Татьяна Овчаренко, Галина Хованская и Сергей Белолипецкий: Что делать с ЖКХ?

Ольга Арсланова: Да, действительно, мы продолжаем. И, как Костя уже анонсировал для тех, кто слышал, а для тех, кто не слышал, еще раз повторим: будем говорить о том, что же делать с ЖКХ. Об этом думают и представители власти, и потребители услуг. Разные предложения. Минстрой, например, это новость буквально только что пришла, предлагает автоматизировать контроль потребления и считывать показания в системе ЖКХ. Давайте посмотрим на графики, как это будет выглядеть: это позволит ввести дисконтные программы для потребителей…

Константин Чуриков: Скидки.

Ольга Арсланова: Да, и будут разные тарифы, прямо как у сотовых операторов, все, к чему мы привыкли, будет: "Эконом", "Оптимум", "Безлимит" в зависимости от того, как вы себя ведете в плане оплаты и в принципе употребления.

Константин Чуриков: И никакого роуминга, заметьте.

Ольга Арсланова: А вот…

Константин Чуриков: …Госдума тем временем обсуждает цифровизацию электросетей, их хотят усовершенствовать в масштабах страны в 2030 году, одно из предложений – массово установить интеллектуальные системы учета электроэнергии. Уже понятно, во всяком случае об этом многие эксперты говорят, что основные траты, затраты лягут на потребителей: на новую систему нужно 1.5 триллиона, триллиона рублей. 620 миллиардов планируется собрать за счет роста тарифов…

Ольга Арсланова: Ну то есть с нас.

Константин Чуриков: Да, в общем, с нас.

Ольга Арсланова: Пока россияне живут так, как живут, и жалуются на высокие цены за услуги ЖКХ и их низкое качество, вот история, которая нас лично поразила – это всего лишь капля в море, но тем не менее: одна из московских семей больше года платила за проживание в комнате коммунальной квартиры около 10 тысяч рублей в месяц. Поразительно, что они довольно долго терпели, но потом не выдержали, стали разбираться, после вот этих разборок и жалоб выяснили, что управляющая компания работает незаконно, нет лицензии. И таких историй из разных регионов приходи нам каждый день десятками – в том числе, кстати, и от наших зрителей.

Константин Чуриков: А вот расскажите нам о своих историях. Внизу экрана указан телефон, прямо сейчас можете на всю страну об этом рассказать, вас услышат, во всяком случае я думаю, что прочитают из каких-то отчетов местные власти о том, что у вас происходит – 8-800-222-00-14, какие у вас конкретно претензии к системе ЖКХ, к вашей управляющей компании, к ценообразованию, к тарифам, к тому, что вы видите в платежках?

Ольга Арсланова: У нас час на это целый, звоните.

Константин Чуриков: Час на это есть и у вас, и у нас.

В студии сегодня Татьяна Овчаренко, руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: И Сергей Белолипецкий, директор Ассоциации ТСЖ Московской области, преподаватель РАНХиГС. Добрый вечер, уважаемые гости.

Сергей Белолипецкий: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Я вот только одну реплику: такое сочетание модернизации заявленной, декларируемой и архаики, коммуналки – мне кажется, это очень специфично, такое бывает у нас.

Константин Чуриков: Мы скоро, через несколько минут свяжемся с теми людьми, которые за коммунальную квартиру, за проживание в ней платят 10 тысяч рублей в месяц…

Ольга Арсланова: Те самые пострадавшие.

Константин Чуриков: Да. Вы тоже, я думаю, это прокомментируете.

Давайте подумаем, вообще при нынешней архаике, как говорит Ольга, устремить эту отрасль в будущее вообще возможно? Поставив эти так называемые умные счетчики, мы решим большую часть проблем в этой системе? Как вы думаете, Татьяна Иосифовна?

Ольга Арсланова: И что это вообще такое? Я не представляю себе, это что?

Татьяна Овчаренко: Ну вообще жадность энергетиков… Вообще у меня уже нет слов, чтобы охарактеризовать это. Во-вторых, это все Мюнхаузен, только на электросетях. У нас сейчас принудительно, например, с Дагестана к нам поступали жалобы, трехпрограммные счетчики устанавливают всем под угрозой отрезать свет, меняют. Простенько так подходят и говорят.

Теперь сами по себе сегодня мне звонили из Москвы, человек прохронометрировал и выяснил, что с введением в 23:00 легкого тарифа, дешевого тарифа на 45 минут наш "Мосэнергосбыт" опаздывает.

Константин Чуриков: А, вот так? То есть ты уже начинаешь стиральную машинку включать, жена включила посудомойку…

Татьяна Овчаренко: Ты включаешь стиральную машину, утюг у жены наперевес, это первое. Второе: а что мы будем делать с отдаленными районами? Мы вообще про что? Мы еще спутники запустим, чтобы снимать эти показатели?

Константин Чуриков: Оно как-то через Интернет должно обратно сразу в режиме онлайн куда-то передаваться, в какой-то центр?

Ольга Арсланова: Как они вообще будут работать?

Татьяна Овчаренко: Так у нас вообще под Якутском богатые есть поселки, представьте себе, но там Интернет стоит 8 тысяч рублей в месяц. Это как? И туда еще у нас будут счетчики, правда? Вот этого счастья им только не хватало.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, объясните, пожалуйста, что это за умные счетчики, что они позволяют, для чего они нужны?

Ольга Арсланова: И так ли уж они умны?

Сергей Белолипецкий: Ну смотрите, тут есть на самом деле, как у любой медали, две стороны. С одной стороны, конечно, что же, технический прогресс и науку останавливать нельзя, но с другой стороны, простите, энергосервисные компании существуют уже десятки лет на этом рынке и предлагают собственникам поставить такие вещи, но с какой целью?

Константин Чуриков: Да, самое главное.

Сергей Белолипецкий: Не с той целью, чтобы охватить и сказать, отрапортовать, что "ЖКХ меняется" (это знаменитый московский областной слоган), а с тем, чтобы именно отследить, Татьяна Иосифовна правильно сказала, правильность начислений. Понимаете, если как раз умный прибор будет вам говорить, что оп! – у вас горячая вода уже не 60 градусов положенных, а 55, и у вас, соответственно, счета за горячую воду уже не 1 тысяча рублей, а 870, к примеру, – вот такая вещь, конечно же, нужна. Но это не делается, извините, отмашкой сверху. Я не знаю, мы где живем все-таки? Мы что? Я понимаю, что страна успешно опять широкими шагами хочет прийти в социализм, и по отмашке по всей стране объявим цифровые технологии, я не знаю, подготовку к ядерной войне и так далее. Но у меня вот подход всегда простой: собственники, вообще говоря, это их частная собственность, они вправе заказать то, заказать это, они захотят, они поставят счетчики, не захотят, будут платить по-старому – зачем им мешать?

Ольга Арсланова: Но поразительно, что собственникам по сути придется за это платить, других вариантов нет.

Сергей Белолипецкий: Так я про что и говорю.

Ольга Арсланова: Откуда брать 620 миллиардов рублей?

Сергей Белолипецкий: Если люди захотят, они купят себе это.

Константин Чуриков: Смотрите, есть необходимость, я понимаю, можно понять государство, оно все время хочет со своих граждан что-то взять, да? Но вот поставили камеры, например…

Ольга Арсланова: Подожди, что значит с граждан? Для нас, для нашего блага делают, Костя.

Константин Чуриков: Да, для нашего блага, естественно. Вот, например, поставили камеры, которые фиксируют нарушения правил дорожного движения – это что, мы должны еще сами эти камеры покупать и прикручивать?

Ольга Арсланова: Ты штрафами уже заплатил.

Константин Чуриков: То есть нас по сути к этому принуждают.

Сергей Белолипецкий: Извините, так они уже оплачены, если это ставят из московского бюджета, так это же наши с вами деньги.

Татьяна Овчаренко: Но потом второй пример. У очень многих москвичей первой волны установки счетчиков воды есть такие "рогатые" счетчики, у которых вот так вот есть синенькая и красненькая… Вы знаете, что это была идея товарища Лужкова о том, что через спутник, это будет единая система учета, сколько раз вы мыли ноги, то есть открутили, закрутили. Ничего из этого не вышло, это была просто очередная, понимаете, то, о чем говорит наш собеседник – о том, что это просто шапкозакидательская очередная идея, ненужная потребителю. Я совершенно согласна: захочет…

Ольга Арсланова: Давайте в реальность вернемся, в 2018 год.

Константин Чуриков: Да, мы сегодня много раз будем путешествовать из будущего в прошлое, в настоящее. Сейчас у нас есть возможность поговорить с жительницей той самой нехорошей коммунальной квартиры, которая платит 10 тысяч рублей в месяц за коммуналку. Светлана, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Расскажите нам, пожалуйста, о ваших тяготах.

Ольга Арсланова: У вас не квартира нехорошая, а управляющая компания какая-то очень странная, хотя и принадлежит известному олигарху. Здравствуйте, Светлана.

Светлана Колыбельникова: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, что у вас произошло.

Светлана Колыбельникова: Это все в незаконном владении, во-первых, это не принадлежит, это все в незаконном владении ОАО "Трехгорная мануфактура"…

Ольга Арсланова: Так.  

Светлана Колыбельникова: И два дома, между прочим, находятся в собственности города Москвы. Это Трехгорный вал, дом 14, строение 3 и Трехгорный вал, дом 2, строение 17.

Константин Чуриков: Центр нашей столицы, до ДомаПравительства недалеко.

Светлана Колыбельникова: Да, недалеко от Дома Правительства. Вообще предыстория такая. Было 4 дома: которые я перечислила, еще Трехгорный вал, дом 4, корпус 1 (третий дом), и четвертый дом – Средний Трехгорный, дом 9 (бывший адрес), а сейчас в настоящее время Большой Предтеченский, дом 17, дробь 1, строение 1. Дом 17, по этому адресу уже переведен в собственность города Москвы, с жителями заключены договоры социального найма. А в отношении трех домов происходит дискриминация, бездействие Департамента городского имущества, сокрытие правды о том, что дома в собственности города Москвы, то есть они не инициируют суды по изъятию из незаконного владения, хотя была тысяча обращений граждан, жителей.

Константин Чуриков: Светлана, я вот одного не понимаю: даже для квартиры, которая в собственности, такая среднестатистическая московская квартирка, условно говоря, 10 тысяч рублей – это очень много. А вот как можно в коммунальной квартире такие деньги брать? Это кто вам выставил этот счет? Расскажите про эту управляющую компанию.

Светлана Колыбельникова: Это выставляет, во-первых, не управляющая компания, она не имеет лицензии, ОАО "Трехгорная мануфактура", администрация этим занимается, она выставляет счета, скажем, на каждую комнату в зависимости от, допустим, 2-3 человека, там идет 5 и 6 тысяч, 7 тысяч.

Ольга Арсланова: Но вы же спрашивали, за что, обоснуйте, пожалуйста, вот эти… Тут по тарифам-то никак не совпадает.

Светлана Колыбельникова: Вы знаете, они, во-первых, уходят от ответа. Мосжилинспекция их как-то прикрывает, конечно…

Ольга Арсланова: "Уходят от ответа"…

Светлана Колыбельникова: Обращения были. Собственно говоря, они аргументируют, что по общедомовому счетчику они на всех распределяют это.

Константин Чуриков: Всем сестрам по серьгам.

Ольга Арсланова: Понятно. На какой у вас сейчас все стадии находится и что вы планируете делать в итоге?

Светлана Колыбельникова: Ну у нас что, на какой стадии находится? На том, что жители постоянно ходят, обивают пороги в государственные структуры, то есть идет бездействие Департамента городского имущества. Было, так сказать, из аппарата Правительства Российской Федерации поручение Сергуниной о том, чтобы перевели в государственную собственность города Москвы 3 дома, но по настоящее время идет игнорирование.

Константин Чуриков: В общем, Светлана, насколько я понимаю вас, вы играете в долгую, потому что обивать пороги можно долго. Спасибо за ваш рассказ, за вашу историю.

Ольга Арсланова: Может быть, совет какой-то дадите людям??

Константин Чуриков: Да, может быть, сразу совет какой-то?

Татьяна Овчаренко: Я, честно скажу, половины не поняла. Кому принадлежали дома до этого?

Константин Чуриков: "Трехгорная мануфактура".

Татьяна Овчаренко: Ну так в суд надо подавать, граждане, коллективные иски.

Ольга Арсланова: Подают, говорят, что лежат в судах. Ждать?

Татьяна Овчаренко: Как лежат? Есть сроки рассмотрения любого иска. Лежат они в Мосжилинспекции, Мосжилинспекция вообще сегодня в такой ситуации, что я бы провела серьезное служебное расследование всей ее деятельности.

Сергей Белолипецкий: Правильно.

Татьяна Овчаренко: Что касается Департамента городского имущества: господа, вы уже давно в интересах уголовного права работаете. Сколько историй! Вам любой следователь в любом районе скажет, сколько жалоб на ДГИ, и часть из них имеет коррупционный или иной, во всяком случае в имуществе заинтересованный интерес, это первое. И второе: я не поняла, 10 тысяч что, за воду? При чем тут общедомовые счетчики? То есть…

Ольга Арсланова: 10 тысяч – это общие выплаты.

Татьяна Овчаренко: За что? За содержание, ремонт? За что?

Сергей Белолипецкий: За комнату, я так понял.

Ольга Арсланова: За комнату. Они говорят, что не знают, вот так вот у вас набежало на вас на всех раскидали, столько у вас получилось.

Татьяна Овчаренко: Нет, если вы приходите в магазин и говорите, почему торт стоит 3 500 долларов, а у нас вообще рублевое хождение, они говорят: "Вы знаете, мы не знаем", вы, наверное, не будете платить за этот торт.

Сергей Белолипецкий: Да, именно так.

Татьяна Овчаренко: Может быть, объявить, что вы приостанавливаете платежи, пока не получите…

Сергей Белолипецкий: …разъяснения.

Татьяна Овчаренко: …разъяснения. Это законный юридический ход.

Сергей Белолипецкий: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: То есть можно не платить в такой ситуации и требовать объяснения?

Сергей Белолипецкий: Понимаете, сложно сказать, что можно не платить, это слишком категорично.

Ольга Арсланова: Но вы к этому подвели.

Сергей Белолипецкий: Я бы сказал по-другому. Отчасти подвел, если вам не объяснили. Вы понимаете, какая штука? В отличие от магазина, в магазине вы можете не покупать этот торт, а здесь вы эти услуги…

Ольга Арсланова: Вы потребляете.

Константин Чуриков: Извините, можно не платить? Вот, пожалуйста, история: в поселке Рощино Челябинской области семья с четырьмя детьми пыталась отсудить у управляющей компании ущерб за порчу имущества. 1.5 года назад из-за задолженности в 16 тысяч рублей коммунальщики установили Азаровым заглушку на канализацию, то есть перекрыли выход стоков из квартиры.

Ольга Арсланова: Да. В итоге невозможно ни помыться, ни детей помыть, но это не главная проблема, рассказывает Анна

Татьяна Овчаренко: Вообще это запрещено.

Ольга Арсланова: Дело в том, что заглушка простояла 1.5 месяца, за это время квартиру затопило, и многодетная мама считает, что это вина управляющей компании. Вот послушаем, что говорят.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Сейчас семья Азаровых должна управляющей компании 120 тысяч рублей за коммуналку и 35 тысяч за судебные издержки. По словам Анны, денег ни на то, ни на другое пока нет. В поселке Рощино всего 25 многоквартирных домов, все они обслуживаются одной управляющей компанией. За 5 лет жители накопили почти 13 миллионов долгов по коммуналке. 13 миллионов!

Ольга Арсланова: Мне кажется, мы немного должны все-таки прокомментировать эту ситуацию: вот сейчас послушают ваш совет не платить – могут оказаться люди в такой ситуации?

Сергей Белолипецкий: Тема на самом деле очень больная, понимаете. И вот дать опять всей стране совет не платить или платить по своему разумению я никак не могу. Смотрите, ситуация на самом деле вообще в стране в целом в этой сфере настолько непростая, что уже существует в нашей сфере такая новая специализация "юрист-жилищник", понимаете? Жилищное право уже стало такой отдельной тематикой. Я вам могу только посоветовать обращаться к юристам именно нашей сферы, потому что здесь уже, так сказать, без этого не обойдешься. Заведомо виновата ли, так сказать, управляющая компания или виноват собственник квартиры, сложно сказать. Подборка всех документов, разбирательства, написать правильно заявление, иски – это серьезная работа. Ну что? Я всегда говорю, хотя бы в общественные организации обращайтесь или там, я не знаю…

Татьяна Овчаренко: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: Вот у кого работы достаточно сейчас будет, так это у юристов.

Татьяна Овчаренко: Да. С другой стороны, пленум Верховного суда 1.5 года назад категорически запретил устанавливать заглушки семьям с детьми.

Ольга Арсланова: Вот, с детьми.

Константин Чуриков: На канализацию.

Татьяна Овчаренко: Не только на канализацию.

Ольга Арсланова: То есть люди могут тоже сейчас судиться.

Татьяна Овчаренко: Понимаете, там есть судья, который не слышал, что существует Верховный суд, – подайте в Высшую квалификационную комиссию жалобу на судей, потребуйте перепроверки, где он достал диплом.

Константин Чуриков: Даже не хочется представлять, как люди в этой ситуации живут, они что, на улицу выходят?..

Татьяна Овчаренко: Да нет, этому нет названия, самой этой строчке в соответствующем постановлении, понимаете, это строка в постановлении. Но при этом она противоречит Гражданскому кодексу, где сказано, что можно, по аналогии с электричеством, отключать с 9 до 13, с 15 часов до 17 и с 19 до…

Константин Чуриков: В то время, когда в туалет, как известно, не ходят.

Татьяна Овчаренко: Нет, как раз тогда, а утром, когда ты позавтракал, почистил, это не соблюдается. Вот, пожалуйста, нет.

Константин Чуриков: Давайте послушаем нашего зрителя Сергея из Краснодарского края, может быть, чем-то обогатимся, что-то новое узнаем.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Сергей, здравствуйте, рассказывайте, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я со станицы Каневской, самой большой столицы в мире. Мы звоним по поводу такого вопроса. У нас нет по улице напряжения, вот должно быть 220, а у нас 160, 170, 180.

Ольга Арсланова: Вы это как поняли?

Зритель: Я поставил себе станцию, выпрямитель вот этот, потому что летом бывает, все включают… системы, у всех же сейчас техники очень много. Поставил себе, потому что у нас тоже уже 33 системы, летом они не включаются. И вот сейчас в данный момент, сейчас уже, после Нового года можно приборы отопительные включать. И во точно такая же ситуация, максимум 190-200.

Константин Чуриков: Сергей, обычно такое бывает, когда приезжаешь куда-то за границу, там у них другое напряжение.

Ольга Арсланова: Это к тому, что…

Константин Чуриков: С каких пор станица Каневская стала заграницей?

Ольга Арсланова: …хотят у нас вводить умные счетчики, а вот с таким напряжением…

Татьяна Овчаренко: …они не будут работать.

Ольга Арсланова: Вот видите, как.

Татьяна Овчаренко: Красота.

Ольга Арсланова: Спасибо за вашу историю. Это мы опять вернулись в настоящее.

Константин Чуриков: Давайте мы сейчас опять вернемся в настоящее. Теперь уже сегодня будем и по географии тоже шагать, то с севера на юг, то с юга на север. Как сейчас вот давайте к Петербургу: собственники квартир, недовольные качеством услуг коммунальщиков, судятся за право самим управлять своим многоквартирным домом. Все подробности у корреспондента Софьи Королевой.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Секундочку, это что-то новое или я что-то пропустил? Значит, если со стояком что не так, сам ремонтируй, сам вот эту трубу переустанавливай?

Татьяна Овчаренко: Это такое формальное применение опять же постановления из Жилищного кодекса. В Жилищном кодексе дом замечательный, все сделано правильно, и есть общее имущество и есть имущество, принадлежащее собственнику. Вот, в частности, от определенных кранов, которые обрубают всякие части, принадлежат собственнику. Но я первый раз слышу… Стояки – это общее имущество.

Сергей Белолипецкий: Это была оговорка.

Татьяна Овчаренко: Да, это оговорка.

Сергей Белолипецкий: Она сказала, что общее долевое имущество управляющая компания как-то там, а стояки в квартирах – это тоже…

Татьяна Овчаренко: Это общее имущество.

Сергей Белолипецкий: Поэтому тут какая-то у нее ошибочка, просто непрофессионально.

Ольга Арсланова: Уважаемые эксперты, сколько уже говорят о том, что прямые платежи могли бы все эти проблемы решить? Беру поисковик, набираю "управляющая компания" – знаете, какой первый запрос самый популярный у россиян? – "Управляющая компания – мошенники, что делать?". Прямые расчеты нас спасут? Без управляющей компании.

Татьяна Овчаренко: Я не понимаю их горя. 35 градусов, они должны платить за горячую воду как за холодную, это первое.

Сергей Белолипецкий: Как за холодную.

Татьяна Овчаренко: Они все делают одну ошибку: у них очень много денег, они, зажав их в потном кулаке, с 1 по 10 в полном объеме вносят. Зачем?

Ольга Арсланова: Управляющая компания.

Татьяна Овчаренко: К сожалению, да. Зачем? И прямые оплаты… Ведь к обслуживанию плохих труб, – а там, по-моему, в этом проблема – отношение поставщик воды, водоканал вряд ли будет. Все только до ввода в дом относится к водоканалу или к теплоснабжению, а внутри дома все равно управляйки делают.

Ольга Арсланова: Сергей, ваше мнение: это поможет нам всем?

Сергей Белолипецкий: Значит, прямые договоры… Опять я всегда говорю, что всегда есть две стороны. С одной стороны, конечно, это уберет у управляющих компаний несвойственные им функции, в общем, действительно, если вы за свет платите напрямую, это никому не мешает, почему нельзя сделать то же самое за тепло и за воду?

Ольга Арсланова: Это очень удобно.

Сергей Белолипецкий: Вообще говоря, всегда отговорка опять у власть имущих была одна: "Ой, нашим жителям будет сложно, если будет много-много платежек.

Ольга Арсланова: Вы жителей спросили?

Сергей Белолипецкий: Вот, спасибо, спасибо, Оля, за замечание.

Константин Чуриков: Вот кстати, давайте мы сейчас спросим жителей, граждан. Мы говорим и сначала начали, собственно, с новости, что скоро должны появиться к 2030 году по всей стране эти умные счетчики. Правда, скорее всего, нагрузка-то по их приобретению ляжет на нас с вами…

Ольга Арсланова: Ты не влияй на опрос сейчас этими словами.

Константин Чуриков: Я не являю, я просто рассказываю. Так вот вам нужен умный счетчик? "Да" или "нет", пожалуйста, ответьте нам по SMS 3443, в начале буквы "ОТР".

Ольга Арсланова: А второй вопрос будет "Готовы ли вы 620 миллиардов обеспечить?"

Константин Чуриков: Где-нибудь найти 600 с лишним миллиардов, если есть рецепты, тоже пишите.

Ольга Арсланова: Ну а к нашей беседе присоединяется Галина Хованская, председатель Комитета Госдумы Российской Федерации по жилищной политике и ЖКХ. Здравствуйте, Галина Петровна.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Галина Петровна.

Ольга Арсланова: Как слышно?

Галина Хованская: Здравствуйте, здравствуйте. Хорошо слышу.

Константин Чуриков: Галина Петровна, мы сегодняшнюю тему озаглавили "ЖКХ, устремленное в будущее", как раз-таки начали с этих счетчиков, сейчас об этом спрашиваем наших зрителей. Смотрите, с одной стороны, мы видим реальные проблемы людей, износ труб, вообще всей инфраструктуры, вот эту полную архаику, извините, разруху…

Ольга Арсланова: Непрозрачные тарифы абсолютно.

Константин Чуриков: Непрозрачность, разруху. С другой стороны, мы видим это предложение внедрить блочейн в ЖКХ, установить счетчики. Скажите, пожалуйста, ваше экспертное мнение, вообще с чего сейчас надо начинать?

Галина Хованская: Вы знаете, так много проблем, я даже затрудняюсь сказать, с чего надо начинать. Безусловно, вот это удаленное снятие показаний – это очень хорошая вещь, потому что она решает целый ряд проблем. Решает проблему, кстати, и необоснованного изменения показаний счетчика, там сразу это все будет видно. Так что многие проблемы будут решены, главная проблема – не надо будет входить в квартиру, что является основным препятствием в первую очередь как раз недобросовестных потребителей, они никогда не пустят вас в квартиру. А так вы все будете видеть уже на пульте, получать эту информацию онлайн.

Ольга Арсланова: Галина Петровна, сейчас в Госдуме как раз обсуждают вот эти нововведения. Что вам кажется самым…

Галина Хованская: Да, обсуждается. Пока конкретных проектов на эту тему нет, идет обсуждение. Да, хорошая идея.

Ольга Арсланова: Конкретики нет пока.

Галина Хованская: Действительно вы правы, что понадобятся дополнительные средства, для того чтобы эти системы установить.

Сергей Белолипецкий: Вот.

Константин Чуриков: Вот.

Галина Хованская: Но я очень надеюсь, что это будет не наша головная боль, а головная боль все-таки бюджета.

Сергей Белолипецкий: Не верим.

Константин Чуриков: Галина Петровна, подождите, тут есть разные мнения, как говорится, ученые спорят. Подождите, как же можно принять решение в пользу их установки и в пользу таких трат, если есть опыт Австралии, где в штате Виктория в 2014 году убытки понесли все, провал системы установки как раз этих умных счетчиков, Канада, провинция Онтарио, то же самое: рассчитывали, что придется вложить немного, а получить много, оказалось, что все наоборот…

Ольга Арсланова: Так, а хорошие примеры есть?

Константин Чуриков: Нет хороших примеров. Италия – то же самое…

Ольга Арсланова: Галина Петровна, есть ли хорошие примеры?

Константин Чуриков: То есть вот мировой опыт будем изучать по этому поводу?

Галина Хованская: Вы знаете, я не уверена, что у вас полная информация, потому что есть и положительные примеры, в том числе эти примеры есть даже в нашей стране, но это только, к сожалению, в новостройках.

Сергей Белолипецкий: Да.

Галина Хованская: Потому что действительно это дорого, дополнительная нагрузка пока на граждан, но возможно, это будет решено за счет бюджета.

Ольга Арсланова: В таком случае сейчас, возможно, кто-то из наших зрителей…

Константин Чуриков: Ключевое слово "бюджет" или "возможно", да. Спасибо.

Ольга Арсланова: А бюджет – это ведь тоже откуда?

Галина Хованская: Возможно, возможно.

Ольга Арсланова: А можно еще один вопрос, Галина Петровна, пока вы с нами. Мы обсуждали как раз прямые выплаты и говорили о том, что в некоторых случаях это может быть решением проблемы. На какой стадии сейчас это рассмотрение? – переход на выплаты без управляющих компаний?

Галина Хованская: Вопрос абсолютно своевременный. Я очень надеюсь, что наконец длительная процедура согласования закончится у нас первым заседанием Думы, 21 марта, насколько я помню, когда мы примем во втором чтении уже документ. Но это основное чтение, и потом уже третье чтение техническое. То есть до конца месяца мы должны принять закон, я надеюсь, что президент его подпишет уже.

Константин Чуриков: Тогда как Дума проголосует, будем надеяться, что вы найдете для нас время, потому что вопросов к вам много в том числе у наших зрителей.

Галина Хованская: Обязательно.

Константин Чуриков: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо, ждем вас в эфире.

Галина Хованская: Тема очень важная.

Константин Чуриков: Спасибо. Это была Галина Хованская, председатель Комитета Госдумы России по жилищной политике и ЖКХ.

У нас масса звонков, зрители ждут, давайте им дадим слово. Вот уже нас давно дожидается Михаил из Воронежа – Михаил, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Здравствуйте. Я вас прекрасно слышал, слышал Галину Хованскую. Но мы к этому вопросу пришли еще в 2005 году, когда Жилищный кодекс только ввели. Значит, мы сразу ввели непосредственное управление. Все поставщики услуг, то бишь энергия, газ и вода, сразу на дыбы встали, потому что общедомовые нужды и прочее. Мы сразу счетчики поставили на лестничные марши и так далее на одного из наших жильцов, у нас кроме старшего по дому никакого нет, то есть затраты на обслуживание у нас практически исчезли. Домовые книги в каждой квартире и так далее. Единственный вопрос, который мы не можем решить, – это тарифы. Потому что статья 1012 в Гражданском кодексе (доверительное управление) четко определяет о том, что в интересах только выгодоприобретателя и собственника работает управляющая компания.

Но когда Жилищный кодекс принимали депутаты, господа депутаты, они вдруг со всеми сделали, что управляющая компания является коммерческой организацией со всеми вытекающими отсюда. Вы сами понимаете, что они будут только нас грабить, больше ничего, мы это сразу поняли в 2005 году. Поэтому единственный вопрос, который хотелось бы решить, – это сделать так, чтобы управляющие компании, в смысле распространить на них действие 2012-й статьи Гражданского кодекса. И тогда проблема сразу решается. Вы понимаете, у нас даже строительные институт готовил управляющих и сейчас готовит до сих пор, но они не востребованы, потому что и до революции у нас управляющий только работал на собственника и в интересах собственника.

Ольга Арсланова: Понятно.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. А может строительный институт готовить, так сказать, этих управляющих, которые будут еще и в Государственной Думе и понимать, за что они там голосуют и какие есть прорехи в законодательстве?

Ольга Арсланова: Костя, вот смотри, какая новость. Я просто увидела, и, честно говоря, волосы зашевелились. Смотрите: 100 миллионов за коммуналку присвоила в Ростове банда, которая выдавала себя компанию, они были зарегистрированы как управляющая компания, руководили порядка 80 управляющих компаний в Ростове, Батайске, Азове, Новочеркасске, и под видом фиктивных сделок выводили все, что им жители платили. Вот как эти люди оказались на рынке управляющих компаний? Кто их проверял? Кто их допустил? Это же не один город и не одна управляшка.

Сергей Белолипецкий: Кто будет отвечать, еще скажите, лицензию-то выдали, а деньги где?

Ольга Арсланова: Какой университет, какая Госдума? – вот кто работает на этом рынке.

Татьяна Овчаренко: Можно под другим углом на это посмотреть. Ведь мы главного интересанта в истории с умными счетчиками не назвали. Дело в том, что все счетчики производят заводы, принадлежащие энергетикам, водоканалам и так далее. Каждые 10 лет надо новые… Они отоварили всю страну…

Ольга Арсланова: К этим еще прибавятся желающие?

Татьяна Овчаренко: …следующую, следующую.

Константин Чуриков: Perpetuummobile, вечный заработок, мечта.

Татьяна Овчаренко: Конечно. Послезавтра они вам с ядерными боеголовками или что там ядерное придумают просто потому, что сейчас они отоварят, обуют всю страну и нужен следующий виток, потому что интерес потребителя здесь просто отсутствует как таковой, как коллега совершенно справедливо сказал. А что касается этой банды…

Константин Чуриков: Можно? Новейшее вооружение, которое вечно работает, – чтобы счетчик все время работал и больше его менять не надо было.

Татьяна Овчаренко: Они вообще очень длительные, вы же знаете, что они не менее 16 лет электрические, а на самом деле можно продлевать и далее.

А что касается этой банды…

Ольга Арсланова: Это же не одна такая.

Татьяна Овчаренко: Но ведь граждане не интересуются… А там еще были посредники. Вот МосОблЕИРЦ – это такая же банда, это доказано, что это незаконная организация, собирающая сотни миллионов с Подмосковья. И что? И люди приходят, и администрация городов говорит: "Ой, нам выкрутили руки, теперь будете платить". Я все время жду, где следы ножевых ран, но мне никто не показывает, а я очень хочу.

Сергей Белолипецкий: Друзья мои, а давайте вспомним все-таки статью 35-ю Конституции, она буквально 2-3 строчки, я наизусть, конечно, не помню, но смысл сам простой: собственники имущества вправе распоряжаться этим своим имуществом. Будьте любезны, вот при всем уважении к Галине Петровне, она делает большие дела, объясните мне, депутаты, зачем нужно принимать еще какие-то законы? Вот всю страну обуем вот такими ядерными счетчиками – почему собственники, Оля же правильно сказала, извините, на своем имуществе – это частное имущество, хоть и коллективное, но частное – не могут им распорядиться, те счетчики поставить или другие, умные или неумные, понимаете?

Константин Чуриков: Какой мне замок на дверь ставить.

Сергей Белолипецкий: Заплатить за капремонт сейчас или через 40 лет – почему это не они решают?

Ольга Арсланова: Вот вы сейчас по тонкому льду ходите.

Константин Чуриков: Вы сейчас ящик Пандоры прямо открыли про капремонт.

Сергей Белолипецкий: Какой ящик Пандоры? Это очевидные вещи, понимаете? Очевидные вещи.

Константин Чуриков: Я в плане реакции зрителей.

Сергей Белолипецкий: Вся штука в том, что… Я опять пинаю власти, опять только их пинаю: им нужны наши деньги.

Татьяна Овчаренко: Деньги.

Сергей Белолипецкий: Им не нужны нормальные ЖКХ, понимаете. Зачем? А вот деньги нужны. Что такое капремонт? Это чистый отъем этих самых средств у граждан.

Ольга Арсланова: Но подождите, на что-то же надо вот это построенное в советское время старье ремонтировать?

Татьяна Овчаренко: А почему таким образом, бредовым образом? Вам любой строитель, архитектор…

Сергей Белолипецкий: Простите, закон о приватизации же есть.

Ольга Арсланова: Частное имущество, мое имущество – кто же за него, кроме меня, заплатит?

Татьяна Овчаренко: Нет, у нас есть общее.

Сергей Белолипецкий: Да, но почему же я не могу распорядиться…

Татьяна Овчаренко: …как мне ремонтировать его.

Сергей Белолипецкий: Вы понимаете, лукавство закона…

Ольга Арсланова: Канализация уже старая, все старое…

Сергей Белолипецкий: Сколько раз… Смотрите, один штришок только. Жилищный кодекс, когда его принимали, спасибо опять Галине Петровне, она и ее коллеги смогла туда несколько пунктов, которые смягчают эту вещь. Например, про капитальный ремонт если мы начали говорить: там право есть у собственников помещений, как только они достигли определенной суммы, накопили они миллиард, они дальше могут деньги не собирать. Но вот размер этой суммы определяет субъект федерации. Как вы думаете, можно субъект федерации определил? Дал эту возможность закон, такая возможность есть, на практике нет, понимаете.

Константин Чуриков: А тем временем приходит к нам SMS из Пермского края, нам пишет зритель: "В России появилась новейшее независимое государство, имя ему – ЖКХ, которое не подчинено никому".

Давайте послушаем Светлану из Екатеринбурга. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Слышите меня?

Константин Чуриков: Отлично.

Ольга Арсланова: Да.

Зритель: У меня вот по счетчикам за тепло такой вопрос. Мы боролись с управляющей компанией 3 года, потом написали заявление в ГЖИ, ГЖИ провело проверку, насчитали нам 500 тысяч доплаты то, что с нас перебрали. Мы получили эти 500 тысяч, все это выяснили, все рады, счастливы, думаем: ну все, теперь нас больше обманывать не будут, потому как все-таки счетчики, их проверили. Но через год я поняла, что опять обманывают. Подала заявление в суд лично от себя, и суд присудил мне еще 20 тысяч, понимаете? И вот сейчас происходит опять то же самое, опять обман по счетчику. Ведь стоит счетчик, почему нам обманывают? Подаю, пишу заявление в ГЖИ, а ГЖИ мне отвечает, что с них сняли полномочия по проверке и понуждению управляющих компаний. Вот ответьте мне, пожалуйста, что это за новое такое постановление, что мы даже теперь не можем обратиться в ГЖИ?

И простите, у меня еще один вопрос совсем маленький. Почему мы опять платим за водоотведение общедомовое? Где у нас в подъездах, какое… Вообще воды нет в подъездах никакой общедомовой и тем более водоотведения. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо. Давайте с первого вопроса начнем.

Татьяна Овчаренко: Ну да, действительно, сняли, а что такое? Кто-то возмущается? Я не понимаю, делаются возмутительные действия Минстроем и депутатами, дорогие товарищи, и совершенно это не трогает потребителя, он все это обнаруживает, как в известном анекдоте про базар и арбузы (не буду рассказывать).

Константин Чуриков: Анекдот пошлый, не пошлый? Если не пошлый, то расскажите.

Татьяна Овчаренко: Совершенно не пошлый. Значит, рассказываю. Базар, человек подходит к милиционеру и говорит: "Товарищ милиционер, у меня кошелек украли". Он говорит: "Понятно, гражданин, пройдемте". – "Украли". – "Сейчас разберемся. А что это вы, гражданин, так руки держите?" – "А, и арбузы тоже украли". Вот это из этой серии, "арбузы тоже". Общественных организаций мало, их очень слабо потребитель поддерживает, не будем мелочны. Чтобы противодействовать этому, надо содержать каким-то образом экспертное сообщество. С экспертным сообществом в ЖКХ просто никак. Люди, которые должны быть независимыми экспертами и написать, что схема развития теплоснабжения Москвы – бред сивой кобылы, за 256 миллионов рублей только третья редакция проекта… Подождите, еще ничего не начали, уже четверть миллиарда.

Сергей Белолипецкий: Отлично.

Татьяна Овчаренко: Вот за эту четверть миллиарда он не дойдет до подъезда, и они все отказываются писать заключение по этому поводу, то есть по любым, и по таким вот. Что написано в законопроектах, знаете, в финансовой части? Одна фраза: "Не принесет никаких финансовых издержек государству".

Константин Чуриков: Все.

Татьяна Овчаренко: Все.

Константин Чуриков: Подписываем, приняли, дальше сами: я выкрутился, теперь ваша очередь.

Татьяна Овчаренко: Да, теперь ваша очередь.

Ольга Арсланова: Нет, а что зрительнице-то делать? Она в суд уже сколько раз сходила? Дважды? Продолжать до…

Татьяна Овчаренко: Значит, я могу ей сказать. Напрасно она так расстраивается, я бы хотела ходить каждый год получать свои 20, 40, 50 тысяч.

Сергей Белолипецкий: Действительно.

Татьяна Овчаренко: Она напрасно к этому так нервно относится. Я всем нашим борцам в "Шаге" говорю: "Ребята, это спорт, относитесь к этому, как к спорту – меньше нервов, больше денег".

Ольга Арсланова: Смотрите, еще одна история. "ЖКХ присылают счета на 40 тысяч уже полгода и каждый раз ссылаются на сбой в программе, и так у всего района", – представляете?

Татьяна Овчаренко: Но ведь никто же не подал заявление о преступлении.

Ольга Арсланова: Это Лобня, это Подмосковье.

Татьяна Овчаренко: Никто же не подал заявление о преступлении, все.

Сергей Белолипецкий: А помните, сколько лет прошло, уже 2 года, наверное, как там нам Мень и Чибис говорили: "Вот мы сейчас введем лицензирование и будем, и сразу все наладится".

Ольга Арсланова: Кстати, было лицензирование…

Константин Чуриков: Полный блокчейн.

Сергей Белолипецкий: Николая Гоголя помните? – "Ну что, сынку, помогли тебе твои ляшки?"

Ольга Арсланова: Подождите, вы говорите о лицензировании управляющих компаний, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Сергей Белолипецкий: Да, конечно.

Ольга Арсланова: А почему не получилось? Вот честно, вы смеетесь, а идея казалась здравой.

Сергей Белолипецкий: Я смеялся… Ну что вы, профессионалу было очевидно, что это туфта.

Ольга Арсланова: А как? Профессионалы будут у дела, у руля.

Сергей Белолипецкий: Да вы что говорите!

Ольга Арсланова: А что? А почему не так-то?

Сергей Белолипецкий: Ну это долгая история, понимаете. Профессионалу это очевидно. Понимаете, я всегда говорю: есть лицензирование, есть саморегулирование, это вот одно. В строительстве, в родственной сфере эту школу прошли, набили этот синяк: там было сначала лицензирование – вот нам нравится эта организация, пусть они строят, мы даем лицензию. Она проворовывается, банкротится, обманутые дольщики, все как надо. А за лицензию кто отвечает? Кто отвечает, деньгами-то кто ответит? "Ну вот мы думали, что они хорошие".

Ольга Арсланова: Ага, то есть мы не отвечаем.

Сергей Белолипецкий: Тогда перешли к саморегулированию, когда все строители наполняют общий мешок, компенсационный фонд, из которого вот эти деньги уже должны будут идти обманутым дольщикам, грубо говоря, пострадавшим, понимаете? Государство по крайней мере таким образом отстранилось и говорит: "Вот, вот они, деньги…"

Константин Чуриков: "Это они, это к ним", понятно.

Сергей Белолипецкий: Да, закон написали так, что есть и компенсационные фонды, и обманутые дольщики, и они друг друга…

Константин Чуриков: Ну и еще беда вся в том, что, понимаете, проблема в каждом подъезде при отсутствии как раз активных горожан, в каждом дворе. Не работает на самом деле управляющая компания, система ЖКХ не работает, но люди думают так: это не просто управляющая компания не работает, это государство не работает, это правительство не работает, проецируется-то на самый верх. Давайте послушаем звонок.

Ольга Арсланова: Хотя свет горит, газ поступает, все работает.

Татьяна Овчаренко: Кстати, про газ не надо. В Москве, например, никто не знает, куда идут деньги на газ, к вашему сведению.

Ольга Арсланова: Я зря про газ сказала.

Татьяна Овчаренко: Не надо про газ.

Константин Чуриков: Расскажете.

Ольга Арсланова: Давайте Курск послушаем – Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Сергей Иванов, Курск. У меня такой вопрос. Почему непрозрачные зарплаты у управляющих, нельзя отследить, какая получка, кто сколько себе назначает сам, кто на что горазд? Опять же, провели работы, не отчитались, куда ушли деньги, сколько. И третий вопрос: когда она все-таки станет государственной и будет один хозяин, будет управлять всем один человек?

Татьяна Овчаренко: Ну все, он вернулся.

Константин Чуриков: Сергей, спасибо за ваш звонок.

Ольга Арсланова: Или наоборот, конкуренция нужна?

Татьяна Овчаренко: Нет же конкуренции. Он хочет одного. У него и так один хозяин – вор.

Сергей Белолипецкий: Да.

Татьяна Овчаренко: И все.

Константин Чуриков: Подождите, давайте от печки. Кажется, у нас там какой-то тоже, обратимся к депутатам, какой-то законопроект волшебный, который обяжет управляющие компании…

Сергей Белолипецкий: Да не помогут законопроекты, давайте забудем про это. Никакой законопроект не поможет.

Константин Чуриков: …отчитываться обо всем…

Ольга Арсланова: Вот об этом и вопрос. Конкуренция поможет? Если я смогу, я недовольна своей управляющей компанией, я жалуюсь на нее, это реальная история, мне говорят: "А вот с вашим домом больше никто не работает".

Татьяна Овчаренко: Нет, больше никто не хочет.

Ольга Арсланова: Ну не хочет. То есть мне не из кого выбрать. Если у меня будет 10 управляющих компаний, у каждой будет прописано, что они за какие деньги выполняют, мы вместе объединяемся, выбираем вот эту; не нравится, через месяц выбираем другую. Почему я не могу сейчас так сделать в 2018 году? Мне обещают лунные счетчики в 2030-м, а в 2018 я не могу выбрать управляющую компанию.

Сергей Белолипецкий: Правильно мыслите, но все-таки на начальном уровне.

Ольга Арсланова: Это я вас дальше спрашиваю.

Сергей Белолипецкий: Если бы вы прослушали, я бы вам мог по крайней мере рассказать такую тематику, что в нашей отрасли (собственно, как и везде) существует множество рыночных механизмов. С конкуренцией как раз у нас сложно, что касается управляющих компаний, очень часто это локальные монополисты, мы только что слышали, на весь город одна, она наверняка ручная у администрации, это даже сомнений быть не может, понимаете, что администрация города не влияет на одну управляющую компанию, не может повлиять, это смешно.

Ольга Арсланова: Нет, конечно, абсолютно.

Татьяна Овчаренко: Какой ужас, правда?

Сергей Белолипецкий: Это смешно. А что касается коммуналки, то там они естественные монополисты. Поэтому как раз с конкуренцией в нашей сфере сложнее, хотя вы правы, одну можно поменять на другую.

Ольга Арсланова: Не могу я поменять.

Сергей Белолипецкий: Но это означает, что все остальные рыночные механизмы должны работать вдвое-втрое сильнее, чем везде, понимаете? Если мы пойдем, извините, за зарубежным опытом и опытом в коммерческой недвижимости, который в Москве и в области по крайней мере процветает прекрасно, в любой бизнес-центр зайдите – так там простой рыночный механизм, который имеет даже название, извините, по-английски openbook, а по-нашему это называется открытый бюджет. Как только вы нанимаете управляющую компанию своим домом, вам надо только сорганизоваться и сказать: "Ребята, а мне смету распишите, за что вы будете брать деньги".

Ольга Арсланова: Вот.

Сергей Белолипецкий: Законом это предусмотрено, управляющая компания обязана проводить такие собрания, чтобы вы утверждали эти сметы, и потом делать отчет по этой смете, понимаете?

Константин Чуриков: Да. Но сорганизоваться, пожалуй, наверное, самое сложное в нашей стране.

Сергей Белолипецкий: Вот. Тут опять вопрос к законодателю, что он сделал для этого.

Константин Чуриков: Нам с вами проще даже об этом говорить, потому что кроме вот у вас опыта доступа к СМИ, у нас, кстати, тоже, Оля, ежедневный доступ к СМИ, что может быть проще?

Ольга Арсланова: Но управляющая компания все равно одна.

Константин Чуриков: Давайте послушаем звонок, у нас просто мало времени, поэтому ускоряемся. Иван из Волгограда, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Пенсионер… Иван Григорьевич. В свете сказанного, то, что я сейчас слушаю, это очень интересно и очень важно. Но, на мой взгляд, что надо? Никаких новых законов не надо, можно еще тысячи сделать, но они ничего не решат.

Сергей Белолипецкий: Правильно.

Зритель: Никаких умных приборов нам не надо!

Сергей Белолипецкий: Глас народа.

Зритель: Надо, чтобы было укомплектованы в моем доме, точно я знаю, по водопроводу и горячей воде приборы учета, общедомовых нет, специалистов в управляющих компаниях нет, торгаши, какие-то там экономисты, историки и так далее. Нужно прежде всего, если управляющие компании, нужно укомплектовать их грамотными специалистами. Все наши приборы и по электричеству, и по воде дают точность где-то до 1%, этого достаточно для расчета.

Константин Чуриков: Умные приборы должны быть вот здесь.

Сергей Белолипецкий: Разруха, как известно, в головах.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое, Иван.

Давайте вот, кстати, глас народа, теперь итоги SMS-голосования. Спросили, нужен ли умный счетчик. Тут, конечно, я думаю, вы, да и мы, в общем-то, могли как-то повлиять на итоги опроса: "да" ответили 12%...

Ольга Арсланова: Целых 12%.

Константин Чуриков: Он им нужен, и 88% говорят "нет, спасибо, не надо".

Сергей Белолипецкий: Смотрите, я прошу прощения, пять копеек вставлю.

Ольга Арсланова: Очень коротко, только пять.

Сергей Белолипецкий: Вот почему эти 12%? Это вполне могут быть какие-то конкретные дома. Почему они у себя не могут поставить те счетчики, о которых я говорю, которые будут отслеживать? У них есть свободные деньги, они окупятся в конце концов, если они правильно подойдут. Зачем нужно писать по этому поводу закон на всю страну, кто мне объяснит?

Татьяна Овчаренко: Я уже сказала, потому что заводы счетчиков ждут новых миллиардов.

Сергей Белолипецкий: Да, чтобы попилить деньг? Да, тут…

Татьяна Овчаренко: Вот и все.

Ольга Арсланова: Спасибо, уважаемые гости.

Константин Чуриков: Спасибо.

Ольга Арсланова: Сергей Белолипецкий, директор Ассоциации ТСЖ Московской области, преподаватель РАНХиГС, Татьяна Овчаренко, руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ были у нас в гостях.

Константин Чуриков: Но у нас еще не все.

Сергей Белолипецкий: Спасибо вам.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Список серий