. Дело в том, что вы все знаете, уважаемые друзья, что есть экзамены обязательные, а есть экзамены по выбору. Так вот химия – это предмет по выбору. Оценка по этому предмету необходима для поступления на химический, химико-технологический, медицинский, биологический факультеты, а также при поступлении на специальности, которые связаны с организацией общественного питания, например, строительством, легкой промышленностью. Поэтому экзамен этот сейчас очень популярен, насколько популярен, буквально через секунду-другую выясним у наших гостей. В прошлом году его в нашей стране сдавали около 74 тысяч человек. Для успешной сдачи экзамена необходимо набрать 36 тестовых баллов, но в прошлом году эту планку не смогли, к сожалению, преодолеть 15% сдававших экзамен. При этом средний балл на экзамене был равен 55 баллам.

Юрий Коваленко: Экзамен длится 3.5 часа, за это время необходимо сделать несколько заданий, о которых сейчас, собственно, речь и пойдет.

А говорим мы сегодня с нашими гостями: у нас в студии Дмитрий Добротин, руководитель Федеральной комиссии разработчиков КИМ ЕГЭ и ОГЭ по химии, и Анна Костромина, учитель химии московской школы №1028. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, уважаемые гости, Дмитрий Юрьевич, Анна Ивановна.

Анна Костромина: Здравствуйте.

Дмитрий Добротин: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Уважаемые телезритель, подключайтесь, пожалуйста, к нашей беседе. Если вдруг вы молодой человек и учитесь сейчас в 9-11-х классах – заранее ведь ребята выбирают себе профессию, специальность – пожалуйста, звоните нам, задавайте вопросы, потому что у нас в студии человек, который непосредственно занимается подготовкой этих самых тестовых заданий ЕГЭ по химии, уважаемые друзья. Если вы педагог, пожалуйста, звоните, пообщаетесь с Анной Ивановной, которая расскажет вам, как правильно готовить ребят к экзамену. Если вы родитель и тоже сопереживаете, тоже звоните и тоже о чем-нибудь спрашивайте нас. Уважаемые друзья, пишите, звоните нам, на SMS-портал присылайте ваши сообщения – 3443, первые буквы "ОТР".

Скажите, пожалуйста, мы сказали о том, что сейчас это очень популярный, распространенный экзамен, 74 тысячи сдавали только в прошлом году. Какая прибавка по сравнению с 2016-2015-и гг.? – динамика какая?

Дмитрий Добротин: Честно говоря, динамика практически никакая. То есть у нас стабильный контингент тех, кто выбирает наш экзамен. То есть за последние…

Оксана Галькевич: Сложный просто экзамен, на самом деле.

Дмитрий Добротин: Да, в том числе, наверное, по причине его сложности, наверное, по причине его конкретности и достаточно все-таки высоких требований. Вот та цифра, которую вы назвали, 15% все-таки не преодолевают эту планку, как раз отражает, что там есть нам чем подумать, а значит, есть то, над чем задуматься при подготовке и системно построить подготовку к экзамену.

Юрий Коваленко: А вот достаточно ли школьной программы, для того чтобы подготовиться к ЕГЭ по химии, или все-таки необходимо брать репетитора? Потому что 15% уже говорят о том, что каждый 7-й не может сдать этот экзамен.

Дмитрий Добротин: Здесь, наверное, надо сказать, что очень важный момент, на каком уровне в школе изучается химия. И очевидно, что если курс изучается в объеме 1 час в неделю, конечно, предполагается какая-то дополнительная подготовка, и это необязательно репетитор, это может быть просто очень хорошее взаимодействие с учителем, но тогда большая нагрузка ложится на самого ученика, самостоятельность он должен проявить. Если же это классы с углубленным изучением, то в принципе, как правило, подготовки и времени на подготовку хватает в том числе без привлечения репетиторов. В этом плане как раз Анна Ивановна абсолютно точно может поделиться своим опытом, потому что очень многое зависит и от личности учителя, и от того, как он умеет спланировать подготовку ребенка. Поэтому здесь это такой момент взаимодействия, выстраивания взаимодействия учителя и ученика, если мало часов. Если больше часов, там легче подготовка, точно успевают. Наверное, минимум 3 часа необходимы для…

Оксана Галькевич: А "мало часов" – это вы имеете в виду обычную школу…

Анна Костромина: Да, это базовый уровень.

Оксана Галькевич: А побольше – это специализированное, углубленное изучение, да?

Анна Костромина: Да, профильный уровень.

Оксана Галькевич: Вы в такой школе преподаете, в таком классе, или вы все-таки в обычной общеобразовательной?

Анна Костромина: У меня есть базовый уровень преподавания химии и профильный уровень преподавания химии в 10-11-х классах.

Оксана Галькевич: И вот как ребята, которые выбирают этот предмет для сдачи в качестве единого государственного экзамена… Вы просто даете им какие-то дополнительные задания? Вы их организуете вокруг себя на какую-то дополнительную работу, остаетесь после уроков? Как вы выстраиваете это взаимодействие, о котором говорит Дмитрий Юрьевич?

Анна Костромина: Существует программа, по которой мы обучаем, существуют у нас кодификаторы, спецификации, которые позволяют нам детей готовить к единому государственному экзамену. Но все обучение построено как раз-таки не для того, чтобы подготовить ребенка именно решать тестовые задания, а научить ребенка мыслить. Потому что если в КИМе произошло изменение хотя бы малейшее формулировок, ребенок растеряется, если мы не научим его мыслить. Поэтому прежде всего учим мыслить, рассуждать логически.

Юрий Коваленко: То есть одних формул недостаточно, необходимо какое-то творчество и пространственное мышление, чтобы понять, как все это..?

Анна Костромина: Нет, одних формул никогда не было достаточно.

Дмитрий Добротин: Я здесь просто хочу добавить, что, конечно, чем больше вообще вариантов заданий не только в тестовой форме – ОГЭ, ЕГЭ – а чем более разнообразны, чем больше ребенок тренируется, тем более спокойно он выходит на экзамен. Поэтому вот эта подготовка, конечно, не должна строиться только в направлении заданий, которые включатся в контрольно-измерительные материалы. То есть здесь вариативность в плане заданий и в плане уровня этих заданий, конечно, самому ребенку показывает, что он может, он справляется, и на этапе непосредственно написания варианта это, конечно, придает ему уверенность и спокойствие, а это очень важно на экзамене.

Оксана Галькевич: Дмитрий Юрьевич, вы как человек, который, собственно, и формулировками этих самых заданий занимается, вы стараетесь позаковыристее как-нибудь, посложнее, или наоборот, ничего лишнего, чтобы было понятно?

Дмитрий Добротин: Вы знаете, тут зависит от формы задания. Потому что есть задания, которые должны непосредственно выводить ребенка на очень конкретный ответ при всем при том, что он, конечно, должен размышлять. То есть у нас практически нет заданий на репродукцию "знаешь или не знаешь", то есть все равно какой-то процесс размышления предполагается. Есть задания, которые подводят ребенка к необходимости выстраивать какие-то логические цепочки, причинно-следственные связи; есть задания, которые предполагают создание некоего модельного эксперимента, когда ребенок должен по условию задания воспроизвести в своем образном мышлении те процессы, которые протекают с веществами, то, как они изменяются в процессе протекания химических реакций. Поэтому создание образов и работа, может быть, на формирование образов… Учителя, конечно, этим занимаются, в том числе, конечно, этому должен способствовать химический эксперимент, который все-таки во многом отличает наш курс от многих других.

Оксана Галькевич: Давайте об эксперименте еще тоже поговорим. Давайте послушаем нашу телезрительницу Татьяну из Нижнего Тагила. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Вы мама или педагог?

Зритель: Я мама того, кто в прошлом году сдавал экзамен по химии в 11 классе, и педагог тоже, но не по химии. Хотелось бы задать вопрос тем, кто создает эти тесты ЕГЭ: почему учебник у них базовый уровень, на нем написано так, и урок один-единственный в неделю, о каких экспериментах можно на нем говорить? Почему хотят большего от них? Конечно, мы за свой счет, так сказать, проходили все, что…

Оксана Галькевич: С репетиторами то есть, да?

Зритель: …за пределами учебника и, конечно же, нарешивание задач гораздо сложнее, чем в учебнике.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Татьяна. Это, наверное, и вам тоже вопрос.

Анна Костромина: Это как раз то, о чем я и говорила. Если вы уже определились заранее, что ребенок идет поступать в ВУЗ, где требуется экзамен по химии, значит, уже после 9 класса нужно четко определиться, что нужно химию изучать на профильном или углубленном уровне. Потому что, конечно, базовый уровень не даст нам той возможности, того большого объема информации, который нужен ребенку, и это все ложится дополнительно на плечи ребенка. То есть больший объем информации придется ребенку самому осваивать, больше проявлять самостоятельности. Хотя, опять-таки, педагог рядышком, педагог может направить, дать определенные задания и проверить.

Оксана Галькевич: А педагог готов? Попался у вас такой, знаете, очень любознательный, но без репетитора, и вот пристает постоянно с вопросами: "Дайте задание". Педагог, ваши коллеги сейчас готовы уделять внимание такому дотошному?

Анна Костромина: Я думаю, что да. Такие дети всегда очень интересны, очень интересны.

Оксана Галькевич: Вы знаете, как будто это счастье. На самом деле мне кажется, что да, это…

Анна Костромина: Для учителя это счастье, когда такие дети.

Юрий Коваленко: Интерес в глазах школьника.

А все же какие из заданий считаются заведомо легкими, а какие чаще всего проваливают на экзамене?

Анна Костромина: Достаточно сложными являются расчетные задачи. Это традиционно сложно, потому что включают в себя они не только нашу химическую науку, но и математическую составляющую, от этого никуда не уйдешь.

Юрий Коваленко: То есть если плохо с математикой, с химией будет тоже беда?

Анна Костромина: Ну не могу сказать, что дети, сдающие химию, имеют проблемы с математикой, но иногда случаются казусы расчетного плана. То есть нужно в комбинации все это. Поэтому, как правило, детям сложнее вот именно расчетные задания даются.

Юрий Коваленко: А легче?

Анна Костромина: А легче – это первая часть наша, традиционная, где достаточно даже бывает и базового уровня знаний, если ребенок трудится самостоятельно.

Юрий Коваленко: Ну к примеру, какой-нибудь вопрос из первой части.

Анна Костромина: Я думаю, что самые простые для детей вопросы – это по периодической системе химических элементов.

Оксана Галькевич: У-у-у, это, мне кажется, даже мы с Юрой сейчас…

Юрий Коваленко: Это "Назовите 48-й элемент" или что?

Анна Костромина: Нет, почему? Элементы даны, то есть перечислены элементы, и их нужно расположить в определенной последовательности.

Дмитрий Добротин: Например, в порядке возрастания радиусов атомов.

Анна Костромина: Да.

Дмитрий Добротин: Достаточно легко дети справляются с классификационными заданиями, на классификацию – это установление соответствия между формулой вещества и классом, группой, к которой он принадлежит, дети достаточно успешно с этим справляются. Наверное, это в том числе и потому, что начинают эти задания отрабатывать еще на этапе – как раз то, о чем говорила Анна Ивановна – 8-9-х классов, потом это только совершенствуется. И есть некоторый материал, который прирастает уже в 10-11-х классах, в том числе органика, например, органическая химия начинается в 10 классе. Конечно, вопросы в этом плане, по этому разделу тоже нередко вызывают, может быть, чуть большие затруднения; может быть, это связано со спецификой записи формул органических веществ, которые нередко записываются в развернутом виде, и для детей с, может быть, недостаточно развитым образным мышлением это вызывает дополнительные трудности. Поэтому такие трудности тоже бывают в этом плане.

Оксана Галькевич: Два звонка в очереди, принимаем?

Дмитрий Добротин: Принимаем, конечно.

Оксана Галькевич: Из Петербурга тоже Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Из Петербурга я, Екатерина Юрьевна.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, прошу прощения, неправильно мне сказали.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Я сама заканчивала Институт Герцена по специализации "Химия", но, к сожалению, не смогла работать в школе, но оба сына у меня сдавали ЕГЭ волевым решением мамы. И вы знаете, я хочу сказать, что на самом деле…

Я согласна с Анной Ивановной, что очень важна именно логика в химии, то есть на самом деле в ЕГЭ очень много заданий, связанных с исключениями из общих правил. На самом деле действительно дети не знают их и не должны, может быть, знать. Может быть, действительно больше обратить внимания на логику химии? На самом деле очень жалко, что ушли из программы учебники Рудзитиса и Фельдмана, на самом деле они сейчас занимаются в основном по Габриеляну, там очень… Там не всегда выдержана химическая логика. Поэтому мне кажется, что на это тоже стоит обратить внимание в школах при подготовке к ЕГЭ и ОГЭ, чтобы вернулись все-таки к классике. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Квалифицированное мнение, авторитетное мнение, опыт вашего коллеги.

Дмитрий Добротин: Да.

Анна Костромина: Да, более чем.

Дмитрий Добротин: Наверное, можно отчасти согласиться, что учебники играют действительно большую роль, и то, насколько логично изложен сам материал учебника и то, насколько учителю удается эти логические умения сформировать, причем, опять же, не только на заданиях, но и на вопросах, которые предполагают полные развернутые ответы. То есть опять же вот это умение ребенка формулировать полно и развернуто, мне кажется, и по жизни очень важное умение, но когда ребенок еще и говорит на научном языке с использованием химической терминологии, это тоже очень здорово развивает его мышление. Поэтому…

А что касается качества учебников, то есть определенные проблемы. Но здесь надо что, наверное, сказать? Сколько людей, столько и мнений. Потому что я знаю, что, например, есть достаточно большая группа учителей, которые с симпатией относятся к учебнику Олега Сергеевича Габриеляна, в то же время, например, имеют претензии к учебнику других авторов, которые были названы – Рудзитис, Фельдман.

Оксана Галькевич: Кстати говоря, давайте попросим наших режиссеров показать сайт ФИПИ, на котором, уважаемые друзья, есть открытый банк заданий единого государственного экзамена за предыдущие годы. Вот вы открываете страницу ФИПИ, находите этот открытый банк заданий, кликаете, сейчас он у меня откроется, выбираете здесь предмет, который вы намерены подготовить для единого госэкзамена (в данном случае сегодня у нас химия) – тут открывается, смотрите: "Теоретические основы химии", "Неорганическая химия", "Органическая химия"…

Дмитрий Добротин: Разделы основные.

Оксана Галькевич: Разделы, да. В органическую мне даже страшно заглядывать, какие там вопросы.

Я хотела спросить Анну Ивановну: скажите, это в принципе хороший метод подготовки к единому госкзамену – прорешивать просто задания за предыдущие годы?

Анна Костромина: Да, это очень удобно.

Оксана Галькевич: Очень удобно.

Анна Костромина: И детям удобно.

Оксана Галькевич: То есть это можно в любой точке нашей страны делать? Не у всех есть возможность, может быть, с репетиторами дополнительно заниматься. Если человек, так скажем, настроен на какую-то задачу, на победу, на решение подтянуть себя по химии, неплохо подготовиться к экзамену, может быть, даже и поступить...

Дмитрий Добротин: Да-да, конечно. Так и надо рассчитывать, что обязательно поступишь. И здесь банк все-таки, вы знаете, как одна из составляющих подготовки. То есть если только замыкаться на заданиях банка, то абсолютно согласен с Анной Ивановной, что есть ситуация, что вариативность этих заданий может поставить в тупик, что "Я решал вот такие задания, встретилось немножко другое", ребенок начинает теряться. Поэтому здесь надо более разнообразные задания решать и на каком-то этапе переходить уже на решение вариантов, чтобы понимать, как планировать время на решение, может быть, даже в каком порядке решать какие части.

Оксана Галькевич: А вот как? Расскажите, в каком порядке решать какие части. С чего надо начинать? – наверное, с самого простого?

Дмитрий Добротин: Да. Вообще психологи рекомендуют действительно идти от простого к сложному, и если задание вызывает какие-то очень серьезные трудности, пропускать его и идти дальше. Я знаю достаточно большое количество детей-выпускников, которые начинают как раз с более сложной части, потому что там ты вынужден записывать все подробно, таким образом, ты сразу погружаешься в мир именно знаков и образов, а потом, как бы активизировав свой мозг, ты переходишь уже к тем заданиям, которые предполагают более, скажем так, возможность выбора из предложенных вариантов, возможность опоры на оставленные формулы.

Анна Костромина: Более простые действия.

Дмитрий Добротин: Да, более простые действия.

Анна Костромина: Сколько детей, столько будет методов.

Оксана Галькевич: Вы не настаиваете, никогда не говорите, что "Вот только вот так делать, начинаем с простого и дальше к сложному?"

Анна Костромина: А нет смысла. Ребенка нельзя ломать, он должен продумать, как он будет делать…

Оксана Галькевич: Редко услышишь от нашего педагога такое.

Анна Костромина: Наша работа заключается в том, чтобы направлять, то есть предложить варианты, так попробовать и так попробовать, ребенок должен выбрать. То есть я считаю, что это очень важно, чтобы ребенок выбрал.

Юрий Коваленко: Есть ли какие-то подвохи на экзамене? Все-таки химия – это такой достаточно практический предмет. Есть ли какой-то практический опыт во время экзамена, или это исключено?

Дмитрий Добротин: Именно проведение опытов в ЕГЭ не предполагается, в ОГЭ есть модель, которая предполагает проведение эксперимента. Если мы говорим про ЕГЭ, то тем не менее есть задания, выполнение которых очень точно опирается на умение проводить эксперимент и на знание, например, признаков протекания химических реакций.

Юрий Коваленко: То есть качественная реакция какая-то.

Дмитрий Добротин: Таких заданий порядка 3-4 как минимум в едином государственном экзамене точно есть, поэтому экспериментальная составляющая играет важную роль.

Оксана Галькевич: Ирина из Москвы, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот я тоже мама, мы готовимся второй раз уже проходить ЕГЭ. Старший ребенок у меня уже проходил ЕГЭ, мы очень успешно сдали и поступили во все ВУЗы. Но вот хотелось бы сейчас пожелание такое составителям программ ЕГЭ. У нас же сейчас принят федеральный образовательный государственный стандарт в образовании и учебники, и вот хотелось бы, чтобы все эти программы, которые составляются для ЕГЭ, были в пределах федерального образовательного государственного стандарта были, чтобы не загружать ребенка занятиями с репетиторами. Потому что как бы ни для кого не секрет: чтобы успешно сдать ЕГЭ, нужно заниматься с репетитором, но это ложится большая нагрузка на ребенка. Мы, конечно, все успеваем, все сдаем, делаем, но как бы вот подумать: ребенок учится, 11 класс в основном 7 уроков, и представляете, после 7 уроков он еще бежит куда-то к репетиторам. Это практически каждый день, потому что 4 экзамена надо сдать, по 4-м предметам мы готовимся. Мы сдали все успешно, но это была очень большая нагрузка для ребенка.

Оксана Галькевич: И для родителей тоже, да.

Зритель: Хотелось бы чтобы все эти составления ЕГЭ были в пределах школьной программы, это мое пожелание как мамы, которая как бы все это видела.

Оксана Галькевич: Да, Ирина, спасибо большое. Очень много сообщений, кстати говоря, на нашем SMS-портале – спрашивают, почему вопросы по органике из профиля. "Почему в ЕГЭ встречаются ошибки?", – пишет нам Белгородская область (не знаю, на чем основано это мнение). "Почему задания открытого сегмента ФИПИ не систематизированы по химии элементов и нет ответов?", – спрашивает Волгоградская область. Если можно, очень коротко.

Дмитрий Добротин: В принципе ответы там должны быть, потому что это действительно тренировочный банк. А что касается уровня требований, то все-таки надо четко понимать: есть базовый и есть повышенный, и задания единого государственного экзамена составлены именно на двух уровнях, на базовом и повышенном, поэтому повышенный уровень, конечно, ориентирован не на часовое изучение, а на изучение в большом объеме времени.

Оксана Галькевич: Анна Ивановна, допущен ли сейчас к изучению предмета химии учебник Хомченко, спрашивают ваши коллеги.

Дмитрий Добротин: Это пособие для поступающих в ВУЗы.

Анна Костромина: Это не учебник, это пособие.

Дмитрий Добротин: Как такового учебника такого нет.

Анна Костромина: Это как дополнение для желающих.

Оксана Галькевич: Спасибо, уважаемые друзья, спасибо нашим экспертам. Всем, кто готовится к экзамену по химии, мы желаем удачи, уважаемые друзья.

Юрий Коваленко: Ни пуха ни пера, точнее.

Оксана Галькевич: А 100-балльников, кстати, много?

Дмитрий Добротин: 0.49%, это достаточно много. 0.5% – это хороший показатель, один из самых высоких по сдаваемым предметам.

Оксана Галькевич: Очень здорово. Желаю вам 1% 100-балльников в ЕГЭ этого года.

Дмитрий Добротин: Спасибо.

Анна Костромина: Спасибо.

Оксана Галькевич: У нас в студии сегодня, уважаемые друзья, были Дмитрий Юрьевич Добротин, руководитель Федеральной комиссии разработчиков контрольно-измерительных материалов ЕГЭ и ОГЭ, и Анна Ивановна Костромина, учитель химии московской школы №1028. Спасибо большое.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Оксана Галькевич: А мы не прощаемся с вами, вернемся через несколько минут.

Дмитрий Добротин: Спасибо вам.

Анна Костромина: Спасибо.

Список серий