• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Оборот офшорного программирования в Бангалоре такой же, как экспорт «Газпрома». Ведь это же лучше - зарабатывать мозгами!

Сергей Лесков: Оборот офшорного программирования в Бангалоре такой же, как экспорт «Газпрома». Ведь это же лучше - зарабатывать мозгами!

Темы дня с Сергеем Лесковым. Взгляд обозревателя ОТР на главные события последних дней.

Оксана Галькевич: Обычный продуктовый набор. Ну а прямо сейчас…

Константин Чуриков: Как у нашего следующего спикера.

Оксана Галькевич: Как у Сергея Лескова, конечно. Сергей Лесков, обозреватель ОТР, присоединяется к нам. Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: С «Темами дня». Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы ведь не едите фуа-гра, устрицы…

Константин Чуриков: Буржуазных привычек не имеете?

Оксана Галькевич: Это все вражеское, вам незнакомое?

Сергей Лесков: Авокадо ведь вы знаете, как надо есть? Не просто так, а с красной, а еще лучше с черной икрой.

Константин Чуриков: Да вы знаток.

Оксана Галькевич: Мы не знали.

Сергей Лесков: Я читал, сам не видел ни авокадо, ни тем более…

Оксана Галькевич: То есть вы теоретик исключительно?

Сергей Лесков: Да, гастрономический теоретик, как, кстати говоря, и большинство советских людей было.

Так вот, в общем-то, сегодня таких интересных, значимых событий больше, чем мы успеем рассказать, но о некоторых, конечно, надо сказать в первую очередь. На этой неделе начинается визит президента России в Индию. Индия – одна из самых близких политически, экономически к нам стран традиционно, на протяжении уже многих десятилетий, а может быть, даже уже счет надо вести и на сотни лет. В ходе этого визита, как ожидается, будет подписано важнейшее соглашение о поставке в Индию зенитных и ракетных систем С-400. Если вы помните, С-300 вызвали переполох в Сирии, а здесь С-400 – это комплекс уже совершенно нового поколения. Однако против этого контракта активно протестуют и противодействуют Соединенные Штаты Америки. Как можно обойти это противодействие?

Вторая важнейшая тема опять связана с Америкой. Один из американских министров заявил, что США могут ввести против России морскую блокаду, то есть отрезать все входы, выходы из российских портов и поставить наши суда на якорь. Возможно ли такое? Что стоит за таким безответственным заявлением? Насколько авторитетный этот политик? Может быть, он просто ляпнул? Может быть, и ляпнул, однако опровержение от его старших товарищей и коллег не последовало. Тем более досадно, что это заявление сделано в тот день, когда было подписано много-много лет назад соглашение о ленд-лизе между США и СССР, и этот документ, в общем-то, стал самым крупным экономическим соглашением стран с разными идеологическими установками для достижения одной цели, а именно для победы наш одним агрессором. Очень будет жалко, если тот опыт поиска и нахождения общего языка в новейшее время будет потерян.

И наконец, третья тема, которая, я думаю, особенно близка Оксане, касается футбола. Всеми любимый вратарь сборной СССР по футболу, он же и капитан сборной Игорь Акинфеев решил закончить свою карьеру в сборной. Из футбола он не уходит, но сконцентрируется только на своем родном клубе ЦСКА. С чем связано такое решение? Какой дальше жизненный путь ожидает легенду нашего футбола? Это очень интересно. Имя Игоря Акинфеева знают даже те люди, которые футболом не интересуются, как Костя, например.

Константин Чуриков: Но есть более громкие имена, Сергей, давайте с них и начнем.

Оксана Галькевич: Костя, вы знаете, иногда делает вид, что он чем-то не интересуется, а на самом деле глубоко заинтересован.

Константин Чуриков: Как человек заинтересованный, я просто зрителям скажу, что можно вмешиваться, включаться в беседу: 8-800-222-00-14, телефон в студию бесплатный, 5445 – для ваших SMS.

Оксана Галькевич: Начнем мы все-таки…

Сергей Лесков: Начнем мы с Индии. В общем-то, даже трудно назвать страну на глобусе, с которой Россию связывают более теплые и давние отношения. Это ведь в Индию еще ходил Афанасий Никитин, мог еще куда-нибудь пойти.

Константин Чуриков: Хождение за три моря, а потом писал, что там срам один, еле прикрыт.

Сергей Лесков: Чего он в Индию пошел? А недавно экспедиция нашего канала побывала на Белом озере (это русский север), мы там были в деревне Крохино. Так деревня Крохино тоже связана с Индией, потому что самый процветающий период в истории этого Крохино был связан с тем, что через него пролегал путь из Индии товаров в столицу Санкт-Петербург, там была чайная и кофейная пристань, наверное, еще какие-то пряности там были. Потом что-то обошло, и деревня стала умирать, сейчас ее вообще не существует, а вот тогда была, процветала. Ну и, в общем-то, мы помним все, конечно, семью Рерихов, которые тоже в Индию ходили. Много чего было. И кстати, ведь и борьбу за независимость в Индии против проклятых английских колонизаторов…

Константин Чуриков: …и португальских, кстати.

Сергей Лесков: Да. Если вы говорите про Португалию, там же был только один самый маленький штат…

Константин Чуриков: Гоа.

Сергей Лесков: Вы знаете историю, связанную, по-моему, на XXI съезде КПСС с упомянутым вами штатом. Дело в том, что никто из руководителей СССР не был краснобаем, это же вы сказали про Гоа, и Никита Сергеевич никак не мог выговорить название этого штата. Когда призывал последнему индийскому штату освободиться от колонизаторов, он как только ни называл штат Гоа. Но свободолюбивый индийский народ все-таки внял этому призыву и сбросил этих самых португальцев в Индийский океан.

Ну и, в общем-то, не секрет, что какой-то военный щит Индии, который существует в достаточно враждебном внешнем окружении, там же сверху Китай, а у них масса конфликтов, слева Пакистан, справа еще кусочек Пакистана под названием Бангладеш. Довольно много так и пограничных конфликтов, связанных с этим Кашмиром. В общем-то, Индии приходится вооружаться, причем это одна из тех стран, которые даже не присоединились к договору о нераспространении ядерного оружия, они с Пакистаном по очереди сделали независимую атомную бомбу и не подписали это соглашение. В какой-то период 80% всей военной техники и вооружений в Индию поставлялось из СССР. В последние годы это немного снизилось, по-моему, до 65%, но все равно вооруженные силы Индии – это в значительной степени поставки из нашей страны. Это касается прямо эскадрилий МиГов и Су, это касается надводных кораблей, подводные лодки они у нас покупают. А теперь вот эти С-400 «Триумф».

Но в данном случае что получается? Американцы категорически против. Мало того, мы знаем, что они ввели санкции. Какой-то там есть закон с заковыристым названием «О противодействии противникам Америки посредством санкций», CAATSA такая страшная аббревиатура. Китай уже купил эти С-400, вот они эти санкции применили к Китаю. Но Китай, с ним где сядешь, там и слезешь, мы знаем эту санкционную войну с США, а вот Индия задумалась, как поступить. Уже, по-моему, с весны они перестали выплачивать деньги «Рособоронэкспорту» по предыдущим поставкам каких-то там многих, потому что ищут обходной путь. Если оплаты совершаются в долларах, то американцы это все дело заблокируют. Одна из целей визита Путина в Индию – найти обходной недолларовый путь.

Константин Чуриков: Рупии, рубли?

Оксана Галькевич: Рубль и рупий.

Сергей Лесков: Да, во времена СССР, в СССР и в Индии была какая-то клиринговая система, рассчитывались рубли и рупии. Но дело в том, что сейчас Индия считает, что рупия недооценена, курс у нее заниженный…

Константин Чуриков: Мы тоже так считаем, между прочим.

Оксана Галькевич: О себе.

Сергей Лесков: Но мало того, они считают, что курс рубля занижен еще сильнее.

Оксана Галькевич: Сколько общего.

Сергей Лесков: Да, они-то знают, а мы почему-то проглатываем это молча, а вот когда доходит до клиринговых систем, до наши партнеры говорят, что что-то ваш Центробанк не борется с падением рубля, любопытная система, конечно. Поэтому как-то надо этот момент обговорить.

Есть, впрочем, еще один способ, – это выбрать какого-то посредника, третью страну и через третью страну осуществлять эти выплаты. Поговаривают, что американцы эту схему сами используют: они, например, оружие сирийским курдам и иракским не поставляют напрямую, а как говорят знающие люди, они действуют через посредников. Может быть, и с Индией такую систему выбрать.

Константин Чуриков: Вам вопрос из Самарской области: «Из Индии есть товары, кроме чая?»

Сергей Лесков: Есть пряности. Я думаю, что самая большая… Я сейчас отвечу на этот вопрос. Вообще внешнеторговый оборот с Индией у нас 1.5% от всего внешнеторгового баланса, это не дотягивает до 9 миллиардов. Россия, конечно, имеет положительное сальдо торговли с Индией, мы очень много туда продаем, и кстати говоря, не нефть и газ, там этого добра достаточно из Ирана, они же не согласились на иранские санкции, они покупают из Ирана нефть. Мы продаем… На самом деле это, может быть, единственная страна в мире, куда мы продаем высокотехнологичные товары. Кроме металлургии мы продаем туда минеральные удобрения, мы продаем туда продукцию машиностроения, военная техника и хай-тек тоже, конечно.

Оксана Галькевич: Судостроение, по-моему, насколько я помню.

Сергей Лесков: Судостроение, конечно, авиастроение. Ну и, конечно, бриллиант в этом сотрудничестве – это ядерная энергетика.

Константин Чуриков: На минуточку.

Сергей Лесков: Мы там в Куданкуламе строим атомную станцию, большую, 4 блока-«тысячника». Все равно этот торговый баланс маленький, потому что с Китаем у нас 100 миллиардов, подбирается к этому, а здесь в 10 раз меньше.

Константин Чуриков: Так а они нам все-таки что, кроме чая? Зритель спрашивает.

Сергей Лесков: Ничего особенного они нам не продают.

Оксана Галькевич: Кофе, наверное? Лекарства?

Константин Чуриков: Фильмы? – «Кинг-Конг».

Сергей Лесков: Я не сказал разве? Да, лекарства. У нас даже есть совместные предприятия, мы их создаем именно в области фармацевтики. Я что-то подумал, но не сказал, правильно, Оксана. Кстати, очень любопытно: вторая статья экспорта России в Индию, никто не догадается, – алмазы. Они очень любят алмазы.

Константин Чуриков: Вообще украшения.

Сергей Лесков: И покупают они именно наши якутские алмазы. Приятно? Я, правда, не понимаю…

Константин Чуриков: Российские женщины не покупают, индийские покупают.

Сергей Лесков: Насчет алмазов, если мы говорим о завышенных ценах, я не понимаю причин стоимости алмазов.

Оксана Галькевич: Подождите, вот интересно, алмазы уходят в Индию в качестве опять же сырья какого-то, потому что они ведь еще и ювелиры довольно известные, они потом используют в качестве…

Сергей Лесков: Да, я думаю, это тоже сырье.

Оксана Галькевич: Глубокая переработка. То есть мы опять сырье поставляем.

Сергей Лесков: Да, Россия не замечена… Это как лес.

Оксана Галькевич: Печально.

Сергей Лесков: Алмазы идут как лес-кругляк и как нефть. Это совершенно верное замечание. Но мы почему-то не доросли до высококачественной обработки алмазов, хотя алмазов у нас завались.

Оксана Галькевич: Это так сложно?

Сергей Лесков: Я не знаю, я по этому поводу ничего не могу сказать. Я бы вообще алмазы оставил в земле, пусть лежат, зачем они нужны? Только, может быть, для медицинского оборудования, а так я не понимаю смысла.

Константин Чуриков: Ограненные, на русской женщине.

Оксана Галькевич: Константин смотрит с недоумением, а Сергею повезло с женой.

Сергей Лесков: Вот. Вот такие там будут заключены соглашения. И кстати говоря, американцы, может быть, и сделают для Индии исключение и не накажут их за поставку С-400. Если вы обратили внимание, когда Трамп выступал только что на этой самой Генеральной Ассамблее ООН, он назвал Индию в числе своих ближайших друзей. Может быть, сделают исключение, потому что у Индии внешнеполитическая, геополитическая обстановка, я уже сказал, достаточно тяжелая, а таких систем, как С-400 «Триумф», в мире просто нет. Так что тут остается только ждать. Может быть, там будут заключены еще какие-то соглашения. А вообще Индия, на которую мы всегда смотрели, как на экзотическую страну, «Наследник из Калькутты», «Багдадский вор», все эти нищие, «Миллионер из трущоб»…

Константин Чуриков: «Зита и Гита», «Танцор диско», кстати, Сергей, вспомните главный фильм.

Сергей Лесков: «Танцор диско», да, Радж Капур и все такое…

Константин Чуриков: Главная роль, конечно.

Сергей Лесков: И Индира Ганди…

Оксана Галькевич: Подождите, «Миллионер из трущоб» – это Голливуд вообще-то, а вы уже по болливудским пошли.

Сергей Лесков: Да. Джавахарлала Неру с бесчисленным числом анекдотов. Это пятая экономика мира, они безумно растут. Я где-то видел цифру, они занимаются, например, из области высоких технологий в Бангалоре, технологической столице: оборот офшорного программирования такой же, как экспорт «Газпрома». Но лучше все-таки, мне кажется, мозгами зарабатывать деньги. Офшорное программирование – это когда ты получаешь заказы от европейских и американских компаний на программирование, но никуда не едешь, сидишь дома и все это делаешь.

Константин Чуриков: Удобно.

Сергей Лесков: Безумные деньги они делают, 50 миллиардов в год.

Оксана Галькевич: Плюс ко всему они еще и владеют английским языком на высоком уровне в широких своих массах.

Сергей Лесков: Да, это государственный язык.

Константин Чуриков: В общем, сказываются времена колонизации.

Оксана Галькевич: Это их преимущество перед нашими IT-шниками.

Сергей Лесков: Даже в штате Гоа, о котором по непонятной причине любит вспоминать Костя, тоже знают английский язык, хотя это же португальская колония.

Константин Чуриков: Конечно.

Оксана Галькевич: Наши люди в это Гоа на отдых не ездят.

Сергей Лесков: Не все португальцы знают английский, подумал Костя. А помните это замечательное стихотворение Николая Тихонова, я еще из школьной программы это помню, про этого самого мальчика Сами и Ленина?

Константин Чуриков: Расскажите, пожалуйста.

Сергей Лесков: Это же классика жанра. Ну как: «Хороший сагиб (это хозяин) у Сами и умный, Только больно дерется стеком, Хороший сагиб у Сами и умный, Только Сами не считает человеком. Бьет по пяткам тогда тростниками, Очень больно и очень слышно». Потом этот мальчик пошел куда-то, услышал про Ленина, вернулся к этому Сагибу и как врежет ему! И сказал всю правду в рамках борьбы…

Константин Чуриков: За нашего брата, за большевика, да?

Сергей Лесков: «Сагиб заперся в своей спальне и не вышел даже к обеду». Может быть, они так поступят с американскими партнерами, когда туда приедет президент из страны Ленина? Посмотрим.

Оксана Галькевич: У нас как-то больше было другой классики, поменялась просто школьная программа.

Сергей Лесков: У вас этого не было?

Оксана Галькевич: Нет.

Константин Чуриков: Нет, у нас не было.

Так, пункт №2.

Сергей Лесков: Да. Честно говоря, среди наших политиков есть такие, которые не прочь искупать сапоги в Индийском океане и тоже могут ляпнуть неизвестно что. В данном случае это сделал министр внутренних дел США, но это совсем несмотря на созвучие… Его политический вес совсем не такой, как у нас, он занимается там индейскими резервациями, какими-то там ресурсами, федеральным резервом, вот это вот у них называется внутренними делами. Но вообще-то он бывший морской пехотинец, видимо, поднатаскался в какой-то там морской терминологии. Он сказал, что сил ВМС США вполне хватит на то, чтобы Россию отключить от Ближнего Востока, запереть ее там, где она находится, и не дать подойти туда, куда не хочется Америке.

Это, конечно, совершенно безответственное заявление. Можно было бы не обращать на него внимания, если бы глава Пентагона, госсекретарь (по-нашему министр иностранных дел) или президент США осадили бы этого человека с до боли какой-то родной фамилией Зинке.

Константин Чуриков: Зинке?

Сергей Лесков: Да. Не знаю, откуда он выходец, американцев не поймешь.

Константин Чуриков: Что-то созвучное, да.

Сергей Лесков: Но никто же не сказал, не указал ему на место, не дезавуировал это заявление. Поэтому можно это воспринять и как некоторый пробный шар и вспомнить, какие вообще есть возможности для морской блокады по международному праву, какие были случаи морской блокады в истории, может ли вообще Америка заблокировать Россию.

Первый случай морской блокады, который мне приходит на память, – это морская блокада Наполеона Великобритании. Как известно, у Наполеона был союз с Александром I, с Россией. Александр I пытался объегорить Наполеона и торговал с Англией. Тогда Наполеон напал на Россию. Но блокада Англии, в общем, создавала некоторые проблемы. Однако президент Трамп, так мне кажется, не Наполеон, даже если очень хочется, вряд ли он пойдет на что-то подобное. Есть морская блокада Кубы со стороны той же самой Америки, была морская блокада уже по решению Совета Безопасности ООН, – а это, кстати, единственный такой официальный путь, – саддамовского Ирака в конце XX века. Вот, пожалуй, и все. Я не могу припомнить, чтобы блокада еще случалась.

Константин Чуриков: Такой огромной страны, окруженной океанами фактически со всех сторон, кроме южной.

Сергей Лесков: Такой огромной страны. Конечно, в США больше флот, чем у всех других стран вместе взятых, не считая китайских джонок. Поскольку военные расходы США – это 60% всех военных расходов мира, то, в общем, тут сомневаться не приходится. Однако у России, если говорить о ВМС, есть одна часть, которая больше американской, я имею в виду атомный подводный флот. У нас 72 атомных подводных корабля, из них, по-моему, 12 кораблей… Есть вообще «Дмитрий Донской», я его видел, кстати, – это же как айсберг, у него 5/6 находится под землей, он по высоте больше 9-этажного дома, это вообще что-то невероятное. Мы даже не представляем себе размеров атомных подводных кораблей. Но есть, по-моему, 12 ракетоносцев типа «Борей», каждый из них оснащен 16 «Булавами», это баллистические ракеты, и 6 ядерных боеголовок по 150 килотонн каждая. Стоит напомнить, что Хиросима была уничтожена бомбой мощностью 20 килотонн, то есть это по 8 Хиросим в каждой из 6 ядерных боеголовок, не считая еще 16 ракет «Булава».

Константин Чуриков: В общем, только что вы объяснили, почему эта блокада не состоится.

Сергей Лесков: А зачем вообще бросаться? Американцы сами говорят, что у них меньше флот, атомный подводный флот США меньше, чем флот России. Путин недавно сказал, что до 2024 года будут спущены вообще ракетоносцы нового поколения, оснащенные новыми ракетами, ракетоносцы класса, по-моему, «Борей» и «Борей-2».

Оксана Галькевич: Сергей, а вот Свердловская область задается вопросом: собственно, нужно ли нам так подробно обсуждать заявление этого человека, американского политика, ведь он не отвечает за внешнюю политику, все это несерьезно, – зачем придавать такое большое, серьезное значение?

Сергей Лесков: Правильный вопрос. Может быть, это пробный шар? Мы не знаем.

Оксана Галькевич: А может быть, это не очень умный человек?

Сергей Лесков: Может быть, я с ним не знаком, вообще с ним никто не знаком из комментаторов.

Оксана Галькевич: У нас же тоже однажды звучали заявления про сапоги в Индийском океане, разные заявления…

Сергей Лесков: А потом вот этот вот человек, который говорил про сапоги в Индийском океане, отличается тем, что его предсказания, обещания по большей части сбываются, обратили внимание? В момент, когда он это говорит, кажется, что это какой-то дерзкий выпад, а потом постоянно это сбывается. Нельзя исключить, что и в данном случае что-то такое. Кстати, если мы говорим про этого персонажа, то нередко его заявления дезавуируют. В данном случае ничего опровергнуто не было. Все что угодно может быть. Может быть и та версия, о которой вы говорите, но с некоторой степенью вероятности можно предположить, что и то, что я говорю, имеет какие-то основания. Но в любом случае это какая-то дикая история.

В США, кстати говоря, есть такая доктрина адмирала Мэхэна, которая была высказана в конце XIX века, о морской блокаде. Американцы в своей истории неоднократно такую практику использовали, перерубали морские коммуникации, блокировали флот в порте. Но сейчас все-таки не XIX век, с атомными подводными лодками шутки плохи. Хочется напомнить, что у нас были атомные подводные лодки, которые незамеченными для стран НАТО проходили в Средиземное море под Гибралтаром и всплывали там в самый неожиданный момент, это было сравнительно недавно, например, во время кризиса на Балканах. Зачем обострять обстановку? Зачем бряцать оружием? Я совершенно не понимаю. Я неслучайно вспомнил вот эту историю ленд-лиза, это пример совершенно мудрого сотрудничества двух разных идеологических систем.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок от нашего телезрителя Александра из Рязанской области. Александр, здравствуйте, мы вас приветствуем в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: Вот сейчас мы говорим, что у нас очень сильная армия, очень сильный флот у нас, а с нами борются санкциями и тем же самым курсом доллара, что очень ощутимо для нас, особенно в нашей глубинке. Мы, как говорится, обычные обыватели, мы это очень на себе ощущаем, и с каждым годом, даже не только с каждым годом, а с каждым месяцем все хуже и хуже. Когда же хотя бы начнутся улучшения? Если мы такие сильные, что же нас так легко…

Константин Чуриков: Спасибо за ваш вопрос.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Сергей Лесков: К сожалению, качество звука было такое, что я понял только общий смысл…

Константин Чуриков: Ну если мы такие сильные, то почему мы такие бедные? Мы такая сильная страна, у нас такое оружие и при этом такой слабый рубль и сильный доллар.

Сергей Лесков: Да. Ну что же, да, у нас есть экономические сложности, уровень жизни в нашей стране, конечно, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Мы постоянно об этом говорим, в нашей студии об этом говорили до меня, будут говорить, по-моему, судя по анонсу, после меня. Я сам, сидя на этом месте, постоянно об этом говорю. Но невозможно же говорить только об этом. Вы знаете, что, в общем, так можно накликать и еще большую беду. Единственный способ бороться с неприятностями – это все-таки сохранять оптимизм, а не рвать на себе последние волосы. Жизнь достаточно многообразна, и говорить только о ее негативной стороне невозможно, ты этим сделаешь жизнь только еще хуже.

Константин Чуриков: Давайте посмотрим, насколько оптимистичную новость вы припасли напоследок.

Сергей Лесков: Напоследок золотая нога Акинфеева, помните? На самом деле, конечно, вратарь – это особый человек в футбольной команде, а футбол занимает особое место вообще в перечне увлечений человека. Я думаю, что это какой-то особый социальный институт, это не спорт, это нечто гораздо большее. Неслучайно именно на футбол приходят президенты всех стран, в том числе и президент России, который равнодушен к футболу, но обойти мимо он не может. Это какое-то изобретение совершенно гениальное, еще философам предстоит осмыслить его.

Самый популярный футболист в нашей стране на протяжении последних 15 лет, без сомнения, Игорь Акинфеев, который стал вратарем сборной в 18 лет, сейчас ему 32, 14 лет стоял человек в воротах сборной. Помните, кстати говоря, у Льва Кассиля была такая гениальная повесть «Вратарь республики» про Льва Кандидова? Он имел какой-то там прототип в жизни. Да, вратарь – это особая статья, и славу Акинфеева можно сравнить, конечно, со славой хоккейного вратаря Владислава Третьяка. После Чемпионата мира по футболу, который закончился несколько месяцев назад, конечно, популярность футбола в нашей стране подскочила неимоверно. Опыт ведущих стран мира показывает, что футбол – это очень доходное предприятие, это супердоходное предприятие. У нас в стране, к сожалению, это не так. Если футбол у нас выйдет на самоокупаемость, то заслуга Акинфеева, который, будучи капитаном, вывел свою команду в 1/4 финала Чемпионата мира, будет очень велик.

Константин Чуриков: Но вот вопрос из Саратовской области: «Сергей, а сколько получают наши футболисты? Зачем покупаем футболистов из зарубежных клубов?»

Сергей Лесков: Это правильный вопрос, правильный. Мне кажется, что зарплаты футболистов завышены. Но опять же это болезненная тема. Между прочим, многие футболисты занимаются благотворительностью и не делают из этого рекламы. Да, по моему глубокому убеждению, алмазы не стоят столько, сколько они стоят, футбольные бриллианты не стоят тех денег, которые они получают. Цены на многие произведения искусства, даже великие, тоже завышены, но так устроена эта жизнь, это рынок. Мы платим, мне так кажется, слишком большие деньги, очень часто за то, что не стоит этого.

Константин Чуриков: Чтобы потом Мамаев и Кокорин праздновали это в Куршевеле и всех обливали шампанским.

Сергей Лесков: Да. Кстати говоря, Акинфеев ни разу за свою долгую футбольную карьеру не был замечен в таких вот неблаговидных поступках. Именно поэтому он капитан. Никто никогда Игоря Акинфеева не обвинял в каких-то аморальных действиях. Это чрезвычайно редкое явление в спортивной, а тем более в футбольной среде, где баловней судьбы, конечно, больше, чем где бы то ни было.

Константин Чуриков: Ну что же, если ни у кого нет вопросов…

Сергей Лесков: Оксана ничего не сказала про футбол.

Константин Чуриков: А новость-то для тебя.

Оксана Галькевич: Да я, знаете, от людей вопрос задам: «Почему же он так рано уходит, практически на пенсию, ему же еще 30 лет». Работать и работать.

Сергей Лесков: Нет, друзья мои, Акинфеев не уходит. У него не хватает сил играть и за сборную, – а сборная проводит очень много матчей в году, минимум 20, – и за свой футбольный клуб ЦСКА, который с учетом этих самых европейских кубков, я думаю, порядка 50 матчей в году проводит официальных. У него не хватает сил. И это вообще общемировая практика, когда… Возьмем великого вратаря Джанлуиджи Буффона, вратаря сборной Италии…

Константин Чуриков: Вот вы сейчас нас просто умыли.

Сергей Лесков: Буффон же ушел из сборной Италии, правда, ему 40 лет, но продолжает играть на клубном уровне. Эта практика достаточно распространенная. Он не хочет подводить сборную из-за того, что у него не хватит сил, ну и заодно и клуб не хочет подводить.

Константин Чуриков: Нам Алтайский край пишет: «Что-то рано Акинфеев уходит, пенсионный возраст же повысили».

Сергей Лесков: Еще раз: он не уходит.

Константин Чуриков: Не уходит.

Сергей Лесков: Он будет играть за ЦСКА, где он тоже капитан. И между прочим, в любимом Оксаной городе Санкт-Петербург подрос другой вратарь, который заменит Акинфеева в сборной СССР, фамилия Лунев.

Константин Чуриков: В сборной СССР, оговорка.

Сергей Лесков: Ну ладно, мы все так оговариваемся.

Константин Чуриков: Ну да.

Оксана Галькевич: Главное, что заменит.

Сергей Лесков: Правда, к сведению питерцев я должен сказать, что Андрей Лунев является воспитанником московского футбола, и питерцы его просто перетащили, воспользовавшись удобным моментом.

Константин Чуриков: Своим положением в стране.

Оксана Галькевич: Хитростью, конечно.

Сергей Лесков: Да, хитростью, на аркане.

Оксана Галькевич: Вы как всегда на что-то намекаете.

Константин Чуриков: Ну что же? Спасибо. Это был обозреватель ОТР Сергей Лесков.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Через несколько минут будем говорить о региональном неравенстве. Выявлено такое даже не кем-нибудь, а экспертами нашего Всемирного банка ни много ни мало. Эти эксперты говорят, что у нас есть регионы, похожие на Сингапур, их всего несколько, а большинство регионов похожи на Гондурас.

Оксана Галькевич: А большинство регионов просто похожи друг на друга в том, что они живут не очень хорошо, друзья.

Константин Чуриков: И больше ни на кого в этом мире.

Оксана Галькевич: Будем разбираться в этой проблеме, очень рассчитываем на ваше активное участие.

Список серий