• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Виталий Киселев: Лодку из стеклопластика, конечно, можно сделать быстрее — за 3 дня. Но каяк из дерева гораздо красивее!

Виталий Киселев: Лодку из стеклопластика, конечно, можно сделать быстрее — за 3 дня. Но каяк из дерева гораздо красивее!

Тамара Шорникова: Продолжаем программу "Отражение". Колледж или институт, практика и оформление по трудовой. Для многих специалистов это стандартный путь получения профессии. А что если работа перестала приносить удовольствие или зарплата далека от ожиданий? Можно получить второе образование или осваивать новое дело в свободное от основной работы время. Это рубрика "Профессии". Сегодня у нас в гостях судостроитель, заместитель директора судостроительной компании, а еще 4 года назад Виталий Киселев был моряком, который решил построить лодку.

Виталий Киселев: Добрый день.

Тамара Шорникова: О том, как там вышло, расскажем сразу после сюжета. Мы сняли материал о буднях судостроителя. Давайте посмотрим, а потом обсудим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Это зарплаты на предприятиях. Сколько зарабатывают в частном бизнесе, узнаем. Но сначала подключим к разговору наших телезрителей. У нас прямой эфир. Поэтому звоните, пишите, задавайте вопросы нашему гостю. И, кстати, не забывайте про наш чат на сайте. Там все сообщения тоже читаем. Виталий, расскажите, когда решили построить первую лодку, что подтолкнуло к этой идее?

Виталий Киселев: Первую лодку я решил построить, когда немножко жил в Черногории. Хотелось иметь свой небольшой бизнес. И искал судно, чтобы купить его. Но так как клиенты хотели очень больших денег, я решил попробовать…

Тамара Шорникова: А вас это категорически не устраивало?

Виталий Киселев: Да, я решил построить самостоятельно. Посмотрев ролики, почитав информацию, думал, что можно построить уже самому.

Тамара Шорникова: Оправдались ожидания?

Виталий Киселев: Да, я построил первый каяк, который в принципе был удачный, и на нем покатались немножко.

Тамара Шорникова: Вы так говорите об этом - "посмотрел ролики на Youtube, подумал, почему бы не построить лодку", как будто речь идет о скворечнике. Все-таки плавсредство, которое должно быть безопасным, которое должно плыть по заданной траектории. Не было страха перед абсолютно новым, неизвестным делом?

Виталий Киселев: Конечно, был небольшой страх. Пришлось изучать информацию, многое все-таки смотреть, читать и изучать. Но первая модель в принципе была довольно успешной.

Тамара Шорникова: Сколько проплыла?

Виталий Киселев: Километр. Мы покатались целый день на ней. Были рады.

Тамара Шорникова: То есть просто опробовали? Не утонула?

Виталий Киселев: Да, просто опробовали, покатались.

Тамара Шорникова: Понятно. По первой специальности вы судоводитель. Где получили образование?

Виталий Киселев: Мурманск. Там учился, ходил в море. Была первая практика на барке "Седов". И море до сих пор не отпускает.

Тамара Шорникова: Куда ходили на этом судне?

Виталий Киселев: На "Седове" мы ходили по Северному морю (Норвегия, Германия).

Тамара Шорникова: А какой общий срок опыта под парусом?

Виталий Киселев: Под парусом у нас практика была 3 месяца. 3 месяца отходили и дальше пошли на промысловые суда. Уже по работе на рыбе.

Тамара Шорникова: Но стихия вообще вода. Как выбрали первую профессию и, соответственно, любовь на всю жизнь?

Виталий Киселев: У меня получилась династия. Отец и брат моряки. Ходили долгое время в море. У нас передается это по наследству, наверное.

Тамара Шорникова: Привязанность.

Виталий Киселев: Да.

Тамара Шорникова: Тем не менее, несмотря на то, что общая стихия, общее направление, но наверняка обучение разное. Чему обучали в мореходном училище?

Виталий Киселев: В мореходном училище нас обучали теории устройства судна, из чего оно состоит, как управлять, навигация, лоция, остойчивость – все было заложено в программе. То есть мы это все изучали.

Тамара Шорникова: То есть, подступая к постройке своей первой лодки, вы представляли, где киль, где…

Виталий Киселев: Конечно. Я уже основывался на своих базовых знаниях. Это была материальная база.

Тамара Шорникова: И, тем не менее, практически. Как соединить те самые части? Как это все сделать? Неужели хватило одних видеоуроков?

Виталий Киселев: Нет, пришлось немножко поработать руками, изучать композитные материалы на предприятии. Ради этого дела потратил около 4,5 месяцев на изучение.

Тамара Шорникова: Расскажите подробнее, что изучали и где.

Виталий Киселев: Работал я в наноцентре композитов (НЦК). Роликов, конечно, недостаточно, чтобы посмотреть и понять всю технологию. Нужно пообщаться со специалистами, попробовать самому. И вот пришлось поработать.

Тамара Шорникова: Где брали материалы, детали для того, чтобы построить свое первое плавсредство?

Виталий Киселев: В принципе продается у нас в Москве. Можно купить любой материал, найти его и попробовать.

Тамара Шорникова: Хорошо. Вот построили для себя, даже опробовали на воде. Как пришла идея зарабатывать этим?

Виталий Киселев: Конечно, каждое дело, наверное, должно кормить немножко. Первый каяк я построил в небольшой мастерской. Потратил, наверное, около 2 лет своей жизни, чтобы это все выстроилось на поток. И думал, конечно, какие каяки, допустим, в Москве. И все-таки появились люди, интересующиеся этим делом. И благодаря им сделал шаг вперед. Люди начали интересоваться, приобретать. И за счет вырученных средств можно было дальше вкладывать в производство.

Тамара Шорникова: А сколько вы вложили в это дело, если не секрет?

Виталий Киселев: Наверное, все свободные деньги, которые были.

Тамара Шорникова: У кого-то это 50 000, у кого-то 2 млн, чтоб примерно понимать.

Виталий Киселев: Это обычный стандартный ручной столярный инструмент. И, конечно, материалы. Конечно, стоят денег и чертежи, которые нужно приобретать либо заказывать, либо проектировать их с нуля. Наверное, чертежи самые дорогостоящие.

Тамара Шорникова: То есть это шестизначная сумма?

Виталий Киселев: Нет, это вполне доступная сумма. Можно уложиться, думаю, в тысяч 30-40 в месяц. Но, конечно, для больших объемов, для больших судов требуются суммы уже достаточно большие.

Тамара Шорникова: Как нашли первого клиента? Кто оказался таким смелым заказчиком, который решил довериться начинающему специалисту?

Виталий Киселев: Первый клиент у меня был Алексей, очень такой крепкий дядька. Наверное, весит килограмм под сотню. Он пришел, интересовался, посмотрел все каяки, которые у меня уже были готовы.

Тамара Шорникова: А к этому времени вы уже выкладывали ролики на Youtube, или как вас нашли?

Виталий Киселев: Я самостоятельно сделал сайт. Пришлось изучить весь процесс – и создание сайта, и какие-то форумы изучать. Как нашел меня? Скорее всего, через форум или через сайт. Приехал ко мне в мастерскую, посмотрел все, опробовал и решил заказать первый kit-набор. Kit-набор – это такой маленький конструктор, благодаря которому можно собрать каяк самостоятельно.

Тамара Шорникова: То есть у вас купили конструктор? Не готовое изделие еще.

Виталий Киселев: Да, конструктор. Это такие напиленные детальки вместе с материалом. То есть клиент покупает такой конструктор.

Тамара Шорникова: Проект, наверное.

Виталий Киселев: Нет, там уже готовые детальки. Он может его приобрести и собрать самостоятельно либо дома, на даче, в любом месте, где позволяет по длине.

Тамара Шорникова: А готовое изделие у вас заказали уже спустя…

Виталий Киселев: Наверняка после выставки, когда я участвовал в "Крокусе" – охота и рыбалка. У меня были два выставленных каяка – спортивный и прогулочный. И, наверное, спустя месяца 3-4 обратился клиент, который был на выставке. И вот мы отвезли мою первую модельку.

Тамара Шорникова: Сколько стоит сейчас один ваш каяк в среднем?

Виталий Киселев: Цена разная. От 100 000 до 2 млн рублей.

Тамара Шорникова: А заказчики – это компании, частные лица? Платят в рублях или в долларах?

Виталий Киселев: Нет, это скорее частные лица, которые очень любят море, очень любят стихию. И когда-то, наверное, занимались парусным спортом либо каякингом. Все-таки романтика не покидает. Поэтому они хотят продолжить или хотят у себя где-то на даче или в загородном доме, или, может быть, даже в офисе небольшую модельку либо целое судно.

Тамара Шорникова: А как часто возникают эти клиенты?

Виталий Киселев: Клиентов на самом деле не так много, потому что сейчас это только начинает набирать обороты – судостроение либо каякинг. Клиентов немного, но они есть.

Тамара Шорникова: Я почему спрашиваю? У вас на сайте разные виды деятельности указаны. Помимо каяков, там есть и, например, изделия из мебели, постройка мебели, создание каких-то деталей интерьера. Значит ли это, что одни каяки пока не могут прокормить ваш бизнес?

Виталий Киселев: Да. Допустим, человек, у которого есть небольшой катер, яхта, если он хочет что-то переоборудовать (интерьер, экстерьер), мы можем его облагородить – починить какие-то элементы, тот же самый руль, мебель, ручки.

Тамара Шорникова: Как настоящий моряк, плавно уходите от главного вопроса. Бизнес доходный или пока отбиваете инвестиции?

Виталий Киселев: Пока отбиваю, но в принципе он доходный. На будущее он доходный.

Тамара Шорникова: Есть еще вопрос у Андрея из Санкт-Петербурга. Давайте его послушаем.

Зритель: Добрый день. Я хотел бы задать вопрос. Как он согласовывает с ГИСом вообще? Получает ли он регистрацию на промышленное производство. И как он собирается на каяке в открытый водоем? Ведь есть определенные категории для судна, определенные требования по хождению в открытых водоемах.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за ваш вопрос. Действительно актуальная информация. Кто проверяет качество ваших изделий и требуется ли их регистрация?

Виталий Киселев: Каяк – судно такое, что не подлежит обязательной регистрации. Это то же, что велосипед на дороге. Можно на каяке выйти свободно в море, можно в водоемах, но там, где не запрещено движение. Можно, допустим, даже пойти по Москве-реке, но в тех местах, где нет запрещающих знаков.

Тамара Шорникова: Перед передачей заказчику проверяете сами?

Виталий Киселев: Да, конечно. Мы обязательно пойдем, посмотрим, сами поплаваем, погребем, как он держит на воде, нет ли протечек. Если есть какие-то дефектики, мы их устраняем.

Тамара Шорникова: Как отвечает за безопасность и точность всех проектов в вашей команде?

Виталий Киселев: Наши мастера, которые работают по дереву, которые имеют большой опыт по судостроению, которые строили большие яхты длиной 30 м на петрозаводской судоверфи. Она грамотные специалисты.

Тамара Шорникова: Подпитывают ваш энтузиазм своей базой. Есть еще вопрос у филолога из Костромы. Давайте ответим на него.

Здравствуйте. Очень интересная тема. Я бы хотел спросить у вашего уважаемого гостя. Насколько я знаю, каяки – это что-то из истории древних северных народов. Делались в том числе каяки из шкур. Насколько они соответствуют тем историческим ориганалам, которые вы предоставляете заказчиков? Различаются ли каяки речные и для морского плавания?

И третий вопрос, если не забудете: какие сорта деревьев вы предпочитаете для изготовления таких уникальных изделий?

Тамара Шорникова: Спасибо. Помогают построить ход беседы, снимают с князя вопрос. Итак, история, материал – где берете.

Виталий Киселев: Сейчас мы делаем проект каяка. Он основан на инуитском каяке. Наш дизайнер – талантливый человек. Он, основываясь на изобретение древнего каяка, сделал необыкновенную модель, которая среди любителей каяков вызвала большой ажиотаж. Они все хотят приехать, посмотреть, что же там за такой каяк особый, интересный. Сорта дерева – в основном мы используем красное дерево. Сейчас на каяк делаем макоре – достаточно твердое негниющее дерево, и достаточно красивое. Сейчас шкуры, конечно, такой никто не заказывал. Но если будет какой-то определенный клиент, который захочет… мы с удовольствием, конечно, сделаем.

Тамара Шорникова: Кстати, чем был обусловлен выбор материала? Потому что дерево – не самый дешевый. Каяки делают из фанеры, из пластика. Почему дерево?

Виталий Киселев: Стеклопластик все-таки немножко тяжеловат, несколько хрупкий. Дерево – такой природный материал, который в принципе использовался испокон веков. С самого начала судостроения использовалось дерево. И мы придерживаемся этой технологии. Конечно, более красивый внешний вид, дорогой стеклопластик, его можно сделать быстро, в течение трех дней будет готова лодка, но менее красивая, чем из дерева.

Тамара Шорникова: Я знаю, что бывает такое, когда приходится работать в особенно сжатые сроки, и в ночную смену. Сейчас сколько человек в вашей команде? И какой график?

Виталий Киселев: Допустим, сейчас мы делаем каяк. У нас задействовано 7 человек на этом проекте. Когда я только начинал, у нас был клиент Алексей, который хочет пересекать Черное море – пришлось работать в сжатые сроки: за 14 дней построил ему двухместный каяк. Пришлось работать ночами. Днем и ночью.

Тамара Шорникова: Успели?

Виталий Киселев: Да, успел. Был достаточно успешный проект. Он был на нем в Крыму, в Астрахани и Мурманске.

Тамара Шорникова: То есть в разных географических условиях смог себя проверить.

Виталий Киселев: Да, и в южных, и в северных широтах.

Тамара Шорникова: Если говорить о вашем флоте действующем и будущем, что еще планируете делать, что выпускать?

Виталий Киселев: Планируем строить ретро-катера. Это примерно 8 метров, и в таком классическом стиле, в стиле 1970-1980-х годов. Стиль неоретро, то есть когда используются современная технология, современные материалы и красота изделия. Это будет что-то необыкновенное. Мы обязательно вам потом покажем.

Тамара Шорникова: Мы обязательно снимем. Есть еще один вопрос. Давайте послушаем. Звонят телезрители. Нужно отвечать. Алло, слушаем вас.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Денис из Москвы. Представим вас.

Зритель: Спасибо. Я бы хотел поинтересоваться, где территориально находится мастерская по строительству судов и есть ли вакансии сейчас. Тоже очень хотел бы построить какое-нибудь судно, какую-нибудь яхту. Давно мечтаю.

Тамара Шорникова: Вот видите. Уже трудовой коллектив вам набираем.

Виталий Киселев: Мы находимся в городе Одинцово. У нас также будут проходить мастер-классы. То есть если человек хочет что-то построить, но не знает, как, не имеет помещения, он может приехать к нам, мы проводим такую небольшую школу, где можно собрать небольшим коллективом (3-5 человек). Можете приехать, с нами построить. Мы вам покажем, все расскажем. У нас есть инструменты, помещения, материалы, знания.

Тамара Шорникова: А открытые вакансии у вас есть?

Виталий Киселев: Да. Мы потом, конечно, будем набирать людей. Приходите, все обсудим, посмотрим.

Тамара Шорникова: Как в принципе подбираете специалистов в свою команду?

Виталий Киселев: Надо посмотреть на живое общение, какой-то опыт. И если есть знания в судостроении, конечно, всегда открыты, рады. Потому что редко, когда один человек любит и знает судостроение по дереву.

Тамара Шорникова: Редкость в чем? Вас не устраивает качество образования, которое предоставляют современные училища, вузы, в которых можно получить определенное образование? Или что?

Виталий Киселев: Нет. Допустим, если человек работает с мебелью, то судостроение – это совершенно другие знания, опыт. Там куча морских терминов. Но в принципе этому можно научиться. Не проблема. Было бы желание.

Тамара Шорникова: Но нужно потратить время, чтобы обучить такого сотрудника.

Виталий Киселев: Да, и в принципе мы будем набирать людей и обучать. Опять же, если есть интерес.

Тамара Шорникова: Сейчас какая основная статья ваших расходов?

Виталий Киселев: Это, конечно, аренда цеха, зарплаты, материалы, налоги.

Тамара Шорникова: Подобрались к зарплатам. Вот назвали те, что предоставляют на предприятиях, судоверфях, коммерческих, государственных предприятиях в разных регионах. У вас какие?

Виталий Киселев: Примерно от 60 000 плюс процент от изготовления лодки.

Тамара Шорникова: И на чем пытаетесь сэкономить? Наверняка любой молодой бизнес хочет как-то оптимизироваться. Вот по вашему опыту на чем действительно можно сократить расходы?

Виталий Киселев: Экономить, конечно, возможно. Но если, допустим, это серийное производство, то можно экономить на тех же самых стапелях или на матрицах, когда изготавливается сама оснастка. Если это речной каяк, можно сократить саму оснастку, на чем изготавливается, она обклеивается рейками.

Тамара Шорникова: Инструменты собственные или в аренде?

Виталий Киселев: Инструменты мастера, который имеет большой опыт. У него есть свои инструменты. Очень много. Там от ЧПУ-станков до всяких лобзиков, напильников, электромашинок. Очень много инструментов.

Тамара Шорникова: То есть выгодно нашли компаньона?

Виталий Киселев: Да.

Тамара Шорникова: Не жалеете, что нашли новое дело?

Виталий Киселев: Нет, очень даже рад. Появилась масса свободного времени. Тем более, это такой путь в жизни, который был предопределен. То есть нужно просто было до него дойти.

Тамара Шорникова: Тем, кто сомневается, стоит ли бросать основную работу, например, или задумываться, хотя что-то не устраивает. Что бы посоветовали? Как решиться на ответственный шаг?

Виталий Киселев: Я думаю, что надо пробовать. Если есть мечта, то надо к ней идти. Потому что это все время… Мечта осуществима и достигаема. Нужно просто к ней потихонечку подбираться.

Тамара Шорникова: Вот узнаем, о чем мечтает Ратмир. Дозвонился к нам телезритель из Московской области. Давайте примем звонок под конец эфира.

Зритель: Здравствуйте. Я Ратмир. Вы уже знаете. А вот у меня есть такой небольшой вопросик. Я недавно включил телевизор. И насколько долго и насколько много материалов уходит на то, чтобы построить один каяк?

Тамара Шорникова: Спасибо тебе огромное, Ратмир. Сейчас все расскажем.

Виталий Киселев: На один каяк у нас уходит от 3 до 6 листов фанеры. Уходит 5 кг эпоксидной смолы, 2,5 кг отвердителя, 25 метров стеклоткани. И в принципе это все основные материалы. Дальше уже необходимы инструменты, маленькие напильнички, перчатки, проволока. И можно собрать самостоятельно такую большую лодочку.

Тамара Шорникова: Примерно год свободного времени и отличное настроение.

Виталий Киселев: Нет. Если активно работать, то недели за две можно построить.

Тамара Шорникова: Активной вам работы и, конечно же, хороших заказов. У нас в гостях был частный судостроитель Виталий Киселев. Это была рубрика "Профессии". До встречи через неделю.

Виталий Киселев: До свидания.

Список серий