• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: У нас происходит уравнивание количества работающих и пенсионеров - этого не выдержит ни одна пенсионная система. Мы загнали себя в угол

Сергей Лесков: У нас происходит уравнивание количества работающих и пенсионеров - этого не выдержит ни одна пенсионная система. Мы загнали себя в угол

Марина Калинина: Ну а сейчас пришло время подвести итоги уходящей недели. К нам в студию уже заходит наш обозреватель Сергей Лесков. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый день.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Марина Калинина: С чем вы сегодня пришли? Какие события запомнились?

Юрий Коваленко: Надеюсь, хорошие?

Сергей Лесков: Неделя была горячая и в климатическом отношении, и в политическом. Есть о чем поговорить, без сомнения.

Марина Калинина: Давайте.

Юрий Коваленко: Вам слово.

Сергей Лесков: Как все знают, неделя началась с первого полномасштабного саммита президентов Америки и России Трампа и Путина. В общем-то, под этой звездой прошла, наверное, вся политическая неделя. Президент Трамп был подвергнут беспрецедентной атаке своего родимого истеблишмента. Помимо обвинений в адрес 12 офицеров российских спецслужб прямо перед самым саммитом была арестована российская якобы шпионка или якобы агент Мария Бутина (обратите внимание на совпадение фамилий почти полное с российским президентом). Тем не менее сегодня есть смысл поговорить об итогах саммита, о том, чего добились Россия и Америка, и попытаться построить прогноз на будущие отношения наших стран, тем более что Трамп несмотря на все атаки на его политику предложил Путину провести следующий саммит уже в Вашингтоне.

Вторая тема касается наших внутренних дел, наверное, это самая острая тема за последние годы, – это пенсионная реформа. Вчера Государственная Дума проголосовала за эту самую пенсионную реформу в первом чтении. Будет еще обсуждение, будут, видимо, поправки, второе, третье чтение. Сегодня есть смысл вспомнить аргументы за эту реформу и против этой реформы, тем более что, если аргументы «за» достаточно очевидны, аргументы «против», в общем-то, до поры до времени не обсуждались, но, в общем-то, из какого-то чувства порядочности, мне кажется, что замалчивать эти моменты нельзя.

Ну и, наконец, надо признать, что сама по себе пенсионная реформа является лишь частью большого экономического пейзажа, а самая главная цель – это, конечно, рост ВВП, рост национальной экономики. И только что Международный валютный фонд опубликовал новый прогноз, где дает весьма неутешительные, пессимистические прогнозы по части роста России, но самое для нас удивительное, они совпадают с теми прогнозами, которые давал 2-3 года назад министр Улюкаев, который сейчас томится в темнице.

Юрий Коваленко: Давайте, скажем так, от общего к частному…

Сергей Лесков: От общего к частному?

Юрий Коваленко: О наших странах, о будущей политике.

Сергей Лесков: Вы поклонник Шерлока Холмса?

Ну давайте. На самом деле, в общем-то, мы уже говорили на этой неделе, что многого ждать от встречи Путина и Трампа было по меньшей мере легкомысленно. Первая встреча, назовем ее пристрелкой, знакомством друг с другом. Надо было посмотреть, конечно, и на реакцию оппозиции. Но такой, конечно, истерики, паранойи или как там еще назвать то, что творится в американском истеблишменте, невозможно предположить. Я даже думаю, что надо быть профессиональным психиатром, чтобы понять, паранойя это или истерика. Какие-то обвинения на Трампа сыплются настолько голословно и бездоказательно, и кажется, что эти его критики ожидали, что он набросится на президента России с какими-нибудь борцовскими приемами, это безумие, глупость какая-то.

Юрий Коваленко: Ну вот Арнольд Шварценеггер назвал его «маленькой вареной макарониной», это сильнее всего обидело президента.

Сергей Лесков: Ну да, там много довольно было оскорблений. Но тем не менее есть какие-то результаты несмотря на пристрелочный, ознакомительный характер этой встречи. Да, для Путина, так я думаю, является важным то, что Трамп высказался по поводу приоритета минских соглашений для урегулирования конфликта на Украине. И кстати говоря, это уже стало известно потом, после встречи, вроде бы Путин предложил провести Трампу референдум по Донбассу на Донбассе. На самом деле демократическая мера, пусть сам народ решает, с кем ему быть, тем более что Запад проводил референдум, например, в Косово, что-то они там выясняли, чем Донбасс хуже, чем Косово? Пока Трамп взял паузу, а Украина возмутилась, что за ее спиной решается вопрос. Ну они сами, в общем…

Юрий Коваленко: Украина знает, как решаются референдумы.

Сергей Лесков: А что, вообще судьбу там многих других вопросов на Украине решали не за ее спиной? Примерно так все и происходит. С другой стороны, Трамп может быть доволен, что Путин предложил механизм урегулирования конфликта в Сирии в том отношении, которое гарантирует безопасность Израиля, что в этом регионе больше всего волнует Трампа. Его на самом деле волнуют не совсем те проблемы, которые волновали его предшественников, кажется, его Украина не особенно волнует, кажется, и сама Сирия не волнует, а вот Израиль по понятным причинам волнует всех американских политиков. То есть результат нормальный.

А что касается того, какие могут быть последствия, я сейчас постараюсь… Я насчитал какие-то 6-7 кажущихся мне очень вероятными пути развития событий после этой встречи. Что касается обвинений в адрес России, конечно, всем нам безумно жалко эту несчастную девушку, 29-летнюю Марию Бутину (первая буква «Борис»), которая родилась в Барнауле, закончила школу с золотой медалью, институт с красным дипломом, активно участвовала в общественной, потом политической жизни. Поднялась девочка. У нас ведь… На самом деле мы часто говорим о том, что у нас в России ослаблены социальные лифты, – наверное, да, они ослаблены, а ей удалось прорваться, она без большой волосатой руки сама делала свою карьеру, как говорят американцы, self-made woman. Вот и «доделалась»: оказывается, в сегодняшней Америке при ее отношении к российским гражданам это весьма опасно.

Мне, кстати, в связи с этим вспомнился эпизод давний, наверное, исторический эпизод, он уже забыт. В 1932 году российский эмигрант Павел Горгулов убил президента Франции Поля Думера и был гильотинирован, кстати, но речь не об этом. Так вот когда в суде выступал психиатр, он оценил личность убийцы, русского эмигранта Павла Горгулова, следующими словами: «Видимость сумасшествия обвиняемого объясняется его национальностью».

Юрий Коваленко: Заведомо виновен.

Марина Калинина: Забавно.

Сергей Лесков: Да, русский – значит, сумасшедший. Хотя при этом, конечно, планы Горгулова были весьма красноречивы: он хотел помимо президента Франции убить еще президента Германии Гинденбурга, президента Чехословакии Масарика, еще он хотел убить Ленина, хотя…

Юрий Коваленко: Наполеоновские планы.

Сергей Лесков: …тот был давно покойником, это был 1932 год, и еще он собирался слетать на Луну. Но все это не говорило о его сумасшествии, о его сумасшествии говорила его национальность. Примерно то же самое сейчас происходит в Америке: если ты русский, связан с русским, то все, значит, это какая-то шпиономания. Я говорю, либо паранойя, либо истерия.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Челябинска, Александр нам дозвонился, как раз у него вопрос по этой ситуации с Бутиной. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый вечер.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Добрый.

Марина Калинина: Да, здравствуйте.

Зритель: Я хотел бы спросить, чем Сергей Леонидович объясняет такой странный выбор кандидатуры шпионки, как Маша Бутина, которая отстаивала одну из основных либеральных ценностей, или просто какая-то очередная некомпетентность сотрудников, не знаю, или тут что-то другое может быть?

Сергей Лесков: Я думаю, что просто попалась под руку, надо было кого-то арестовать прямо накануне этой встречи, и кроме этой самой дюжины офицеров ГРУ… Это как бы до них руки коротки дотянуться, а вот тут эта самая студентка. И неважно, что она на самом деле ближе к оппозиции, чем к прокремлевским кругам, главное, что она студентка из России. Ее формально обвиняют в том, что она работала или проводила какие-то встречи в российских интересах, то есть она иностранный агент, лоббировала российские интересы. Но извините, там любого российского человека можно обвинить в лоббировании российских интересов.

Юрий Коваленко: Вся американская политика строится на лоббировании.

Сергей Лесков: Например, лоббист Александр Овечкин – он не лоббирует российские интересы тем, что забивает больше всех шайб и лучше всего в Вашингтоне играет в хоккей? Лоббирует российские интересы, он иностранный агент, его надо посадить в кутузку в соседнюю камеру с Мариной Бутиной. Эта практика обрывает все возможные связи между Россией и Америкой на уровне гражданских лиц, то есть только дипломаты могут вступать.

Марина Калинина: Смотрите, Сергей, не кажется ли вам, что это укол не только в сторону России, но это еще, грубо говоря, такая подстава для Трампа при встрече с Путиным?

Сергей Лесков: Конечно. Обвинения в адрес России, вообще внешняя политика чаще всего является решением внутренних проблем. И то, что сейчас творится в демократическом лагере, который никак не может простить Трампу собственное поражение на выборах – а грядут еще выборы в Конгресс… Кстати, теряет Трамп позиции или нет?

Юрий Коваленко: По-моему, да.

Сергей Лесков: Ну как? Среди демократов мы говорить не будем, но 79% сторонников республиканской партии поддерживают его.

Сейчас давайте я тогда поговорю о возможном развитии событий, это очень важная цифра. Во-первых, возможно усиление саботажа действий Трампа в этих вот правительственных и законотворческих кругах. Может Конгресс придумать новые санкции против России, не будем об этом забывать, поскольку это принимается в форме закона, то Конгресс придумывает, а Трамп, ему пальцы в дверь засовывают, он вынужден это подписывать. Возможны новые санкции против российской элиты, это уже третий вариант, потому что же Бутина оказалась знакомой с бывшим сенатором Торшиным, а кто не знаком с кем-то из российских чиновников? Если ты знаком с кем-то из российских чиновников, тебе, наш дорогой зритель, нельзя ехать в Америку, ты будешь обвинен в том, что ты иностранный агент. То есть если ты приезжаешь в Америку, надо залезть под одеяло…

Юрий Коваленко: …забыть про свои связи.

Сергей Лесков: …вместе с одеялом залезть под кровать и там сидеть, никуда не выходить. У тебя нашлись в России знакомые, ты с кем-то не с тем поговорил в Америке – все, пожалуйста, ей грозят 15 лет. Что еще возможно? Будут они, наверное, блокировать новые саммиты несмотря на то, что уже, в общем-то, неофициально есть планы по встрече в Вашингтоне. Ну и, наконец, Трампа они будут продолжать травить, как не снилось волкам в песне Высоцкого, наверное, будут новые расследования против Трампа, будут расследования против его семьи. Обратите внимание, что его зять Джаред Кушнер не приезжал в Хельсинки на встречу с Путиным. То есть, в общем, старика (а ему уже за 70, по-моему) как бы вообще не довели до каких-то там печальных медицинских последствий.

Но поскольку… Возникает вопрос: может быть, в этой ситуации лучше вообще не встречаться, если могут быть новые санкции против России? Нет, я думаю, что встречаться надо, потому что почти 80% республиканцев поддерживают Трампа и поддерживают все больше и больше, у него явные экономические успехи в стране… Как бы ни плакалась Европа и не скрежетал зубами Китай, он сегодня на 500 миллионов долларов подписал санкции против Китая, безумная сумма, конечно, он возвращает производство и промышленные мощности в Америку, эти самые rednecks, его ядерный электорат безумно рад, больше рабочих мест. Так бы в России. В России растут рабочие места или нет? Я что-то не слышал. А в Америке это самый главный экономический показатель.

Юрий Коваленко: Америке есть что возвращать из-за рубежа, из Китая, из Мексики, а нам?

Сергей Лесков: Это верное замечание. Но так или иначе после того, как мы поговорили про Дональда Ивановича Трампа… Кстати говоря, отвечать нам такими параллельными мерами? Может быть, найти какого-то американца, который говорил с русским человеком? Тут же есть американцы.

Юрий Коваленко: Я думаю, не стоит уподобляться.

Сергей Лесков: Да, не стоит. Правильно, я тоже так думаю.

Юрий Коваленко: Шпиономания доходит до того, что они сейчас пытаются посмотреть, что внутри мячика, который подарил президент.

Сергей Лесков: А ведь было бы непросто найти какого-нибудь американца, который работает в России, он перекинулся взглядом, сказал какое-то слово. Конечно, он сказал слово в защиту Америки, и тут его цап-царап!

Юрий Коваленко: Еще если на английском сказал.

Сергей Лесков: Да, и вот… Ну лет 15.

Марина Калинина: Да тут за время Чемпионата мира можно было многих из разных стран под это дело…

Сергей Лесков: Да. У нас там, говорят, лагеря в Сибири пустуют, можно было бы всех… Но мы, конечно, так делать не будем, а видите, в Америке, страна с максимальным уровнем демократии, как он считают, они же говорят, что учиться надо демократии, вот происходят весьма странные вещи.

Но что происходит у нас в стране? Пенсионная реформа. Я уже высказывал свое мнение. Что-то мне кажется, что мое мнение совпадает с мнением Натальи Поклонской. Вы знаете, что едва ли не впервые в Государственной Думе голосование было не единогласным, я такого не помню: все так называемые оппозиционные партии проголосовали против пенсионной реформы, а «Единая Россия» в едином порыве проголосовала «за» за исключением Натальи Поклонской, она проголосовала «против». Сколько бы мы ни критиковали эту удивительную женщину за мягко скажем интеллектуальные способности, которые проявились в оценке деятельности последнего русского царя, в искренности ей нельзя отказать. Она живет по зову сердца, мне кажется, по зову совести.

Юрий Коваленко: Ее пообещали за это наказать.

Сергей Лесков: Да. Вообще вы не замечали, Юра и Марина, что чем больше у человека власти, тем меньше у него совести? Чем больше силы, как сообщающиеся сосуды, тем меньше совести, да? Мне кажется, что это некий такой печальный закон жизни: из одного сосуда вылилось, в другой влилось. На самом деле, видите, у Натальи Поклонской несколько иной взгляд на эти ценности. Мне это напоминает голосование по пресловутому закону о Диме Яковлеве, когда тоже только один из депутатов «Единой России» проголосовал против этого закона, это наш коллега Борис Резник. К великому несчастью он, наверное, месяца 2 назад умер. Но так или иначе, может быть, ее накажут, а мне кажется, что ее не надо наказывать, разные мнения и дискуссии… Она же сказала, что реформа нужна, но она не согласна с предложенным сценарием.

Итак, что же настораживает в этой реформе и что делает ее все-таки необходимой? Сегодня, по-моему, президент России впервые высказался против этой реформы…

Марина Калинина: Он же сказал, что ему тоже не нравятся все предложенные варианты.

Юрий Коваленко: Да, ему не нравятся варианты.

Марина Калинина: Но надо смотреть на перспективу.

Сергей Лесков: Он сказал прямо, что сейчас на 6 работников приходится 5 пенсионеров, Пенсионный фонд не может выдержать такое бремя. Кстати говоря, эта тенденция продолжается, что пенсионеров все больше. Было же в 1932 году, когда была введена эта система, 7 работающих на 1 пенсионера, и продолжительность жизни была другая, не 70 лет, как сейчас, а, по-моему, порядка 45. Поэтому, в общем-то, это аргумент очень важный. У нас постоянно снижается уровень пенсии к уровню средней заработной платы, сейчас он 20%, а был 30%, будет еще ниже, если ничего не изменить.

Другое дело, что мне кажется, что вообще экономические реформы должны начинаться не с пенсионной реформы, а с чего-то другого, но никакой другой активности на экономическом фронте мы не видим, только повышение тарифов, рост цен и попытка отыграться на стариках и пожилых людях. Это, мне кажется, не слишком справедливо. И самым большим недостатком пенсионной реформы мне кажется вот что. У нас уже была экономическая реформа в начале 1990-х гг., которая жестоко, просто катком прошлась по всем нашим гражданам, когда были отпущены цены. Это было жестоко, но это было справедливо, пострадали все, и министры, и шахтеры, и учителя, и университетские профессора. Там не было групп населения, которых эти трудные реформы пощадили. Я скажу еще одно правило: в трудное время должно быть трудно всем.

Юрий Коваленко: Но извините, если простому народу нечего терять, кроме цепей…

Сергей Лесков: Вот. Сейчас есть целая группы населения, которые выведены из зоны риска, я имею в виду тех же депутатов с их громадными пенсиями, пенсия депутата 45 тысяч, может быть, это не пенсией называется, у нас же судьи тоже не пенсию получают, а какое-то там другое слово для них придумали, но так или иначе. А почему эти люди не страдают? Силовики: мы знаем, что у нас силовиков на 10 тысяч человек больше, чем где бы то ни было в мире, а армия полицейских просто затмевает все мыслимые пределы, только в Белоруссии побольше. Здоровые мужики, почему они на пенсию уходят? Пусть для них тоже повысят пенсионный возраст. Если в силовые структуры идут люди с заведомо более высоким потенциалом собственного здоровья – ведь это так, чахоточный не пойдет служить в армию – то почему он на пенсию уходит раньше, чем, предположим, врач? Я уверяю, что врачом быть сложно, стоять у операционного стола несколько часов значительно тяжелее, чем сидеть в военном КБ и нажимать на кнопки какие-то.

Юрий Коваленко: Ну это мы говорим про мирное время, они знают, что в любой момент может начаться немирное, и тогда уж…

Сергей Лесков: Если будет время немирное, то врачи тоже будут призваны в действующую армию, и мне кажется, что они будут даже под большим риском, чем многие генералы. Вот, несправедливо. У нас 7% вот этих вот будущих пенсионеров, то есть каждый 15-й, а это очень много, выпадают из этой реформы, для них время нетрудное, для них по-прежнему молочные реки и кисельные берега.

Что мне еще кажется как бы несправедливым? При нашем невысоком уровне пенсий (они значительно ниже, чем на Западе) пенсионеры же, прямо будем говорить, не выходят, они продолжают работать, они получают пенсию и небольшой приработок. Но здесь-то пенсии уже не будет, останется только приработок. То есть при декларируемых целях о том, чтобы повысить благосостояние граждан, это благосостояние будет в результате понижено: пенсий у них не будет, а работать они будут продолжать. Даже Счетная палата, хотя Кудрин предлагает повысить этот самый пенсионный возраст, насчитала несколько дефектов этой самой пенсионной реформы. Но непонятно, экономисты же умные люди, цель-то какая? Что такое «сбалансированная пенсионная система»? К чему идет? Этих цифр нет в законопроекте, который предложен. То есть насколько я понимаю мысль Счетной палаты, это достаточно такой эмпирический документ, хорошо если бы денег было побольше.

Юрий Коваленко: Который можно по-всякому трактовать.

Сергей Лесков: Да, то есть расчетов нет. Цель не обозначена, а экономика по нынешним представлениям является точной наукой. Более того, ведомство Кудрина отмечает, что не учитывается в этом законопроекте – а это, наверное, будут какие-то там геометрические прогрессии – что если меняется продолжительность жизни, она растет, как будет увеличиваться количество пенсионеров и как из-за этого будет меняться экономика?

Юрий Коваленко: Резонно.

Сергей Лесков: Как? Таких расчетов тоже нет. Ну и в-третьих, нет никакой связи увеличения размера пенсий с инфляцией. Ведь правительство сказало, что индексация пенсии должна быть выше уровня инфляции, но это опять декларативные слова, опять расчетов нет. Таким образом, совсем несложно найти какие-то дефекты, которые надо устранить. Люди беспокоятся, людей можно понять, они…

Марина Калинина: А давайте людей послушаем, потому что два звонка...

Сергей Лесков: Они горбатились всю жизнь, а столько вещей висит в воздухе.

Марина Калинина: Анатолий к нам дозвонился из Белгорода. Анатолий, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Большое спасибо Сергею Лескову за его очень правильную оценку существующей пенсионной системе. Теперь у меня вот вопрос к Сергею Лескову, только обязательно пусть ответит: какое было соотношение пенсионеров и работающих в Советском Союзе? Это первый вопрос. Второй вопрос: Путин, придя к власти, по-моему, в 2001 году отменил северный стаж у людей, которые уже вышли на пенсию, 1 год за 1.5 – это правильно или нет, справедливо или нет?

И вот буквально несколько слов, как я вижу саму систему в настоящее время. Дело в том, что в советское время было очень много заводов, фабрик, сельское хозяйство работало, было много рабочих мест, было много рабочих рук. Соотношение пенсионеров и трудящихся именно какой-то баланс. Сейчас этот баланс нарушен нашей властью, то есть разорили всю промышленность, сельское хозяйство. Естественно, рабочие руки есть, но нет рабочих мест, а отсюда и количество пенсионеров выросло, нарушился баланс.

Как вы сами оцениваете? Пожалуйста, ответьте на соотношение работающих и пенсионеров, про северный стаж (год за полтора северянам) и то, что я высказал свое мнение.

Сергей Лесков: Вы назадавали вопросов на целую диссертацию. На самом деле вопросы, конечно, очень болезненные. По поводу рабочего рынка с вами трудно не согласиться. Если у нас будет на рабочем рынке больше людей в связи с повышением пенсионного возраста, то вырастет число безработных в 2019 году (это само правительство говорит), будет дополнительно 1 миллион 100 тысяч рабочих рук, а удастся создать только 800 тысяч рабочих мест, то есть несколько сотен тысяч новых безработных. Непонятно, как правительство будет это делать, все планы о повышении рабочих мест… Помните, мы говорили о Трампе, благодаря которому растет число рабочих мест? – у нас оно сокращается.

Прошлый год стал драматическим с этой точки зрения: впервые за весь обозреваемый период в России снизилось количество работающих в абсолютных цифрах, их на 500 тысяч человек стало меньше. У нас, по-моему, порядка 70 миллионов работает, это число неуклонно снижается, пенсионеров больше, работающих меньше (это относительно), стало меньше в абсолютных цифрах работающих на 500 тысяч. Мало того, у нас все меньше и меньше молодежи, которая необходима для нового производства. Молодежь может сделать то, что не могут сделать старики при всем их опыте, мы говорили об этом на этой неделе. Ситуация на самом деле весьма драматическая.

По поводу цифр. В СССР в разные периоды его развития число пенсионеров и число работающих было разным. Мало того, кого считать работающим в СССР? Есть версия о том, что сталинские репрессии имели под собой некую экономическую базу, потому что это была бесплатная рабочая сила. Когда несколько сотен тысяч человек бесплатно работают в системе ГУЛАГа, вы, наш дорогой зритель, к кому их отнесете?

Юрий Коваленко: Работодатель не платит пенсионные отчисления.

Сергей Лесков: Ясно, что не к пенсионерам, так я понимаю. Но отнесете ли вы их к работающим? А именно мозолистыми руками этих людей были построены самые крупные объекты нашей страны, тот же Норильск, если вы говорите о северном коэффициенте. Норильск кем построен? Я там работал, но я не был заключенным. Он построен этими во многом невинно пострадавшими людьми. Поэтому ваш вопрос многогранен, но в такой простой, упрощенной формулировке он не слишком корректен. Но в любом случае сейчас президент это сказал, мы эти цифры повторили с другой стороны, происходит уравнивание числа работающих и пенсионеров, этого не выдержит ни одна пенсионная система. Повторю еще раз: другое дело, что экономические реформы надо, может быть, начинать не с этого.

Позвольте мне перейти к следующей теме, она очень сильно связана с пенсионной проблемой. Повысить пенсию пенсионерам у нас удастся не благодаря тому, что люди, напялив на себя эти бухгалтерские нарукавники, кого-то отправят на пенсию раньше, кого-то попозже, перепишут цифры из одной колоночки в другую, надо поднять экономику. Министерство экономического развития имеет планов громадье, там, по-моему, обещан рост ВВП в 2.5%, 2.6%. А вот МВФ считает, что только 1.5% будет рост российской экономики в этом году, а в следующем году будет еще ниже. Они даже там… Мы не согласны с этими оценками, они пересчитывают и дают еще более низкий прогноз.

Мало того, мы можем считать, что это проклятье советского прошлого, но в других-то странах, которые вышли из жерла СССР, экономический рост выше. Мне попались цифры о том, что на душу населения в странах бывшего СССР, которые называются СНГ, рост в среднем 5%, в России, я напомню, 1.5-1.7%. То есть в России абсолютно самый низкий рост из всех стран. И мало того, средний рост по всему СНГ снижается за счет России: без учета России он 3.6%, а из-за низких цифр России только 2.2%. Может быть, какие-то есть кризисные обстоятельства, которые не дают решить эту проблему? В Бразилии был недавно кризис, там был год назад только 1% роста, но на следующий год МВФ дает по Бразилии прогноз на 2.5%.

Юрий Коваленко: А у нас даже не на столько.

Сергей Лесков: То есть есть возможность выбраться из кризиса, есть возможность решить экономические проблемы. Есть только одна страна в мире, которая не может решить. Бразилия – член БРИКС вместе с Россией, есть еще 2 страны БРИКС, Индия и Китай, я хочу напомнить, что там цифры роста вот какие. В Китае, конечно, большая трагедия, там снизился экономический рост, теперь он 6.4% (в России 1.5%), а в Индии 7.5%, то есть они уже быстрее Китая развиваются (в России 1.5%). Да что же это такое? У нас все министры позаканчивали лучшие университеты, получили западные какие-то MBA степени – что такое? Может быть, какие-то есть структурные дефекты в состоянии российской системы управления? Ну да, многие говорят про жесткое государственное регулирование, какой-то генетический страх риска, повышенная отчетность, когда люди не могут развиваться, а только пишут и пишут бумаги, это касается и школьных учителей, и врачей, и экономистов. И кроме того, я совершенно уверен, это силовое давление силовиков (так можно сказать?). Риски, связанные с тем, что полицейский надзор разрушит твой бизнес, просто непередаваемо высоки.

Ну и наконец я хочу сказать, сейчас вспомнить не забытое имя Алексея Улюкаева. Вы помните, когда он попал в лапы следствия, то высказывалось много версий о том, почему это сделано. Одна из версий была в том, что он вызвал неудовольство в политическом истеблишменте России своими пессимистическими прогнозами роста: это были именно такие цифры, которые сегодня называет МВФ. Может быть, зря посадили человека?

Юрий Коваленко: Ну он, наверное, книгу напишет, пока будет там сидеть, по ней будем развиваться.

Сергей Лесков: Ну может быть, осмыслит. Но слава богу, что он не работает на северных стройках, как приходилось работать… Кстати говоря, некоторые министры ведь работали на северных стройках, можно даже сейчас вспомнить их фамилии, какой-нибудь Завенягин. Сейчас все-таки, видите, более щадящая система.

Ну и наконец, часто наши зрители задают вопрос, почему Центробанк хранит российские накопления в американских ценных бумагах. Друзья мои, это уже не так.

Юрий Коваленко: Центробанк вас услышал.

Сергей Лесков: Центробанк услышал голос зрителей нашего канала. Если еще несколько месяцев назад мы там хранили 100 миллиардов долларов, потом вывели значительную часть, половину, а сейчас снизили вообще до 14 миллиардов долларов, пусть немножко там все-таки останется, чтобы место было застолблено. То есть Россия практически все свои деньги – и очевидно почему, из-за большой угрозы каких-то санкций… Американцы арестовывали ведь авуары Ирана, и Россия чтобы не рисковать практически вывела все свои деньги, это минимум за полтора десятилетия, из Америки. Вот такие новости.

Марина Калинина: Интересно, есть о чем задуматься. Я просто тут нашла некоторые данные по соотношению как раз пенсионеров и трудоспособного населения. Наверное, тоже, как вы правильно сказали, на них нельзя уж полностью полагаться, но вот по данным Федеральной службы государственной статистики, в 1979 году было пенсионеров 22 с лишним миллиона человек, а работающих 83 миллиона.

Сергей Лесков: Вот видите, в 4 раза практически больше, а сейчас почти один к одному.

Юрий Коваленко: А так будет и работающий, и пенсионер.

Сергей Лесков: Поэтому что бы ни говорили противники реформы… А что делать-то? Давайте ничего не делать, тогда размер пенсии будет снижаться.

Марина Калинина: Ну, может быть, как-то подумать, как вы правильно говорили, другие шаги принять.

Сергей Лесков: Собственно, да. Ситуация очень непростая, мы сами себя загнали в угол. Надо было думать раньше, но у меня ощущение, что не самые талантливые экономисты руководят российской экономикой и уже давно.

Марина Калинина: Спасибо большое. Это был наш обозреватель Сергей Лесков. Говорили о главных событиях этой недели.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Сергей Лесков: До свидания.

 

 

 

Список серий