• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Валерий Рязанский: Сама цифра людей, которые сегодня откладывают на старость, очень внушительна - 34 млн человек. Значит, идея будущих накоплений людям понравилась

Валерий Рязанский: Сама цифра людей, которые сегодня откладывают на старость, очень внушительна - 34 млн человек. Значит, идея будущих накоплений людям понравилась

Оксана Галькевич: Ну а мы переходим к обсуждению тем нашего эфира. Вы знаете, уважаемые телезрители, иногда точно лучше молчать, чем что-то предпринимать. Здесь я не оговорилась, это мы о пенсиях, точнее о будущих пенсиях. Дело в том, что только за прошлый год потери россиян, которые внезапно решили досрочно сменить компанию, управлявшую их накопительной частью на старость, могут составить 55 миллиардов рублей, деньги просто космические какие-то, Костя, в совокупности их потеряли без малого 5 миллионов наших соотечественников.

Константин Чуриков: Из них 2 миллиона – это как раз "молчуны", люди, которые в 2013 году по умолчанию оставили свои средства в государственном пенсионном фонде, ну а в прошлом году, кстати, не всегда по понятной причине решили перевести эти деньги в какой-нибудь негосударственный. Ну и почти 3 миллиона человек – это те, кто перевел свои деньги из одного негосударственного фонда в другой тоже негосударственный.

Оксана Галькевич: И тоже не всегда по понятной причине. Проблема в том, что делать это без потерь можно только один раз в 5 лет, и те, кто упускают это из виду, может быть, не знают, или, бывает и такое, сознательно игнорируют, те и теряют свои средства. Конечно, не все деньги, но примерно пятую часть точно, то есть около 20%.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, вот ваши пенсионные накопления в государственном фонде, в негосударственном? Знаете ли вы всю эту математику хитрую? Может быть, уже с чем-то столкнулись? Позвоните нам и расскажите: 8-800-222-00-14 – телефон в студию.

А рядом с нами Валерий Рязанский, председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике. Валерий Владимирович, здравствуйте.

Валерий Рязанский: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Во-первых, хочется спросить. Вот эти потери пенсионных накоплений, вот эти правила игры насколько с вашей точки зрения справедливы?

Валерий Рязанский: Наверное, начать надо с того, что эти потери не безвозвратные. О чем я хочу сказать? В начале 2000-х гг., когда только-только обсуждался вопрос, вообще нужны пенсионные накопления как таковые или мы все, что собирает пенсионная система, будем с колес раздавать, вот тогда и появилась эта идея, она была законодательно оформлена, создать все-таки пенсионную систему, в которой есть часть откладывающихся так называемых накоплений. Если помните, это было 6% от 22% взносов, они оставались либо в распоряжении самого гражданина и он ничего не предпринимал, они назывались "молчунами", либо, если гражданин принимал решение и отправлял в негосударственный пенсионный фонд, они сразу направлялись в негосударственный пенсионный фонд. Постепенно эта идея вообще начинать формировать свою будущую пенсию с учетом не только того, что тебе дает государственная пенсионная система, но и за счет своих собственных накоплений, постепенно стала приживаться. Сама цифра людей, которые на сегодняшний день откладывают на старость, сама по себе уже очень внушительная – это 34 миллиона человек, а начинали буквально с нуля. Это говорит о чем? О том, что сама идея будущих накоплений людям понравилась.

Константин Чуриков: Идея благородная, но может быть, это та история, когда благими намерениями…

Валерий Рязанский: Теперь сколько же накопили? Я вот специально взял "Коммерсант", который пишет: "Пенсии растерялись по дороге". Действительно вот эта информация начинает людей тревожить и пугать. На самом деле всего пенсионных накоплений в стране, которые за это время накопились в пенсионных системах, – это цифра вообще внушительная, я вам ее сейчас назову: это 5 триллионов 494 миллиарда 600 миллионов рублей. Это при пенсионной системе, которая собирает порядка 7.8 триллионов, эта цифра уже соизмерима. Это говорит о чем? О том, что сама система пенсионная укрепляется такими ресурсами. Вопрос о том, как обеспечить сохранность этих ресурсов, более того, чтобы они еще и возрастали. Для этого существуют негосударственные пенсионные фонды, для этого существуют государственные управляющие компании, каждая из них работает в соответствии со своим, что называется, уставом, режимом и так далее.

Что происходит? В 2015 году "молчуны" начали испытавших давление со стороны негосударственных пенсионных фондов, управляющих компаний с предложениями: "Переходите к нам, мы вам тут золото…"

Константин Чуриков: Рассказывали всякую фантастику людям.

Валерий Рязанский: Да, "Мы вам поможем с ипотекой, мы вам поможем с кредитованием, мы вам поможем тем и сем", они начинают нанимать агентов и безусловно людей уговаривают, хотя в законе четко прописано: 5 лет не трогайте свои деньги, если вы приняли решение, независимо в государственную компанию либо в частном пенсионном фонде, 5 лет не трогайте. Для этого создавалась система, при которой хоть какой-то инвестиционный доход образовывался за 5 лет. Можно было задать вопрос, почему 5 лет, а не 2 года, не 3 года? Потому что за 3 года мало вообще можно обеспечить успех в накоплениях, поэтому было принято решение про 5 лет. Отсюда и такие цифры.

Оксана Галькевич: Валерий Владимирович, простите, вы сказали, что эти потери не безвозвратны. Что это означает?

Валерий Рязанский: Это означает, что эти деньги идут в резервную систему пенсионную…

Оксана Галькевич: Но они идут не человеку, они идут государству.

Валерий Рязанский: Не человеку, согласен. Они идут человеку опосредованно, например, идут на погашение всякого рода неприятностей, которые возникают в том или ином негосударственном пенсионном фонде. То есть они все равно кому-то достанутся. Они могут достаться наследникам. Я, конечно, понимаю, что это не безвозвратно, но в большей степени это потери, которые связаны, в общем, с обидными вот этими условиями несоблюдения режима 5 лет, к сожалению.

Константин Чуриков: То есть мы таким образом участвуем в некоей, назовем это так, благотворительности, потому что мы помогаем каким-то другим людям сегодня получать пенсию, правильно?

Валерий Рязанский: Ну в общем-то да. И здесь я бы предъявил претензии, может быть, и к себе как к законодателю, что мы, наверное, принимая эти решения, не заблокировали вот такого рода возможности манипулирования мнением людей и лишениями. И я должен сразу оговориться, что такое законодательное решение подготовлено, его вносит один из наших сенаторов, в соответствии с этим предложением, если кто-то имеет накопления и примет решение перейти из одной системы в другую, вас об этом оповестит Пенсионный фонд – он единственный, кто обладает набором персональных данных, он единственный является нашим, что называется, в этом вопросе ангелом-хранителем. Он вас предупредит, что если вы переходите в этот фонд, вы должны иметь в виду, что вы потеряете вот такую-то сумму. То есть система, которую создал Пенсионный фонд, достаточно серьезная.

Оксана Галькевич: То есть я правильно понимаю, что государственный пенсионный фонд вас предупредит, что вы потеряете определенную сумму, даже если сейчас вы переходите из негосударственного?

Валерий Рязанский: Да. Потому что единственным носителем объективной информации у нас является по-прежнему государственный пенсионный фонд. Можно говорить о том, что давайте сделаем так, что та компания и тот негосударственный фонд, из которого вы переходите, вас предупреждает, сколько вы потеряете. Не будет он этого делать, потому что он не заинтересован, чтобы его покидали.

Константин Чуриков: Естественно.

Валерий Рязанский: Допустим, это должен предупредить тот фонд негосударственный, куда вы решили переложить эти средства. Он заинтересован в вашем переходе, поэтому он тоже будет убеждать вас в чем-то. Но более того, он еще и не обладает информацией. Поэтому в этой цепочке из трех звеньев единственным субъектом, который имеет полный набор информации, является Пенсионный фонд Российской Федерации. Поэтому он в режиме онлайн ведя эту работу будет предупреждать.

Константин Чуриков: Как некий представитель государства, по идее государство же должно быть заинтересовано в том, чтобы мы не лишились последнего на старости лет.

Валерий Рязанский: Ну и вопрос такой, почему такое большое количество денег? Потому что 34 миллиона человек в год, написало заявление в прошлом году почти 5 миллионов, без малого 5 миллионов человек.

Оксана Галькевич: 4.8 миллиона.

Валерий Рязанский: Даже если вдруг кто-то теряет для себя, казалось бы, немного, 1.5-2 тысячи рублей, но умножьте это на количество миллионов людей и получаете эти огромные суммы.

Константин Чуриков: Мне даже кажется, что, может быть, это не только сами негосударственные пенсионные фонды постарались: давайте вспомним, какая была массированная кампания в СМИ, как приходили люди, которые занимают государственные должности, и говорили, что вот вы "молчун", вы не думаете о будущем. Естественно, многие поддались этому какому-то извините за выражение стадному чувству.

Уважаемые зрители, редкий случай, у нас в гостях сенатор, человек, который принимает решения, Валерий Рязанский готов ответить на ваши вопросы. Давайте сейчас проведем SMS-голосование, нам просто хочется понять, вы переводили свои пенсионные накопления в негосударственные пенсионные фонды? – "да" или "нет", пожалуйста, отвечайте по SMS 3443, в начале буквы "ОТР" и далее ваш ответ, через несколько минут подведем итоги.

Валерий Владимирович, а можно без потерь обойтись? Ну хочет человек, решил он перевести свои деньги – зачем его за это, условно говоря, штрафовать, наказывать?

Валерий Рязанский: Он наказывается не на всю сумму накопленного капитала, он наказывается только на суммы процентов от накопленного капитала. То есть вы вложили условно миллион рублей. Если вы 5 лет оставляете этот миллион рублей в негосударственном пенсионном фонде, он их инвестирует либо в государственные ценные бумаги, либо в какие-то другие финансовые инструменты, и ваш миллион рублей превращается условно за 5 лет в 1 миллион 100 тысяч рублей. Так вот если вы 5 лет продержали в негосударственном пенсионном фонде и они сработали успешно, потому что они каждый год обязаны вам показывать в режиме онлайн результаты своей деятельности, вы получите этот доход. Если вы видите, что… Когда случаются эти процедуры? Когда вы видите, что фонд теряет, фонд показывает отрицательную доходность, то есть вы начинаете, естественно, тревожиться, и тут к вам подходят те агенты, которые говорят: "Слушайте, в том фонде плюс 10%, давайте срочно перекладывайте, иначе вы потеряете все". Ничего подобного. В соответствии с законом тело, 1 миллион рублей, как было, так и остается, теряются…

Константин Чуриков: Это как досрочное закрытие вклада, условно говоря.

Валерий Рязанский: Конечно, теряются только проценты. Но вот эта вот, может быть, неосведомленность, может быть, погоня за вот этими лихими какими-то дополнительными процентами приводит к такого рода потерям.

Оксана Галькевич: А может быть, это погоня за стабильностью, за надежность? Надо сказать, что на этом рынке были потрясения в прошлом году весьма серьезные.

Валерий Рязанский: Вы правы. Вот посмотрите, ведь начиналась накопительная система с участием на рынке больше 100 различных негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний, на сегодняшний день их осталось 68, это уже те, кто вошли в систему гарантий. Это как и банки, которые тоже находятся в системе госгарантий. Это означает, что вы в любом случае свои средства получите, вы можете не получить какой-то инвестиционный доход, но свои средства вы всегда получите. И вот коллективная ответственность в этих 68 негосударственных пенсионных фондах установлена соответствующим законом, это, в общем, по типу и подобию Агентства по страхованию вкладов.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Елену, нашу зрительницу из Москвы. Елена, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. У меня такой вопрос. В следующем году предстоит получить пенсию льготную, в связи с этим какая у меня вероятность снять мой накопленный капитал пенсионный?

Валерий Рязанский: Если вы производили накопления и по вашему заявлению ваши взносы в пенсионную систему, точнее работодатель, который производил за вас отчисления, расщеплялись на накопительную часть и основную часть, то вы за это время накопили определенную часть средств в накопительной системе. Если накопленная часть является достаточно весомой, то вы можете принять решение и написать заявление, чтобы этот накопленный капитал вам выдавался в течение всей жизни, то есть не принималось решение о каких-то срочных выплатах. Если сумма накопленного капитала у вас не очень значительная, вы его можете получить либо единовременной суммой, если она не превышает, по-моему, 5%, если она превышает, вы можете изменить срок получения накопительного компонента, например, установив для себя срок, например, 10 лет, тогда в течение 10 лет вам будет выплачиваться эта сумма равными долями ежемесячно, это уже, что называется, решение за вами. Для этого вы должны обратиться к пенсионную систему и получить соответствующие разъяснения.

Константин Чуриков: Ответьте, пожалуйста, на простой вопрос: а зачем гражданину в принципе заниматься пенсионными накоплениями, если раз за разом, год за годом эти пенсионные накопления замораживаются? В чем смысл?

Валерий Рязанский: Вы не правы. Я специально взял газету… Потому что очень часто люди, пишущие о заморозке, забывают указать, что замораживается: замораживаются поступления новых средств. Но я обращаю ваше внимание, что накопленных средств уже 5 триллионов 494 миллиарда, а начинали с нуля. Это говорит о том, что новые поступления туда происходят, за это время начиная с 2000 года эта сумма стала соизмерима с годовым объемом пенсионной системы страны. Поэтому замораживаются только новые поступления, а все поступления, которые были до этого, работают и по-прежнему приносят доход, если вы успешно их вложили.

Константин Чуриков: Хорошо, тогда…

Валерий Рязанский: Средний доход по 2017 году в негосударственных пенсионных системах, у меня данные по 9 месяцам – 4.6%, по инфляции 2.5%, то есть в 2 раза больше, чем инфляция.

Константин Чуриков: Тогда такой вопрос. Нам звонят зрители каждый раз, когда мы поднимаем пенсионную тему, шквал звонков, люди называют цифры реальные, сколько на самом деле у них пенсия, сколько она составляет, там цифры 8, 9, 10 тысяч, причем половина из них отдается за ЖКХ. То есть такая или иная пенсионная система, той или иной фонд (я, наверное, выражаю сейчас мнение большинства) на благосостояние самих пенсионеров мало сказывается.

Валерий Рязанский: Проблема объема пенсий, ее величины – это проблема заработной платы. По одной простой причине: потому что пенсия есть часть от заработной платы. И если вы отдаете от своей заработной платы официально начисленной, ту, за которую вы расписываетесь или ту, которую вам перечисляют на ваш расчетный счет или на вашу карточку, 22% за вас отправляют в пенсионную систему. Поэтому давайте посчитайте сами приблизительно, сколько составляет ваша пенсия, если вы будете перечислять, например, от 10 тысяч зарплаты, которая очень часто является той зарплатой, которую платят "в белую". Поэтому проблема невысоких пенсий – это проблема невысоких зарплат, эти вещи между собой связаны.

Поэтому отвечая на ваш вопрос, что же делать, для того чтобы пенсия была достойной, – прежде всего, безусловно, повышать зарплату. Второе, что нужно делать, – создавать дополнительные пенсионные системы, которые позволяли бы накапливать с первого трудового дня, это может быть смешанная корпоративная система, где сам сотрудник вместе со своей корпорацией, фирмой, предприятием, заводом, фабрикой, где бы он ни работал, вместе накапливали на будущую пенсию. Сейчас это делают, но делают максимально успешные компании в энергетике, в нефтедобыче, на железнодорожном транспорте, транспортные компании, финансовые корпорации, которые занимаются, как правило, имеют такие часто государственную систему дополнительных… И наконец, просто частная система накопления, которая может быть у тех людей, которые могут себе в ходе трудовой деятельности хоть чуть-чуть, но постепенно откладывать. Вот этой культуры накоплений пенсионных, кроме как вложения в банк, у нас никогда не было, поэтому мы пошли на эту не очень популярную меру отложить часть тех денег на будущую пенсию, тем самым сократив возможности Пенсионного фонда сейчас выплачивать всю пенсию. Это, к сожалению, одни и те же деньги, 22%, как их ни расщепляй, все равно это 22%.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем нашу телезрительницу из Краснодара, Татьяна на связи с нами. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, мои дорогие ведущие, мои любимые и дорогие. У меня вопрос к господину Рязанцеву, наконец-то я увидела человека, который, в общем-то, участвует в разработке пенсионной системы. У меня очень много к нему вопросов и предложений, во всяком случае я хочу сказать, что когда я работала при правительстве Ельцина, с нас с каждой зарплаты снимали 1% в так называемый Пенсионный фонд. Как только поменялось все, этот Пенсионный фонд благополучно исчез, деньги пропали, никакой добавки к пенсии у меня не было. И замолчали, об этом ничего не говорят. Когда я слышу сейчас обращение к молодым людям о том, чтобы они там что-то собирали, накапливали, я не могу, мне страшно становится, потому что я не доверяю больше всем тем мерам, которые вы, господин Рязанцев, сейчас разрабатываете и внедряете, потому что это по-любому называется залатать дыры за счет вот этих вот пенсионных отчислений, зарплат, всего. Вы не думаете о людях, вы думаете о том, как закрыть дыры в бюджете, как, что, чего выделить. А то, что эти молодые ребята, которые сейчас работают, могут получить, извините меня, пшик, вот это просто…

Я не знаю, должны быть какие-то меры, должны быть какие-то акции, какая-то помощь. Вот я пенсионерка, я нищая, нищая абсолютно, у меня нет возможности сделать операцию, у меня нет возможности полечить зуб, у меня нет возможности отремонтировать квартиру. У меня вот-вот загорится проводка, я оказалась ни с чем. Я кого должна благодарить? Свое ротозейство, что я поверила государству, что я думала о том, что меня не бросят? А мне ставят в вину уже одно то, что я живу, что я ничего не могу сделать.

Константин Чуриков: Татьяна, вам, слава богу, надеюсь, никто это в вину не ставит, живите долго. Это была Татьяна, спасибо вам за звонок.

Оксана Галькевич: Здоровья вам. Спасибо.

Константин Чуриков: Вот такой вот один из множества, я думаю, звонков…

Оксана Галькевич: Полный эмоций, но и смысла тоже.

Валерий Рязанский: Для того чтобы вот не было таких реакций граждан и чтобы не было этой системы обмана, для этого и существуют вот эти дополнительные страховые системы, которые страхуют от потери. И вот неслучайно какое-то количество пенсионных фондов, я имею в виду частных, я их не защищаю, я констатирую, что человек вправе распорядиться своими средствами как он считает правильным. Он может из тысячи с лишним банков, которые существовали и продолжают существовать в нашей стране, принести в любой банк, и он так же потом в эфире скажет, почему этот банк, которому я положил свои накопления, пусть там будет 50 или 100 тысяч рублей, закрылся, двери закрыты, я не могу получить свои несчастные 50 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Это, наверное, знаете, потому что…

Валерий Рязанский: Поэтому нужно создавать систему страхования, она создана, вы знаете, в банковском секторе это гарантированная сумма в 1 миллион 400 тысяч, 96% вкладов наших граждан застрахованы, система работает. И в пенсионной так.

Константин Чуриков: Но эту пенсионную систему придумал не банк, придумала не Татьяна из Краснодара, ее придумало государство, согласитесь.

Валерий Рязанский: А что здесь, что называется, гениального придумано?

Оксана Галькевич: Забыло о страховании.

Валерий Рязанский: Часть заработной платы каждый из нас не получает в обмен на то, что государство накапливает обязательства эту недополученную часть отдать вам в течение всей той жизни, когда вы будете находиться на пенсии. Вот вы отложили эту сумму, и государство эти обязательства вам отдает. Но еще раз говорю, это 22%, и если это зарплата в 100 тысяч, это 22 тысячи в месяц отложенные, а если это зарплата в 20 тысяч, то, простите меня, это 4 тысячи 400 отложенные на месяц.

Константин Чуриков: Как раз об этом вопрос.

Валерий Рязанский: Поэтому накопления и вложения средств в накопительную систему должны быть. А вот в качестве аргумента хочу сказать, что сегодня уже 5 миллионов 738 тысяч человек в стране получают эту накопительную часть пенсии, как бы то ни было они уже ее получают.

Оксана Галькевич: Кстати, Валерий Владимирович, у нас есть опрос небольшой, проведенный на улицах нескольких городов нашими корреспондентами. Давайте посмотрим. Мы спрашивали людей, следят ли они за своими пенсионными накоплениями. Очень интересно.

ОПРОС

Константин Чуриков: Я напомню, что мы продолжаем SMS-голосование: "Вы переводили свои пенсионные накопления в негосударственные пенсионные фонды?" – "да" или "нет", пожалуйста, отвечайте по SMS.

Оксана Галькевич: Валерий Владимирович, вы знаете, два SMS-сообщения пришли из разных совершенно регионов, не связанных между собой, в связи с этим вопрос. Люди пишут о том, что многих заставляли переводить средства, то есть осуществлять этот перевод, соответственно, они даже не догадывались, что это грозит какими-то потерями. Вы не изучали причины, структуру?

Валерий Рязанский: Закон этого не предусматривал. Для "молчунов" и для "немолчунов" были абсолютно одинаковые условия, одно-единственное условие в 5 лет, все остальное на выбор самого человека.

Оксана Галькевич: Но, видимо, оказывалось какое-то давление на этих людей, что нам говорят наши телезрители. "Заставляли просто писать заявление о переводе денег", – это пишет Самарская область, "Меня вообще заставили куда-то вступить, я даже не понял, куда", – Республика Татарстан.

Валерий Рязанский: Я в таких ситуациях что советую всегда? Идите в Пенсионный фонд в свой родной, там работают достаточно хорошо все клиентские службы, это хорошая и современная услуга, можно получить консультацию очень высокого уровня. Поэтому ни в коем случае не надо поддаваться всякого рода шантажу, давлению. Еще раз говорю: пенсионная система страны имеет персонализированный учет, это единственное место, единственная служба, которая имеет персонализированный учет, и история пенсионная каждого именно там находится.

Константин Чуриков: И последний вопрос, тоже, может быть, философский такой, вечный: почему мы откладываем на пенсию реальные деньги, которые мы зарабатываем, а в итоге получаем некие пенсионные баллы, которые еще непонятно как там высчитываются? Вы знаете, многие люди, вот мне лично…

Валерий Рязанский: Пенсионные баллы понятно как высчитываются. Пенсионные баллы являются производным опять же от заработной платы. На сегодняшний день для того чтобы стать пенсионером, нужно выполнить 3 условия. Во-первых, возраст, 60 или 55, понятно, мы возраст не меняли. Во-вторых, нужно отработать положенное количество лет до выхода на пенсию. Мы в законе прописали норму в 15 лет, но при этом, учитывая, что это норма отложена, если я не ошибаюсь, в этом году необходимый трудовой стаж, по-моему, будет 11 лет – согласитесь, это не так много для человека, который прожил 60 лет и готов выйти на пенсию. И наконец, третье условие: вы должны произвести отчисления в пенсионную систему страны в течение 15 лет с зарплаты уровня 2 минимальных размеров оплаты труда. Согласитесь, что это тоже не очень высокий порог, для того чтобы получить гарантированную пенсию. А все остальное является плюсом: если вы дольше проработали, естественно, у вас будет больше средств, которые вы туда вложили, значит, будет больше возможность получить пенсию.

Я могу, к сожалению, констатировать, что не все зависит только от объема зарплаты, потому что есть верхнее ограничение по объему зарплат, который идет в зачет – не вся зарплата, особенно у высокооплачиваемых категорий, потому что если мы будем брать взносы на всю катушку, это будет означать, что мы большую часть средств будем оплачивать потом из пенсионного фонда этой категории. Так что как раз Пенсионный фонд в некотором смысле усредняет наши усилия и поэтому, в общем, трудовая пенсия достаточно выравнена.

Константин Чуриков: К старости наступает социальная справедливость.

Оксана Галькевич: Валерий Владимирович, давайте подведем итоги нашего опроса. Мы спрашивали телезрителей, переводили они накопления в негосударственный пенсионный фонд, смотрите, какие результаты получились: 43% говорят, что да, они переводили, остальные не переводили, 57%. Вот очень интересно.

Валерий Рязанский: Это значит, что люди в принципе познакомились, что такое накопительная система.

Оксана Галькевич: Вопросов, вы знаете, очень много, что говорит о том, что надо еще раз нам с вами встретиться и обсудить это подробнее.

Константин Чуриков: И разъяснять.

Оксана Галькевич: Да. В студии программы "Отражение" сегодня был Валерий Рязанский, председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Мы продолжим наш эфир буквально через несколько минут.

Список серий