• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Канаев: Наказания для водителей достаточно. Нужна пропаганда. Покажите людям результаты разговоров за рулем по телефону

Сергей Канаев: Наказания для водителей достаточно. Нужна пропаганда. Покажите людям результаты разговоров за рулем по телефону

Константин Чуриков: Ну и вот наша следующая тема – это конкретный план реализации Стратегии безопасности дорожного движения. Как вы знаете, в январе Правительство утвердило этот документ. А вот дальше над нюансами начинают работать гаишники – Государственная инспекция безопасности дорожного движения. Цель стратегии, определенная Правительством, – нулевая смертность к 2030 году. И вот какие меры пока предлагаются в данном случае ввести.

Тамара Шорникова: Ну, нужно напомнить, что это пока черновой вариант, проект еще будет обсуждаться с различными участниками. Ну, давайте сначала посмотрим, какие меры все-таки. Самые разные: больше камер на дорогах, алкозамки на автомобилях, прокат автокресел, больше перекрестков с круговым движением, ну и например, запрет любых гаджетов за рулем. Сейчас вы не можете управлять автомобилем с телефоном, а ведь на айпады тоже много претензий.

Константин Чуриков: Мне еще понравился пункт "положительный имидж автоинспекторов". Наверное, это самое важное в реализации этой стратегии.

Тамара Шорникова: Причем любопытно, кто над ним должен работать – пассажир, водитель или сам инспектор?

Константин Чуриков: Ну, будем разбираться. Уважаемые зрители, у нас в студии руководитель ФАР (Федерации автовладельцев России) Сергей Канаев. Сергей как раз был одним из участников встречи с главой ГИБДД Михаилом Черниковым. Сергей, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Сергей Канаев: Добрый день.

Константин Чуриков: Ну как, ГИБДД готова слышать общественность и вносить какие-то поправки, изменения?

Сергей Канаев: Вы знаете, я вообще занимаюсь деятельностью этой автомобильной уже лет двадцать, и я впервые вижу главу ГИБДД, который вы собрал вообще людей для того, чтобы… экспертов, не просто людей покричать лозунги, а собрал людей и сказал: "А что мы хотим видеть в этой стратегии?" Когда вы сказали, что обсуждали алкозамки… Нет, не обсуждали, потому что даже глава ГИБДД понимал, что эффективность и реализуемость этой меры очень низкие. Поэтому алкозамки – это так, между делом прозвучало.

Но тем не менее основное, чему уделяли внимание, что мне, допустим, понравилось: что на сегодняшний момент, вы все знаете, создано очень много приложений, такие как "Помощник Москвы", до этого было в Татарстане. И все понимают, что эти, в принципе, приложения, которые анонимные, они неэффективны, потому что пользуются ими в основном… Вот как вы думаете, кто пользуется этими приложениями?

Константин Чуриков: Даже не знаю.

Сергей Канаев: Вот статистика. Я когда узнал… А мы начинали это с Рустамом Нургалиевичем Миннихановым в Татарстане. 50% пользуются сотрудники ГИБДД, потому что им лень составлять протоколы, и они просто…

Константин Чуриков: Ах, вот оно что!

Сергей Канаев: Конечно. Они снимали. Им говорят: "А как же? Там верификация". Он говорит: "Ну как? У меня же есть дочка, жена, мама, папа. Я могу зарегистрировать кого угодно в приложении, необязательно под своим именем". А дальше уже 50% делились, когда люди, которые хотели прославиться в YouTube, люди, которые ставили политические цели, и люди, которые мстили своим соседям. То есть в конечном итоге на безопасность, на безопасность именно это никак не влияло.

Поэтому здесь прозвучал, по крайней мере с нашей стороны он был услышан (я так говорю ответственно), именно начальник ГИБДД Российской Федерации, он говорит: "Да, я согласен, что должно быть по типу: либо как у нас было в советские времена – дружинники, которые верифицированные; либо по типу Соединенных Штатов, когда, вы знаете, у них там регулировщики стоят с бейджем, абсолютно гражданские люди".

И здесь нужно то же самое. Если человек снимает, что-то он делает, чтобы все понимали. Потому что конфликтность здесь очень высока. Вы даже не представляете, когда пробовали многие граждане… Это не "СтопХам", там круче. Когда люди выходили на обочину и начинали снимать, там были очень серьезные драки. Откройте Интернет. То есть там практически ни один рейд не заканчивался без конфликта. Они говорят: "Вам что нужно?" И так далее. В общем, вы все понимаете. То есть здесь нужно, чтобы это действительно было все официально, был поставлен очень серьезно общественно-государственной контроль. Тогда от этого будет действительно большая польза, я надеюсь.

Тамара Шорникова: Вот встреча, ее организация – действительно фактор обнадеживающий. Но фраза "Я вас тут услышал" – мы все знаем, что она означает. Как думаете, каковы действительно гарантии, что какие-то предложения будут рассмотрены, а не просто "для галочки" проведены общественные слушания?

Сергей Канаев: Вы знаете, ну пока не доверять новому начальнику ГИБДД нет у меня никаких оснований. Вот верить или нет…

Константин Чуриков: Верим, поверим.

Сергей Канаев: Еще ни об одном начальнике ГИБДД я не говорил так хорошо. Ну нет еще у нас пока никаких оснований об этом говорить. И когда вы говорили об имидже сотрудников полиции… На встрече я тогда говорил: "Вы понимаете, что начинается этот имидж именно с руководителя ГИБДД Российской Федерации – и дальше все это по рангу. Если вы открыты – значит, с вас берут пример. Если вы делаете какие-то указания, действительно этим занимаетесь, то они берут уже под козырек. И тогда это действительно начинает меняться".

И со стороны опять же начальника это было, ну, нормально услышано. В принципе, он понимает. И когда мы обсуждали некоторые вопросы, он не просто там как бы записывал, а он… Вы знаете, в чем интерес? Он пытался докопаться: "А зачем? А каков будет результат?" То есть в основном всегда мы же ставим цель – ноль. А когда ему говоришь, допустим: "А давайте расставим реперные точки". Мы же не можем сразу прийти к цели – ноль.

Константин Чуриков: В ноль выйти.

Сергей Канаев: Да. Давайте снижение на треть, на 30% и так далее, по годам это разобьем. Если мы хотим искоренить детскую смертность, то тогда расставим приоритеты, как мы будем действовать, чем заниматься. Это вообще было услышано действительно. И он говорит: "Да, действительно нужно это сделать в этом плане".

Константин Чуриков: Да, в этом плане прописан такой пункт…

Сергей Канаев: В плане ничего не прописано.

Константин Чуриков: Ну, во всяком случае…

Сергей Канаев: Стратегия.

Константин Чуриков: Стратегия, хорошо, в стратегии. План будет вырабатываться.

Сергей Канаев: Давайте зрителям поясним, как это будет.

Константин Чуриков: Давайте.

Сергей Канаев: Первое – это разработка стратегии. Она принята. Сейчас разрабатывается план. Вот сейчас все обсуждают с экспертами. Потом будет межведомственная работа – соответственно, Министерство здравоохранения и так далее. Будет разработан план, а потом – что-то наподобие федеральной целевой программы.

Но, скорее всего, он сказал, это будет немножко другой документ. То есть не просто программа, а программа, нацеленная на результат. Понимаете? То есть у нас до этого программа – это выделение средств, и все, а результат примерный. А здесь он хочет, чтобы этот документ действительно был… Ну, хочет он или МВД – это я не знаю. Но в данном случае звучало от начальника, что он хочет, чтобы это было действительно результативно.

Константин Чуриков: И мы верим, и мы тоже хотим. Другой вопрос, что все эти долгосрочные стратегии – они на долгие годы вперед, когда уже неизвестно, какие люди будут руководить ГИБДД и кто будет за все это отвечать. Бога ради! Я хочу спросить о предложении запретить полностью гаджеты за рулем. Оно звучало на встрече?

Сергей Канаев: Да, конечно, звучало.

Константин Чуриков: Конечно, звучало? Я сейчас хочу узнать ваше мнение и мнение зрителей. Давайте начнем SMS-голосование. Гаджеты за рулем запретить полностью – "да" или "нет"? Пожалуйста, отвечайте по SMS: 3443, в начале буквы "ОТР". Сергей, ваше мнение?

Сергей Канаев: Я считаю, что заниматься этой проблемой абсолютно не нужно, абсолютно не нужно. Почему? Потому что это трудно отслеживаемо. То есть остановить человека, когда стоит сотрудник ГИБДД, и тут сказать ему "Вы пользуетесь телефоном", конечно, можно. Но, вы знаете, через пять минут также во всех приложениях того же "Яндекса" появятся точки, где стоят инспектора ГИБДД. Люди будут просто убирать гаджеты.

Здесь нужна пропаганда. То есть покажите людям результаты разговоров по телефону. Вот это нужно показывать. Тем более что уже есть хороший международный опыт. Наказаний у нас достаточно, достаточно наказаний. Теперь объясните людям, что этого делать не нужно.

Константин Чуриков: Ну, понятно. Можно сделать рекламный макет: человек с телефоном за рулем, поговорив последний раз… Это можно придумать, это можно кого-то шокировать.

Сергей Канаев: Конечно. И на вашем канале можно сделать просто обалденные ролики, которые будут рассказывать: "Вот смотрите – результаты того, как люди…" И вы будете рассказывать.

Тамара Шорникова: Ну, на деле таких билбордов и сейчас на дорогах хватает.

Сергей Канаев: Нет-нет-нет, не билборды. Я говорю – уже прямо видеосъемка, когда человек прямо разговаривает по телефону, и потом результат. Вы знаете, здесь впереди планеты всей японцы и французы, если вы знаете. То есть у них наказания (они уже поняли) давно перестали работать. И если не пропагандировать, то все остальное бессмысленно.

Тамара Шорникова: Ну, слушайте, я думаю, что вот те самые рекламные ролики вряд ли подействует на определенную категорию водителей. Это, например, конкретно водители маршрутных такси, потому что… Вот конкретный пример – Волгоград. Переезд достаточно серьезный, плотное движение, а также пробки. И абсолютно все держат по два телефона в руке, потому что по одному телефону они перезваниваться с родственниками, что купить на ужин вечером, а по другому обязательно обзванивают своих коллег, которые едут на рейсе, чтобы убедиться, кто кого подрезал…

Константин Чуриков: Земляков.

Тамара Шорникова: Нет, чтобы убедиться, кто кого обошел, кого нужно подрезать, чтобы не потерять лишних пассажиров, и так далее. Я думаю, что ни один социальный ролик не подействует именно на эту категорию.

Сергей Канаев: Знаете, это 1%. И с ними можно абсолютно другую работу выстроить, такая методика уже есть. И если мы не хотим ничего изобретать (я в плане велосипедов), то можно прямо заняться, сделать методику, и она будет работать. Но это 1%. А в основном-то… Вы же нормальные люди. И мы отлично понимаем…

Тамара Шорникова: Но они возят большое количество людей. И они пишут даже нам эсэмэски.

Сергей Канаев: Вы представляете? Вот встал… Вы говорите сейчас – запретить гаджеты. Вот пробка, стоят люди. Что они будут делать? Ну, как вы им запретите? Он открывает гаджет. Да, действительно, ему надо позвонить маме, папе, кому-то, где-то, что-то. Естественно как бы. Вот научиться правильно пользоваться телефоном – действительно. Чтобы hands free был в обязательном порядке. И вы знаете, когда мы говорим "пользоваться телефоном" – это очень правильно, потому что многие думают, что только говорить по телефону. А ведь когда пишут SMS-отвлечения, получается на 50% даже больше, чем включенность.

Константин Чуриков: Конечно! Что-то по делу позвони и скажи в звонилку, писать не надо.

Сергей Канаев: Да, чем когда они пишут. А теперь представьте… Ну а многие там фильмы смотрят. И так далее. То есть можно так же запретить навигаторы, которые показывают путь. Точно так же можно запретить все гаджеты автомобильные. Дойти можно очень далеко. И отследить это очень сложно, поверьте.

Константин Чуриков: Давайте послушаем нашу зрительницу Ирину из Омска. Добрый вечер, Ирина.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы вашему гостю задать вот такой вопрос. Скажите, пожалуйста, где-нибудь и когда-нибудь поднимаются ли вопросы проведения пешеходов на дороге? Ужесточение идет только в сторону водителей. Я сама автолюбитель, но, правда, всего три года. И мне уже 56 лет. Вы знаете, оторопь берет, когда через дорогу вне "пешехода" или по "пешеходнику" идет мамаша с ребенком, катит коляску, в руке у нее тот же телефон…

Константин Чуриков: А в другой – сигарета обязательно еще.

Зритель: Или сигарета. Вы знаете, они даже не остановятся перед дорогой. Ни влево, ни вправо… Они считают, что только мы, автолюбители, обязаны соблюдать правила дорожного движения.

Константин Чуриков: Ну, некая презумпция виновности водителя, которая сегодня есть. И как с этим быть? Ирина, спасибо за ваш звонок.

Сергей Канаев: Очень замечательный вопрос. Вы знаете, как депутаты любят говорить? "Очень хороший вопрос, я вам отвечу". Но мне-то как автовладельцу это действительно бальзам на душу.

Тамара Шорникова: Бальзам на душу.

Сергей Канаев: Ну, здесь что можно сказать? Вопросы эти поднимаются. Они поднимались и на этой встрече. Но это же вопрос, наверное, адекватности наказания. Почему наказывают только автовладельцев и не наказывают пешеходов? Потому что отсутствует методика, система, которая бы позволяла наказывать пешеходов. Что нужно сделать с пешеходом? Нужно взять его удостоверение. Он говорит, что его нет. Его нужно задержать и так далее. То есть это все очень долго. Гораздо проще тем же сотрудникам полиции остановить автовладельца и сказать: "А давай мы тебя оштрафуем не на 5 тысяч за разворот на двойной сплошной, а всего лишь-навсего на энную сумму…"

Константин Чуриков: Чтобы улучшить имидж инспектора.

Сергей Канаев: "…что ты якобы перешел дорогу в неположенном месте". На что, конечно, автовладелец соглашается.

Что, мне кажется, здесь нужно сделать в первую очередь? Когда мы говорим о презумпции виновности водителя – это всегда так будет, потому что право управления транспортным средством – это право и ответственность за транспортное средство, которое вы управляете. Но наказание должно быть и для тех, и для других одинаково. И если вы действительно не можете как бы отследить, то нужно не говорить о том, что вы не можете, а просто посмотреть по сторонам, опять же проанализировать и попробовать что-то сделать для того, чтобы люди действительно не гибли.

Потому что у нас получается 30%, вы знаете, ДТП происходит из-за выезда на встречную полосу. И этому на встрече было очень много внимания уделено – о том, что нужны действительно отбойники, физические разделители и так далее. А 30% у нас гибнет как раз людей, которые являются пешеходами. И здесь тоже нужно обращать внимание. На сегодняшний момент я пока не видел ни одной ни методики, не видел ни одного предложения дельного, которое бы могло изменить ситуацию.

Здесь вопросов и у экспертов, и, я думаю, у сотрудников ГИБДД множество. Потому что то, как хотят сотрудники ГИБДД, не позволяет законодательство. То, что предлагают эксперты, воспринимается, ну, вы знаете, как игра в одни ворота. Типа автовладельцы говорят о том, что им мешают пешеходы. Но мы отлично знаем, что когда автовладельцы, видя, как дамочка едет с коляской, она поморгала всем, и помахала, и сказала, и он при этом едет и отворачивает лицо, как будто он ее не видит. Такое тоже есть. Поэтому здесь, несмотря на то, что я сказал "это бальзам на душу", я все-таки на нейтральной стороне, когда нужно в первую очередь пропагандировать, а во вторую очередь – контролировать, чтобы этого не было.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим на цифры статистики, как раз что у нас с той самой смертностью на дорогах.

Константин Чуриков: На самом деле к цели постепенно-то мы движемся.

Тамара Шорникова: Ну, посмотрим, что говорит официальная статистика.

Сергей Канаев: Очень плохо, очень плохо.

Тамара Шорникова: Итак, число погибших в ДТП в России. 2013 год (с начала пойдем) – 27 с лишним тысяч человек. Промежуточные, 2015-й – уже 23 тысячи.

Константин Чуриков: Ну, смотрите.

Тамара Шорникова: 2017-й – 19 тысяч.

Константин Чуриков: 19. С 27 тысяч человек до 19 тысяч человек. Вот мне интересно, это изменение, эта динамика – это благодаря работе ГИБДД, благодаря увеличению штрафов, камер?

Тамара Шорникова: Или сами водители и пешеходы стали осознаннее?

Константин Чуриков: Или водители как-то изменились?

Сергей Канаев: Ну, вы знаете, нельзя ни одну сторону здесь выделить, к сожалению. Даже сотрудников ГИБДД здесь я не могу выделить, что вот они очень сильно повлияли на эту статистику, потому что иногда можно сказать "не потому, а вопреки". Поэтому не будем трогать их вообще здесь.

Константин Чуриков: Интересно просто.

Сергей Канаев: Если говорить о строительстве дорог – конечно, повлияло. Ужесточение наказаний – повлияло. Если говорить о том, что жизнь наша изменилась в принципе – тоже, конечно, повлияло. Но когда мы говорим о подобной статистике, нужно сказать, что если следовать этой динамике, то примем мы программу, стратегию и план, или нет, но к 2030-му эта статистика должна быть нулевой, условно нулевой. То есть к 2030 году, если выстроить кривую, как это движется, среднее арифметическое, то мы к 2030 году и так приходим.

Константин Чуриков: Вы сейчас демотивируете ГИБДД, они ничего не будут делать.

Сергей Канаев: А мы это, кстати, обсуждали. Об этом Юрий Васильевич Гейко, который как раз и сделал подобную аналитику, он об этом открыто сказал главе ГИБДД: "Да, вот так". И я думаю, когда Правительство принимало подобную стратегию, оно это тоже учитывало.

Тамара Шорникова: Что несложно будет осуществить.

Константин Чуриков: Давайте послушаем теперь Петра из Пензы. Добрый вечер, Петр. Как вы – за или против гаджетов за рулем?

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Ну да, день.

Зритель: Я из Пензы. Конечно, против. И телефоны, и гаджеты. Вот женщина сказала… Да, есть всякие пешеходы, я согласен. Но давайте хоть в этом вопросе к цивилизованным странам немножко придвинемся. Я к тому, что скорость надо уменьшить – как минимум до 40 километров. А они ездят, разрешено почти 80. В какой стране это есть? Это во-первых.

Константин Чуриков: Ну, смотря где. Подождите, Петр. Ну, смотря где.

Зритель: И "спасибо" хочу сказать тем, кто асфальт кладет на дорогах, потому что они кладут его плохо, и машины все-таки не так много людей убивают. Понимаете? Спасибо им большое.

Константин Чуриков: Спасибо за то, что хотя бы кладут асфальт. Уже и на том спасибо.

Зритель: Простой вопрос…

Константин Чуриков: Спасибо, Петр. Такая противоречивая логика.

Сергей Канаев: Вы знаете, насколько я знаю, дороги в Пензе не самые худшие по стране. А если и там плохо кладут асфальт, то что можно говорить о соседней Саратовской области?

Что касаемо вообще как бы обсуждения вот этого вопроса, то мне кажется, что здесь… Ну, как сказать? Вот люди говорят: "Мы против гаджетов. Мы против пешеходов. Мы против велосипедистов. Мы против автовладельцев". При таком раскладе никогда ни к какой стратегии прийти невозможно, потому что если нет компромисса – ну, давайте возьмем в руки оружие и начнем воевать открыто.

Константин Чуриков: Не надо, не надо. Сейчас поднимутся люди.

Сергей Канаев: А ведь, Константин, согласитесь – у нас много роликов в Интернете, которые говорят об обратном. Хотя мы с тобой… мы с вами говорим о том, что того не нужно делать, но на самом деле это получается по-другому.

Константин Чуриков: Простой пример. Когда мы приходим к врачу, врач смотрит не на нас, а смотрит в компьютер все 15 минут. Таксист, водитель маршрутки – он смотрит не на дорогу, а он смотрит в эти устройства, причем иногда, кстати, по работе, потому что он чудовищно незнаком с городом, ему нужно каждую секунду выверять свой маршрут, чтобы, боже сохрани, не потерять три минуты, которых у него нет. Они живут в этих приложениях. В принципе, вопрос-то не лишний.

Сергей Канаев: Смотрите, с точки зрения того, что люди отслеживают дорогу… То есть пользование гаджетами – это же не всегда говорить, это же мы говорим о пользовании. И он действительно хочет найти, допустим, тот или иной маршрут.

Я сегодня ездил (очень интересная история) в Солнечногорский район. Я там не был за 10 лет вообще ни разу. То есть я ехал действительно по навигатору. Ведь я пользовался гаджетом. Но если бы я не пользовался гаджетом, я думаю, я бы мешал всем остальным еще больше. Поэтому многие, я знаю, передвигаются по Москве как раз с помощью гаджетов, для того чтобы приехать из пункта А в пункт Б. Как их запретить? А если говорить уже о федеральных трассах? Там проблема более глобальная. То есть люди, естественно, как бы отслеживают маршрут.

Константин Чуриков: Ну, понятно. Иначе можно попасть не в Солнечногорский, а в Шатурский район, ошибиться.

Тамара Шорникова: Прямо можно коротко просто к вопросу об имидже как раз инспектора. Владимирская область: "Теперь буду подбрасывать гаджеты, телефоны, рации, средства самообороны и так далее". Беспокоятся водители. Еще нет плана, а уже беспокоятся.

Константин Чуриков: Давайте еще послушаем звонок, я думаю, последний успеем принять в этой получасовке. Александр (Бийск), добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Александр, что вы думаете?

Зритель: Я хочу вернуться… Алло?

Константин Чуриков: Да-да, говорите.

Зритель: Добрый вечер. Я хотел вернуться к вопросу о пешеходных переходах. Почему бы нам не делать пешеходные переходы регулируемыми? То есть – как раньше было. Помните, подходил к светофору пешеход, нажимал кнопочку – загорался зеленый светофор, и он переходил дорогу. Сейчас при наличии…

Константин Чуриков: Что значит "как раньше было"? Мне кажется, сейчас такое далеко не везде. Мы сейчас только к этому идем.

Зритель: Ну, у нас в городе, допустим, вообще этого очень мало. Допустим, если бы установить обычные фотоэлементы, не надо никаких проводок 220 вольт или еще что-то, установил светофор, подключил кнопочку. Человек подошел, нажал и пошел спокойно. Мне кажется, это было бы не очень, будем так говорить, большой суммой в затратах для организации этого пешеходного перехода, но это было бы намного эффективнее. То есть это было бы время человеку, чтобы он постоял у пешеходного перехода, его бы все увидели, он бы все увидел. Ну и потом он пошел бы через переход.

Константин Чуриков: Александр, наверное, да. Но чем больше за этим стоит каких-то фотоэлементов, технических новшеств, тем мне кажется сомнительнее вся эта история. Вы видели, как коптер "Почты России" тут на днях впечатался в жилой дом? Понимаете?

Сергей Канаев: Нет, Константин, вот не соглашусь с вами.

Константин Чуриков: Нет?

Сергей Канаев: Поддержу Александра. Чем больше регулированных пешеходных переходов, тем лучше, а особенно когда люди переходят через две-три полосы в одном направлении. Что касаемо обсуждения самого вопроса, то здесь…

Константин Чуриков: Я имею в виду кнопку вот эту на светофоре.

Сергей Канаев: Во-первых, регулируемые пешеходные переходы снимают конфликтность. Заметьте, как наш слушатель, зритель высказал эту мысль. У человека есть время остановиться, нажать. То есть когда говорят о том, что один не увидел, один не пропустил, а другой не смотрит на дорогу…

Тамара Шорникова: Оценить ситуацию.

Сергей Канаев: Согласен. То есть некая ситуация, когда действительно люди увидели друг друга. Этого уже достаточно. И дальше уже переходят. Но вопрос в том, что не всегда технически возможно это сделать, технически не всегда получается. А когда мы говорим о том, что у нас вот есть регулируемые пешеходные переходы в определенных местах, то вы представьте себе: а если там пешеходов много и машин много, как можно это сделать? То есть пешеходы будут только нажимать. Все равно же должен быть режим, как сделано сейчас – допустим, 30 секунд он не переключается. То есть там лучше сделать просто регулируемый пешеходный переход. И так далее.

То есть все это делается, я думаю, но… Вы знаете, не буду здесь ругать власть, потому что любой пешеходный переход прежде чем сделать, нужно все-таки посмотреть: а он результат-то приносит или нет? Вот у нас здесь сделали пешеходный переход и, допустим, говорят: "Ну, посмотрите – у нас здесь ситуация улучшилась, люди стали переходить дорогу". Мы говорим: "А можно количество ДТП, пусть даже не со смертельным исходом?" Они говорят: "Ну, вы знаете, вот оно не изменилось". Мы говорим: "Да?" А тогда, может быть, был бы смысл придумать так, чтобы количество ДТП снизилось? Что они делают? Они поставили пешеходный переход, осветили его с обеих сторон…

Константин Чуриков: Осветили – в смысле светом?

Сергей Канаев: Осветили, да. Но осветили так, что когда водитель едет, как раз в глаза ему этот свет и попадает, то есть он пешехода вообще не видит. А обратили мы это на это внимание только по той причине, что количество ДТП там как раз в ночное время. Вот вам результат. Поэтому здесь, я думаю, вопрос очень сложный. Всегда нужно смотреть статистику.

Тамара Шорникова: Ну, есть над чем думать, есть что обсуждать, в любом случае, как этот план и стратегия. И мы не раз вернемся…

Сергей Канаев: Нет, в плане и стратегии очень много внимания было уделено камерам фотовидеофиксации, когда говорили о том, что нужно их больше ставить. Да, ставить, может быть, их и нужно для профилактики, но только так, как положено по закону, по ГОСТу. То есть в обязательном порядке табличка 8.2.3, которая говорит о том, что впереди ведется видеосъемка. Обязательно знаками ограничения скорости, чтобы люди не двигались и как бы не руководствовались приложением, потому что приложение не всегда показывает то, как есть на самом деле.

Поэтому я считаю, что это нужно, этим нужно заниматься – техническим оснащением. Точно так же, как и всеми другими вещами, которые позволяют не выезжать на встречную полосу движения. И развязки, и так далее. Но это все включено в стратегию. Но вопрос здесь больше не к ведомству ГИБДД, а больше к тем, кто будет это делать – тот же Минпромторг, здравоохранение и так далее.

Константин Чуриков: И вопросы к концессионерам, которые получили право ставить эти камеры и получать с каждого штрафа 233 рубля, как в Подмосковье.

Давайте сейчас подведем итоги голосования. Наша аудитория за запрет гаджетов, за полный запрет гаджетов за рулем – это нам сказали 74%, написали. 26% только за то, чтобы не запрещать.

Спасибо. У нас в студии был Сергей Канаев, руководитель ФАР (Федерации автовладельцев России). Буквально через пару минут мы продолжим программу "Отражение".

Сергей Канаев: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Список серий