• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: В обществе нет запроса на политические реформы, но сильна ностальгия по социальным гарантиям советского периода

Сергей Лесков: В обществе нет запроса на политические реформы, но сильна ностальгия по социальным гарантиям советского периода

Ольга Арсланова: Сейчас приветствуем в нашей студии Сергея Лескова – "Личное мнение" и подведение итогов уходящей недели. Здравствуйте, Сергей.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Добрый день, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Мы с вами давно не виделись, поэтому со всеми прошедшими трудовыми, победными праздниками.

Сергей Лесков: Хорошо.

Ольга Арсланова: Давайте подводить итоги вместе.

Сергей Лесков: Давайте.

Честно говоря, мне кажется, что чем ближе лето, чем выше температура, тем выше градус каких-то политических и экономических событий. Что было на этой неделе? Конечно, для наших граждан самое главное – это событие, связанное с инаугурацией президента, его первые указы, контуры нового кабинета министров, которые начали вырисовываться; это, конечно, акция "Бессмертный полк", которая в этом году собрала 10 миллионов человек, да еще масса несчитанных людей в других европейских, американских и даже австралийских городах. Что касается инаугурации, то всеобщее внимание привлек президентский кортеж, кортеж – это название нового представительского автомобиля: первый российский автомобиль с начала 1980-х гг. Многие, мы же любим автомобили, говорили и на эту тему.

Что касается международных событий, то, конечно, самая главная сенсация, хотя она отчасти была ожидаемой, – это выход Америки из ядерной сделки по Ирану. Трамп давно это обещал и наконец обрубил, причем сделал это вопреки своей обычной тактике, быстро, жестко, безоговорочно. По существу это означает, что и другие европейские страны вынуждены тоже прекратить многие экономические связи с Ираном. К чему это приведет? Какие последствия для России, которая была одним из гарантов этого соглашения? Это очень непростая тема, и многие эксперты, авторитетные эксперты говорят, что это шаг к войне на Ближнем Востоке, которая будет гораздо более масштабной, чем сегодняшний конфликт в Сирии.

А некоторые еще говорят, что самое главное топливо американской политики – это нефть, все это сделано ради нефти, а цены-то на нефть на самом деле стали расти, уже сейчас они подбираются к 80 долларам за баррель. Что это означает для России, для которой, в общем-то, цена на нефть является одним из источников наполнения бюджета? Сколько может получить наш бюджет от нового повышения цен? Но с другой стороны, не ловушка ли это опять? Мы же говорим об углеводородной игле, на которой сидит наша экономика. Давайте попробуем порассуждать на эту тему небезразличную для нашего будущего тему.

Ольга Арсланова: Ну что же, Сергей, начнем с понедельника. Именно в понедельник прошла инаугурация президента Владимира Путина. Новый президент, новый срок президента.

Сергей Лесков: Да. На самом деле это уже четвертый президентский срок Путина. Кстати, многие обратили внимание, что вся эта церемония проходила в Кремле, ведь в прошлый раз был такой кортеж величественный, ехал из Белого дома до Кремля, но на сей раз в этом символическом кортеже не было необходимости, потому что он не менял места работы: как президент работал в Кремле, так он в Кремле и остался, что ездить по Москве из Белого дома. Но кортеж все равно появился.

Юрий Коваленко: Новый.

Сергей Лесков: Только "Кортеж" уже с большой буквы.

Ольга Арсланова: Импортозамещение произошло.

Сергей Лесков: Импортозамещение. На самом деле этот автомобиль длиной 6.7 метра – много это или мало?

Юрий Коваленко: Достаточно для седана.

Сергей Лесков: Любой уважающий себя мужчина должен знать, что ширина футбольных ворот 7.3 метра, то есть этот автомобиль…

Ольга Арсланова: …может забить гол.

Сергей Лесков: Да, он может встать в футбольные ворота, так что даже Месси на пару с Роналду не смогут найти там свободное пространство. Большая машина, по планам она должна выпускаться, если пройдет все испытания, в нескольких модификациях (там, по-моему, и внедорожник, и какие-то коммерческие варианты), до 2018 года должно было быть сделано 100 автомобилей, степень готовности непонятна. И то, что он проехал по Кремлю, еще не означает, что этот автомобиль как бы готов сойти со стапелей, мы знаем, что, в общем, по Кремлю, наверное, мечтал бы проехать каждый автомобилист ввиду полного отсутствия там каких-то других авто. Ну так вот, а кто, кстати говоря, делает эту машину? Еще в 2012 году был объявлен этот проект, еще до санкций, еще до импортозамещения, о котором Оля говорит. Вообще, кстати, последним руководителем нашей страны, который ездил на отечественном автомобиле, был кто?

Юрий Коваленко: Горбачев.

Сергей Лесков: Горбачев, да, он ездил на машине "ЗИЛ", а потом все уже ездили на Mercedes. Впрочем, руководители многих уважающих себя государств тоже ездят на Mercedes, это общая практика. На автомобиль "Кортеж" потрачено около 10 миллиардов рублей…

Ольга Арсланова: Чуть ли не 12, говорили.

Сергей Лесков: Да, видимо, трудно посчитать. Над созданием этого автомобиля корпят НАМИ, это наш ведущий автомобильный институт, известная фирма "Porsche". "Porsche", кстати говоря, сделал двигатель, двигатель – это самое сложное и в самолетах, и в автомобилях. Стоит напомнить, например, что в царской России так и не смогли создать авиационный двигатель, и наши знаменитые какие-то самолеты типа "Илья Муромец" летали на большей частью французских двигателях. А делать эту машину "Кортеж" будет Ульяновский автомобильный завод.

Юрий Коваленко: Тот, который УАЗики выпускает.

Сергей Лесков: Который выпускает не только УАЗики, по-моему, они и "Патриоты" делают.

Юрий Коваленко: УАЗ тоже "Патриот".

Сергей Лесков: Да. А кстати, на какой машине ездил Ульянов-Ленин?

Ольга Арсланова: На броневичке?

Юрий Коваленко: По-моему, на непатриотичном…

Сергей Лесков: На броневичке он не ездил, он там стоял.

Ольга Арсланова: Выступал, да.

Сергей Лесков: Нет, если мне не изменяет память, Ульянов-Ленин больше всего любил ездить на Rolls-Rayce. Есть даже такая легенда, что Ленин когда жил в Женеве и катался на велосипеде, попал на своем велосипеде под Rolls-Rayce, который раздавил его.

Ольга Арсланова: С тех пор произошла фиксация.

Сергей Лесков: Да. Кстати, я думал, что до революции Ленин, я так думаю, вообще никогда на автомобиле не ездил.

Юрий Коваленко: Ему и незачем.

Сергей Лесков: А после революции сразу пересел в Rolls-Rayce. А вот это вот известное покушение Фанни Каплан, которое было совершено в 1918 году около завода имени Михельсона, его тогда к врачам увезли на другой машине, на Renault, то есть на немецких автомобилях он не ездил, Ленин.

Но так или иначе эта машина привлекла всеобщее внимание, посмотрим, что будет. Я почему об этом так подробно говорю? Во-первых, мы говорим об импортозамещении, во-вторых, я совершенно в этом уверен, что уровень автомобилестроения в стране является, во-первых, индикатором технологического развития страны, и во-вторых, что может быть даже не менее важно, это локомотив для всего развития высокотехнологичных произведений. Неслучайно Германия и США являются лидерами в этой отрасли вместе, наверное, с Японией. Поэтому если Россия вырвется из аутсайдеров в автомобилестроении – а она сейчас аутсайдер, прямо скажем, – то это будет большое достижение. Посмотрим.

Юрий Коваленко: Ну и в машинах "Кортеж" будет двигатель от УАЗика, да?

Сергей Лесков: Пока там стоит двигатель от Porsche.

Юрий Коваленко: Заменим потом.

Сергей Лесков: От Фердинанда Порша.

Ольга Арсланова: Но кстати говоря, коммерческие заказы на изготовление "Кортежа" уже начнутся чуть ли не в сентябре.

Юрий Коваленко: Уже очередь.

Ольга Арсланова: Если у вас есть лишние 10 миллионов рублей, примерно столько будет стоить. Говорят, подорожал после инаугурации сразу же в цене.

Сергей Лесков: 10 миллионов – это большие деньги.

Ольга Арсланова: Да, 10 миллионов рублей.

Сергей Лесков: Ведь это будут машины для государственных чиновников.

Ольга Арсланова: Это сопоставимо с ценами на такие же автомобили зарубежные.

Сергей Лесков: Если обяжут, например, губернаторов ездить в "Кортежах"…

Ольга Арсланова: Закупят кому-то, да.

Сергей Лесков: …это же будет из казны. Посмотрим.

Есть, наверное, и другие соображения, которые возникали у наших граждан в момент инаугурации. На самом деле президент сразу же подписал несколько указов. Помимо нескольких формальных указов, касающихся празднования юбилея Академии наук, юбилея Екатеринбурга, еще чего-то, были указы, направленные на то, о чем он говорил в послании Федеральному собранию, связанные с таким прорывом в области науки и технологий и социально-экономического блока. На это обратили внимание и все мировые комментаторы. До 2024 года Россия должна пойти в пятерку крупнейших экономик мира. Правительству, новому кабинету министров, поручено в 2 раза снизить уровень бедности, поднять продолжительность жизни через 6 лет, по-моему, до 78 лет, а к 2030 году до 80 лет. В общем, это большой рост, еще если учесть, что ожидается повышение пенсионного возраста, до которого в нашей стране доживают только женщины, а мужчины не доживают, то поднять продолжительность жизни, в общем-то, важно, иначе абсурдным будет выглядеть повышение пенсионного возраста для мужчин. То есть это, в общем-то, такие важные вещи.

Кому исполнять вот эти вот первые указы президента – а за ними последуют, конечно, и более подробные майские указы, которых все ждут? Начали вырисовываться контуры нового кабинета министров. Он пока не утвержден, это кандидаты. Среди вице-премьеров, видимо, в новом кабинете не будет довольно таких популярных политических фигур, как Рогозин, Шувалов, Хлопонин и Приходько, зато появятся новые вице-премьеры. Остался, например, Мутко, возвращается в правительство Татьяна Голикова, которая возглавляла Счетную палату. Первым вице-премьером станет Силуанов. В общем-то, прямо скажем, что министр финансов – это, наверное, со времен древних царств, конечно, первый министр среди всех, так что удивляться этому не приходится. Пока, я думаю, преждевременно анализировать состав кабинета министров (кстати говоря, министров-то мы и не знаем, их имена не названы), поскольку они еще не утверждены, их будет утверждать Государственная Дума, на следующей неделе эти кандидатуры будут обсуждаться.

Но единственное, что я хочу сказать: конечно, в этом перечне имен нет таких политиков, с которыми ассоциировались какие-то радикальные меры, какие-то предложения, связанные с радикальной модернизацией, в общем-то все это старая команда. А ведь на исполнение указов президента отведено, наверное, 2-2.5 года, потом граждане уже вправе требовать каких-то конкретных результатов и по снижению бедности, и по решительному улучшению уровня здравоохранения и образования, это тоже в этом есть. Удастся это сделать или нет с командой, которая сохраняет старый костяк? Посмотрим. Наверное, самый удачный премьер-министр в истории России Столыпин ведь тоже был взят не с улицы, он ведь и до этого тоже был государственным чиновником на весьма высоких постах.

Ольга Арсланова: Но есть мнение, что главный плюс этого правительства, об этом многие политологи говорят, в том, что политически оно довольно слабое, но технически очень сильное. То есть исполняются указы, приказы президента, исполняются поручения президента, исполняются на уровне, который сейчас считается, видимо, удовлетворительным.

Сергей Лесков: Оля, с вами невозможно не согласиться. Кстати говоря, ведь в обществе, как показывают опросы социологов, есть запрос, назовем его ожиданием, каких-то преобразований.

Ольга Арсланова: Да.

Сергей Лесков: Но вы сказали "политически слабое". Общество не ждет политических преобразований. Наши граждане в громадном большинстве совершенно равнодушны к политической реформе, они ждут другого.

Ольга Арсланова: Но это же исполнительная власть, ее задача исполнять, а не политическими лозунгами разбрасываться.

Сергей Лесков: Ну все это вместе, политика и экономика, все вместе идет. Они ждут каких-то социально-экономических преобразований, об этом говорят опросы. Но каких преобразований они ждут? Модернизации?

Юрий Коваленко: Технологического прорыва.

Сергей Лесков: Или же другого. Вот опросы говорят, что ждут других преобразований, в обществе сильна ностальгия по социальным гарантиям советского периода, вот чего ждет общество в своем большинстве, а вовсе не какого-то прорыва в таком западно-либеральном духе.

Ольга Арсланова: Социальная защищенность в патерналистской стезе.

Сергей Лесков: Защищенность. В обществе нашем по-прежнему сильны патерналистские настроения и ожидания какого-то попечительства со стороны государства, мы должны отдавать себе в этом отчет. На самом деле у нас большой дефицит на столь популярные в американском понимании self-mademan, у нас единицы, наверное, людей, которые сделали себя как Илон Маск, Стив Джобс или Билл Гейтс.

Ольга Арсланова: Без госзаказа.

Сергей Лесков: Да, без госзаказа, на своей инициативе. Self-mademan – это что-то исключительное. Наверное, такие люди есть, но мы их имен не знаем. Поэтому…

Ольга Арсланова: Нет, некоторых знаем, но у них сейчас не очень дела идут, – это Павел Дуров, например.

Сергей Лесков: Все равно это какие-то исключительные примеры.

Что касается… Так или иначе нам об этом придется, конечно, еще более подробно говорить на следующей неделе. А что касается событий, связанных с инаугурацией, которая, как мне кажется, логично перетекла в День Победы, опять были события, связанные с Кремлем, на Красной площади. Конечно, акция "Бессмертный полк" – это что-то невероятное. Когда она зародилась, у меня было ощущение, что чиновники ее приберут к своим рукам и все покроется такой бюрократической патиной, бюрократической ржавчиной. Да, государство опекает это, но каким-то удивительным образом эта акция не становится омертвелой, бюрократической, формальной.

Ольга Арсланова: Да.

Сергей Лесков: Я совершенно уверен, что люди выходят не под каким-то нажимом, как часто у нас бывает, а совершенно искренне идут. И в общем-то сейчас уже можно сказать, что вот этот вот День Победы, который в советское время был в одном ряду с такими праздниками, как 1 мая, 7 ноября, что-нибудь там еще, сейчас на самом деле стал самым главным праздником. И это, наверное, какая-то точка консолидации или кристаллизации, в общем, это точка единения всего народа. Кстати, некоторые почему-то в этот день начинают говорить, что нельзя праздновать Победу 70 лет. Друзья мои, есть народы, которые празднуют подобные события и гораздо дольше: возьмем Америку, там 250 лет назад…

Юрий Коваленко: День взятия Бастилии.

Ольга Арсланова: Но это несопоставимые величины, Вторая мировая война – самая крупная война в истории.

Сергей Лесков: Самая крупная, без сомнения, это была угроза гибели народа или сокращение его до каких-то мизерных размеров. 2 500 лет евреи празднуют Пурим, когда еврейский народ мог быть тоже истреблен. Почему над евреями никто не смеется и не осуждает их за этот праздник, а тут 70 лет, это горячее еще событие. Таким образом, я думаю, что… В общем, я не знаю, даже у самого такого мужественного и зачерствелого человека, мне кажется, при виде Бессмертного полка начинает щемить сердца, может быть, наворачиваются даже слезы на глаза. Мне кажется, что нормального человека этот день не оставляет равнодушным.

Но тем не менее ведь были события не только эти. Самым, конечно, громким событием является выход Америки по решению ее президента из ядерной сделки с Ираном. Многие эксперты говорят, что это прямой шаг к войне на Ближнем Востоке, причем это не антиамериканские эксперты, это говорят сами американцы, это говорит экс-президент Барак Обама, при котором было подписано соглашение с Ираном. Это говорят и ездившие на прием к Трампу Макрон, Меркель и Тереза Мэй. В общем-то, все, весь западный истеблишмент против. Рекс Тиллерсон, кстати говоря, бывший госсекретарь, против этого. Трампу на все наплевать, он совершенно человек эксцентричный. Вы знаете, что американцы считают, что Чемпионат мира по баскетболу – это NBA, Чемпионат мира по хоккею – это НХЛ, то, что мы называем Чемпионатами мира – это на самом деле какая-то подворотня, провинция играет в какие-то игры. Мне кажется, что эту психологию президент США Трамп перенес и на политику. Ему совершенно безразлично, что думают другие, вся политика делается даже не в самой Америке, а в его голове: что там взбрело, отговорить его невозможно.

Юрий Коваленко: Это, можно сказать, и самый непредсказуемый президент из всех президентов США.

Сергей Лесков: Надо сказать, что про Иран-то он говорил раньше, еще во время своей предвыборной кампании, и вот он наконец сдержал обещание. Стоит, видимо, напомнить, что переговоры по иранской ядерной программе велись давно, по-моему, с 2003-2004-х гг. Сначала три европейские страны – Великобритания, Германия и Франция – пытались с ними договориться, не договаривались; потом подключились еще три страны, а именно Россия, Китай и США. Было 6 резолюций Совета Безопасности ООН, и наконец где-то в 2014-2015-х гг. Иран пошел на попятную, он, в общем-то, сделал очень многое. Он обещал не обогащать уран выше 5%. Кстати, любопытный экскурс: вы знаете, что есть разные степени обогащения урана, до 5% – это уран, который топливо для атомных электростанций, 20% – это топливо для атомных подводных лодок, а выше 90%, даже 92% – это уже атомная бомба. Казалось бы, дистанция огромного размера, как говорил полковник Скалобуз, но на самом деле если ты научился обогащать, совершил эти первые шаги, то до 92% уже легче поднять.

Ольга Арсланова: Но у МАГАТЭ и Евросоюза нет претензий к Ирану сейчас.

Сергей Лесков: У МАГАТЭ и Евросоюза нет претензий к Ирану никаких абсолютно, они… И вообще вся эта история с обвинениями Трампа, который говорит, что он не сомневается, ему стало совершенно ясно, напоминает, конечно, пробирку с порошком, которую генерал Пауэлл показывал, после чего был уничтожен Ирак. Кстати, американцы, я думаю, путают Ирак и Иран. Тогда они Ирак уничтожили, а теперь они хотят еще и Иран уничтожить. Доказательства не предъявлены, партнеры и союзники США доверяют Тегерану, Тегеран сам говорит, что не нарушал этих соглашений, но если Америка встает в такую позу, то они очень быстро возобновят обогащение урана. Все это печально доказывает то, что факты в современной политике не важны, важно совсем другое – выгода: кто говорит и как его услышат, а факты дело десятое, их можно совершенно привязать. Кому это выгодно? Сразу поддержал Израиль и Объединенные Арабские Эмираты, уже Израиль наносит удары по Ирану, пока это, конечно, локальные какие-то удары, но в общем-то все это уже первые шаги к крупному конфликту на Ближнем Востоке, а мы знаем, что является побудительным мотивом американской внешней политики, многие циничные люди об этом говорили, – это нефть.

Ольга Арсланова: Которая дорожает в эти дни.

Сергей Лесков: Цена на нефть стала расти, уже 80 долларов за баррель. Российский бюджет, вы помните, посчитан из какой цены? 43 доллара за баррель.

Ольга Арсланова: У нас есть шанс в профицит выйти, кстати, впервые за долгие годы.

Юрий Коваленко: Обещают 100 долларов за баррель.

Сергей Лесков: А вот выгодно ли это России? Кстати говоря, когда цена поднялась до 60 долларов за баррель, были посчитаны дополнительные доходы бюджета, там подходило к 6 миллиардам долларов, а сейчас опять еще подсчитано, по-моему… Сейчас я не помню, там около 9 уже миллиардов долларов мы должны получить. Когда будет 80 долларов, это будет дополнительные доходы 45 миллиардов долларов. Очень выгодно…

Ольга Арсланова: Сергей, а можно…

Сергей Лесков: Сейчас, Оля, еще секунду.

Ольга Арсланова: Да-да, я просто хотела сказать, что…

Сергей Лесков: Это много или мало? Мы когда абсолютные цифры видим, это половина бюджета Украины и это 19% вообще федерального бюджета. Вы представляете, как выгодно для России произошедшее сейчас повышение цен?

Ольга Арсланова: Но это в краткосрочной перспективе.

Сергей Лесков: А говорят, что еще и до 100 может подрасти.

Ольга Арсланова: А если будет нестабильность в регионе, не факт, что…

Сергей Лесков: Другое дело, что… Кстати, многие считают, что поэтому Трамп друг России, что он обмениваясь угрозами и какими-то там санкциями против российских олигархов в действительности работает на пользу России, цены на нефть растут. Я думаю, что это глобальное заблуждение: Трамп работает на Америку, если ему наплевать на Евросоюз, то уж на Россию ему тем более наплевать, работает на Америку. Америке что выгодно? Рост мировой напряженности, рост цен на нефть, сейчас сланцевые проекты будут реанимированы, сейчас Америка начнет продавать свою нефть по всему мира (пока она только это разрешила, но не делает). Таким образом, Трамп если и друг кого-нибудь, то не России, а войны и собственного какого-то, скажем, ВПК, это мне кажется совершенно очевидным.

Что касается России, может быть, для нас это повышение цен на нефть оказывается ловушкой, которая сделает ненужными, излишними наши попытки модернизации. Зачем? – нефть есть, цены на нефть растут. В общем, ситуация достаточно, конечно, неоднозначная, и я думаю, что предсказать развитие событий никто не возьмется. Мне хочется опять же вспомнить исторический пример: Великий Новгород, который входил в Ганзейский союз до XIV века, вовсе не был сырьевой базой Западной Европы – наоборот, покупались такие, наверное, средневековые технологические изделия из Великого Новгорода, а потом у нас появилась пушнина сибирская, потом еще сибирская нефть, и мы стали заложниками своего природного богатства. Сейчас худо-бедно у нас стали развиваться какие-то инновационные проекты. Опасность состоит в том, что мы будем смотреть на дорожающую нефть с таким же сладострастием, как кот смотрит на сметану. Опять ничего не сделаем.

Юрий Коваленко: Но ведь это миллиарды, которые идут в бюджет, миллиарды, которые идут на нас с вами.

Ольга Арсланова: Ну вот примерно так и будут рассуждать, да.

Сергей Лесков: Да. Посмотрим. Может быть, все-таки второй раз мы не наступим на грабли за такой короткий исторический период, как в нулевых годах, когда проели все эти нефтяные деньги.

Ольга Арсланова: Воронеж у нас на связи, вопрос от Анатолия, как я понимаю, как раз по теме нефти.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, добрый вечер.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. У меня вопрос к господину Лескову. Насколько я понял, повышение цен на нефть – это, возможно, ловушка. Понижение цен, вероятно, тоже ловушка. Не пора ли найти нам золотую середину какую-то, а? Будьте добры, я жду ответа.

Сергей Лесков: А в чем золотая середина? Не Россия диктует цены на нефть, это как бы… Кто-то из нефтяных олигархов, по-моему, Пол Гетти, сказал, что предсказать цену на нефть еще труднее, чем предсказать погоду. Слишком много факторов, которые влияют на этот фактор. Но в любом случае я согласен с вами, так я прочитал ваш вопрос, что, конечно, должно быть внутреннее развитие экономики, какие-то внутренние стимулы, которые делают страну независимой от этой нефтяной погоды или нефтяной непогоды.

Ольга Арсланова: Сергей, а расскажите, чем опасен выход Соединенных Штатов из соглашения. Я так понимаю, что Трамп обещает еще какие-то, более жесткие санкции вводить против Ирана.

Сергей Лесков: А он сам не сказал, какие будут санкции, об этом говорит только...

Ольга Арсланова: Страшные и очень страшные.

Сергей Лесков: …Министерство финансов.

Ольга Арсланова: А куда страшнее уже?

Сергей Лесков: Ну как, обрубаются экономические соглашения. Иран хотел купить какую-то тучу Boeing у США, Трамп сказал, что ни одного самолета они не продадут. Они хотели купить и у Европы Airbus, но Airbus в значительной мере используют американские запасные части, и Airbus они продавать не будут. Мы, конечно, можем спросить, нельзя ли купить российские самолеты, но у нас нет дальнемагистральных самолетов, к сожалению, мы это загубили.

Юрий Коваленко: Они могут взять корейские самолеты, южнокорейские.

Сергей Лесков: Ну… В любом случае, конечно, некоторый бенефит от разрыва связей Ирана с Западом мы можем получить, потому что Иран, сориентируясь после этого соглашения на возможные западные контракты, несколько заморозил сотрудничество с Россией. Я думаю, что война на Ближнем Востоке радикально противоречит, кардинально противоречит каким-то стратегическим интересам России. Это слишком близко от нас. Не будем забывать, что и терроризм зарождается именно в этом регионе, а наша страна, в общем, находится под постоянной угрозой террористических атак.

Юрий Коваленко: А насколько она реалистична?

Сергей Лесков: Ну были же цифры, сколько народу с пространства СНГ находится в рядах ИГИЛ, там назывались очень большие, исчислявшиеся тысячами цифры. Они курсируют по пустыням между государствами. Вот недавнее событие в Казахстане, когда там были террористические атаки, – там же участвовали люди, побывавшие в Сирии, на Ближнем Востоке. Да и многие террористические группы, которые арестовывались у нас в стране, в Санкт-Петербурге, тоже побывали "на курсах" на Ближнем Востоке. Все это не выдуманные спецслужбами истории, это невеселая реальность.

Ольга Арсланова: Вопросы о доходах от нефти от наших зрителей: почему в большинстве нефтедобывающих стран высокий уровень жизни, а у нас с этим плохо, и почему норвежцам, например, природные богатства не помешали, а нам могут якобы помешать?

Сергей Лесков: Человек, который задает такой вопрос, знает на него ответ, я в этом совершенно уверен. Кстати говоря, если говорить о фактах, то в России есть закон, который запрещает направлять дополнительные доходы бюджета от продажи нефти на расходы, все это будет потрачено… Расходовать эти деньги нельзя, друзья, эти деньги можно только копить. Предположительно они будут потрачены на покупку иностранной валюты, будут храниться в надежных иностранных банках.

Ольга Арсланова: Скорее всего, в Америке в том числе.

Сергей Лесков: Нет, в Америке у нас не все хранится, мы говорили некоторое время назад, там, по-моему, порядка 30% нашего запаса хранится. Мы не носим свои яйца в одной сумке, у нас все так рассредоточено, это достаточно мудро. Да, в настоящий момент российская экономика не обеспечивает того уровня жизни, которого заслуживают наши граждане. Впрочем, российская экономика никогда не обеспечивала ни в дореволюционные времена, ни в советские времена: всегда вот эта вот разница между западными странами и нашей страной сохранялась. Кто-то даже считал, что это отставание где-то там началось еще при Дмитрии Донском.

Юрий Коваленко: Но всегда говорили о том, что завтра мы будем жить лучше.

Сергей Лесков: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо Сергею Лескову. Мы подводили информационные итоги недели и философские итоги всей истории российской, мне кажется.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Сергей Лесков: Да, до новых встреч.

Ольга Арсланова: Спасибо Сергею Лескову.

Главные события недели
Список серий