• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Лебедев: Вино – это действительно живой продукт, он все чувствует. Если у тебя плохое настроение, к вину лучше не подходить

Сергей Лебедев: Вино – это действительно живой продукт, он все чувствует. Если у тебя плохое настроение, к вину лучше не подходить

Марина Калинина: Здравствуйте, я Марина Калинина, это рубрика "Промышленная политика", в которой мы рассказываем о предприятиях, которые работают на территории нашей страны и производят вполне себе достойную, хорошую и конкурентоспособную продукцию. Сегодня очень интересная тема, будем говорить о винах. У нас в гостях генеральный директор инкерманского винодельческого предприятия "Инкерманский завод марочных вин" Лебедев Сергей Иванович – здравствуйте, Сергей Иванович.

Сергей Лебедев: Здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет о вашем предприятии, вообще о том, что там происходит, какие люди там работают и что они делают, а потом побеседуем.

Сергей Лебедев: Хорошо.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой получился сюжет про ваше предприятие.

Я обычно первый вопрос задаю другой, но сейчас очень хотелось спросить, как удалось собрать такой коллектив? Потому что люди все потрясающие, все очень высококвалифицированные работники, улыбчивые, какие-то радостные, приветливые и спокойные, что самое интересное.

Сергей Лебедев: Вы знаете, наверное, сильно накладывает отпечаток, какой продукцией занимаются эти люди. Потому что я вот уже заметил: действительно в виноделии люди в этом плане по-хорошему друг на друга похожи. Это все диктуется тем, что – в сюжете это уже прозвучало – лоза дает виноград, который готов для приготовления вина только на 4-й год, после этого вино, если оно идет на выдержку, еще может несколько лет выдерживаться, потом оно может выдерживаться в бутылке, то есть очень долгий процесс от лозы до бокала в руке у потребителя пройдет этот путь. Он, естественно, сопряжен с терпением, с тем, что ты должен к этому продукту именно относиться, правильно было сказано, как к ребенку, потому что ты на каждом этапе должен о нем заботиться. Поэтому люди такие: они отзывчивые, они заботливые, они хорошо все друг к другу относятся, они спокойные, потому что по-другому там никак. Потому что вино – это действительно живой продукт, он чувствует. С плохим настроением если ты пришел, на самом деле к вину лучше не подходить.

Марина Калинина: У нас уже есть звонок, видите, как заинтересовала тема, Александр из Ленинградской области нам дозвонился. Александр, здравствуйте, вы в эфире, слушаем вас.

Зритель: Да, добрый вечер. Меня интересует такой вопрос: почему в вина в постсоветский период ложат вот эти так называемые пищевые добавки (диоксид серы, сорбат калия и другие)? Раньше этого не было, вино было качественное, не пропадало, а сейчас, я не знаю… Это же вредно для организма. Объясните, пожалуйста, зачем это нужно.

Марина Калинина: Спасибо большое. Сергей Иванович?

Сергей Лебедев: Да. На самом деле если посмотреть на вино как на продукцию, как на бизнес, то оно, естественно, эволюционирует со временем. Вы видите, какие высокие технологии стали применяться в виноделии, вы видели в сюжете, насколько современное оборудование мы используем. Если взять, например, в нашем холдинге 2 завода, один из них исторический, с 1961 года, второй был выстроен абсолютно с нуля, это новое предприятие, которое было запущено в 2013 году. Естественно, все самые передовые технологии мы там собрали. Но при этом хороший вопрос, что можно добавлять в вино, а что нельзя. В вино добавляются и на определенном этапе только продукты, которые помогают стабилизировать брожение, чтобы брожение дальше не шло, чтобы в определенный нужный момент остановить его, только для этого, и потом они моментально удаляются.

Марина Калинина: Понятно.

Тогда, раз уж мы заговорили об оборудовании и так далее, вообще как удалось сохранить предприятие, ведь оно в 1961 году было построено? Как удалось создать новое, вот это все закупить, обучить персонал, ведь там же сложно работать на этом оборудовании. Как вообще завод и вы пережили эти сложные годы?

Сергей Лебедев: Вы знаете, пережили с большим трудом, если честно сказать, даже это, наверное, слишком мягко будет сказано. Опять же основная заслуга – наверное, не только в виноделии, но в виноделии это особенно видно – это люди, которые работали, возглавляли это предприятие. Эти люди действительно у нас работают целой династией, то есть и родители, и дети, и уже внуки готовы тоже выходить на наши предприятия, потому что действительно эта любовь к вину прививается и передается, уважение к этому действительно тяжелому винодельческому труду работает точно так же. Поэтому благодаря людям и удалось действительно пережить очень сложные 1990-е гг., когда действительно была в большей степени, наверное, разруха, когда было очень много недобросовестных людей, которые хотели поживиться за счет предприятия. Тем не менее коллектив рабочий действительно отстоял свое предприятие, и с началом уже 2010-2012-х гг. мы вышли на новый виток благодаря тому, что привлекли инвестиции уже иностранные, потому что нами действительно заинтересовались очень серьезные компании из Финляндии и Китая…

Марина Калинина: А наши не инвестируют?

Сергей Лебедев: Мы рассматриваем, естественно, все инвестиции. Вы знаете, что Крым и Севастополь вошли в состав России 4 года назад.

Марина Калинина: Представляете, знаю.

Сергей Лебедев: Вот, все знают, потому что очень широко это отмечаем, а мы на месте, как говорится, об этом вообще и не забываем никогда. И поэтому мы, конечно, ждем и привлечения новых инвесторов. Но еще раз повторюсь, винодельческая отрасль – это не та отрасль, где можно ждать быстрой отдачи. И поэтому если инвестор сюда приходит, это действительно должен быть такой убежденный и в голове со знанием, что он хочет заниматься вином, потому что быстро там прибыль не получишь.

Марина Калинина: Если говорить о вашем отношении с государством, теперь уже с Россией, как вы контактируете и сотрудничаете с такими организациями, как Минсельхоз и Росалкогольрегулирование? Что для вас поменялось за эти 4 года? Какие есть трудности? Может быть, вы что-то хотели поменять в законодательстве, чтобы вам было легче работать как виноделам, в принципе вообще в отрасли?

Сергей Лебедев: Вы знаете, если говорить… Начну с того, что поменялось. Поменялось в первую очередь отношение к винной отрасли. Мы не то что чувствуем, мы ощущаем на практике, насколько серьезный подход избрало государство на федеральном уровне, для того чтобы поддержать виноградарство и виноделие: выделяются очень серьезные средства, для того чтобы компенсировать затраты на выращивание винограда; идет огромная помощь в том, чтобы предоставить сбыт вина, для того чтобы поддержать производителя. И вот почему я сказал про именно федеральный уровень? – потому что на федеральном уровне эта поддержка действительно серьезная, она нацелена на то, чтобы возродить виноградарство и виноделие в том числе в России. И здесь у нас, собственно говоря, два больших региона, которые могут это сделать, Краснодарский край и Крым с Севастополем, поэтому все фокусы, весь упор сделаны именно здесь. Здесь главное, чтобы теперь местные власти успевали за тем темпом и за теми задачами, которые были поставлены федеральным уровнем, здесь надо больше дорабатывать.

А если говорить, что еще необходимо сделать, для того чтобы дать толчок развитию виноградарства и виноделия, здесь надо несколько таких глобальных вещей. Во-первых – и это надо обязательно сделать – сделать так, чтобы вино было пищевым продуктом, чтобы к нему не применялись те требования и те ограничения, которые применяются к крепким алкогольным напиткам. Второе: немножко надо поменять способ поддержки. Сейчас в основном это компенсация, то есть сначала ты должен вложить свои средства…

Марина Калинина: Сначала вложи, вырасти, сделай, а потом, может быть, получишь обратно.

Сергей Лебедев: А только потом идет компенсация. Это тормозит развитие мы так называем гаражного виноделия, когда мелкие производители (фермеры те же самые) хотят заниматься вином, но поскольку требования к вину, и для того чтобы эти требования удовлетворить, требуются огромные средства, они не могут этого физически сделать, у них нет этого начального посыла, когда ты должен вложить. Надо, наоборот, чуть поменять, давать эти компенсации изначально.

Ну а третий пункт, про который я тоже всегда говорю, – все-таки надо сделать так, чтобы в большей и большей степени помогать сбывать наше вино. Сейчас, к сожалению, наш рынок, российский рынок начиная с 2016 года заполонен дешевым импортным вином. Здесь, как во всем мире, надо помогать развивать отечественного производителя, здесь уже должны включаться другие механизмы: во-первых, таможенный сбор, применение таких же стандартов качества к продукту, как применяется к нам, к импортному вину. И тогда, я уверен, конкуренция будет действительно грамотной и правильной.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок из Барнаула, нам дозвонился Николай. Здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я вот этим летом планирую в июле месяце быть в Анапе, в Краснодарском крае. Дело в том, что я уже был там на заводе "Абрау-Дюрсо", там экскурсия такая была, по погребу ходили, там бочки вот эти стояли. Я там прямо со стеллажа брал бутылочку, мне ее прямо завернули прям там. То есть я выбрал, паутину смахнули, все это завернули. Там есть магазинчик у них при этом заводе, можно хорошие вина… Но это уже действительно их вина, не скажешь, что это, допустим, какие-то порошковые, завезенные, фальсификаты, то есть я сам взял эту бутылку. Это первый вопрос, то есть я уже по новой не поеду, хочу поехать туда к вам в Крым, и у меня в связи с этим два вопроса. Есть ли у вас экскурсии туда, вообще по Крымскому или по Керченскому мосту автобусы-то ходят? Хотя, если честно, я предателей не люблю.

Сергей Лебедев: Ну давайте тогда сконцентрируемся на винном туризме так называемом. Наш завод входит в программу развития винного туризма в России, наш завод за предыдущий сезон только за 1 год посетило более 28 тысяч людей, которые интересуются вином. У нас есть специальные экскурсии, они проходят каждый час на нашем заводе, – пожалуйста, это все можно организовать, посещать. У нас есть сеть своих фирменных магазинов не только на предприятии, но и по городу Севастополю, поэтому с этой точки зрения мы стараемся обеспечить нашей продукцией и знанием о нашей продукции людей максимально широко.

Марина Калинина: Ну это на сайте, наверное, можно все найти?

Сергей Лебедев: Это можно на сайте, это можно через Ростуризм, это можно через крупные туристические компании, практически у всех у них есть информация об Инкермане и о нашем предприятии.

Марина Калинина: Вы сейчас сказали по поводу конкуренции на рынке вина. Вообще насколько тяжело конкурировать с той же Грузией, например, бывшей советской республикой, с тем же Краснодарским краем? То есть вроде как Россия, но все равно предприятия разные, все равно есть какая-то конкуренция. Насколько здесь сложно?

Сергей Лебедев: Вы знаете, здесь вот хорошо, мы в последнее время находим понимание друг у друга, одинаковый взгляд на то, как должен развиваться российский рынок вина. И понимаем, что для нас сейчас конкурент не Краснодарский край, и для Краснодарского края не конкурент Крым и Севастополь, для нас все вместе конкуренция – это дешевый импорт. С ним мы действительно должны бороться, бороться на государственном уровне и при помощи конкуренции.

Марина Калинина: Вас слышат в тех организациях, которые за это отвечают? Что-то движется в этом направлении?

Сергей Лебедев: Вот да. Если говорить про организации, которые непосредственно занимаются развитием виноделия – Росалкогольрегулирование, Минсельхоз – там это понимание есть. Сейчас нам самое главное в союзники себе получить крупные розничные торговые сети России, потому что они должны тоже включиться в это. Если поставлена государственная задача развития отечественного виноделия, здесь все должны единым фронтом выступать, никак по-другому. Пока с сетями общий язык найти тяжелее.

Марина Калинина: А что они говорят? Почему тяжело найти?

Сергей Лебедев: Вы знаете, к сожалению, российский потребитель не настолько образован в вине, он не настолько хорошо в нем разбирается, и поэтому чаще всего он делает выбор по двум признакам: во-первых, это этикетка, на которой есть название винодельческой страны (например, Франция либо Италия), и во-вторых, это стоимость, цена бутылки. И когда он видит, что по 250-300 рублей ему предлагают Францию, ему предлагают Италию, он не задумываясь берет, потому что априори считает, что там высокое качество. А когда раскладываешь ценообразование, когда из стоимости бутылки вычитаешь наценку торговой сети, наценку дистрибьютора, который это привез, таможенный сбор, акциз, стоимость бутылки, стоимость этикетки, на жидкость, которая в этом вине, ничего не остается. На самом деле вино по 250-300 рублей импортное, которое нам везут, ужасного качества, это трудно вообще назвать вином.

Марина Калинина: Еще у нас есть звонок из Уфы, Риф нам дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я хотел вот узнать, можно ли попробовать, дегустировать вина у вас? И как это сделать?

Сергей Лебедев: Ну это, собственно говоря, вдогонку к предыдущему вопросу. Когда я говорил о том, что у нас есть экскурсии, конечно, у нас есть прекрасный дегустационный зал; конечно, мы делаем дегустации, поэтому можно заказать себе экскурсию с дегустацией, это стоит совсем небольших денег, и пожалуйста, попробуйте. Причем проводят экскурсию виноделы, то есть не просто туроператор или еще кто-то, – это наши сотрудники, которые прекрасно разбираются в вине…

Марина Калинина: Профессионалы.

Сергей Лебедев: Во время дегустации они научат, как правильно дегустировать, все нюансы, которые в вине есть, они обязательно отметят, поэтому у нас недовольных еще не было после экскурсии.

Марина Калинина: Конечно, вино, как можно быть недовольным?

Вообще виноделие – это дело сложное и рискованное, наверное, потому что не вырос виноград, заморозки, все, можно сказать, урожай пропал. Как вообще виноделы выходят из этих ситуаций? Потому что непредсказуемы же погодные условия.

Сергей Лебедев: Непредсказуемы, и поэтому когда говорят, что вот этот год хороший для вина, а вот этот год нехороший, во всем мире подразумевается, какой был урожай. А урожай больше всего зависит, естественно, от погодных условий. Виноград – это на самом деле удивительное растение, которому чем меньше осадков, чем больше солнца, тем на самом деле лучше, то есть виноград по-хорошему должен немножко помучиться, тогда он будет отдает именно в ягоду, в плод, нежели лоза забирает на себя. Поэтому должно быть не очень много осадков, но и с этим тоже нельзя переборщить, потому что все-таки это растение, оно должно расти.

Должно быть немного осадков, не должно быть заморозков – вот эти два ключевых условия, когда они совпадают, урожай идеальный, все хорошо. Когда нет, когда бывают заморозки – а такое было, к сожалению, не так давно, – когда бывает, наоборот, либо много осадков, и виноград становится водянистым, тогда страдает качество вина, либо совсем его мало, и тогда он начинает заизюмливаться, тоже тогда это нехорошо. Способов, как говорится, у виноделов не так много, ограниченное…

Марина Калинина: Капризное это дело, виноград.

Сергей Лебедев: Да, очень капризное, потому что ты все равно в любом случае зависишь от исходного материала, исходный материал – виноград: какого качества у тебя будет виноград, на 80% уже предопределено, какого качества у тебя получится вино, только 20% составляют искусство и секрет винодела уже.

Марина Калинина: Спрашивают нас зрители, какой вино полезнее, красное или белое? Такой вопрос.

Сергей Лебедев: Чаще всего задают его, красное или белое, или какое конкретно наше вино наиболее полезно. Понятно, что все зависит, во-первых, от особенностей организма, во-вторых, как бы это ни звучало смешно, но от количества, которое вы потребляете, здесь тоже надо понимать четко меру. Нет доказанного, какое вино полезное, все зависит от того, какая у вас особенность, красное или белое.

Марина Калинина: Кому что нравится.

Сергей Лебедев: Кому что нравится. Но я говорю, есть уже определенная статистика во всем мире, что те, кто действительно увлекаются вином, те, кто хочет о нем много знать, те, кому нравится вино, все проходят путь от полусладкого к сухому, от красного к белому.

Марина Калинина: Интересно.

Еще, наверное, быстренько послушаем Александра из Челябинской области. Александр, здравствуйте. Только, пожалуйста, коротко, потому что времени у нас не так много.

Зритель: Добрый вечер. Я, конечно, хотел не очень коротко. Был в 2013 году на экскурсии в Инкермане с дегустацией. Я поддерживаю, во-первых, гостя в стремлении, чтобы вино перевели в пищевые продукты; вспоминаются времена, когда оно было по 80 рублей в переводе на наши деньги, довольно неплохое как раз Инкерман, любое, столовое и на розлив. Но и первый вопрос у меня по поводу дегустации – все так же дают ли соленую соломку на дегустации (что, конечно, совершенно неправильно)? Второй вопрос: появились ли экскурсии на производство виноматериала, которые исчезли после советской власти так подозрительно практически везде? И третий вопрос, насколько удалось обновить фонд старых бочек, что самое затратное, насколько известно, в технологии?

Марина Калинина: Спасибо большое. Сергей Иванович?

Сергей Лебедев: Коротко постараюсь ответить. По поводу солености – убрали, все в основном пресное, для того чтобы не перебивать действительно послевкусие и вкусовые ощущения, рецепторы не забивать, правильный вопрос, спасибо. Что касается виноматериалов, поскольку мы делаем из своего винограда, то используем только свой виноматериал, либо дозакупаем виноград, когда его не хватает своего, там же в Крыму у других виноградарских хозяйств. Бочковая тара, абсолютно правильный вопрос, одна из самых затратных частей у виноделов; мы свою бочковую тару поменяли практически полностью, то есть у нас ничего не выдерживается в старых бочках, бочка отрабатывает свои 5-6 наливов, после этого идет замена, мы буквально покупали 400 бочек в прошлом году.

Марина Калинина: Такое хорошее заключительное сообщение прочитаю из Санкт-Петербурга: "Так пожелаем же всем нам, чтобы у всех нас было хорошее настроение, позволяющее подойти к вину без горьких мыслей".

Спасибо вам большое. Сергей Лебедев был у меня сегодня в гостях, генеральный директор винодельческого предприятия "Инкерманский завод марочных вин".

Сергей Лебедев: Спасибо.

Марина Калинина: А прямо сейчас по традиции давайте посмотрим на тех людей, которые работают на этом предприятии, – производственные портреты.

Список серий