Сергей Лесков: Впервые за многие годы за наш парламент не стыдно

Темы дня с Сергеем Лесковым. Аналитический разбор главных событий последних дней.

Ольга Арсланова: Ну а прямо сейчас мы приветствуем Сергея Лескова, это наша постоянная рубрика, мы говорим о главных событиях уходящего дня вместе с Сергеем: ищем закономерности, анализируем и строим прогнозы.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Сразу скажу, что я ничего не могу сказать по поводу системы исполнения наказаний, по поводу пенитенциарной системы.

Юрий Коваленко: К счастью, наверное.

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: Ну знаете как говорится, от тюрьмы и от сумы… Не будем продолжать.

Сергей Лесков: Спасибо за напутствие.

Ольга Арсланова: Вам слово, Сергей, пока мы еще здесь.

Сергей Лесков: После такого напутствия мне трудно вернуться к обыденным темам, как бы они ни были актуальны. Тем не менее я сделаю внутреннее усилие.

Закончилась весенняя сессия, Государственная Дума ушла в отпуск. Это была самая длительная сессия, в общем-то, сами депутаты, конечно, не стремились к рекорду, но поставлен рекорд (как бы нехотя, что ли) – рассмотрено более 1 тысячи законопроектов. Может быть, самым главным в этой сессии были, в общем-то, даже не какие-то количественные измерения, а другое. Удалось ли Государственной Думе, как, в общем-то, декларировалось неоднократно, стать независимой политической силой, что необходимо в современном государстве? Удалось ли избавиться от не слишком выгодного имиджа «взбесившегося принтера», как называла Думу прежних созывов оппозиция? Ну и, наконец, удалось ли выдавить из своего состава фриков, которые, скажем прямо, часто, особенно в 1990-х гг., формировали представление о Думе в глазах общества? Давайте подведем итоги этой весенний сессии.

Как все знают, наверное, последним, что сделала Государственная Дума, был законопроект о пенсионной реформе, о повышении пенсионного возраста, который был принят, правда, только в первом чтении. Идет сейчас борьба в Центризбиркоме по поводу возможности референдума об этом законопроекте. Как мы знаем, в пятницу ЦИК отклонил заявку КПРФ, однако – и это тоже, наверное, новая такая ситуация в деятельности Центризбиркома – он предложил КПРФ отредактировать этот вопрос и вновь подать заявку на референдум. Ситуация очень интересная с такими закулисными пикантными подробностями, попытаемся разобраться в этой истории.

Ну и, наконец, Чемпионат мира по футболу, который закончился неделю назад, но, в общем-то, не оставляет нас без новых событий. Всем игрокам сборной России по футболу присвоено звание заслуженных мастеров спорта, и в общем-то это раскололо спортивную общественность: с ревностью представители других спортивных дисциплин осуждают такую невиданную щедрость наших чиновников. Правильно ли поступили власти, что наградили наших футболистов, или нет? Общество раскололось. Давайте попытаемся разобраться в этой истории.

А Англия приготовила нам еще один сюрприз: они теперь пытаются выбить следующий Чемпионат мира у Катара. Не удалось с Россией, пытаются наказать теперь Катар.

Ольга Арсланова: Тем более к ним там много претензий, к организаторам.

Сергей Лесков: К России тоже было много претензий.

Ольга Арсланова: И страна не футбольная, и рабский труд якобы используется. Слушайте, сценарий знакомый, с нами же было то же самое.

Сергей Лесков: А в Англии рабский труд не использовался? Вплоть до Новейшей истории Англия была крупнейшей рабовладельческой страной, достаточно вспомнить войну за независимость Индии в XX веке, там в общем-то примеров много.

Ольга Арсланова: Ну что старые прегрешения Великобритании вспоминать, давайте поговорим о наших депутатах.

Сергей Лесков: А англо-бурская война?

Ольга Арсланова: Поговорим о наших депутатах. Как они поработали, Сергей? Эффективно, по вашим наблюдениям, в весенней сессии?

Сергей Лесков: Вы знаете, в общем, прямо скажем, предыдущие созывы Государственной Думы создали стойкую репутацию в глазах общества… Наш парламент был похож на «взбесившийся принтер» – так говорили, это расхожее выражение, что же тут, надо знать, как тебя называют – который увлекался запретительными законами. И у многих граждан возникло даже убеждение, что депутаты – это такие люди, которые в принципе не могут принять никакого закона, который был бы полезен людям.

Юрий Коваленко: Либо хотя бы что-то разрешал.

Сергей Лесков: Про «дать», как было в фильме «Фонтан»: «Дать людям все!», – какой-то чиновник там говорил. Вот здесь вот такое было ощущение, что о любых депутаты думают меньше всего. На самом деле надо сказать честно: в эту весеннюю сессию было принято немало законов, которые опровергают это сложившееся представление. Вы сейчас будете говорить о реформе ФСИН – вы помните, что депутаты и здесь, в общем-то, приняли достаточно гуманитарное решение о зачете одного дня в СИЗО за два дня заключения? Правильно, да?

Ольга Арсланова: Но было бы здорово, Сергей, если бы вы напомнили об этих законопроектах, потому что наши зрители после первого чтения пенсионной реформы, знаете ли, ничего больше не помнят.

Сергей Лесков: Я вот этим сейчас и занимаюсь. Первое, что я сказал, – сильно улучшена все-таки доля наших сидельцев, их в нашей стране на самом деле очень много, по числу заключенных Россия мировой лидер, как и по числу полицейских. При этом мы отличаемся невероятным добродушием, отзывчивостью и прочными духовными скрепами.

Юрий Коваленко: Но советский анекдот по поводу того, что половина страны сидит, половина ее охраняет, а потом меняются местами, до сих пор актуален.

Сергей Лесков: Да, непонятно кто работает даже, еще пенсионеры остались, некоторые из которых, впрочем, тоже сидят.

Юрий Коваленко: А некоторые охраняли.

Сергей Лесков: Ну так вот. Я уже сказал, что принят закон «день за два». Ну как же, у нас половина страны имеют проблемы с дачами, с 6 сотками – продлена дачная амнистия на 2 года, забывать об этом не надо, это, конечно, очень полезная вещь. Мне приходилось как-то по роду своих занятий заниматься так называемыми редкими орфанными заболеваниями, которых у нас, по-моему, в стране было 38 (это редкие заболевания, где лечение должно производиться за государственный счет), а, предположим, в Америке 2 тысячи таких заболеваний. Есть, конечно, сложности с определением этих заболеваний, с номенклатурой, но эта Дума существенно расширила список редких заболеваний, которые лечатся целиком бесплатно за счет государства. Ужесточен контроль за так называемым долевым строительством, это тоже сделано для людей, одно из первых решений этой Думы. Хочется тоже напомнить, это важно – повышение МРОТ до уровня прожиточного минимума, мы в нашей студии об этом говорили. Это деньги не ахти какие, но от этого показателя, это вам скажет любой экономист, бухгалтер, рассчитываются многие показатели, происходит индексация пенсий, пособий, социальных выплат. Это тоже очень много. В общем, таким образом, Оля права, конечно, пенсионная реформа заставила обо всем забыть, но тем не менее все, что я перечислил, сделано для простых людей.

Еще один момент. Конечно, когда мы говорим о парламенте, важнейшем институте государственной власти, то в идеале эта ветвь власти должна быть независима. Конечно, про наш парламент такого не скажешь. Тем не менее если мы говорим об этой самой пенсионной реформе, то впервые на моей памяти возникла некоторая шероховатость и противостояние между администрацией президента и руководством Думы, во главе Думы же стоит руководитель прежней администрации президента Володин. По поводу чего? Все понимают, что пенсионная реформа, повышение пенсионного возраста связано с социальными рисками, скрывать это бессмысленно. И не все регионы прислали положительные отзывы на эту самую пенсионную реформу. А кто должен был заниматься сбором этих самых отзывов из регионов?

Здесь вот по этому вопросу и возникло недопонимание и противостояние: то ли Администрация Президента, то ли Дума, которая курирует формально или неформально Законодательное собрание, непонятно. Во многих регионах Законодательные собрания ушли в отпуск вовремя, видимо, желая дистанцироваться от обсуждения этого. Почему они хотят дистанцироваться, тоже понятно. У нас в сентябре в единый день голосования будут выборы 22 губернаторов и 16 законодательных собраний. И конечно, если главной темой дискуссии станет пенсионная реформа, этой самой региональной власти невыгодно, они пытаются от этого уйти. Вот можно уйти в отпуск, например. Вопрос так или иначе будет решен, но это как бы первое проявление независимости.

Когда мы сказали о фриках, вы помните, что прежде, в 1990-е гг. по нашему парламенту ходили какие-то люди просто с роковым прошлым. Когда были репортажи из Думы, говорили не столько о серьезной парламентской работе – работа-то серьезная, что говорить – сколько о выходках этой публики. Сейчас таких депутатов практически не осталось. Не хочется называть поименно, но все-таки там дрейф прежних серьезных депутатов в эту свободную нишу все-таки происходит, видимо, это неминуемо, как 20% пива выпивают 80% присутствующих, так и здесь, на пустое место кто-то должен прийти. Я думаю, что дрейф в эту сторону совершает Слуцкий, руководитель Комитета по международным делам и как бы несостоявшийся герой дела о харассменте. Очень некрасивая история, и кстати говоря…

Ольга Арсланова: Ну состоявшийся ли он, мы не знаем.

Юрий Коваленко: Следствие покажет.

Сергей Лесков: Мы не знаем. Ну почему?

Ольга Арсланова: По крайней мере участник громких обсуждений, скажем так.

Сергей Лесков: Рука руку моет. Да, это формально, но тем не менее секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, новый руководитель «Единой России», осудил действия Слуцкого или хотя бы инвективы в его адрес и сказал, что если бы этот человек был членом «Единой России», его судьба сложилась бы иначе. Но поскольку он член ЛДПР, у этой партии своя собственная репутация, он как раз соответствует ее…

Юрий Коваленко: Вписывается.

Сергей Лесков: Да Если раньше было много скандалов, то сейчас, пожалуй, только один подобного рода скандал был, связанный со Слуцким и, наверное, с Натальей Поклонской. Но я не думаю, что это скандал такого же рода, она проявила… Она как бы нарушала партийную дисциплину, мы на прошлой неделе об этом говорили. В общем-то, при всем своеобразии ее мировоззрения в искренности ей не откажешь, прямо скажем.

Ольга Арсланова: А скажите, Сергей, я помню, мы сидели в этой студии и обсуждали нападки госпожи Поклонской на «Матильду» и так далее…

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: В общем, это то, с чем ассоциировалась у нас до недавнего времени Наталья Поклонская. Скажите, ваше отношение к ней изменилось после того, как она выступила против партии?

Сергей Лесков: Да, изменилось. Это не означает, что я… Мое отношение к ней не связано с ее отношением к пенсионной реформе, но мы прекрасно знаем, что в нашей стране жесткая политическая система, вертикаль на всех этажах, на всех ступенях, и когда какой-то человек проявляет нонконформизм и личное гражданское мужество, его начинаешь поневоле уважать. И она, кстати говоря, не сдала свой партийный мандат, хотя там товарищ по партии Сергей Неверов предлагал ей положить партбилет на стол. Вы знаете, что появилось множество шуток, у нас же народ едок на язык. Появилась такая шутка, хотя бы две. Картина Сурикова «Боярыня Морозова едет на санях»: депутат Поклонская едет на санях на заседание фракции «Единая Россия». А вторая есть тоже народная шутка о том, что «Единая Россия» заточила ее в Новодевичий монастырь, где ее насильно постригли в монахини под именем Николай – это по поводу вашей «Матильды». Нет, мое мнение о ней изменилось. Вне связи с партийной дисциплиной – я уже говорил, что это какой-то спорный вопрос, зачем тогда голосовать поименно, если надо всем голосовать одинаково – в гражданском мужестве ей не откажешь.

Но так или иначе что еще можно сказать по поводу этой сессии?

Юрий Коваленко: Закон о собирании валежника, например, – разрешили.

Сергей Лесков: Да, вот еще это.

В общем, я склонен оценивать общий тренд какой-то эволюции нашего парламента положительно. Впервые, пожалуй, за многие-многие годы за парламент не стыдно. Ну и такой штрих: вы помните, как когда американцы обрушили на нас очередные санкции, тут же возникла очередная идея о контрсанкциях, очень спорные были решения по поводу предыдущих контрсанкций, невозможно смотреть, как в недоедающей стране давят продукты, это лицемерие какое-то, давят те, кто хорошо едят, странная картина.

Юрий Коваленко: А показывают тем, кто плохо ест.

Сергей Лесков: Показывают тем, кто голодает. Но ведь Дума не приняла закон о контрсанкциях, туда же попадали и медикаменты, и еще что-то. Закон о контрсанкциях новых принят в таком щадящем варианте, ничего конкретного там не сказано. В общем-то, и здесь после каких-то сомнений и колебаний депутаты остановились на том рубеже, где могли бы принести вред простым гражданам. Что будет с пенсионной реформой? Посмотрим. Здесь непонятно, в осеннюю сессию депутатам предстоит пройти между Сциллой и Харибдой.

Ольга Арсланова: О том, как они будут проходить, предлагаю поговорить буквально через минуту. Послушаем наших зрителей, как раз по этой теме они хотят высказаться. Анатолий из Белгорода на связи, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие, особый привет бывшему англичанину Сергею Леонидовичу от бывшего англичанина Анатолия.

Ну вот что. Слова президента: если ничего не менять сейчас, то пенсионная система лопнет. А кто мешал поменять 10-15 лет назад? Кто ответит за то, что произошло? Недоглядели, недодумали. Где 25 миллионов новых рабочих мест, о которых не раз говорил президент? Почему не создали до сих пор эти рабочие места? Гордость берет, когда смотришь по телевизору, насколько богаче стали наши олигархи, пора давать ордена Героев труда РФ, жаль формально «Газпром» является народным достоянием, но народ ни копейки не имеет от этого. Могли бы поделиться уважаемые олигархи и принять какое-то посильное участие в пенсионной реформе, чтобы не страдал народ.

Слова президента, что ему не нравится повышение пенсионного возраста, – лукавство: все будет так, как решила власть, не считаясь с народом. Кстати, не так давно в Бразилии тоже намечалась пенсионная реформа, но народ выступил против, и власть отступила, уважаемые товарищи. Вот такие дела. Так что судьба референдума вряд ли решится в пользу народа. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо, Анатолий.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Сергей Лесков: Анатолий говорит как пишет.

Ольга Арсланова: Да, может быть, подготовился человек.

Сергей Лесков: Ну да, это делает ему честь.

Ольга Арсланова: Александра из Москвы предлагаю еще послушать и потом обсудить как раз. Добрый вечер.

Зритель: Алло.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Это я, Александр Кузин, правильно?

Юрий Коваленко: Все верно.

Ольга Арсланова: Вероятно, мы не знаем.

Зритель: Я уже говорил с вашим ведущим. Вы знаете, у меня к Сергею Лескову маленький такой вопрос. Вы знаете, он на прошлой передаче – на предыдущей или чуть раньше – вел разговор о том, что пенсии наших военных как бы, по его словам я так понял, большие, великоваты, как бы надо их подравнять. Ну вот я, например, капитал 1 ранга, отслужил 34 года в Вооруженных силах, из них 15 лет на Крайнем Севере, 8 раз менял место жительства с женой, с ребенком, бороздил Южную Атлантику, во льдах и так далее. И кто-то сидит в Москве, в городе, спокойно работает. Я не хочу сказать, что плохие люди, они нормальные, но почему же надо сравнивать? Во всех странах, за рубежом в том числе, военные пенсионеры получают больше. Прошу ответить.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Сергей?

Сергей Лесков: Как всегда, когда идут серии вопросов, всегда ответ начинают с последнего.

Ольга Арсланова: Про первый можно и забыть, да? Хитрость спикеров.

Сергей Лесков: Я не говорил, ни словом не обмолвился и намека такого не было, что у военных большая пенсия, я не это говорил. Я говорил о том, что гаишники, прокуроры и таможенники, условно говоря, например, у которых довольно спокойная жизнь, уходят на пенсию в 45 лет, а хирург, который по несколько часов стоит у операционного стола, будет уходить в 65 лет, вот что я говорил. Я говорил о том, что целые группы населения имеют щадящий социальный режим, им его предлагает власть, и можно даже предположить, почему так происходит. Мне кажется, что когда трудно, трудно должно быть всем, как было, предположим, во время реформ 1990-х гг. Я не говорю, хороши они или плохи, но тогда было плохо и трудно и капитану дальнего плавания, и шахтеру, и министру, и директору магазина. Сейчас почему-то целые слои выводятся из зоны риска, вот что я сказал. О размере пенсии я не говорил ни слова.

По поводу олигархов…

Ольга Арсланова: Которым тоже, наверное, должно было стать хуже…

Сергей Лесков: Можно, конечно, принять закон в другую сторону, чтобы олигархи уходили на пенсию, предположим, в 50 лет, и при этом делились своими накоплениями.

Юрий Коваленко: Как вы себе это представляете?

Сергей Лесков: Я себе это представляю так: есть такое понятие, как прогрессивный налог.

Ольга Арсланова: Вот, люди интересуются, почему.

Сергей Лесков: И собственно говоря, Россия остается едва ли не единственной страной в мире кроме, может быть, каких-то экзотических стран, где нет прогрессивного налога. Объяснения, почему он мог бы быть невыгодным, мне не кажутся убедительными. Если кто-то будет скрывать налоги и уходить от налогов, это уже дело ведомства Мишустина, который очень сильный налоговик, найти и обезвредить, и наказание за уход от налогов, как мы знаем по примеру США, могут быть жесточайшие, там мафиози за уклонение от налогов легче осудить, чем за убийство.

Юрий Коваленко: Там и звезды кино садятся за уклонение от налогов, причем все, все равны.

Сергей Лесков: Кстати, да. У нас был Чемпионат мира, Роналду и Месси получали же срока за уклонение от налогов, так и у нас. Это вопрос действенности, эффективности налоговых структур. Конечно, каждый раз, когда люди звонят по поводу этих самых пенсионных дел, ну что? Возразить невозможно. Да, у нас очень маленькие пенсии, но они будут еще меньше, если ничего не делать. Сейчас пенсия, по-моему, порядка 35% средняя пенсия от среднего уровня зарплаты. Если не повышать пенсионный возраст, то просто из-за демографических проблем она, по-моему, лет через 5 по расчетам – а рассчитать это несложно – дойдет до 20%. Можно ничего не делать, и пенсия дальше будет таять. Мы каждый день на прошлой неделе говорили о разных аспектах: и противоречиях программы модернизации, технологического рывка и освобождении рабочих мест с пенсионной реформой, и о многом-многом другом. Мы будем и дальше об этом говорить.

Но все-таки давайте коснемся темы референдума. Это интересно.

Ольга Арсланова: Насколько он вообще возможен?

Сергей Лесков: Я не понимаю, как можно сформировать вопрос, но на прошлой неделе, по-моему, мы обсуждали это уже с вами, я высказал некое сомнение в корректности формулировки с отрицательной, негативной коннотацией, ну невозможно так. Понятно, что это подталкивает к определенному ответу, и я рад, что ЦИК присоединился к тому мнению, которое прозвучало в нашей студии. Именно это обстоятельство было признано недостатком этого вопроса. Есть там, конечно, и какие-то еще, специалисты ЦИК обратили на это внимание и предложили отредактировать, даже Памфилова предложила свою помощь (говорит ее либеральное прошлое). Здесь, конечно, другой вопрос любопытен. Сами коммунисты отводят на подготовку к референдуму 3.5 месяца – когда же он может состояться? К Новому году?

Ольга Арсланова: Когда уже вопрос будет…

Сергей Лесков: Когда вопрос о пенсионной реформе будет закрыт? Какой тогда возраст так указывать? Может быть, уже будет повышен к тому моменту пенсионный возраст на один год. Мне кажется, что вопрос о референдуме сейчас обсуждается… Если Памфилова и ЦИК говорят, что, может быть, он и будет, если правильно поставить вопрос, на каких-то верхних этажах власти, а если там он обсуждается, то, наверное, там думают, что может быть и положительный для власти ответ, если правильно построить информационно-пропагандистскую кампанию. Возможно ли это? Это любопытный поворот. Но в любом случае то, что ЦИК снял этот вопрос сейчас с повестки дня, говорит о чем? О том, что во время губернаторской кампании (по Законодательному собранию 40 регионов) этот вопрос будет снят с повестки дня, а если бы это было не так, то коммунисты бы пошли сейчас в наступление единым фронтом, почти полстраны бы это охватило.

Юрий Коваленко: То есть вы пессимистически думаете? Вы не думаете, что найдут компромисс?

Ольга Арсланова: Да, кстати, Сергей, смотрите. Как вообще можно расценивать то, что коммунисты просят референдума и им даже вроде как не совсем отказывают? Что устраиваются митинги, проводятся в Москве против пенсионной реформы, их согласовывают в том числе…

Сергей Лесков: Оля, вы как опытный журналист знаете, что у коммунистов это любимое дело заказывать референдум. Они в последние 10 лет пытались раз 10 провести референдум, и каждый раз им отказывали.

Ольга Арсланова: Сергей, здесь особая история. Говорит ли это о том, что решение еще не созрело?

Сергей Лесков: Да, конечно.

Ольга Арсланова: Что еще непонятно, как поступать? И прощупают сейчас реакцию населения.

Сергей Лесков: Да, именно это я и сказал. Очевидно, что в Кремле в том ситуационном центре ведется сейчас мозговой штурм, анализируется ситуация со всех сторон, причем непонятно, кто у нас ответственный за эту самую пенсионную реформу, это некое обезличенное решение власти, там говорит в Думе, по-моему, Силуанов, о пенсионной реформе докладывает министр труда Топилин, но совершенно очевидно, что где-то в более высоких слоях атмосферы принимаются судьбоносные решения. Но кто их принимает, мы не знаем. Ситуация интересная, я не рискну сделать прогноз, но то, что впервые Центризбирком занимает такую толерантную позицию по отношению к коммунистам и вселяет в их пылкие сердца надежду, говорит о том, что окончательное решение о референдуме еще не принято.

Давайте поговорим о футболе. Я понимаю, вы оттягиваете этот момент, потому что женщины устали от футбола, я думаю, за месяц…

Ольга Арсланова: Ну Сергей, женщины разные. Я вот, например, смотрю футбол.

Сергей Лесков: Вы как лично относитесь к тому, что все футболисты получили звание заслуженного мастер спорта?

Ольга Арсланова: Ну я немного знакома со спецификой присуждения этого звания (мастер международного класса, а затем заслуженный мастер спорта), по букве им положено.

Сергей Лесков: Нет, «положено» – это неправильная формулировка, по букве им «можно присудить».

Юрий Коваленко: Можно.

Ольга Арсланова: Да.

Сергей Лесков: Да. Вы знаете, «положено», если бы они стали чемпионами мира, вот тогда положено.

Юрий Коваленко: А где это описано, что действительно…

Сергей Лесков: Там есть положение о присуждении. Но там есть еще какие-то следующие параграфы…

Ольга Арсланова: Особые заслуги.

Сергей Лесков: Особые заслуги, пропаганда. Но это, вы понимаете, некая эфемерная такая вещь и зависит от тех чиновников, которые выдвигают этих людей, и тех чиновников, которые подписывают решение. То есть, в общем-то, формального противоречия букве закона здесь нет.

Ольга Арсланова: Абсолютно нет.

Сергей Лесков: Но многие представители других спортивных дисциплин, которые всю жизнь сломали ради… Ну не ради, конечно, звания, но ради того, что стать чемпионом мира или Олимпийских игр…

Ольга Арсланова: В других видах спорта, важный момент.

Сергей Лесков: Да. Я выскажу свое мнение. На самом деле в данном случае это решение говорит о том, что футбол стоит особняком, это вселенная, которую не сравнишь ни с биатлоном, ни с волейболом, ни с баскетболом. При всей зрелищности этих видов спорта – даже с хоккеем – победы… Во-первых, это конкуренция всемирная, в футбол играют все в отличие от, например, хоккея, в который играют в 4-х, максимум в 5 странах мира. Значение футбола несопоставимо… Посмотрите, что творилось во всех городах – можно ли представить, что какой-нибудь Чемпионат мира в Тюмени по биатлону вызвал бы такой всплеск народного единения?

Вы знаете (мы сейчас перейдем к экономике), есть такой Нобелевский лауреат по экономике Роберт Шиллер, сейчас Нобелевские премии по экономике часто присуждают за работы на стыке психологии и экономики. Экономика раньше была математикой, но оказалось, что трудно все просчитать, есть некоторые такие неустойчивые факторы, которые очень сильно влияют на окончательный результат. И вот этот самый Роберт Шиллер, который, естественно, американец, ввел понятие «мультипликатор уверенности». Этот самый мультипликатор необходим нации, если она рассчитывает на какой-то успех; если мультипликатора уверенности нет, то не будет экономического роста.

И Россия долго, не будем этого скрывать, пребывала в таком положении неудачника. Вот один из наших звонивших зрителей говорил, что мы с реформами опаздываем – конечно, мы опоздали с пенсионной реформой, с технологической реформой, а раньше мы опоздали с генетикой, с компьютерами. За что ни возьмись… Мы только в космос первыми вырвались, но и потом уронили палочку, некому теперь эстафетную палочку передать.

Юрий Коваленко: Но позвольте, Сергей, где написано в статуте ордена Александра Невского о том, что его дают за выход в четвертьфинал?

Сергей Лесков: Нет, это все частности, это решение президента.

Юрий Коваленко: Это, по-моему…

Сергей Лесков: Я не про это говорю, я говорю про то, что футбол сыграл исключительно важную роль в изменении социального климата, я в этом совершенно уверен. Мы увидим еще, как изменилась социально-экономическая ситуация в тех регионах, где были эти самые матчи, помимо какого-то кратковременного вброса денег в экономику и в малый бизнес. И поэтому, в общем-то, мне кажется, что этот самый пропагандистский эффект позволяет им присудить это звание. Да, Россия – страна званий, мы знаем, что ни у Роберта Де Ниро, ни у Джулии Робертс нет звания народного артиста Америки, и ни один из баскетболистов феноменальных в NBA заслуженным мастером спорта США не стал. Ну вот мы такая страна, мы не можем не присуждать званий, так уж получилось.

Ольга Арсланова: У нас зрители интересуются: «А если теперь они получили звание заслуженных мастеров, к чему стремиться? Не станут ли играть, как раньше, до этого чемпионата?»

Сергей Лесков: Спортсмен играет все-таки не для этого.

Ольга Арсланова: Ну и потом, скорее всего, на следующем чемпионате у нас уже будет другой состав, у нас возрастная сборная.

Сергей Лесков: Ну отчасти, там много молодых игроков. Нет, друзья мои, спортсмен – это в хорошем смысле зверь, он выходит на спортивную арену, для того чтобы раздавить врага, это первая задача. Если нет вот этой спортивной страсти, то человек не выиграет. Второй момент, который является важным, не будем лицемерить – это деньги: он тоже боится потерять зарплату. А звание… Это как бы приятная нагрузка уже потом, после того как ты растоптал поверженного гладиатора и получил материальное вознаграждение.

Мы должны сказать несколько слов про добрую старушку Англию, которая пыталась пару лет отобрать Чемпионат мира у России, да ничего не вышло, а следующий Чемпионат мира будет в Катаре. Теперь они набросились на Катар и утверждают, что во время кампании по выбору Катара катарские шейхи наняли бывших агентов ЦРУ, для того чтобы они дискредитировали соперников Австралию и Америку. Так вот вот эти бывшие агенты ЦРУ дискредитировали Америку и Австралию в глазах тех, кто голосовал в FIFA, и сумели перетянуть голосование на свою сторону.

Юрий Коваленко: Опять же гипотетически и никаких доказательств.

Сергей Лесков: Да-да, highly likely. Конечно, катарцы там все отрицают. Между прочим, Чемпионат мира в Катаре будет очень интересен. Его нельзя проводить летом, потому что там температура 50 градусов, и он будет проведен зимой, в ноябре-декабре, потому что там холодно, 30 градусов.

Юрий Коваленко: Холодно, заморозки.

Сергей Лесков: Холодно, да, а стадионы открытые. Но на открытых стадионах введена система кондиционирования, я не понимаю, как это делается. Конечно, там много газа, много энергии…

Юрий Коваленко: Они могут себе это позволить.

Сергей Лесков: Хотя бы для того чтобы посмотреть на кондиционирование на открытых футбольных стадионах, стоит провести там чемпионат. А англичане, конечно, так неудачно выступают на всех чемпионатах мира, что для них единственная надежда что-нибудь выиграть – это привезти Чемпионат мира к себе, как в 1966 году, когда они очень спорно стали чемпионами мира, им подсудил судья-азербайджанец. Давние связи Англии и Азербайджана известны, 26 бакинских комиссаров были расстреляны кем? Англичанами. Так что я думаю, что тут, может быть, есть даже какая-то историческая связь. Но это все, конечно, шутки шутками, но вот видите, какое беспокойство овладевает англичанами, какая-то страсть разоблачительства вселилась в них.

Юрий Коваленко: Может быть, они хотели бы подзаработать денег немножко? Все-таки чемпионат в Британии – это…

Сергей Лесков: Вообще если Катар лишат Чемпионата мира, то его перенесут в Англии, потому что в Англии при развитости футбольной инфраструктуры все готово, они могут, по-моему, через 5 дней принять любой футбольный форум. Ну или второй вариант – Россия, потому что в России все так хорошо прошло, что мы можем опять и тоже через 5 минут.

Юрий Коваленко: Я думаю, Британия будет тянуть одеяло на себя.

Сергей Лесков: Ну посмотрим, эта история только началась, там появились первые публикации, какие-то письма странного содержания. Но как агенты ЦРУ работают против Америки? Это слабо укладывается в моем воображении.

Юрий Коваленко: Британские ученые установили, мы знаем, как британские ученые работают.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Мы подводили информационные итоги дня вместе с Сергеем Лесковым. До встречи.

Сергей Лесков: До встречи.

Список серий