Сергей Лесков: Экспорт нефти и газа дает нам 40% ВВП - это очень плохо

Константин Чуриков: И вот мы снова с вами! Это программа «Отражение», прямой эфир. Даем слово всей стране, вам, конкретно вам возможность высказаться и рассказать, что вы думаете о ситуации в стране. В студии с вами Марина Калинина…

Марина Калинина: …и Константин Чуриков. Буквально через полчаса будем говорить на тему: как выжить на прожиточный минимум, какую сумму вы тратите на продукты, в чем вы себе вынуждены отказывать из-за того, что цены постоянно растут. Вот такая тема будет у нас в течение часа – с 8 до 9 вечера по московскому времени. Так что присоединяйтесь к нашей дискуссии.

Константин Чуриков: Я хочу напомнить, что саратовский депутат Николай Бондаренко продолжает ставить эксперты над самим собой, он как раз пытается прожить на прожиточный минимум: уже сбросил 2,5 килограмма, денег не осталось, курица закончилась, овощи тоже.

Марина Калинина: Макарошки остались.

Константин Чуриков: В общем, как жить теперь, депутаты не знают.

Вот у нас сейчас «Темы дня»… «Темы недели» с Сергеем Лесковым. Обозреватель ОТР к нам присоединяется. Здравствуйте, Сергей.

Марина Калинина: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Как вы перекинули мостик между этим голодающим добрым человеком и мной!

Константин Чуриков: А вас какие темы беспокоят?

Марина Калинина: Вы знаете, кстати, он сказал, что он становится злым.

Сергей Лесков: Ну да, в общем, это естественно. Недоедающий человек – злой. А богатый человек – добрый. Это же тоже известно.

Константин Чуриков: По вашему настроению мы сейчас будем делать выводы.

Сергей Лесков: В общем, это вилами на воде писано: чем человек богаче, тем он лучше, добрее, тем больше пользы он приносит человечеству. Кто бы в этом сомневался? А темы сегодня вот какие.

На этой неделе было объявлено, что разрабатывается новая Концепция миграционной политики России. Наш президент выступил с речью на эту тему. Ну, это можно только приветствовать. Несколько русских мыслителей говорили, что вообще главная цель России – это прирастать народом. Ну, последним это сказал Солженицын. Ну и на фоне тех демографических трудностей, с которыми объективно по ряду причин столкнулась наша страна, конечно, мигранты, качественные мигранты – это решение многих наших проблем. Но как это будет решено? Давайте попытаемся в этом разобраться.

Вторая проблема, которая беспокоила не только автомобилистов, но и всех граждан, – это предложение нефтяных компаний поднять цены на бензин сразу на 5 рублей. Правительству удалось усмирить нефтяников, окоротить их аппетиты, но пока это соглашение достигнуто только до Нового года. А после Нового года, как говорят многие эксперты, цены могут взлететь. Очень жаль, что наша экономика так подсела на нефть. Вот слезть с этой «нефтяной иглы» никак не удается. И постоянно заниматься госрегулированием в условиях рыночной экономики вряд ли возможно.

Ну и наконец – третья тема связана с приближением Нового года, когда международные агентства публикуют различные рейтинги. Мне на глаза попалась целая подборка этих рейтингов, сделанная ведущими мировыми агентствами и самыми большими в мире банками – ну, например, Всемирным банком. Любопытно, а какое место Россия занимает в этих исследованиях? И по целому ряду позиций, вы знаете, Россия в этом году смогла добиться значительного и видимого прогресса. Это противоречит нашим ощущениям – мы, в общем-то, привыкли жаловаться на жизнь. Давайте посмотрим на эти рейтинги и поговорим о том, насколько они соответствуют нашим личным ощущениям.

Константин Чуриков: Ну а люди, которые приезжают в нашу страну на заработки и здесь остаются, конечно, помогают этому прогрессу?

Сергей Лесков: Вы имеете в виду…

Константин Чуриков: Я о первой теме.

Сергей Лесков: Да. Люди едут туда, где им лучше. Рыба плывет туда, где глубже, а человек – там, где сытнее.

Надо сказать, что Россия по общему миграционному потоку находится на втором месте в мире, ну, после США. Там, в общем-то, и другие размеры страны. Кстати, там Трамп решил с этим делом бороться. Единовременно в России находится 11 миллионов мигрантов, а за год… Это не туристы, а это именно как бы те люди, которые с другой целью сюда приезжают. А за год в нашей стране на протяжении последних лет пребывает 20 миллионов человек. Еще раз, единовременно – 11 миллионов, даже с хвостиком.

И, в общем-то, здесь, понимаете, такой парадокс. С одной стороны, России катастрофически не хватает людей и рабочих рук. С другой стороны, нам не хватает и рабочих мест. Как нам удалось создать такую экономику парадоксальную – трудно сказать.

И вообще по поводу мигрантов в связи с этим парадоксом существуют разные точки зрения. Некоторые считают, что дешевые руки мигрантов тормозят развитие экономики, а другие говорят, что ничего подобного, на этих неквалифицированных местах, которые не поддаются замене… А это говорят все, кстати, экономисты, что труднее всего заменить человека роботом именно на самых неквалифицированных работах.

Константин Чуриков: Ну, смотря сколько вы платите этому человеку.

Сергей Лесков: Этому роботу.

Константин Чуриков: Ну, или роботу, да.

Сергей Лесков: Сколько вы платите собаке, которая будет смотреть за человеком, чтобы он ничего не трогал на заводе, где работают роботы.

Константин Чуриков: Элементарно, Сергей! Ну, если бы за эту жилищно-коммунальную работу, непрестижную, негламурную, платили не 10 тысяч в конверте плюс еще 10 в другом конверте, а, ну не знаю, хотя бы те суммы, которые нам называет Росстат, то, наверное, выстроилась бы какая-то другая очередь.

Сергей Лесков: Ну, Костя, я с вами согласен. Что тут спорить? Но бывают… Мигранты мигрантам – рознь. Утечка мозгов на Запад из России, в общем-то, коснулась не слесарей и пекарей, а именно самых высококвалифицированных кадров.

Хочется напомнить, что в былые времена к нам тоже приезжали мигранты высокой квалификации. Да что тут говорить? Предки Пушкина, Лермонтова, Даля, не знаю – ну кого еще? – Александра Блока – это же все мигранты. А последний такой массовый наплыв мигрантов в Россию был при Екатерине II – там десятки тысяч немцев приехали в Россию. Собственно, нынешние «контр-адмиралы» нашего бизнеса – Миллер, например, Греф и многие другие – это же потомки екатерининских немцев. Стоит, кстати, напомнить, что при Екатерине им давали землю в размере 30 гектаров, а не 1 дальневосточный гектар, и на плодовитых поволжских землях и в Малороссии.

Константин Чуриков: А при Петре сколько приехало! Анна Монс – где ее потомки?

Сергей Лесков: Ну, Анна Монс приехала несколько раньше, я думаю, при его батюшке, в начале предыдущего века. Это была немецкая слобода.

Нет, с точки зрения, кстати говоря, немцев, которые внесли столь благодатный вклад в историю России, если мы говорим о Петре, то стоит вспомнить другое, а именно – Ништадтский мирный договор 1721 года, благодаря которому в состав России вошла вся Прибалтика, а города там были заселены немцами. И все эти бесконечные Бенкендорфы, Беллинсгаузены, Крузенштерны, масса адмиралов, генералов войны 1812 года – это все так называемые остзейские немцы, которые из Прибалтики. Ну, теперь их нет.

Марина Калинина: У нас есть звонок от Александра из Краснодарского края, давайте послушаем, у него есть вопрос по этому поводу. Александр?

Зритель: Можно говорить?

Марина Калинина: Да, говорите.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Уважаемый господин Лесков, у меня такой вопрос. Вы говорите, что надо прирастать народами, да? Никто не против, чтобы у нас работали мигранты – это дешевая рабочая сила, которая выгодна, допустим, работодателям. А что делать с нашими работягами, если они работу себе не могут найти до 40 лет? Даже ребята в 20–25 лет – им нет работы. А если они где-то и находят работу, то за 12–15 тысяч. Вот в Краснодарском крае это средняя зарплата у нас. Как в этом случае быть? Почему нельзя пригласить квалифицированных рабочих – допустим, врачей, инженеров? Предоставить им, допустим, гражданство через 5–10 лет, если они хорошо будут работать, и так далее.

Константин Чуриков: Спасибо, Александр, за ваш вопрос. Я думаю, вашими устами сейчас вся страна глаголит, потому что на SMS-портале то же самое.

Сергей Лесков: Ну нет, вы что? Это общее место. С вами же спорить бесполезно. Кстати, врачи в большом количестве сюда приезжают. Когда я благодаря своему ребенку общаюсь с педиатрами, я вижу, что многие из них – врачи-мигранты (ну, просто по разговору).

Константин Чуриков: Хорошие врачи?

Сергей Лесков: Нормальные.

Константин Чуриков: Да?

Сергей Лесков: Может быть, они хуже говорят, чем выпускники московских медицинских вузов, но нормальные люди.

Путин на этой неделе сказал, что за 15 лет, пока действует эта программа, гражданство России получили 800 тысяч человек. Это, конечно, очень мало. И если мы говорим на эту тему, то поставлена цель – упростить получение российского гражданства. Наш уважаемый зритель почему-то делает акцент на нелегальных трудовых мигрантов. Глава Федеральной миграционной службы справедливо отвечает, что примерно половина трудовых мигрантов, которые к нам приезжают, приезжают нелегально. Мы же говорим о тех, кто получает гражданство России, а не об этих людях, которые приезжают сюда за легким, ну, рублем – относительно их заработков в их родных странах. Это совсем другое дело.

У нас миллионы из-за трагического распада СССР, великой страны, миллионы наших соотечественников оказались в неприемлемых для жизни условиях. Друзья мои, мы же должны им помочь? То, что в 90-е годы их бросили на произвол судьбы, фактически предали… То есть сначала мы предали, разрушили страну, а потом мы предали своих соотечественников. Эти люди хотят вернуться домой, к могилам предков. Как им не помочь?

Константин Чуриков: А вот парадокс – миллионы, не знаю, сотни тысяч наших соотечественников, из стран СНГ прежде всего, пытаются получить гражданство и не получают.

Сергей Лесков: Да. И я могу сказать – почему.

Константин Чуриков: В то время как американские спортсмены, звезды кино – запросто!

Сергей Лесков: Ну, это политические акты.

Константин Чуриков: Джефф Монсон уже и депутат. Стивен Сигал…

Сергей Лесков: Ну, это единичные политические акты. Тут можно… Кстати говоря, от 900 до 1 000 американцев получают российское гражданство каждый год. США по этому показателю находятся на 15-м месте. Больше всего к нам едут, конечно, из Средней Азии, из Узбекистана больше всего. Там сложности для наших соотечественников, которые в советское время там оказались, им сейчас там очень тяжело. Ну не надо мыслить только экономическими категориями! Кстати говоря, русское население там имеет хорошее образование. Тут не надо обманываться.

Константин Чуриков: Нам звонит Алексей из Петербурга, тоже хочет задать вопрос. Алексей, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. Вот мигранты, которые приезжают к нам на работу, они…

Константин Чуриков: К сожалению, очень плохая связь.

Сергей Лесков: Нет, очень плохое качество звука, но я понял тональность вашего вопроса.

Константин Чуриков: Алексей, просто мы не слышим, плохая связь.

Сергей Лесков: Значит, еще раз – мы обсуждаем другую тему, а вы звоните, уже второй звонок совсем про другое. Речь идет не о тех нелегальных трудовых мигрантах, которые приезжают в наши ДЭЗы и ЖЭКи, а о тех людях, которые легальным путем пытаются вернуться на свою историческую родину. Это два разных потока. И президент сказал на этой неделе, что необходимо упростить получение этими людьми гражданства.

Таких людей достаточно много, в том числе и на Украине такие люди есть. Кстати, такие люди есть и в Белоруссии. Когда у нас была одна-единственная страна, то, в общем-то, кто помнит СССР, люди чувствовали себя как дома в любой союзной республике. Сейчас не так. Ну, тема, мне кажется, достаточно очевидная. А чиновники ставят, конечно, палки в колеса и тормозят этот процесс по понятным причинам.

Марина Калинина: Почему?

Сергей Лесков: Ну что? Они собирают «жатву» в виде нелегальных отношений.

Константин Чуриков: Ну давайте заменим этих чиновников, пускай другие будут чиновники, если проблема-то в чиновниках на местах.

Сергей Лесков: Вы знаете, что главная проблема России – отнюдь не дороги, а воровство. Вот это вид мздоимства и казнокрадства. Со времен царя Гороха не удается это дело преодолеть.

Константин Чуриков: Дальше еще вопрос. Предположим, есть люди, которые стремятся в Россию. Куда их направить? Какие части страны нам заселять? Вот тем, кто захочет сюда вернуться, что мы им предложим?

Сергей Лесков: В этой Концепции миграционной политики эти вопросы и должны быть решены. В какой мере здесь будут сочетаться экономические потребности государства и свобода выбора? У нас, кстати говоря, Конституция России гарантирует свободу передвижения и свободу выбора места для проживания. Эти вопросы надо просто прорабатывать.

Константин Чуриков: Ну, давайте сразу отбросим Чукотку – вряд ли туда поедут.

Сергей Лесков: Конечно.

Константин Чуриков: Камчатку, Приморье… Ну, может быть, Приморье – еще да.

Марина Калинина: Есть «Дальневосточный гектар», пожалуйста.

Константин Чуриков: Ну да. Нет, «Дальневосточный гектар» можно было бы, но это для граждан Российской Федерации.

Марина Калинина: Ну, если получить гражданство, то почему нет?

Константин Чуриков: Наверняка все-таки рванут в центральную часть нашей страны. И мы знаем, в какие города.

Сергей Лесков: Ну, центральная часть страны, в общем-то… Вы же не забывайте, что у нас такие умные люди, как Кудрин, Собянин и многие другие, говорят о необходимости создания крупных агломераций, на которых и будет строиться экономика будущей России. Я не вижу в этом проблемы. Опять же, рыба идет туда, где глубже. Люди сами найдут то место, где им выгоднее.

Между прочим, история на слуху: какие-то там, по-моему, староверы… нет, не староверы, а какая-то религиозная организация, по-моему, из Южной Африки, которая испытывает сложности, хочет переселиться в Краснодарский край или Ставрополье. Мы рассказывали об этом в нашей передаче. И опять они столкнулись с бюрократическими сложностями.

Константин Чуриков: Из Южной Африки?

Сергей Лесков: Да. Нет, они здесь столкнулись.

Константин Чуриков: Понятно.

Сергей Лесков: В Южной Африке они столкнулись с другими сложностями – оттуда повальное бегство белого населения. Ну, пока суть да дело, значит, концепция пишется. Я уверен, что концепция будет замечательная. Концепция и Конституция – это вообще самое лучшее, на что способен русский человек.

Марина Калинина: Вопрос – что будет потом?

Сергей Лесков: А вот дьявол сидит в деталях. Все наши Конституции были написаны просто на зависть миру.

Константин Чуриков: Хорошие книги.

Сергей Лесков: Хорошие, да. Вот как мы будем это дело соблюдать – посмотрим. Я знаю множество историй, когда русские люди, оказавшись в ближнем, как мы сейчас говорим, зарубежье, прозябают в совершенно немыслимых условиях. И забывать об этих людях, как происходило в 90-е годы, конечно, ни в коем случае нельзя! Я в этом уверен.

Бензин. Удалось подавить бунт нефтяников…

Марина Калинина: Удалось ли? Или это такая заплатка на проблеме?

Сергей Лесков: Нет, ну как? Причем там круговая порука, как в армии Чингисхана: если хотя бы одна из нефтяных компаний поднимет цены, то пострадают все – Правительство предупредило. То есть все эти многочисленные «Лукойлы», «Сургутнефтегазы», «Газпром-нефтегазы» (перечислять их не хочу), они подписали вот этот меморандум о коллективной ответственности. Они до Нового года обязались не поднимать цены. Что будет потом – не совсем понятно. В этом году уже Правительство их запугивало.

На самом деле Правительство стоит перед сложной дилеммой – нарушить законы рынка и такое свободное регулирование цен, свободное плавание цен. Мы помним, когда рушился СССР и начиналась перестройка, мы говорили, что рынок сам все отрегулирует. Как же, как же… Ну, или думать о социальной стабильности. Кстати, вы же знаете наверняка как люди, которые любят ездить на автомобилях, что в этом году цены на бензин уже выросли на 40%.

Марина Калинина: К сожалению, знаем.

Сергей Лесков: Да. Поэтому, в общем-то, говорить о том, что нефтяные компании – это мальчики для битья… Нет, это не так.

Константин Чуриков: Сергей, подождите. У нас в этом году выросли на 40% (даже с лишним) цены на сахар, цены на пшено…

Сергей Лесков: А за 10 лет цены выросли в два раза.

Константин Чуриков: Но перед Правительством всегда стоит выбор – реагировать или не реагировать. Как вам кажется, почему этим летом Правительство среагировало? И почему сейчас оно взялось за бензиновый вопрос?

Сергей Лесков: Это связано с неудачей на выборах в нескольких регионах. Очевидно, зреет социальное недовольство, и Правительство (на то оно и Правительство) пытается сгладить социальное напряжение. Это естественно. А зачем вообще ему работать-то? Социальное напряжение – это признак того, что люди недовольны. Смысл работы Правительства в том, чтобы люди были довольны. Правда, не всегда получается добиться этого, а чаще наоборот, но тем не менее это нормально.

А говорить о том, что нефтяные компании бедствуют – ну нет, я никогда в это не поверю. Вы говорили, куда могут поехать мигранты. Вот они поедут в Западную Сибирь, в Тюменскую область, в Югру – там уровень доходов, примерно как в Москве и Санкт-Петербурге. Почему так получается? Потому что там «житница» России – нефтегазовая. Вы помните, как говорил один из американских миллиардеров, в чем секрет богатства? По-моему, Пол Гетти. Он говорил: «Надо рано вставать, много работать и качать нефть». Вот и все.

Константин Чуриков: Мы научились делать последнее.

Сергей Лесков: На самом деле очень печально. Тут пропорция такая: экспорт нефти и газа дает нам примерно 40% дохода ВВП. Это в зависимости от цен, но примерно такой уровень. Это, конечно, очень плохо. Это большая зависимость. И я не вижу пока никаких механизмов, чтобы эта зависимость ослабла.

Еще раз – цены на бензин все равно растут. За последние 10 лет они подорожали в два раза, а в этом году – на 40%. Поэтому, в общем-то… Но хотя бы у нас очередей нет. Помните, в СССР ведь были очереди за бензином? Я помню, были, это было реально. Были длинные очереди, машины там стояли, люди мучились.

Марина Калинина: Причем были такие очереди, что записывались заранее, номера писали чуть ли не на руке.

Сергей Лесков: Бензин было труднее достать, чем джинсы. Тоже забытая история. Все знают замечательного писателя Александра Проханова, который сейчас сотрясает сознание наших сограждан. Вы помните, с каким рассказом он ворвался в русскую литературу? Это был рассказ про инцидент на заправке, когда стояла эта длинная очередь, и какой-то человек на навороченной «Волге» попытался влезть без очереди. И тогда ветеран труда на стареньком «Запорожце» разогнался и врезался в эту «Волгу», наказав наглеца! И этот рассказ просто породил бурю откликов в душе. В общем-то, я до сих пор его помню. Хотя я думаю, что это был просто анекдот, но анекдот рассказанный, так многие делают.

А был фильм «Королева бензоколонки». Представляете? Сейчас никому это в голову не придет!

Константин Чуриков: Это вы в более раннюю эпоху уже ушли.

Сергей Лесков: Это пораньше, да. Там была героиня из «Девчат». Где те девчата, которые работали на бензоколонке? Все это может вернуться, все может вернуться.

Константин Чуриков: Блестяще вы импровизируете, Сергей!

Марина Калинина: Девчата на бензоколонке – не самое плохое возвращение, знаете.

Константин Чуриков: Поскольку бензоколонкам сегодня сложно выживать, возможно, девчата появятся.

Марина Калинина: Бензина нет, но девчата есть, и это тоже неплохо.

Сергей Лесков: Ну да.

Константин Чуриков: Ну что же, последняя тема.

Сергей Лесков: Последняя тема, да, она очень интересная. Мы, в общем-то, имеем все основания жаловаться на тяготы жизни. Но вот Всемирный банк провел такое масштабное исследование об уровне благосостояния и социального расслоения в обществе – с 94-го по 2015 год. Оказалось-то…

Марина Калинина: Что?

Сергей Лесков: Оказалось, что… Там есть такой коэффициент Джини. Вы, по-моему, позавчера что-то об этом говорили.

Константин Чуриков: Знаем. Децильный коэффициент.

Сергей Лесков: Да. Ну, там много есть…

Константин Чуриков: Соотношение состояния самых богатых и самых бедных.

Сергей Лесков: Ну, чаще всего говорят про коэффициент Джини. Так вот, оказывается, что Россия совершила гигантский скачок вверх.

Константин Чуриков: По сокращению расслоения?

Сергей Лесков: Да.

Марина Калинина: И в каком направлении?

Сергей Лесков: Я сейчас поясню. Сейчас. Терпение, терпение!

Константин Чуриков: Молчим-молчим!

Сергей Лесков: Я понимаю. Я и сам, когда это читал, несколько удивился. Кстати говоря, в СССР тоже было расслоение (я опережаю этот вопрос), потому что не бывает общества, где манная каша размазана по столу равномерно. Всегда где-то толще кусок мяса, а где-то тоньше. В СССР вот этот самый коэффициент Джини был такой же, как сегодня в Финляндии. Финляндия считается благополучной страной – там, по-моему, что-то 0,27. Вот такой же был в СССР. Это очень хороший показатель. Кстати, такой показатель сейчас есть во многих странах, которые принадлежали к социалистическому блоку.

Значит, в России был этот коэффициент в середине 90-х годов, когда были залоговые аукционы, олигархи рвали президента на части, он был 0,5 – это очень высокий коэффициент. Сейчас он снизился до 0,35. Но! Я понимаю ваше удивление. Но это связано с тем, что сильно выросли доходы беднейших слоев населения. Это, как говорит Всемирный банк… Мы уже забыли, как жили эти люди на грани нищеты в начале 90-х годов.

Константин Чуриков: Можно мы сразу, чтобы просто поднять рейтинг, сейчас сразу проанонсируем нашу следующую тему. После 8 вечера – минут через пять, через десять – будет говорить о секретах выживания. Кстати, люди могут позвонить и рассказать, как у них выросла зарплата.

Сергей Лесков: Ну, это просто объективные цифры. Так вот, беднейшие слои – им удалось подтянуть свои доходы, особенно, как ни странно, на селе. Это противоречит моим личным наблюдениям, мы только что были в деревнях многих российских областей. Но так говорят цифры. Это не позволило этим беднейшим слоям населения в России выйти в следующую страту – стать средним слоем. Нет, они все равно остались в низшей группе, но их доходы все-таки подросли. Причем это касается периода времени с 98-го по 2004 год, то есть это Примаков и ранний Путин. Мы забыли уже это время. Тогда на самом деле выросли доходы населения на 165%.

Константин Чуриков: Нам не далее как неделю назад с небольшим в Совете Федерации министр труда заявлял, что беспрецедентными темпами растут доходы россиян.

Сергей Лесков: Он говорил за последний год. Я не верю в это. Но мы же живем последним днем? Так вот, за последние шесть лет этот самый рост доходов прекратился. И мы на это ориентируемся, и вот поэтому нам так кажется.

Константин Чуриков: Реальных доходов?

Сергей Лесков: Реальных доходов, да. Ну, есть тут еще какие-то любопытные цифры. Я перейду ко второму рейтингу – это рейтинг благоприятной деловой активности.

Константин Чуриков: Сергей, а можно, прежде чем вы перейдете, вот Валерий из Башкирии наверняка по первой части доклада Всемирного банка звонит. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос к Сергею будет. Сергей, вы утверждаете, что мы живем в рыночной экономике. Но это в действительности не так. Рыночные отношения можно создать за 80, за 100 лет. При рыночной экономике сейчас нефтяники живут, наши чиновники, но никак не страна.

Сергей Лесков: Хорошо. Можно я отвечу? Вы понимаете… Извините, как вас зовут?

Константин Чуриков: Это Валерий.

Зритель: Валерий.

Сергей Лесков: Валерий, вы не задаете конкретного вопроса, а вы задаете вопрос общечеловеческий. На такие материи можно рассуждать бесконечно. Я вам отвечу словами великого поэта Вознесенского, он говорил: «Всякий прогресс реакционен, если рушится человек». Я не думаю, что самое главное – это то, как называется экономика: рыночная, социалистическая. Экономика должна быть такой, чтобы человеку было хорошо. Поэт всегда прав, тем более поэт такого масштаба, как Вознесенский. А копаться в терминах – мне кажется, что это уже вторичное занятие. Давайте перейдем ко второй теме…

Константин Чуриков: Вы знаете, извините, но наша экономика, судя по сообщениям зрителей, немножко напоминает блюз. А блюз – это когда хорошему человеку плохо.

Сергей Лесков: То есть наши зрители – хорошие люди? С этим я не спорю.

Константин Чуриков: С этим и не надо спорить.

Сергей Лесков: А может быть, она напоминает рок?

Константин Чуриков: Или попсу, когда плохому человеку хорошо?

Сергей Лесков: Там есть много таких смешных градаций. Ну так вот, самый большой прогресс Россия достигла в этом рейтинге Doing Business. Там 190 стран исследовано, и Россия… Ну, это рейтинг благоприятного, что ли, бизнеса. Россия занимает сейчас 31-е место. Мы жалуемся на тяготы малого и среднего бизнеса. То ли мы сумели каким-то образом обмануть этих экспертов (это, кстати говоря, одна из структур Всемирного банка проводила), то ли еще что-то. Для нашей власти этот индекс вообще является ключевым. Президент Путин шесть лет назад дал задание – подняться, войти в первую двадцатку именно здесь. Напомню, 31-е место, несмотря на прогресс. Шесть лет назад, когда Путин ставил это задание, мы были – страшно сказать, в арьергарде – 124-е место! А сейчас – 31-е.

Марина Калинина: А вот мне интересно, кто входил в эту группу опрашиваемых?

Сергей Лесков: Это не опросы, это не опросы. Вы даже не можете себе представить, какой объем информации Всемирный банк обрабатывает для того, чтобы это сделать. По позициям, вы задаете совершенно конкретные вопросы. Кстати говоря, небезызвестный Максим Орешкин сказал, что если бы Всемирный банк в полной мере учел тот прогресс, который Россия достигла в последние два года, то мы были бы на 18-м месте». Они еще не все учли. Так вот, где Россия особенно отличилась? Очень большой у нас прогресс в доступе к строительству – получение разрешений, сроки выдачи разрешений, ввод в эксплуатацию, доступ застройщика к госуслугам – прыжок на 64 ступени!

Константин Чуриков: Сергей, но то, что вы говорите – это про открытие бизнеса, это про то, как его можно создать, открыть предприятие, получить разрешение. Хорошо. Но дальше возникает уже не стартовый этап, а жизнь.

Марина Калинина: Как его сохранить? Как работать?

Константин Чуриков: Совершенно верно.

Сергей Лесков: Мы сейчас не про это говорим.

Константин Чуриков: А, хорошо.

Сергей Лесков: Про это – тоже. Но это другой рейтинг. То, что вы говорите, кстати, тоже учитывается. Вы сейчас сказали о том, как можно зарегистрироваться. Да здесь Россия – вообще один из мировых лидеров! По простоте регистрации собственности и бизнеса (это две разные позиции) Россия занимает 12-е место. Но у нас есть и слабые места – это подключение к сетям, например. Тут легенды просто рассказываются. А к газопроводу вообще подключиться нельзя. Россия добывает газа больше всех в мире, при этом получить газ практически невозможно.

Константин Чуриков: А пожарные, какой-нибудь надзор очередной?

Сергей Лесков: Очень большой прогресс у нас в ведомстве Верещагина – я имею в виду таможню. На самом деле там введены какие-то электронные способы регистрации, прохождения проверок, и тоже очень большой рывок. Вы можем всего этого не замечать. И на самом деле я думаю, что когда бизнес жалуется на эти притеснения, на отжимания – это все справедливо.

Но правильно вы говорите, что, может быть, Всемирный банк не может учесть то, как наши доблестные силовики пытаются «улучшить» атмосферу в бизнес-сообществе. Но все-таки не настолько безрадостна ситуация. По целому ряду показателей, в общем-то, не все так плохо, за исключением, пожалуй, одной позиции, которая для всех важна. А вот по Интернету у нас отвратительно. Есть рейтинги свободы Интернета. Из 65 государств Россия занимает 53-е место – между Турцией и Арабскими Эмиратами.

Марина Калинина: Ну, слава богу! А то я уже испугалась, что у нас все так хорошо. Наконец-то! В Интернете мы в конце, как обычно. Все стабильно, все хорошо!

Сергей Лесков: Со свободой Интернета у нас с каждым годом… Ну, мы же осложняем условия функционирования Интернета из лучших соображений? Мы же хотим как лучше?

Константин Чуриков: Встретимся в Telegram-каналах. Спасибо! Это был обозреватель ОТР Сергей Лесков. Через несколько минут – о проблеме безденежья, о проблеме низкого прожиточного минимума и секретах выживания россиян. Не переключайтесь.

Список серий