• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Ольга Минова: Изучение иностранного языка – это чтение, говорение, аудирование и письмо. И надо использовать все что возможно

Ольга Минова: Изучение иностранного языка – это чтение, говорение, аудирование и письмо. И надо использовать все что возможно

Тамара Шорникова: Let me speak from my heart. Это рубрика "Профессии". И часть эфира сегодня пройдет на английском. Обсудим, как выучить иностранный язык и почему не все курсы одинаково хороши. О методиках преподавания и о трудностях перевода поговорим сегодня с нашим гостем – мы пригласили в эфир Ольгу Минову, учителя английского языка многопрофильной школы 1577 города Москвы. Hello!

Ольга Минова: Hello!

Тамара Шорникова: Ольга, ну если честно, слушая выступления политиков, когда говорят по-английски, что чаще всего испытываете – боль, как у музыканта, от ненастроенного инструмента, или можете похвалить кого-то?

Ольга Минова: Гордость испытываю за тех, кто хорошо говорит.

Тамара Шорникова: Есть такие?

Ольга Минова: Иногда ну просто слышно, что это русский человек говорит. Иногда думала, что политики должны все-таки выработать такое произношение, чтобы непонятно было, что это русский. Как говорится, RP, Received Pronunciation – общепринятое произношение.

Тамара Шорникова: Работать и работать, в общем, еще?

Ольга Минова: Ну да, можно немножко.

Тамара Шорникова: Понятно. Ну, мы вас, зрители, приглашаем к разговору, к нашей работе – телевизионной, эфирной. Расскажите, какие языки изучали вы в школе, в институте. Осталось ли что-то от этих знаний? Или единственное, что помним из английского, – это "London is the capital of Great Britain"? Поделитесь, как, по-вашему, вообще лучше учить иностранный язык. Сейчас много способов. В общем, присоединяйтесь к нашему разговору. Ну а мы продолжим его сразу после сюжета. Сняли видеоматериал о профессии учителя английского языка. Смотрим и обсуждаем.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Вот часть дела на день перечислили, но наверняка это не все ваши обязанности. Вот что еще сегодня входит в обязанности учителя по английскому?

Ольга Минова: Ну, вы имеете в виду не ежедневные обязанности, а в общем, да?

Тамара Шорникова: Ну, чем вы занимаетесь в течение конкретного дня, и вообще из чего состоит ваша работа.

Ольга Минова: Ой, работа наша состоит из многих всяких мероприятий. Во-первых, это неделя английского языка, где нужно подготовить, либо конкурс какой-то, либо какой-то концерт. Бывает там песня на английском языке. То есть каждый год это все по-разному.

Тамара Шорникова: Спектакли Шекспира?

Ольга Минова: Ну, Шекспира не ставили, но musical "Cats" мы когда-то ставили. Далее – олимпиады. Сначала районные олимпиады… Ой, сначала наши олимпиады, школьные. Надо провести, отобрать, кто прошел этот тур, проверить все. Это очень большой, в общем, такой энергозатратный процесс. Потом дети, кто победили, выходят на олимпиаду – район, город. Ну, если получится, мы ездим туда с ними. Мы проверяем там все эти работы тоже, в общем. Дальше – экзамены.

Тамара Шорникова: Те самые ОГЭ, ЕГЭ?

Ольга Минова: ОГЭ, ЕГЭ, да. Чтобы провести экзамены, мы сами ходим на курсы и учимся, как их проводить. Потом пишем зачеты разные перед камерой тоже. Все, как у детей. То есть, чтобы стать экспертом ЕГЭ по проведению ЕГЭ, например, ты должен пройти сам экзамен, что ты можешь его проводить.

Тамара Шорникова: А самый насыщенный месяц в учебном году?

Ольга Минова: Самый насыщенный? Я сказала бы, это июнь, потому что… конец мая, июнь, потому что начинаются экзамены, мы все заняты на разных площадках. И это не рядом с домом, а бывает, что куда-то ехать. Ну, в пределах район, конечно, но все равно. И ты должен к восьми часам прийти, не опоздать и бдить, потому что все под камерами. Если что-то учитель нарушит – это тоже такая же, в общем, большая проблема не только детям, но и нам. Если дети что-то нарушат, а мы не заметили, то это проблема будет и преподавателя тоже.

Тамара Шорникова: И поддерживайте наверняка морально?

Ольга Минова: Ну, морально мы не имеем права там поддерживать, потому что мы должны быть беспристрастные экзаменаторы.

Тамара Шорникова: Ну, подмигнуть хоть.

Ольга Минова: Никаких подмигиваний. Мы поддерживаем их перед экзаменом, своим ребятам говорим, что все будет хорошо. Я всегда настраиваю их позитивно, говорю: "Как вы мыслите – так оно и будет".

Тамара Шорникова: Ну, безусловно, вложенными знаниями помогаете.

Ольга Минова: Ну, это конечно. Это в течение года. Мы проводим еще, кстати, пробные экзамены, пробные ГИА, ЕГЭ и так далее, чтобы дети почувствовали. Они иногда боятся, думают, что уже какой-то экзамен, им будет за это оценка. Я говорю: "Нет, это просто, чтобы вы почувствовали, что это такое". Вот в субботу повезем на пробный ЕГЭ по говорению.

Тамара Шорникова: По говорению?

Ольга Минова: Говорение, да. Отдельный вид деятельности у нас – это говорение.

Тамара Шорникова: Как отдельная дисциплина в спорте?

Ольга Минова: Ну, типа, да.

Тамара Шорникова: Понятно. Вот заговорили о часах. Во сколько начинается ваш рабочий день?

Ольга Минова: Ну, первый урок начинает в 8:30. Мы должны, конечно, прийти заранее, чтобы включить компьютер, включить журнал, который не сразу включается, система иногда барахлит. В общем, компьютер, все понятно. И дальше все по плану – у кого сколько уроков.

Тамара Шорникова: Так, а возвращаетесь домой?

Ольга Минова: Это тоже когда как. Если, например, ничего такого срочного, то можно и в три уйти. Если есть что-то такое, еще можно и в четыре, и в пять. Есть люди, которые и до семи вечера сидят, но это энтузиасты своего дела. Мне легче, например, взять что-то доделать домой, после какого-то перерыва, после чашечки чая что-то сделать. И в выходные могу что-то сделать. Обычно поиск материалов занимает большое количество времени по Интернету, дополнительных. И поэтому я не всегда задерживаюсь.

Тамара Шорникова: А если в часах в общем, то сколько часов у вас в неделю выходит?

Ольга Минова: В этом году выходит 28 часов. В прошлом году было 24. То есть год на год не приходится.

Тамара Шорникова: То есть это полторы ставки примерно?

Ольга Минова: Ну, ставка в старшей школе – 24 часа. А это чуть больше ставки. В прошлом году была ровно ставка. В следующем году… Не знаю, это зависит от наполняемости классов и от многих факторов, от количества учителей.

Тамара Шорникова: В течение дня когда удается отдохнуть? На перемене? Перекусить, пообедать, подготовится.

Ольга Минова: Перекусить удается на перемене. Но отдохнуть – нет. Покой нам только снится. Отдыхать надо дома. У нас такой нескучный день. Иногда, знаете, все идет в таком темпе, что ты даже не успеваешь подумать, устал ты или не устал. Когда ты устал, ты понимаешь, что ты устал, только в конце рабочего дня, часам к трем-четырем.

Тамара Шорникова: Вот вопросы есть у наших телезрителей. О рабочем дне они или об английском языке – давайте узнаем. К нам дозвонился Александр.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, добрый. Александр из Челябинской области. Слушаем вас.

Зритель: Я хотел спросить у нашей героини, какое у нее мнение. В нашем современном обществе есть ли еще смысл изучать именно классический язык или уже пора переходить к изучению его американского варианта? Ну, как мы знаем, англичане с американцами, бывает, друг друга не очень хорошо понимают, подсмеиваются друг над другом.

Тамара Шорникова: Александр, а вы сами какой язык изучали в школе или в институте?

Зритель: Английский.

Тамара Шорникова: И какой его вариант? Классический как раз?

Зритель: Ну конечно. У нас же по программе, естественно, шел английский, чисто английский. Хотя с произношением тоже были сложности.

Тамара Шорникова: Вот сейчас с вашим классическим английским возникают у вас проблемы в понимании, трудности перевода с иностранцами, в путешествиях или в других случаях?

Зритель:Excuse me please, but I'm very bad speak English.

Тамара Шорникова: Универсальный ответ, поняли вас. Ну, вот такой вопрос.

Ольга Минова: Я поняла.

Тамара Шорникова: Можно ли так жестко разграничивать, как наш телезритель?

Ольга Минова: Я бы не стала сейчас жестко разграничивать, потому что в эпоху глобализации многие англичане уже употребляют американизмы, и они сами того не подозревают. У меня есть общение, с Англией я больше всего общаюсь, есть и друзья в Америке. И иногда, когда англичане говорят: "Ой, я не люблю этот американский. Вот зачем вы говорите movie, а не cinema?" – они потом сами употребляют американские варианты.

И даже был у меня такой случай, когда я употребила что-то, именно британское произношение… Знаете, вот есть |ˈʃɛdjuːl|, британское произношение, а есть |ˈskedʒuːl|, american. И когда я употребила слово |ˈʃɛdjuːl|, меня британец даже не понял. То есть иногда они эту разницу произношения даже не понимают.

Сейчас американский английский настолько внедряется в нашу жизнь и настолько это все тесно сплетается, что я не стала бы так вот классифицировать. То есть мы учим, конечно, в школе классический английский, но есть много сайтов… Я материалы дополнительные использую – BBC English и также Learn American English, какие-то выражения, которые в американских фильмах встречаются. Поэтому, в принципе, классический английский.

И плюс, если человек не специально это учит, а он использует Интернет, общается, английский сам придет. Мои ученики очень часто употребляют американское произношение местами. Я говорю: "У вас американский английский". Они говорят: "Да?!" Они даже не знают этого. Они впитывают это, как губка.

Тамара Шорникова: А откуда, откуда?

Ольга Минова: Из фильмов, из Интернета, из игр. Это все оно идет. Это необратимый процесс. У меня даже знакомый в Британии один раз сказал (он живет в Лондоне): "Если ты закроешь глаза и послушаешь, как говорит молодежь, ты никогда не поймешь, что это британцы". Такое впечатление, что стоят американские подростки.

Тамара Шорникова: Кстати, начали зрители нам присылать и свои рекомендации, как изучать иностранный язык. Многие рекомендуют сериалы смотреть. Вот есть вариант – YouTube, различные ролики обучающие, лекции и так далее. Кто-то достаточно категорично выражается – только репетиторы. На ваш взгляд, какой он – самый лучший и оптимальный выбор в изучении английского?

Ольга Минова: Вы знаете, я бы не останавливалась на одном каком-то выборе, потому что английский язык, вообще любое изучение любого языка можно разделить на четыре вида деятельности: это чтение, как мы называем, "говорение" (не очень по-русски звучит), аудирование и письмо. Поэтому нужно использовать все, что возможно.

Хорошо, допустим, если у кого-то есть репетитор. Но если человек ограничивается только репетитором, он все равно далеко не уйдет, потому что… Ну, всем известно, что лучше всего английский язык и любой язык учить в стране изучаемого языка, это понятно. Поэтому два-три раза в неделю недостаточно. Все равно я бы порекомендовала и фильмы, и YouTube, и читать, и общение. Найти друзей и общаться с ними в Skype, в Instagram. Сейчас очень много возможностей благодаря Интернету.

И вот у меня есть ученики, которые ничего не делают, ни репетиторы, ни курсы у них. Ну, домашние задания, и то не всегда. Ну, на уроке работают. Но у них такой английский, как будто они реально занимаются и с репетиторами, и ездят куда-то на курсы. И я спрашиваю: "А откуда это?" Я вижу, что это хорошая конструкция. Мы это не проходили еще. Они еще просто не выросли до такой степени.

Тамара Шорникова: В силу возраста.

Ольга Минова: Да, в силу возраста. Они говорят: "Я смотрю видео на YouTube". Кто-то играет в компьютерные игры. Кто-то читает книги и смотрит много американских разных фильмов, британских. То есть я бы сказала, что надо делать все. Если хочешь изучить язык, нужно использовать все варианты.

Тамара Шорникова: "На войне все средства хороши".

Ольга Минова: Да, отлично. И именно все в комплексе.

Тамара Шорникова: Как вы учили английский? И как собственно выбрали его?

Ольга Минова: Ой, ну выбрала я, честно говоря, не сразу, потому что первая моя профессия – это было обучение иностранцев русскому языку. Это тоже получилось совершенно случайно. Я не думала… ну, долго не знала. Знаете, как всегда – не знаешь, чем ты хочешь заниматься, даже к концу института. Я не знала, чем я буду заниматься.

И потом случайно мы отдыхали в Пятигорске, военная турбаза была. И были иностранные там слушатели, которые собирались здесь учиться своему военному делу и так далее. И мы с ними общались. Они нам по-русски еще не всегда хорошо говорили. И я поймала себя на мысли, что мне нравится вот это – обучать их, исправлять ошибки и так далее. И так я несколько лет проработала преподавателем русского языка для иностранцев.

Тамара Шорникова: Вот любопытно сравнить. А кому легче дается другой язык – иностранцам, которые пытаются выучить русский, или русским, которые изучают английский?

Ольга Минова: Ну, я бы не ставила так вопрос, что это зависит от национальности. Я бы хотела здесь на двух факторах остановиться. Во-первых, те, кого я учила, они жили в России, они приехали учиться. Они были в среде языка, правильно? Это было полное погружение. И поэтому они… А наши дети – у них нет среды.

Второй фактор – это мотивация. Что делали иностранцы здесь? Они приезжали, чтобы учиться и получить свою профессию. Они понимали, что им этот русский необходим как воздух. Если он его не выучит – ну, как он дальше будет? Он не сможет получить свою специальность.

У нас с мотивацией дело обстоит по-разному. Есть и высокомотивированные дети, есть очень низкая мотивация. И все зависит от семьи, я считаю. Потому что мне однажды девочка лет шести сказала: "Я хочу выучить английский, чтобы устроиться хорошо в жизни и получить хорошую работу". Вот откуда такое идет? От родителей только. И была девочка как-то, которая сказала: "Ой, ладно. Моя мама сказала: "Ничего, и без английского можно прожить. Особо не напрягаясь и не учи".

Понимаете, если человек хочет, у него все получается. Если человек не хочет, ему хоть пять профессоров вокруг поставь и обложи книгами – все равно не будет, нулевой результат.

Тамара Шорникова: Понятно. Вот еще один способ присылают – это обучение по Skype, разговор собственно с иностранцами. Сейчас соцсети действительно плотно вошли в процесс обучения, ну, как минимум в жизнь родителей, потому что у нас часто коллеги с детьми обсуждают переписку в родительских чатах. У вас есть социальные странички, где вы общаетесь с учениками, родителями, может быть, коллегами?

Ольга Минова: Ну, родители мне часто пишут в WhatsApp, если у них какие-то вопросы. А так у меня есть страничка во "ВКонтакте". Слава богу, у нас, в отличие от Англии, это не запрещено. У них нельзя это делать.

Тамара Шорникова: А что именно нельзя?

Ольга Минова: У них нельзя под своим именем ходить в социальные сети, то есть учитель не должен общаться с учениками через социальные сети. Если у них какие-то есть там свои странички, то они под другими именами совершенно, чтобы дети их не нашли.

Тамара Шорникова: А причина в чем?

Ольга Минова: Вот не знаю. Как-то у них руководство… Мы общаемся со школами из Англии, и вот узнали такой факт. Мы хотели узнать у них адрес, они говорят: "Вы меня не найдете, я там совершенно другая. Дети не должны знать". Я не знаю, с чем это связано.

Ну, слава богу, такого запрета нет. У меня есть и в Facebook страница, во "ВКонтакте". Ну, дети Facebook не очень как-то… Они больше во "ВКонтакте", это их сайт. И там у нас постоянно идет общение. Они меня могут не только спросить, как там что, во сколько приходить, что задали, могут спросить, а даже я их прошу присылать какие-то фотографии для их доклада, чтобы не с флешками возиться (это долго, а бывает и неудобно). Они мне просто пересылают свои фотографии, я их включаю на доску. И очень быстро все получается. И я успеваю больше человек спросить.

Тамара Шорникова: Ну, давайте дадим возможность спросить нашему телезрителю. Дозвонилась к нам Ирина из Оренбургской области. Да, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. Почему, когда училась я сама, а потом учились мои дети, теперь внуки, почему за это время, за десять лет учебы, наши дети не овладевают разговорной речью? Может быть, дело в методике преподавания? Ведь когда ребенок маленький, мы сначала учим его разговаривать, правильно? А потом уже, в школе, ребенок учит правила, грамматику, правописание и прочее.

Тамара Шорникова: Спасибо, поняли.

Ольга Минова: Да, поняла вопрос. Мне тут трудно ответить, потому что я не знаю, что за школа. Потому что, может быть, как раньше, кто-то работает по старинке. Когда я училась, мы читали и переводили или учили какие-то топики. Сейчас в нашей школе уже такого нет. У нас акцент поставлен на разговор. То есть мы стараемся, вот как только он научился, ну, какие-то элементарные фразы, уже из этого речь выводить. То есть коммуникативная методика – прежде всего.

Может быть, был в этом процесс. Я не знаю просто, какой там процесс обучения. Если там был, в принципе, неплохой процесс, возможно, не хватало опять той же языковой среды. Языковую среду как мы можем создать? Мы можем создать себе только сами. Ну, кроме того, как куда-то поехать… Это деньги. Понятно, что не каждый может.

Тамара Шорникова: Ну, подружиться с кем-то в том же Facebook.

Ольга Минова: Подружиться с кем-то, да, в Facebook. "ВКонтакте" не очень популярный, но, в принципе, там есть разные возможности. Попробовать подружиться с кем-то и общаться по тому же Skype и так далее. Мне один мальчик тоже так же говорил: "Что же мне делать? Я хочу практику такую". Я ему посоветовала, как найти. Он нашел американскую девочку, был очень благодарен. И сейчас он так напрактиковался, что он учится в Америке.

Тамара Шорникова: Кстати, по поводу соцсетей, их пользы или, может быть, наоборот, вреда. Очень часто в Интернете можно увидеть: "Научим английскому за месяц, за неделю", – чуть ли не за час. Как правильно выбрать курсы? И что должно насторожить в подобных объявлениях?

Ольга Минова: Ну, я бы на такие объявления не покупалась, где за месяц и так далее. Ни один преподаватель, уважающий себя, не поставит вот это, такую рамку, потому что зависит 50% от учителя и 50% от самого ученика.

Тамара Шорникова: Та самая мотивация.

Ольга Минова: Да. Есть мотивация. Есть еще способности. Бывает, может быть, мотивация высокая (я такое встречала), а со способностями не очень. Ну, не все же филологи. Кому-то даются больше технические науки. У кого проблема с русским, у того такие же проблемы и с английским. Поэтому много факторов влияет.

Тамара Шорникова: А если правильно выбранный учебник, пособие? Вот есть здесь какие-то рекомендации? Сейчас огромный выбор на рынке: есть русские, есть зарубежные, есть специальные издания оксфордских университетов.

Ольга Минова: Ну, могу сразу всех разочаровать: единого универсального учебника, который ты прошел и все знаешь, его просто не существует. Британские издательства – это общепризнанные, это замечательные учебники. Я сама их очень часто использую в своей работе как дополнительные пособия. Я сама обучалась в Англии, была на нескольких стажировках. И там точно так же идут британские учебники. Это тот стандарт, минимум, который человек должен знать.

В принципе, если ты выбираешь учебник, то прежде всего нужно подумать, зачем он тебе нужен. Если, например, вы хотите элементарно объясниться за границей, то это одно дело – это можно выбрать какой-то разговорный курс. Если вы хотите куда-то поступать и вам нужны экзамены базовые сдавать, то нужен уже академический курс. Но я, в принципе, за то, что любой оксфордский или издательство Longman… Необязательно Оксфорд. Есть же Оксфорд, Кембридж. Они как бы все хороши.

Тамара Шорникова: Приятное дополнение к учебному процессу не отменяет при этом старания и вложенных часов и усилий.

Ольга Минова: Да, конечно, конечно.

Тамара Шорникова: Вот напоследок хочу прочитать эсэмэску из Томска: "Любимый предмет в школе был "Английский язык". Соответственно, и преподавателю большая благодарность. Все-таки язык Шекспира, Диккенса. Жалею, что не пошла учиться на иняз".

Я думаю, что такое же огромное количество благодарностей скажут вам в эсэмэсках и лично ваши ученики. Мы присоединяемся к ним. Спасибо, что пришли к нам на эфир. Мы разговаривали с учителем английского языка Ольгой Миновой. Это была рубрика "Профессии". Встретимся через неделю. Спасибо.

Ольга Минова: Спасибо вам.

Рубрика "Профессии"
Список серий