• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Раньше казалось, что самая важная наука в мировой политике – это атомная физика. Нет! Сегодня это химия

Сергей Лесков: Раньше казалось, что самая важная наука в мировой политике – это атомная физика. Нет! Сегодня это химия

Константин Чуриков: Ну а сейчас давайте подумаем, поразмыслим, что такого важного происходило на этой неделе. В этом нам поможет обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков, свои «Темы недели» он уже приготовил. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Здравствуйте. Если вы говорите о пятничных традициях, то в пятницу вечером есть другая традиция.

Константин Чуриков: Есть, есть, но не об этом. Давайте сначала поймем, есть ли что отмечать.

Оксана Галькевич: Подождите, нам еще 1.5 часа до этой традиции.

Константин Чуриков: Я имею в виду…

Оксана Галькевич: А у нас, кстати, есть традиция обращаться к зрителям. Друзья, если вы хотите задать какой-то вопрос Сергею Лескову, вы легко можете это сделать, позвонив или написав SMS-сообщение на наш портал…

Константин Чуриков: …5445, в начале даже никаких слов не надо, просто сразу пишете сообщение, и 8-800-222-00-14. Сергей, вам слово.

Сергей Лесков: Костя как каббалист жонглирует набором цифр.

В общем-то, нет сомнений, что для нашей внутренней жизни главное событие последних недель – это дебаты вокруг пенсионной реформы. Недавно с телеобращением по этому поводу выступил президент России. И наконец он внес в Государственную Думу свои поправки к законопроекту о пенсионной реформе. Какие поправки, совпадают ли они с тем, что было сказано в телеобращении, какова реакция бизнеса, депутатов? Давайте поговорим на эту тему.

Вторая тема связана с событиями международной политики. Небезызвестное дело Скрипалей получило новый виток. Обстоятельства довольно странные, наверняка все наши зрители уже об этом наслышаны. Мнения высказываются разные, ситуация очень запутанная. Ну и, конечно, чрезвычайно важно для каждого российского гражданина, вообще для России, какие могут последовать события дальше и не приближает ли этот новый пакет обвинений против России новый пакет санкционных каких-то там выдумок Запада, в частности, Англии и США.

Ну и, наконец, сегодня в Тегеране заседала так называемая тройка гарантов мирного астанинского процесса по Сирии – это президенты Ирана, России и Турции. Обсуждали сирийские проблемы. Наверное, самой главной была возможность наступления на провинцию Идлиб, которая является последним крупным оплотом террористов на территории Сирии. Союзники, наверное, могут найти общий язык, а Запад, в общем-то, не сказать что трепещет, но проявляет беспокойство по поводу военного союза Турции, России и Ирана.

Константин Чуриков: Давайте начнем с наших событий, внутренних, самых обсуждаемых и уже не первую неделю, не первый месяц.

Оксана Галькевич: Вообще главная тема года, наверное.

Сергей Лесков: Да. Кстати, Костя, когда вы называли этот страшный набор цифр, по которому надо звонить нашим зрителям и задавать вопросы, я подумал, что ведь и законопроект о пенсионной реформе тоже имеет номер…

Оксана Галькевич: Такой же страшный?

Сергей Лесков: …но его никто не знает. Мне кажется, что гораздо страшнее. И в общем-то нашим гражданам, народонаселению надо знать этот номер: 489161-7. Костя записывает.

Константин Чуриков: Просто чтобы знать, как это по науке называется.

Оксана Галькевич: Прямо музыка какая-то.

Сергей Лесков: Если вам ночью приснились эти цифры, знайте, что вам снится пенсия. Еще раз: 489161-7 – это законопроект. Каждый документ имеет, как известно, в мире бюрократии номер, и это даже хорошо, его труднее потерять и замылить.

Константин Чуриков: Ну что, сказано – сделано, то, что президент обещал в телеобращении…

Сергей Лесков: Сказано – сделано. Председатель Думы Володин сказал, что уже 12 сентября, то есть через несколько дней, начнется обсуждение этого откорректированного законопроекта. Давайте напомним, что самым главным предложением президента из тех, которые были внесены в телеобращении, – это снижение пенсионного возраста для женщин с 63 до 60 лет, ну и многодетным женщинам, матерям тоже, соответственно, снижаются эти пенсионные планки: 3 ребенка – 3 года, 4 – 4, 5 и больше – это выход на пенсию в 50 лет. Мне кажется, что важное предложение это для тех, кто собирался, кому предстояло выйти на пенсию в ближайшие 2 года, –  возможность оформить пенсию на 6 месяцев раньше. Эти люди как бы находятся в авангарде тех испытаний, которые предполагает пенсионная реформа, поэтому это довольно гуманный шаг. Снижен общий трудовой стаж, который предполагает возможность оформления пенсионного возраста: раньше было 40 и 45, теперь на 3 года меньше, 37 и 42. Как мы знаем, Костя, например, работает…

Константин Чуриков: …с 14 лет, документально подтвердить могу с 16 лет. Я посчитал, в 59.

Сергей Лесков: То есть вы первые 2 года работали в теневом бизнесе?

Константин Чуриков: Это были 1990-е гг., Сергей…

Сергей Лесков: Вы получали зарплату в конверте?

Константин Чуриков: Да, я получал зарплату в конверте.

Сергей Лесков: И эти конверты вы до сих пор храните?

Константин Чуриков: Нет, они исчезли вместе с зарплатой.

Сергей Лесков: Ну вот. Наконец, я думал, что важным предложением президента – и оно тоже находится в этом законопроекте – это сохранение (при продлении этого рабочего срока) тех льгот, которые полагались пенсионеру. Понятно, да? Льгот довольно много: аптека, какие-то товары, проезд бесплатный. То есть человек фактически еще работает, но уже получает те льготы, которые положены пенсионеру.

Константин Чуриков: Здесь важно сказать, что все-таки эти льготы находятся в ведении местных властей.

Сергей Лесков: Ну да, некоторые находятся и в ведении федеральных властей. Но мы же понимаем, что все региональные власти согласятся с этими предложениями. Там есть какие-то и федерального размера льготы, они касаются таких льготных категорий населения, условно говоря, чернобыльцев, людей, которые работали на Крайнем Севере, те, которые были в горячих точках, в военных конфликтах.

Наконец, есть предложение, которое вызывает… И это хорошо, что предложения президента не воспринимаются по стойке смирно, а являются предметом для обсуждений. Обсуждается вот эта вот его идея о введении административного и даже уголовного наказания за увольнение людей предпенсионного возраста, то есть 5 лет.

Константин Чуриков: Как вы думаете, как это будет работать?

Сергей Лесков: Мне это не совсем понятно. Но это тоже гуманная акция. Мне не совсем понятно, как это будет происходить. Во-первых, бросается в глаза эта некая преференция, которая ставит эту группу населения в более предпочтительное положение на рынке труда, чем тех, кто помоложе.

Оксана Галькевич: А может быть, в более, наоборот?

Сергей Лесков: Во-вторых, второе мне кажется более главным.

Оксана Галькевич: Сергей, может быть, все-таки не в более привилегированное положение?

Сергей Лесков: А что мешает работодателю…

Оксана Галькевич: Сергей меня не слышит, хорошо.

Сергей Лесков: Я говорю о более главном, первое несколько формальное такое замечание. Более важным обстоятельством является то, а что мешает в таком случае ушлому работодателю уволить человека раньше наступления предпенсионного возраста или создать невыносимые условия? Мы же понимаем, что это делается элементарно. Какое наказание предполагают поправки в законопроект? Они похожи на те, которые ожидают работодателя при подобных же гонениях на беременную женщину: штраф до 200 тысяч рублей, зарплата за 18 месяцев и даже обязательные работы 360 часов. Но именно это предложение…

У нас есть, например, такая уважаемая структура, Российский союз промышленников и предпринимателей, во главе которого стоит Александр Шохин, который когда-то был первым вице-премьером при Ельцине. Он говорит, что лучше бы это не делать, а есть экономический способ – это снизить страховые взносы, которые платит работодатель за каждого работающего, для этой группы населения. В этом случае работодатели будут заинтересованы этим экономическим инструментом, чтобы не увольнять этих людей. Мне кажется, что это разумное предложение. Вообще экономические рычаги всегда лучше, чем…

Оксана Галькевич: …пряники.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Интересуется Волгоградская область, что ждет тружеников села.

Сергей Лесков: Про тружеников села президент тоже говорил, это тоже внесено. Там довольно много, по-моему, 7 или 8 предложений; все, что он говорил в телеобращении, все находится в поправках к законопроекту. 12 сентября они начнут обсуждаться. Между прочим, и сами депутаты пытаются войти в эту вот струю, в этот тренд и тоже кое-что предлагают. Например, по-моему, готовится законопроект о том, чтобы направлять в Пенсионный фонд некоторые изъятые после уголовных дел суммы.

Константин Чуриков: Только надо тогда с Пенсионным фондом разобраться. Тут я сегодня видел прекрасную историю о закупке автомобилей, кажется, на 100 миллионов рублей, если я ничего не путаю.

Сергей Лесков: Ну мы знаем, что руководитель Пенсионного фонда, конечно, купается в злате, как некоторые мифические…

Константин Чуриков: «Над златом чахнет» вы хотели сказать?

Сергей Лесков: Ну может быть, он накопил это до того, как возглавил Пенсионный фонд, но тем не менее мне кажется, что надо быть скромнее, это первое. Ну и второе, конечно, оклады наших высших руководителей, по-моему, нарушают какую-то социальную справедливость и существенно превосходят оклады в американской администрации, это мне кажется неправильным.

Какой-то был еще вопрос.

Константин Чуриков: Еще был вопрос. Здесь где-то промелькнуло сообщение, своими словами: а референдум? Судьба референдума?

Сергей Лесков: Референдум по нынешнему законодательству провести у нас достаточно сложно, надо собрать инициативные группы в каком-то большом количестве регионов. Коммунисты продолжают эту работу. Там формальных признаков очень и очень много. Не знаю, как это сложится. Но ведь Центризбирком не поставил какое-то клеймо на этот референдум, а, в общем-то, формально разрешил его.

Константин Чуриков: Кстати, да, вот в том-то и дело.

Сергей Лесков: Работа продолжается.

Оксана Галькевич: И не одной даже группе разрешил.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: А должна быть какая-то активность в этой части.

Сергей Лесков: Законодательная база для проведения референдума чрезвычайно сложна, и в любой момент можно выбить стул из-под любой этой инициативной группы. Посмотрим.

Оксана Галькевич: Сергей, ну что, давайте к следующему пункту перейдем? Как-то нас он очень нервирует. Вы знаете, когда мы вчера узнали о том, что экстренно собирается Совет Безопасности ООН по вопросу Скрипалей, мы вдруг подумали, не введут ли еще какой-нибудь третий, четвертый, пятый пакет санкций в отношении нашей страны по этому поводу.

Константин Чуриков: Чтобы добить уже окончательно.

Сергей Лесков: Достаточно второго пакета, который будет рассматриваться в ноябре. Он как раз связан с делом Скрипалей. Тереза Мэй, конечно, подбрасывает сухие дровишки в этот костер. Этот второй пакет санкций был построен на этой химической атаке на английских граждан. Теперь она находит какие-то новые доводы и аргументы. Если кто не знает, то опубликованы фотографии двух российских граждан по имени Руслан Боширов и Александр Петров, которые накануне покушения на Скрипалей прилетели в Лондон, съездили два раза в Солсбери, ничего больше в Англии не делали и сразу после покушения отбыли обратно в Москву рейсом «Аэрофлота». Конечно, история их пребывания (причем там поминутно все разложено) в Англии довольно странная, выглядят они довольно странно. Никто не приезжает в Лондон на два дня, чтобы съездить в Солсбери, побродить по его улицам и не сходить, например, там собор какой-то есть знаменитый.

Константин Чуриков: Но мы с вами не были в Солсбери, может быть, место силы.

Сергей Лесков: Ну да. Так или иначе вот они, фотографии этих людей, как будто бы их одевали на одном вещевом складе. Тут, конечно, есть два соображения. Во-первых, мне совсем непонятно… Мы, кстати, отвергаем по-прежнему всякие обвинения; лучший способ отвергнуть обвинение – это предъявить этих людей. Если они на самом деле бизнесмены… Кстати, что это за бизнесмены, которые жили в двухзвездочном отеле в одном номере? Я такого вообще не встречал никогда.

Константин Чуриков: Вы знаете, бизнес разный, бывает малый бизнес, он экономит.

Сергей Лесков: Бизнес разный, да. Да все можно объяснить, но просто странные обстоятельства.

Оксана Галькевич: Может быть, это отношения…

Сергей Лесков: Да, может быть. Так или иначе их надо найти. Найти их несложно, они же есть в списке пассажиров «Аэрофлота». Чем дольше мы тянем и не показываем их, тем, мне кажется, те критики России, которых много, утверждаются в своих каких-то сомнениях, хотя доказательств по-прежнему нет, есть только сомнения. Но даже множить сомнения опасно для России из-за второго пакета санкций.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что вот наша официальная реакция, позиция по вот этому новому повороту в деле Скрипалей какая-то неубедительная?  

Сергей Лесков: Да, мне кажется, что она неубедительная. Факты неубедительны и наша реакция неубедительна. Это как раз, многие так считают, мы вступаем в какую-то эпоху постправды, где правды нет, есть только интерпретация. Так вот интерпретация тех сомнительных соображений, которые выдвигает английская сторона, привели к тому, что в этом деле у России нет сторонников. Будем прямо говорить, разве президент Белоруссии заявил, что он не верит в доводы английской стороны? Нет, я не слышал, чтобы хоть какая-то страна, даже Абхазия, поддержала позицию России. Некоторые молчат деликатно. А если кто и говорит, то все – а это прежде всего США, Канада, даже Германия и Франция – стоят на стороне Терезы Мэй, еще раз, как бы ни были неубедительны ее факты.

Оксана Галькевич: Сергей, но вот тогда, полгода назад, в марте месяце мы это обсуждали, многие уже пишут, что эти Скрипали уже надоели, тем не менее не вы ли говорили и не были ли наша официальная позиция в том, что ну как, нам же это невыгодно, перед Чемпионатом мира устраивать такую бучу, мировой скандал и так далее.

Сергей Лесков: Правда. Да, конечно, невыгодно, я и сейчас считаю, что это невыгодно. А кто считает, что нам это выгодно, если такие неприятности, которые сказываются на экономике, например? Может быть, кому и надоели Скрипали, но, наверное, ваш карман ощущает некоторые последствия этого дела.

Да, я считаю, что это невыгодно. Но будем прямо говорить, спецслужбы часто живут по своим законам.

Константин Чуриков: Спецслужбы во всем мире живут по другим законам.

Сергей Лесков: Во всем.

Оксана Галькевич: Сергей, а Скрипаль вообще что за птица такая в этой фауне спецслужб? Что он из себя представляет? Он ведь уже отошел от дел, нет?

Сергей Лесков: Нет, он от дел не отошел…

Оксана Галькевич: Человек в возрасте, на отдыхе…

Константин Чуриков: Открылись новые обстоятельства.

Оксана Галькевич: Да, серьезно?

Сергей Лесков: Открылись новые обстоятельства. Если он даже и не знал имена новых российских агентов, он мог консультировать западные спецслужбы по методологии работы ГРУ и советских, российских спецслужб. Что он и делал, как выяснилось. Он оказывал консультации прибалтийским странам, восточноевропейским странам, а только что выяснилось, что он был еще и сотрудником испанской разведки, причем довольно давним и сотрудничал с ними плотно. Там даже… Это же в западной прессе, в «The New York Times» пишут. Он же занимал высокий пост в ГРУ, он был полковником, и это не тот полковник, «которому никто не пишет», это полковник, который нарасхват. То есть предполагать, что он отошел от дел и жил жизнью английского пенсионера, по вечерам ходил в паб и болел за команду «Тоттенхэм Хотспур», не приходится.

Оксана Галькевич: Я так понимаю, что Российская Федерация ему пенсионное обеспечение не обеспечивала, поэтому ему приходилось искать что-то на стороне.

Сергей Лесков: На пропитание, да. Нет… Я думаю, что мало найдется, кто из российских граждан, которые испытывают симпатию или сожаление к горькой судьбине Скрипаля, но совершенно очевидно, что англичане используют его как джокера в своей игре против России.

Константин Чуриков: Вы знаете, вот после вновь открывшихся обстоятельств по поводу самого Скрипаля чем это, с одной стороны, хорошо, потому что открываются еще какие-то подробности, с другой стороны, мне кажется, это скверно для нас…

Сергей Лесков: Скверно.

Константин Чуриков: …потому что нас пытаются убедить, что у России, у этих людей был какой-то мотив.

Сергей Лесков: Мы не знаем. Силовые структуры, и это естественно, являются герметичными организациями, мы не знаем, какими соображениями они руководствуются. Более того, я скажу следующее: если ты вступил в эту секту (в хорошем смысле этого слова), то ты уже соглашаешься с теми неписанными законами, которые там существуют. В общем-то, каждый сотрудник спецслужб, каждый разведчик должен быть готов к самому худшему. В какой-то мере… Не знаю, могу такой образ привести. Вы знаете, конечно, картину Репина «Переход Суворова через Альпы», где они стремительно несутся вниз с выпученными от ужаса глазами. Жизнь, конечно, каждого разведчика, каждого спецагента – это переход через Альпы, и ты должен быть готов к тому, что ты рухнешь в пропасть. Если не хотел, то тогда не взбирайся на Альпы. Поэтому, в общем, тут нет в этой судьбе ничего странного.

Другое дело, конечно, что эти товарищи Боширов и Петров ведут себя чрезвычайно странно, и все это напоминает эпический фильм «Брат-2», помните…

Константин Чуриков: Я не видел.

Сергей Лесков: Ну как это? Это классика.

Константин Чуриков: Я не видел.

Сергей Лесков: «Вы зачем приехали в США?» – «Конференция по компьютерной безопасности». Как-то нелепо, но там это черная комедия. Мне почему-то кажется, что ГРУ достаточно такая организация, знающая свое дело, она не будет действовать по шаблону черной комедии. А может быть, какая-то другая логика… Мы не знаем ничего, все наши соображения писаны вилами на воде. Но чрезвычайно странная история. И еще раз: самое печальное – это не сама фабула этого дела, а последствия. Почему-то все страны, формирующие международную повестку, стоят на английской точке зрения, а на российской точке зрения никто не стоит. Нам надо найти контраргументы, которые бы заставили прислушаться к нашей точке зрения.

Константин Чуриков: Но кажется, у нас все-таки есть кое-какие союзники, я уже о третьей теме говорю.

Сергей Лесков: Да, но не по делу Скрипалей, к сожалению. Кстати, там тоже химия присутствует. Ведь все время, когда речь заходит о химии, там первая тема…

Оксана Галькевич: Химическое оружие.

Сергей Лесков: Да, химическая атака. У меня, кстати, по этому поводу… Некоторое время назад казалось, что самая главная наука для политики – это атомная физика, всякая там квантовая механика, постоянная Планка и всякое такое. Нет, наука развивается, у них там среди наук такая гонка, и оказалось, что теперь химия самая важная наука. Смотрите, сколько вообще событий связано с препарированием всяких там химических веществ.

Константин Чуриков: Яды, противоядия, таблетки, лекарства.

Сергей Лесков: Да, химические бомбы, химическое оружие. Менделееву не снилось. Если бы Менделеев жил сейчас, он бы сумел, конечно, наверное, развернуться не так, как в прежние времена.

Константин Чуриков: Но говорят, свою таблицу он придумал именно во сне.

Сергей Лесков: Да, во сне, поэтому я и говорю, если бы сейчас Менделеев заснул, то представляете, что было бы. «Новичок», – подумал Штирлиц. Знаете, анекдоты рождаются?

Ну вот, встреча сегодня по поводу провинции Идлиб. Мы уже, наверное, все представляем, как выглядит провинция Идлиб, как выглядит карта Сирии – это северо-запад этой страны, провинция Идлиб примыкает к границе с Турцией, поэтому Турция… Там стоят системы ПВО турецкие, поэтому Турция наиболее заинтересована в том, как будет этот конфликт продолжаться. В общем-то там дикое совершенно многообразие этих вооруженных группировок, и некоторые из них пользуются покровительством Эрдогана.

Вообще я думаю, что в каждой… Это напоминает, конечно, гражданскую войну в России, там в каждой деревне своя банда, примерно то же самое, наверное, сейчас происходит в Идлибе. Какие-то ходят разговоры (это Запад говорит) о возможной очередной химической атаке правительственных войск на провинцию Идлиб; ничего не доказано, но они почему-то считают. Мы говорим, наоборот, о том, что будет химическая провокация этих террористов, которые там окопались. Но так или иначе население этой провинции – она одна из самых густонаселенных, от 2 до 3 миллионов, там непонятно, очень много беженцев, а количество детей, которые там находятся, 1 миллион, так оценивается. И в общем-то, конечно, не хотелось, чтобы пострадало мирное население, но так или иначе логика военных действий привела к тому, что там сконцентрировались последние остатки этого самого запрещенного и уже издыхающего ИГИЛ.

Оксана Галькевич: Сергей, у нас есть несколько звонков от телезрителей, но нам придется вернуться на несколько тем назад. Давайте выслушаем…

Сергей Лесков: Есть один вопрос, я, может быть, упрежу некоторые из этих вопросов: зачем нам Сирия?

Константин Чуриков: Да, ответьте сразу.

Сергей Лесков: Да, я сразу отвечу. История всякого великого государства – это история войн, которые она идет. И многие войны, которые вела Россия, породили великих писателей, Россия вообще литературная страна. Лев Толстой вышел, как известно, из войны, война 1905 года, там воевали, например, Сергеев-Ценский, Вересаев, многие другие. И в Первой мировой войне многие, Блок, по-моему, там был.

Оксана Галькевич: …и во Второй мировой войне…

Константин Чуриков: И Гражданская.

Сергей Лесков: А вот обратите внимание, из Афганской войны никто не вышел. А выйдет какой-нибудь большой русский писатель из сирийской войны?

Константин Чуриков: Ой, Сергей, вы сейчас загнули.

Сергей Лесков: Да. Не знаю, это было бы интересно. И вообще справедливость, какой-то дух, которым наполняет русский народ тот или иной военный конфликт, наверное, потом отражается через десятилетия в таком…

Оксана Галькевич: Только ради этого? Вы сказали, что отвечаете нам, зачем нам Сирия.

Сергей Лесков: Нет, я не сказал, не надо доводить до абсурда мою точку зрения.

Оксана Галькевич: Я уточняю.

Константин Чуриков: Давайте наше мирное население послушаем.

Сергей Лесков: Но война в Сирии нам нужна для того, конечно, как… А зачем нужна эта война США, например, Англии и всему Западу? Это несчастная страна Сирия стала как бы тем объектом, вокруг которого меряются силой. Это арена для армрестлинга такого, условно говоря. Я думаю, что можно только посочувствовать сирийцам, которые стали невольными предметами для такой мировой бойни.

Константин Чуриков: Итак, слушаем Юлию.

Оксана Галькевич: Юлия из Северной Осетии. Юлия, здравствуйте, говорите, пожалуйста. Если можно, коротко.

Зритель: Здравствуйте. Сегодня целый день говорят о пенсиях на телеканалах. К 2024 году жители должны получать 20 тысяч. Но этого ведь не будет, потому что я получаю 8 тысяч, вот. Люди, которые с минимальной зарплатой работали, и будут жить за чертой бедности. Поэтому все, что вы говорите, вы лжете. Не может быть, я не смогу получать 20 тысяч, а ЖКХ…

Сергей Лесков: Извините, а как вас зовут? Юлия, да?

Константин Чуриков: Юлия.

Сергей Лесков: Лично вам никто не обещал 20 тысяч. Когда говорят о 20 тысячах, это средняя пенсия.

Зритель: Да. А что…

Сергей Лесков: Давайте не будем передергивать.

Константин Чуриков: Секунду, я вот хотел Юлию спросить. Юлия, а как вы считаете, даже если представить, что это будет в вашем случае, 20 тысяч рублей – как вы считаете, это большая сумма?

Зритель: Ну если я сейчас живу на 8 тысяч и в этом году объявили, что в 2019 году будут дважды повышать ЖКХ, то я не знаю, это нормальная пенсия или нет.

Константин Чуриков: Спасибо, Юлия, за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Сергей Лесков: Нет, я совершенно согласен, что пенсионное обеспечение в нашей стране низкое, ниже, чем в европейских странах по отношению к средней зарплате, с этим спорить не приходится. Однако давайте не будем передергивать: когда речь шла о 20 тысячах, речь шла о средней пенсии. Сейчас она 14 тысяч, у кого-то больше, у кого-то меньше, но все равно низкая. Вот она с 14 повысится до 20. Ваши 8 тысяч, следовательно, поднимутся до 14 тысяч.

Константин Чуриков: Будем ждать новых пенсий и будем ждать рождения новых писателей.

Оксана Галькевич: Да. В общем, 489161-7 – с этого начали, 489161-7 – этим и закончим. Спасибо.

Сергей Лесков: А писатели на пенсию не уходят.

Константин Чуриков: Да, они все время в поиске.

Через несколько минут будем говорить о другой магии чисел, цифр, 01.09.2018, о 1 сентября, о том, что школьники пошли в школу. Во сколько это вышло родителям и как перестроить школу, чтобы детям туда хотелось ходить? Об этом через пару минут.

А у нас в студии был Сергей Лесков.

Оксана Галькевич: Сергей Лесков, обозреватель ОТР. Я думала, ты скажешь о магии цифр, которые мы насчитали во время нашего опроса «Реальные цифры».

Константин Чуриков: И это тоже.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей.

Константин Чуриков: Спасибо.

Сергей Лесков: Спасибо и вам.

Список серий