• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Комков: Планирование развития экономики - это самый лучший опыт, который мы имели. И его элементы нужно вернуть, чтобы не было толп безработных с высшим образованием

Сергей Комков: Планирование развития экономики - это самый лучший опыт, который мы имели. И его элементы нужно вернуть, чтобы не было толп безработных с высшим образованием

Ольга Арсланова: В России слишком много экономистов и юристов, да еще и плохо образованных – об этом заявили в Рособрнадзоре. Там обвинили российские ВУЗы в переизбытке подготавливаемых студентов по специальностям "Юриспруденция" и "Экономика". У таких выпускников чаще всего возникают проблемы с трудоустройством, потому что их раз в 10 больше, чем нужно отечественному рынку труда.

Юрий Коваленко: Ну и проблема трудоустройства выпускников юридических и экономических факультетов, в общем-то, не нова: еще 2 года назад бывший министр образования Дмитрий Ливанов говорил, что половина нетрудоустроенных студентов составляют именно юристы и экономисты. Эти данные сейчас на ваших экранах.

Ольга Арсланова: Но давайте посмотрим на средние зарплаты студентов, которым все-таки удалось устроиться на работу. Она за год выросла всего на 1.7%, это выяснили исследователи "Avito Работа". В то же время в целом рост зарплат россиян составил почти 6%.

И вот еще любопытная статистика, которая касается ожиданий студентов. Российские студенты бизнес-факультетов, такие самые вроде бы предприимчивые и амбициозные, причем окончания институтов рассчитывают на весьма скромные зарплаты, всего около 11 тысяч долларов в год. Их ожидания превышают надежды студентов всего из трех стран – Казахстана, Индонезии и Малайзии. Это список, который включает 29 государств мира, они принимали участие в опросе, и на самую высокую зарплату после окончания ВУЗа рассчитывает молодежь из Швейцарии, Дании и США.

Кого готовят российские ВУЗы, насколько эти студенты, выпускники востребованы на рынке труда, мы поговорим прямо сейчас с нашим гостем: у нас в студии Сергей Комков, академик Международной академии наук педагогического образования.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Сергей Комков: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Странная история. Не впервые уже заявляют чиновники, что нам не нужны юристы и экономисты в таком объеме, а их продолжают почему-то производить. С чем это связано?

Сергей Комков: Вы знаете, для меня ничего странного в этом нет. Дело в том, что я этой проблемой занимаюсь уже более 20 лет, и для меня странно, что чиновники сегодняшние делают вид, как будто они только что проснулись. Мы еще 20 лет назад говорили о том, что эта проблема возникнет и будет чрезвычайно актуальной, и 20 лет назад нас никто не хотел слышать, не хотели слушать даже. Когда во второй половине 1990-х гг., примерно в 1997-1998-х гг. мы начинали поднимать эту проблему, когда массово начинали ликвидировать региональные ВУЗы, готовящие специалистов по профессиям металлургов, специалистов сельского хозяйства, отраслевые ВУЗы, как мы говорим, и потихоньку начали готовиться к тому, чтобы переходить к Болонской системе, в 2003 году мы подписали Болонское соглашение и вообще практически ликвидировали все отраслевые ВУЗы и начали создавать региональные университеты, а потом и часть небольшую создали, группу федеральных университетов. Кроме того, создали большой сектор негосударственных университетов или ВУЗов.

И вот перед этим мы говорили: "Ребята, что вы делаете?", мы говорили это нашим чиновникам и в Министерстве образования, и в Рособрнадзоре. Мы говорили: "Вы понимаете, что мы фактически подрываем, с одной стороны, основу экономики, то есть мы лишаем экономику будущих специалистов, а с другой стороны мы потом создадим переизбыток таких специальностей, которые будут не востребованы на рынке труда?" Но нам все тогда говорили: "Ну вы преувеличиваете опасность, возникает сейчас такая ситуация, что рынок все снивелирует…"

Ольга Арсланова: В тот момент казалось, что эти люди будут востребованы и нужны для банковской сферы, для чего еще, финансовых операций.

Сергей Комков: Да, оно вроде бы казалось логичным, тогда это так выглядело, тем более шел такой будем говорить бандитский передел рынка экономического в 1990-е гг. – вы помните, что происходило в экономике, происходил бандитский передел сфер влияния, и тогда экономисты, так сказать, нужны были другого плана, их надо было как-то переучивать. И юристы нужны были, потому что каждый нуждался в какой-то юридической защите, нужна была огромная масса всякого рода защитников, адвокатов, юридических консультантов и прочих. И вот тогда все ринулись в эти юридические ВУЗы, факультеты и прочее. И даже при непрофильных ВУЗах, при машиностроительном ВУЗе начинали открывать юридический факультет, и это, кстати, поощрялось и Министерством образования, и Рособрнадзором, который выдавал лицензию на ведение образовательной деятельности, они выдавали эту лицензию.

Ольга Арсланова: Но за государственными ВУЗами…

Юрий Коваленко: Но ведь спрос рождает предложение.

Ольга Арсланова: Была мода какая-то в стране….

Сергей Комков: Да не было спроса никакого.

Ольга Арсланова: …последовали негосударственные ВУЗы.

Сергей Комков: Вы извините, спроса-то не было никакого. Просто вот народ ринулся туда, рассчитывая на то, что потом будет кто-то востребован.

Ольга Арсланова: А, то есть абитуриенты, родители воспринимают как? – раз открыли факультет, значит, чиновники просчитали, что через вот эти 5-6 лет эти люди будут нужны.

Сергей Комков: А на самом деле ведь вот, дорогие мои, никто ничего не просчитывал. Ведь посмотрите, мы в начале 1990-х гг. ликвидировали очень серьезную структуру у нас в стране, она называлась госпланом. Мы когда начинали так называемые революционные преобразования рыночные, мы посчитали, что никакого планирования вообще у нас в стране больше не нужно, что все определит рынок, вот рынок – это все. Но на самом деле ни одно государство мира вообще без какого-то просчета своего развития не существует, даже в капиталистической системе существуют определенные институты, которые занимаются расчетом стратегического развития своих стран, они это не выпячивают на передний план, но расчеты такие делают.

Юрий Коваленко: Извините, поправьте меня, если я не прав. Мы говорим по поводу того, что юристы и экономисты не могут найти работу. Но всегда считалось, что бизнес и политика – это достаточно связанные вещи, и экономическое и юридическое образование необходимо. Перестраивали в 1990-е гг. модель поведения на рынке, согласен; сейчас у нас власть говорит о том, что всем необходимо заниматься бизнесом, с другой стороны, правозащитники говорят: "Ребята, если вы не будете отстаивать собственные права, вы ничего в этой жизни не добьетесь". То есть в принципе искусственно подогреваемый интерес и сейчас к юридическим и экономическим наукам все равно остается, он никуда не делся?

Сергей Комков: Нет, то, что каждый человек и каждый гражданин должен быть юридически подкованным и каждый должен понимать и защищать свои права – это одно, но это не значит, что каждый должен иметь диплом юриста в кармане. Это разные вещи, не надо это путать. Потому что если ты потом, имея определенную профессию уже и работая по этой профессии, еще дополнительно имеешь юридические знания, это тебе будет плюсом. Но если ты только в кармане имеешь диплом юриста и больше ничего, то у тебя возникают большие проблемы. Сегодня, вы знаете, кстати говоря, очень большие проблемы у профессиональных юристов, у адвокатов. Вот вы посмотрите, что сегодня происходит в среде адвокатов: в адвокатской структуре, в так называемых коллегиях адвокатов сегодня очень серьезные проблемы, сегодня многие адвокаты сидят на голодном пайке. У них нет клиентуры, у них нет сегодня заработков.

Юрий Коваленко: Цифровизация.

Сергей Комков: Они сегодня голодают, многие адвокаты.

Ольга Арсланова: То есть спрос и предложение не совпали.

Сергей Комков: У них нет предложений на их услуги.

Ольга Арсланова: Очень хочется услышать наших зрителей. Расскажите, пожалуйста, на кого вы учились и где работаете сейчас или на кого учитесь и где планируете работать.

Смотрите, что нам пишут: "В среде молодежи есть стремление к обучению промышленным специальностям, но они видят разрушаемые заводы и думают, что перспектив в этом не будет, а жить на что-то придется". То есть идут туда, куда зовут интересы и способности и куда легче всего поступить. Понятно, что если не получилось на бюджетное в государственный ВУЗ, можно пойти на платное в какой-нибудь ВУЗ попроще, вроде бы получил высшее образование. С чем это связано? Это некий компромисс, то есть мы делаем вид, что учимся, вы делаете вид, что учите, получаем какую-то бумажку? Есть ли смысл в таком высшем образовании? Может быть, пора как-то честно сказать, что да, высшее образование в нашей стране в таком объеме не нужно вот такое?

Сергей Комков: Я думаю, что нам надо сделать наконец-то выводы и перестать обманывать друг друга. В таком виде высшее образование никому не нужно.

Ольга Арсланова: То есть эта корочка в принципе не нужна?

Сергей Комков: Да.

Юрий Коваленко: Факультативна.

Сергей Комков: Высшее образование нужно только для того, чтобы человек дальше мог реализовывать свои жизненные планы и свои способности. А только для того, чтобы иметь в кармане корочку и для того, чтобы считаться, что он является каким-то специалистом с каким-то образованием – это никому не нужно.

Ольга Арсланова: А почему этот среднестатистический абитуриент так стремится к любой корочке? Вероятно, он не понимает, где еще он мог бы заработать, как бы еще он мог бы обеспечить себя, потому что он понимает, что рабочие специальности востребованы крайне умеренно, зарплаты там пока растут… То есть вот эта вот вечная история, что "без высшего образования я никогда не пробьюсь", "без высшего образования мне ничего не светит", "меня не будут уважать", "я не смогу устроиться на работу".

Сергей Комков: А вот здесь возникает очень интересное противоречие. Мы вроде бы ушли от так называемой совковой системы, где работала вот эта система продвижения только при наличии определенной корочки или документика, вот этой бумажки, а с другой стороны, мы ничего не нового не создали. Поэтому сегодняшней молодежи надо четко объяснять, что ее будущее зависит не от того, какая корочка у тебя в кармане, а от того, какой уровень знаний ты получил, во-первых, а во-вторых, какие конкретные знания ты получил и насколько эти знания будут востребованы потом в обществе, как ты их сможешь реализовывать, для того чтобы обеспечить будущее себе и своей семье в дальнейшем.

Юрий Коваленко: Ну вот говорится, что российская экономика инертна на протяжении 12-15 лет. Образование человек получает 5-6 лет, если там бакалавриат или магистратура. В принципе предсказать, что будет востребовано дальше в условиях развивающейся цифровой экономики, когда вместо юристов программа составляет иски, вместо экономистов отчеты составляет программа, и многое-многое не нужно… Ведь сейчас произойдет та же самая ситуация, что и с юристами и экономистами: будет очень много программистов, которые внезапно потом будут не нужны. Или как-то иначе? Вот как выбрать профессию и не прогадать на 10-15 лет?

Сергей Комков: Можно просчитать. Вы знаете, немножко потихоньку наши структуры правительственные начинают в этом плане, как говорится, очухиваться, и вот уже Министерство экономического развития в какой-то степени начинает выполнять те функции, которые выполнял в свое время госплан, им уже даны поручения осуществлять некоторые просчеты вперед на перспективу 5-10-15 лет в развитии хозяйственных, экономических и прочих элементов нашей страны…

Юрий Коваленко: Это госзаказ для ВУЗов на специалистов?

Сергей Комков: Нет, не госзаказ, а развитие страны экономического, а в соответствии с теми задачами, которые будут стоять перед страной, уже можно будет сделать заказ для высших учебных заведений по подготовке тех или иных специалистов, которые будут востребованы, для того чтобы развивать те или иные отрасли, так или иначе специальности. Потому что если мы запланируем развитие определенной отрасли, определенных каких-то территорий, определенных каких-то направлений экономических, то нам для этого потребуются специалисты, и вот уже тогда, идя в обратную, мы сможем, государство сможет сделать заказ в лице Минобрнауки для ВУЗов, для того чтобы ребята могли получить образование, причем за государственный счет, не через систему платных ВУЗов, а именно государственное получить образование, с тем чтобы эти специалисты потом были востребованы на рынке труда.

Ольга Арсланова: Смотрите, что пишут наши зрители. "Училась на юриста, работаю поваром", – Алтайский край. "Профессия плотник, третий год я безработный", "Училась на юриста, работаю секретарем, сына буду учить теперь рабочей специальности", "Учился на психолога, работаю водителем автобуса", "Закончила Московский государственный университет культуры и искусств с красным дипломом, а работаю стюардессой".

Юрий Коваленко: Инженер-механик, авиационные двигатели, работает охранником.

В любом случае с высшим образованием можно работать фактически кем угодно, важно его, видимо, наверное, наличие. Ну вот как раз именно это мы и хотим сейчас выяснить. "На кого учитесь и где планируете работать?" – спрашивали наши корреспонденты на улицах города.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Ну и нам позвонил Николай из Самарской области – человек, который три раза переучивался. Николай, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу что сказать? Вот сейчас у вас вопрос "Цена образования". Раньше, в советское время государство планировало все ВУЗы и все остальные, и все кандидаты, которые, как говорится, выходили с ВУЗов, распределялись по местам. В том числе я в советское время закончил сельскохозяйственный на зоотехника, и зоотехники и агрономы были востребованы во всех совхозах и колхозах, даже в Московской области эта востребованность была.

Ольга Арсланова: А потом, Николай, что произошло?

Зритель: А потом, когда они закончились, 1990-е гг., вы знаете, развал сельского хозяйства, пришлось переучиваться экономистом. Экономистом закончил высшее образование, работал в Горздраве. Горздрав сейчас ликвидирован, централизовали, как говорится, здравоохранение, только в Самаре. Потом закончил юрфак, Университет Российской академии, УРАО. Закончил тоже, как говорится, неплохо, уже в 2002 году, и тоже была политика разыграна таким путем, что юристы нужны семейные, намечалась программа такая, что это будут создаваться помощники каждой семье, как за границей, но ничего не получилось, потому что наша система, как говорится, или наши люди не могут каждый иметь семейного юриста, оплачивать его, потому что заработки не соответствуют.

Ольга Арсланова: Спасибо, Николай.

Зритель: Поэтому те программы, которые планируются государством, оно все-таки должно как-то немножко…

Ольга Арсланова: Спасибо, Николай, у нас просто очень мало времени остается, а хочется какое-то краткое резюме, свет в конце тоннеля.

Сергей Комков: Краткое резюме простое: нам нужен вернуть элементы планирования развития нашего государства и в соответствии с планированием дальнейшего развития нашего государства определять, какие дальше профессии готовить и в соответствии с этим тогда будут востребованы те люди, которые будут получать образование, и мы не будем иметь безработных людей с высшим профессиональным образованием. Вот это самый лучший опыт наш, который мы имели всегда в нашей стране, вот и все.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Сергей Комков, академик Международной академии наук педагогического образования был у нас в гостях. Говорили мы о подготовке российских студентов.

 

 

Список серий