• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Разрубить наши экономические связи с Украиной — это все равно что выстрелить себе в колено

Сергей Лесков: Разрубить наши экономические связи с Украиной — это все равно что выстрелить себе в колено

Константин Чуриков: А сейчас в нашей студии, как всегда в это время по пятницам, появляется Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России, чтобы рассказать о темах дня. Здравствуйте, Сергей.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Здравствуйте. Ну как ваше настроение?

Константин Чуриков: Пятница же. Слушайте.

Оксана Галькевич: Прекрасно. А вы знаете, как поднимается настроение у телезрителей, когда они видят вас в этой студии?

Константин Чуриков: И, кстати, градус социального напряжения. Рассказывайте о ваших темах.

Сергей Лесков: Я, видимо, почти достиг уровня Юрия Никулина в таком случае. Закончился важный этап выборной кампании. ЦИК вчера зарегистрировал 8 кандидатов на пост президента России. Напомню, что выборы состоятся 18 марта. На последнем этапе ЦИК никого не отклонил, не забраковал. В общем-то, не будем, конечно, делать загадочные глаза. Главный итог президентских выборов известен заранее. А вот остальным кандидатам, для того чтобы изменить сложившуюся расстановку сил, надо совершить, конечно, что-то невероятное, скажем так, сделать какой-то сумасшедший кульбит. И здесь мы плавно переходим к следующей теме.

Сегодня открылись Олимпийские игры в Корее. Буквально сегодня же завершился очередной этап рассмотрения вопроса о допуске или недопуске российских спортсменов. К сожалению, все наши спортсмены, которые до последнего момента рассчитывали все-таки на эту милость МОК, не были допущены к Олимпийским играм. И это несмотря на то, что высший спортивный арбитраж их как бы оправдал. МОК на самом последнем этапе буквально сломал арбитраж через колено. Конечно, хочется здесь задать риторический вопрос: можно ли в таком случае говорить о независимости спортивного суда? И, конечно, МОК превращает Олимпиаду в частную вечеринку, приглашает по каким-то своим внутренним и тайным соображениям кого хочет, а кого не хочет – не приглашает. Мы на эту тему поговорим. Вообще вокруг Олимпиады довольно много и других событий, не связанных напрямую с Россией.

Дагестан, конечно, среди наших внутриполитических событий – тема №1. Мы на этой неделе уже говорили на эту тему. Но события там продолжаются. Вчера и сегодня в Дагестане работал глава Следственного комитета Бастрыкин. Завтра туда приезжает генеральный прокурор Чайка. И, в общем-то, совершенно очевидно, что зачистка, эти аресты в среде политической элиты Дагестана, не закончатся. И это, наверное, правильно. Это борьба с коррупцией. Но дело в том, что коррупция – это не вина отдельных чиновников, а это целый уклад жизни. Вот удастся ли новому главе Дагестана Владимиру Васильеву, человеку, конечно, с незапятнанной репутацией, удастся ли ему изменить этот сложившийся десятилетиями (а, может быть, и столетиями) уклад жизни в северо-кавказском регионе. Вопрос очень сложный.

И наконец новости с газового рынка. На этой неделе их было довольно много. Самый важный для нас – Украина решила возобновить закупку газа прямо у России. Очевидно, это говорит о том, что деньги не пахнут. И, в общем-то, экономика диктует своими суровыми требованиями волю политикам. Сколько бы не было политических демаршей, Украина вернулась к этой насущной необходимости. Мы рассмотрим некоторые финансовые аспекты этого возобновления экспорта. Мне кажется, они чрезвычайно интересны.

Константин Чуриков: Знаете, Сергей, сегодня что ни тема – то повод поговорить, да еще как. Много сообщений. Тем, кто не в курсе, я напомню, что включен, постоянно работает наш телефон 8-800-222-00-14. Услышали то, что вам интересно – звоните прямо сию секунду и можете прокомментировать то, что прокомментировал наш обозреватель.

Оксана Галькевич: И пишите тоже на СМС-портал. Я потихоньку уже начала откладывать вопросы от наших телезрителей с портала.

Сергей Лесков: Давайте двинемся по повестке дня. ЦИК проявил принципиальность. И на ранних стадиях он отвергал многие кандидатуры. Там на самом деле, не обижая никого из заявивших о своих претензиях на президентский пост, было довольно много несерьезных людей, которых даже и политиками нельзя назвать. Вот на последнем этапе осталось 8 кандидатов. ЦИК никого не забраковал. И давайте посмотрим на этот перечень из 8 лиц. Мне кажется, что они как бы образуют такую эстетически завершенную геометрическую конструкцию. Это довольно любопытно. На одном фланге находятся два представителя такого правого крыла. Но они ассоциируются с коммунистической традицией. Только не говорите, что это оговорка по Фрейду. Это просто оговорка. Это Павел Грудинин и Максим Сурайкин. Товарищ Максим – представитель самого радикального крыла коммунистов. Но он даже не попадает в опросы социологов, ибо соберет какое-то там мизерное по нынешним опросам и прогнозам число сторонников.

Есть другой край, там тоже 2 человека, которые ассоциируются с либеральными взглядами – это Ксения Собчак и Григорий Явлинский. Григорий Явлинский – участник выборов на протяжении уже нескольких десятилетий. Ксения Собчак – новое лицо. Мы о ней достаточно много говорили. Кстати, она была последней, кто получил мандат ЦИКа. Но она его сама не получила. Опять я оговариваюсь. Потому что она в эти дни пребывает в Америке. Она побывала там на каком-то завтраке, который устраивал президент Трамп. Но через 5 минут, как она говорит, ушла, потому что это было очень скучное мероприятие. А на вопросы о том, будет ли она исполнять советы Трампа, она сказала о том, что она сама будет Трампу советовать, как ему себя вести.

Константин Чуриков: Как вы думаете, вообще удачный политический ход – поездка, командировка… Не знаю, как это назвать.

Сергей Лесков: Будущее покажет. Сейчас я расскажу обо всех восьмерых и отвечу на этот вопрос. В центре конструкции, конечно, находится Путин. По опросам социологов из ВЦИОМа, около 70% избирателей отдадут за него голос. И эта цифра не меняется на протяжении многих лет. Мне кажется, что есть два кандидата, которые занимают конформистскую по отношении к власти позицию – это вечный Жириновский и Сергей Бабурин, который тоже, кстати, не попадает в опросы социологов. Они не видят там никаких перспектив.

Константин Чуриков: А в свое время был такой весомой, серьезной политической фигурой. Во всяком случае, узнаваемость в 1990-е была большой.

Сергей Лесков: Сергей Бабурин одно время был ректором крупнейшего в стране института, созданного при слиянии нескольких институтов и кулинарных техникумов. Был у нас в советское время заочный институт советской торговли, где учились мясники и продавцы. В общем, люди, не обремененные интеллектуальным багажом. Он проявил, видимо, какую-то сноровку. Еще больше, кстати говоря, чем Грудинин. Он их собрал в один институт. Я не помню, как он назывался. Там училось невероятное число народу.

Константин Чуриков: И сказал: "Больше не говорите покупателям. Вас много".

Сергей Лесков: Он был платный. Я думаю, это было очень выгодное предприятие. Студенты именно этого института попадали в разные сюжеты, где они демонстрировали совершенно невероятное представление о вообще российской истории, о математике, о бухгалтерии. Вы помните, показывали иногда… Мне врезалась в память какая-то студентка, причем, она закончила этот институт с красным дипломом. Она считала, что Наполеон напал на Сталинград. Вот такого рода там учились студенты.

Константин Чуриков: У нас некоторые губернаторы утверждали, что Иван Грозный ездил в Петербург.

Сергей Лесков: В общем, в 2014 году этот институт был лишен лицензии. И его руины были слиты с Плехановской академией, институтом, в репутации которого никаких сомнений нет. А он перестал быть ректором, но теперь хочет быть президентом. Ну, слава богу. И наконец фигура, которая многим симпатична, но которая, опять же, не рассматривается социологами – это Борис Титов, бизнес-омбудсмен. Мне кажется, он занимается благородным и нужным делом. У него даже есть "Партия Роста" – партия предпринимателей. Но, к сожалению, видите, у нас и позиции предпринимателей слабы, и выборные перспективы этого кандидата просто микроскопичны. И вообще я не понимаю, как сотрудник администрации президента может конкурировать со своим начальником в выборной кампании. Но это уже попутный вопрос.

Константин Чуриков: Если уж про Собчак я вас спросил, тогда и по поводу Титова то же самое. Вот то, что он ездил в Лондон, встречался…

Сергей Лесков: Там он работал как бизнес-омбудсмен. Она в качестве кого была? Трудно сказать. Так вот, в этой тройке у Собчак рейтинг выше, чем у Явлинского, чем у Титова, не говоря уже о Бабурине и Титове.

Оксана Галькевич: Многие, кстати, спрашивают: "Как вы оцениваете шансы?".

Сергей Лесков: Шансов нету. Что вы говорите? Хотя сама Ксения Анатольевна сказала, что наберет 140%. В чувстве юмора ей не откажешь. На втором месте идет сейчас Грудинин (7%), у Жириновского меньше 6%. У Собчак, предположим, ниже 1.5%. Может быть, что-то нетривиальное там совершить за пределами этой скучной агитационной программы.

Константин Чуриков: Санкт-Петербург вас спрашивает: "Откуда такая уверенность в исходе выборов? В США тоже все говорили, что победит Клинтон".

Сергей Лесков: Друзья мои, в США размерность отклонений была совершенно другой. Они говорили, что они победят, но с преимуществом в 3-4% был прогноз. А 3-4% - это вопрос колебаний и каких-то настроений. Когда кандидат №1 опережает кандидата №2 более чем в 10 раз, то даже с учетом, может быть, некоторой пристрастности мнения социологов… Ну что вы. Давайте не верить все-таки в сказки какие-то. Это такая серьезная работа у социологов. Они могут ошибаться и очень часто ошибаются, мы знаем, но не до такой степени.

Оксана Галькевич: Сергей, есть звонок. Но прежде такой короткий вопрос с портала из Курганской области: "Кандидатов в президенты много, а реальных конкурентов нет. Почему?".

Сергей Лесков: В значительной мере это риторический вопрос. Так сложилась русская историческая традиция с нашим вечным патернализмом. Нам удобнее, когда нами руководит один человек, а всякий раз, когда у нас оказывалась некая ситуация, предполагающая выбор, это сказывалось иногда даже трагически. Можно привести немало эпизодов в истории России, когда именно так и было – Смутное время, например, начало XVII века, начало XX века, конец XX века. А все-таки самые удачные исторические отрезки Россия переживала именно при правлении одного сильного лидера. Но это не означает, что так будет всегда, и это не означает, что я считаю, что это в перспективе лучший выбор. Нет, конечно…

Оксана Галькевич: Вы не оправдываете?

Сергей Лесков: В настоящем исторический опыт говорит, что все-таки так было лучше. Но это не означает, что так будет всегда в силу того, что меняется как бы структура и формат жизни. Там в какой-то постиндустриальной эпохе без политической, без экономической, без научной конкуренции общество обречено на арьергардные позиции.

Константин Чуриков: То есть длительное правление в истории России – это всегда…

Сергей Лесков: Нет, я не говорил слова "всегда". Была николаевская эпоха, где ничего хорошего не было. Кроме Пушкина и Лермонтова.

Константин Чуриков: А сколько там держался Брежнев?

Сергей Лесков: 18 лет. Брежнев пришел к власти в 1964 году и умер в 1982-ом.

Константин Чуриков: Как бы вы оценили брежневскую эпоху?

Сергей Лесков: Это вопрос неоднозначный. С одной стороны, в этот момент была утеряна последняя возможность, для того чтобы вступить на тот путь модернизации, которая гарантировала бы СССР конкурентоспособные позиции в гонке с США. Мы же не отставали от США по многим позициям. Но в то же самое время для громадного большинства советских людей это был наиболее либеральный, наиболее социальный, наиболее спокойный и гарантирующий исполнение каких-то социальных обязательств государства период. Без всякого сомнения так. Вообще черного и белого никогда в истории нету.

Оксана Галькевич: Сергей из Череповца, ваш тезка, хочет вам задать, видимо, какой-то вопрос. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Более-менее адекватная передача ваша на фоне федеральных каналов. Вы озвучили вопрос, поднимет ли уровень жизни россиян повышение МРОТ до прожиточного минимума.

Константин Чуриков: Это мы будем обсуждать уже в следующем часе. Что-то по поводу выборов, у вас какой-то вопрос есть к Сергею? Поскольку он о них говорит, о предвыборной гонке.

Зритель: Я давненько слежу за Павлом Грудининым. И в октябре по второму каналу в прайм-тайм его так расписывали, что он молодец, построил садик, построил школу, отличный предприниматель. Но стоило только ему выдвинуть свою кандидатуру на выборы – со всех сторон…

Сергей Лесков: Можно я прерву Сергея? Сергей, у нас по закону агитация за каких-то кандидатов разрешена 16 февраля. Вы сейчас нас толкаете на скользкую дорожку агитации или разоблачения каких-то инвектив по поводу одного из кандидатов. 16 февраля еще не наступило. Что бы мы сейчас ни говорили по поводу отдельного кандидата, это будет нарушением закона. Элла Памфилова, глава ЦИК, каждый день говорит, что она будет строго следить за соблюдением этого законодательства и уже сделала официальное предупреждение главе Центризбиркома Московской области. Поэтому, извините, на тот вопрос, который вы задаете, мы не имеем права отвечать.

Оксана Галькевич: Она даже Пескову сделала замечание.

Сергей Лесков: И Пескову сделала замечание. Давайте мы не будем нарушать закон и идти против ЦИК, который едва ли не впервые строго следит за исполнением законодательства.

Константин Чуриков: Который сказал "цыц!".

Сергей Лесков: Давайте перейдем ко второй теме. Она не менее значительная. Это Олимпиада. Хотя я уже неоднократно говорил о том, что спорт занимает в системе наших ценностей неподобающе высокое положение. Но то, что случилось, то и случилось. Я хочу сказать несколько вещей таких. Конечно, сегодняшняя церемония открытия, когда наши спортсмены в каком-то урезанном виде шли без национальной символики… Не знаю, может быть, кому-то это нравится. Мне кажется, что это унижение моей страны, и какую-то боль я испытываю.

Если эти спортсмены все-таки решили участвовать в Олимпиаде, это их право, как и сказал президент. Да и пусть побеждают. Тогда без подарков. Тогда не будем им дарить БМВ из карманов налогоплательщиков. Если они не представляют Россию, а представляют себя – ладно, оплатили им пребывание там, но тогда не надо им платить огромные премиальные.

Оксана Галькевич: Вообще это какая-то странная практика на самом деле.

Константин Чуриков: С одной стороны – да. Но с другой – они оказались под серьезнейшим давлением, испытали дикий стресс. Я не говорю, что обязательно автомобиль…

Сергей Лесков: Я согласен. Может быть и такая позиция, которую вы сейчас высказываете. Может быть позиция, которую я высказал тоже. Вопрос на самом деле непростой. Пока мы знаем только одно – что чиновники, которые довели эту ситуацию до унизительной для спортсменов и страны, они ни в коей мере не пострадали. Это на самом деле несправедливость.

А до какой степени можно унижать человека, если самое главное – что они должны исполнить свою спортивную миссию. Если им скажут не говорить по-русски? В России, стране, которая нарушает антидопинговое законодательство, говорят по-русски. "Мы запрещаем вам не только ходить с флагом России, но и говорить по-русски". До какой степени можно идти на уступки ради медали, ради исполнения своего спортивного предназначения? А если им скажут отказаться от страны (то же самое, что отказаться от семьи)? Может быть, я преувеличиваю. Но, тем не менее, логика в такой точке зрения тоже есть.

Оксана Галькевич: Сергей, но здесь вот эта единая позиция, с которой так или иначе мы появляемся или не появляемся на Олимпиаде, она должна каким образом возникнуть? Вот чувство собственного достоинства либо есть, либо нет.

Сергей Лесков: Одна из самых больших бед нашей страны – это единомыслие.

Оксана Галькевич: Коллективное сознание.

Сергей Лесков: Да. Коллективное сознание есть везде. Но коллективное сознание не должно принимать форму закона для всех. Я еще раз говорю. Если они и захотели выступить, пусть выступают. Это их право как спортсмена и гражданина. Другое дело, что мы в таком случае, мне кажется, должны пересмотреть некоторые вопросы, если они там, конечно, победят. Но хотя это не самое главное. Мы, кстати, не можем не коснуться еще некоторых вопросов, связанных с Олимпиадой. Там ведь не только наши спортсмены. Вот, например, есть такой персонаж Родченков, из-за которого все и пострадали. Он же тоже был чиновником. Он даже награды какие-то получал, едва ли не государственные. А потом кем он оказался? Мало того, что пригрели на груди змею, так он еще и предателем оказался. Это совершенно очевидно. Правда, он еще и не в себе. Знаете, что он сделал пластическую операцию?

Константин Чуриков: Я сегодня только от вас в кулуарах об этом услышал.

Сергей Лесков: Он сделал пластическую операцию, чтобы его не узнали (он сам говорит) и не убили.

Константин Чуриков: Это он?

Сергей Лесков: Да, это он после пластической операции.

Константин Чуриков: Вообще не узнать. Усов нет.

Сергей Лесков: Костя, я должен сказать, что если раньше он был похож на Павла Грудинина, то теперь он похож на актера Микки Рурка.

Оксана Галькевич: Кстати, да.

Сергей Лесков: Но на актера Микки Рурка, которого 15 раундов били на ринге. А если он боится, что его узнают, то зачем он дает телевизионные интервью? В общем, человек явно совершенно не в себе. Он ведь договорился до того, что чуть ли не Путин давал ему лично указание, кому подносить этот напиток "дюшес". Что-то невероятное, конечно, творится, и это только увеличивает мое скептическое отношение к руководящему составу этого министерства спорта.

Константин Чуриков: У меня маленький вопрос: если он себе сделал пластическую операцию и желал бы, чтобы это было всегда, почему мы видим эту фотографию?

Сергей Лесков: Вот такой странный человек, без царя в голове.

Оксана Галькевич: Может быть, он не сам?

Сергей Лесков: Наконец еще новости с этой Олимпиады. Наших там огульно обвинили в каких-то злоупотреблениях допингом. Хотя там есть масса людей, которые совершенно чистые. Но при этом официально уже объявлено, что сборная Норвегии везет едва ли не 10 000 доз препаратов для астматиков. 70% норвежцев, которые бегают на лыжах (а они бегают на лыжах быстрее, чем все, даже если у них винтовка за плечами) – они по существу инвалиды, которые, как северные олени едят какой-то корм, они сидят на этих препаратах. То есть олимпийские игры превращаются в какой-то цирк с участием фармакологов. Пусть там фармакологи на параде открытия идут в белых халатах. И мне кажется (я совершенно даже в этом уверен), что портретом МОК является какая-то ложь и совершеннейшая фальшь. Там много про фармакологию еще говорили из команды США, которой были негласные рекомендации не ехать. Я сказал, что это цирк. Да, это цирк еще и потому, что в цирке этим воздушным акробатам и силовым акробатам не запрещают есть все, что угодно. Но и здесь ничего не запрещают. Только надо это все обставить какими-то там фиктивными справками.

Константин Чуриков: Помните, как раньше было у борцов? Они там боролись тоже на цирковых аренах и друг другу поддавались. Но по гамбургскому счету соревновались, по-моему, раз в год. Возможно ли это в мировом спорте? Если это становится частью самого спорта.

Сергей Лесков: А если перед этим соревнованием по гамбургскому счету спортсмен съел гамбургер, в гамбургере оказалась свинина с генно-модифицированными продуктами?

Константин Чуриков: Кстати, да.

Сергей Лесков: По-моему, сейчас эта охота дошла до какого-то абсурда и противоречит вообще здравому смыслу, и все зависит от какой-то политической воли руководителей ВАДА, МОК, где заправляют представители этих англосаксонских стран. Мы знаем, кто сидит в ВАДА. Наших представителей там нету. Как мы можем отстаивать свои права? В общем, мы получили то, что получили. Ситуация невеселая. Но будем болеть за наших спортсменов. В некоторых видах спорта, как говорят специалисты, мы являемся фаворитами.

Константин Чуриков: Тема №3.

Сергей Лесков: Тему №2 можно было бы еще развить. Я скажу, что оказалось, что Северная Корея и Южная Корея слились как бы в экстазе и шли на параде вместе. Кстати, это говорит, что все-таки олимпийское движение может оправдывать свое предназначение по преодолению войны, каких-то конфликтов. Все-таки перечеркивать олимпийские традиции полностью было бы неправильно. То, что после многих десятилетий глухой вражды вот эти две части Кореи смогли соединиться благодаря спорту, говорит о том, что не все потеряно. Кстати говоря, в составе северокорейской делегации есть люди, о которых западная пропаганда говорила, что этот Ким Чен Ын расстрелял из огнемета. Вот теперь весь мир их может видеть. Там какая-то певица, которую он собственноручно "убил". Вот все ее увидели. Сказок много.

Итак, Дагестан. Вчера там был Бастрыкин, завтра едет Чайка. Чайка, как говорят, везет туда нового прокурора. Я думаю, что этот прокурор будет не дагестанец. Между прочим, в 1920-1940-х годах Дагестаном нередко управляли не дагестанцы. Это уже потом появилось какое-то национальное квотирование, и все эти десятки народов, которые населяли Дагестан, они чередовали, замещали друг друга на руководящих постах. Все это напоминает Вавилонскую башню. На самом деле печальная легенда о смешении народов, которая на примере Дагестана говорит о том, какие печальные последствия это может иметь, и… возникли именно из-за этого национального квотирования. Между прочим, одним из руководителей Дагестана был человек известный в советской истории. В начале 1920-х годов там первым секретарем был Мартемьян Рютин. Помните такого человека, который в 1937 году был репрессирован справедливо? Потому что он создал подпольный союз марксизма-ленинизма и боролся со Сталиным. Он полностью признал свою вину, мужественно держался на допросах и был реабилитирован уже где-то в 1980-х годах.

Такие персонажи были колоритные во главе Дагестана. Сейчас новый глава Дагестана Васильев ставит на все руководящие посты профессионалов не дагестанской национальности. И мне кажется, что это правильно.

Константин Чуриков: Секунду, Сергей. Дагестанской национальности же нет. Есть группа народов.

Сергей Лесков: А как еще скажешь? Я в кавычках это говорю.

Константин Чуриков: Многонациональный дагестанский народ, так назовем. Слушайте, мне кажется, вообще какое имеет значение в принципе национальность? Давайте говорить о коррупции, о том, что так сложилось.

Сергей Лесков: Многонациональный фактор Дагестана является одним из факторов этой коррупции. Помимо всего прочего, о чем мы говорили позавчера. Вы знаете, там были даже какие-то волнения, когда там снимали какого-то руководителя, и когда его сняли по серьезным обвинениям, были волнения под лозунгом "сняли лезгина – должны назначить лезгина". Не "должны назначить профессионала", а "вы должны соблюсти это национальное квотирование", которое при Ельцине было введено в форму закона. Это был закон.

Оксана Галькевич: Кстати, я хотела спросить. Когда это вошло в такое русло? Это же странно.

Сергей Лесков: Это вошло в 1990-е годы при Ельцине. И до 2005 года там было национальное квотирование. Как вы понимаете, государственных постов достаточно много. И там даже в парламенте представительство не по профессиональному признаку, а именно по национальному признаку. Мне кажется, что это порочный путь. И это один из факторов коррупции.

Константин Чуриков: Давайте тогда вообще скажем о том, что у нас много где в принципе профессиональное – далеко не главное.

Сергей Лесков: Да. В таком виде, как в Дагестане, очень трудно найти регион. Кстати, когда мы об этом говорили позавчера, раздавались же звонки "а когда следователи приедут в наш регион?". Были заявки. Вот получил сегодня срок Хорошавин, губернатор Сахалинской области. Кстати говоря, они там наворовали значительно больше, чем вменяется в вину дагестанским руководителям. Он получил 13 лет колонии строгого режима, и еще 4 его подручных тоже получили сроки, но поменьше. Но это суровый приговор. Это больше, чем получили и Улюкаев, и Никита Белых. Мне кажется, что это максимальный срок для руководителей такого масштаба. Кстати, вы слышали шутку по поводу того, где нашли машину "Тесла", которую запустил Илон Маск к Марсу?

Константин Чуриков: Нет.

Сергей Лесков: Ее нашли в Дагестане с перебитыми номерами. Наш народ, видите, тут же трансформирует политическую действительность в анекдоты.

Оксана Галькевич: Сергей, если связать первую тему с той, которую мы сейчас обсуждаем, выборы и кампания в Дагестане, время выбрано правильно для таких достаточно серьезных, размашистых движений?

Сергей Лесков: Это риторический вопрос, Оксана. Его сейчас задают. Его трансформируют даже так. Что антикоррупционная кампания – это наиболее выгодный предвыборный ход.

Оксана Галькевич: А, может быть, наоборот? Может быть наоборот?

Сергей Лесков: Нет. Наш народ очень любит, когда на красное крыльцо выбрасывают из дворца труп какого-нибудь боярина.

Оксана Галькевич: Подождите, Сергей. Но вот наши телезрители говорят, что традиционно в некоторых регионах нашей страны явка была всегда очень высокая во время выборов, и в том числе, возможно, это обеспечивалось с помощью неких административных ресурсов.

Сергей Лесков: По поводу Дагестана Элла Памфилова уже высказалась. Мы говорили. Она резко осудила выборные практики, которые были в Дагестане и давали тот самый результат, о котором вы сказали. Я не думаю, что на президентских выборах фактор этой дагестанской зачистки может сказаться. Результаты выборов предопределены. Я думаю, что это в значительной мере связано с назначением Васильева, которое состоялось еще осенью. Видимо, у него были какие-то собственные соображения, когда это можно начать. Ему надо было присмотреться, подготовить плацдарм. Он же должен заботиться об успехе этого мероприятия и о безопасности, в том числе и своей собственной. Все это требовало времени. И я думаю, что очень правильно, что он переступает через этот национальный фактор. И те чиновники, которых он сейчас переводит в том числе и на пост премьер-министра Дагестана – это технократы, которые получили очень хорошее образование. Об этом можно говорить отдельно. И именно профессиональный фактор является при строительстве Вавилонской башни главным фактором, а отнюдь не семейный фактор.

Константин Чуриков: Важно все-таки посмотреть, что будет дальше.

Сергей Лесков: Что будет дальше – это понятно. Питательной средой для коррупции, конечно, является состояние экономики. И, конечно, когда экономика зиждется на монополиях, она подвержена коррупции. Таких примеров много: это и Венесуэла, и Нигерия. Несть числа таким примерам. Самый большой удар по коррупции наносит другая структура экономики, а именно развитие мелкого и среднего бизнеса, который заинтересован в независимом суде, в другой структуре правосудия. Вот это важно сделать.

У нас еще есть время про Украину, которая решила покупать газ? Давайте мы скажем несколько слов. Вы помните, что одна из самых главных побед на Украине декларировалась как отказ от покупок газа в России. Правда, они покупали российский газ. Но через Германию его гнали. Он оказывался на 20-30 долларов за 1000 кубометров дороже. Украина на этом теряла 100-150 млн ежегодно. Но какая разница, если кредиты МВФ поступали? А теперь кредитов МВФ нету. И Украина вынуждена считать деньги. В марте она вроде бы собирается покупать газ напрямую в России. Экономия будет такая. Несмотря на то, что "Нафтогаз Украины" должен "Газпрому" 2 млрд долларов решением стокгольмского арбитража за прежние контракты. Но это не связанные потоки. Между прочим, то, что Украина не платит России этот долг, ведет к штрафным пени. Знаете, сколько каждый день? 600 000 долларов.

Оксана Галькевич: Ежедневно?

Сергей Лесков: Ежедневно. Это 0,03%. Но когда 0,03% от 2 млрд, вы можете прикинуть, это 600 000 долларов ежегодно. Вот так на Украине смотрят на экономику. Nocomments.

Константин Чуриков: А откуда там обнаружились деньги на покупку газа на таких условиях?

Сергей Лесков: Это будет выгоднее. Они же все равно газ покупают. В прежние годы, когда не было конфликта, Украина покупала порядка 30 млрд кубометров газа в России. Сейчас через реверс в Германии эти поставки сокращены до 10 млрд. То есть там на голодном пайке страна живет. Затянули пояса. Она, правда, и сама добывает, но немножко, порядка 5. Но все-таки приходится считать деньги. Вот видите, ведь Россия ничего не делала, чтобы изменить эту ситуацию. И, как я уже говорил многократно, экономические связи между Россией и Украиной настолько взаимовыгодны, что их разрубить – это все равно, что выстрелить себе в колено.

Константин Чуриков: А когда эти связи налаживаются, все-таки…

Сергей Лесков: Я думаю, что наступит и политическое прозрение.

Константин Чуриков: Отлично.

Оксана Галькевич: Спасибо вам, Сергей. Время наше истекло. Это был Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения России. Мы продолжаем.

Константин Чуриков: Через несколько минут поговорим о проблеме бедности в России. И не просто поговорим – приведем конкретные примеры. На днях вице-премьер Ольга Голодец заявила, что без победы над бедностью мы не сможем поднять дальше нашу экономику. Об этом через 2 минуты.

Список серий