• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Виктор Аксючиц: Признание Патриархом подлинности останков семьи Романовых будет актом окончания Гражданской войны, волны которой до сих пор покрывают Россию

Виктор Аксючиц: Признание Патриархом подлинности останков семьи Романовых будет актом окончания Гражданской войны, волны которой до сих пор покрывают Россию

Романовы. Накануне 100-летней годовщины расстрела царской семьи СКР опубликовал заявление о совпадении найденных останков с генетическими профилями ныне живущих родственников Романовых. Делается это синхронно с регулярными заявлениям иерархов РПЦ, не признающих останки царственных страстотерпцев. Гость в студии - советский и российский философ, политик Виктор Аксючиц.

 

Юрий Коваленко: Ну а мы переходим к нашей первой теме. В России сегодня вспоминают трагическую дату в истории страны: 100 лет назад 17 июля большевики расстреляли царскую семью Романовых. Следственный комитет подтвердил итоги экспертиз останков. Вслед за очередным отказом РПЦ признать эти останки, найденные под Екатеринбургом царскими, Следственный комитет сделал официальное заявление: генетические профили семерых из одиннадцати найденных останков говорят о том, что найдены мать, отец, их четыре дочери и сын.

Ольга Арсланова: Но генетические материалы сравнили, материалы останков и материалы живущих ныне родственников последнего русского царя по материнской и отцовской линиям, получено доказательство по этому официальному заявлению, что останки мужчины принадлежат именно Николаю II. Сейчас проводятся повторные антропологические экспертизы, к которым привлечены видные ученые, для того, видимо, чтобы можно было уже 100% наверняка сказать, что это те самые останки.

Ну а в Екатеринбурге минувшей ночью верующие отправились в крестный ход. Шествие возглавил патриарх Кирилл. За процессией наблюдала наша коллега Анна Исаева. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Ну а мы приветствуем в нашей студии философа, политика Виктора Аксючица. Виктор Владимирович, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Виктор Аксючиц: Добрый день.

Ольга Арсланова: Смотрим на новости, которые как раз поступают в преддверии этой даты, и не очень понятно, почему Следственный комитет и РПЦ не могут договориться о подлинности останков, если есть официальные заключения, если есть доказательства.

Виктор Аксючиц: Истоки этой коллизии очень давние. В 1995 году были получены все исследования, доказывающие, что это останки императора и его семьи, близких. Но, к сожалению, появилась здесь Ольга Куликовская-Романова, жена племянника Николая II, явилась в патриархию и заявила, что она сделала генетическую экспертизу по ее ходатайству, и это ложные останки. Ей, к сожалению, поверили, поскольку тогда очень верили нашей эмиграции. Она соврала, потому что Рогаев делал эту экспертизу, будучи очень известным генетиком сейчас, и она взяла с него подписку, что он без ее разрешения никому не может об этом говорить. Тем не менее мы это исследование опубликовали в 1998 году в нашей книге-сборнике «Покаяние. Материалы правительственной комиссии». Тогда же в 1990 году Синод сформировал 10 вопросов к правительственной комиссии и также предложил провести дополнительные экспертизы. По этому ходатайству были заменены многие эксперты следствием, были включены эксперты, которых предлагала патриархия, в частности, тот же самый Рогаев. Они провели свои исследования, и все эти исследования велись до 1998 года, все подтвердилось, то есть все, о чем говорит сейчас Следственный комитет, подтверждается в 1990-е, 2000-е и нынешние годы.

Но, к сожалению, тогда церковное начало допустило ошибку, не только не отказалось от нее, а стало усугублять это. Должен вам сказать, что ни патриарх Алексий, ни митрополит Ювеналий никогда не говорили, что это ложные останки. Единственный человек, который говорил о том, что эти останки ложные, это митрополит Кирилл. Мало того, он утверждал, что правительственная комиссия и следствие не ответили на 10 вопросов и не провели дополнительные экспертизы, о которых ходатайствовал Синод. Это тоже неправда, потому что в январе 1998 года я присутствовал, когда патриарху Алексию были вручены все эти документы, он тогда при нас согласился с этим. При этом он тогда сам предложил провести захоронение поскорее, то есть перед Великим постом. Председатель комиссии, вице-премьер Немцов сказал, что слишком быстро, нас обвинят в том, что мы это делаем чрезмерно быстро, и в итоге обсуждение было решено провести тогда и там, где это и было осуществлено.

Но, к сожалению, затем, уже в 2000-е гг., вот эта вот неадекватная установка теперь уже патриарха Кирилла усугубляется. Он стал заявлять, что на следствие, на церковь, как он говорит, оказывали давление, что не допускали к исследованию, что абсолютная неправда. Я вынужден был публиковать письма следователя Соловьева, он написал около 50 писем патриарху Алексию, патриарху Кириллу и другим митрополитам, где подробно излагал всякий данный момент результаты следствия и соответственно предлагал им всякий раз провести собственные исследования. Для этого были оставлены частицы, естественно, биологических материалов. Этого не было сделано.

И вот наконец нашли, как вы знаете, останки цесаревича Алексея и великой княгини Марии, и то же самое: все было проведено вновь, все подтвердилось, и вновь ничего не происходит. Заседает рабочая группа правительства, которая создана по указанию президента. На первом заседании этой группы ее председатель, вице-премьер Приходько, заявил, что мы собрались юридически оформить решение президента, что необходимо их хоронить, и была даже назначена дата через полгода после этого заседания о захоронении. На это Соловьев предложил все-таки непосредственно связаться еще раз с патриархом, чтобы церковь опять не повторила ту же ошибку, которую оно сделало в 1990-е гг., она не поминала их по именам, а практически хоронила как бомжей, безымянных. И вот именно по его ходатайству вновь патриарх предложил уже президенту, было открыто вновь следствие, были проведены вновь многочисленные экспертизы.

Вот вы сказали про генетические Следственного комитета – не так, Следственный комитет перечислил не только генетические сейчас в своем заявлении, все виды исследования: антропологическое, историческое, стоматологическое и многие другие. Все они без исключения подтверждают, что это те останки. Тем не менее продолжается эта политика затягивания со стороны на самом деле, в общем-то говоря, под влиянием одного человека – патриарха Кирилла, который единственный когда-то заявлял, что это ложные останки.

Юрий Коваленко: Подождите, одну секунду, ведь патриарх Кирилл возглавил шествие крестного хода, в чем выгода?

Ольга Арсланова: Ну это крестный ход по памяти все-таки, не имеет отношения к останкам.

Юрий Коваленко: В чем выгода церкви не признавать?

Виктор Аксючиц: Этот крестный ход действительно святое место для православных людей, ибо там была предпринята попытка уничтожения этих тел. Вот сегодня было сказано, что они были брошены в яму. Но дело в том, что в яме они не были уничтожены, все это описано в следствии, в литературе, я это описывал, в этой книге описано. Их пришлось вынуть, поскольку невозможно было их уничтожить; два тела тогда уже в Ганиной яме было предпринято уничтожить (кислотой, огнем) – невозможно, поэтому кислоты было мало для этого, огня тоже мало, и их увезли на Поросенков лог. Там, поскольку машина застряла, захоронили в Поросенковом логу.

Ольга Арсланова: Я переформулирую: какая версия тогда ближе РПЦ? Что им кажется более исторически верным?

Виктор Аксючиц: Должен вам сказать, что я знаком со многими митрополитами и священниками, абсолютное большинство верит в версию официальную. Единственный человек, который пытается затянуть дело, это патриарх Кирилл. И вот сегодня он тоже присутствовал… Он попал, понимаете, в собственный капкан, запустив эту версию. В итоге десятки тысяч уже ходят в Ганину яму, теперь трудно повернуть обратно, он уже боится агрессии людей, особенно радикалов, которые, соответственно… Невозможно говорить в его представлении о версии Поросенкова лога.

Более того, когда уже началось современное следствие…

Ольга Арсланова: Вы имеете в виду 1993 года или?

Виктор Аксючиц: Нет, современное, по инициативе, и церковь допустили ко всем исследованиям. В итоге патриарх потребовал, чтобы Соловьева, следователя прокуратуры, так сказать, освободили от следствия. Его освободили, назначен другой следователь. Мало того, по его же рекомендации, в общем-то говоря, его чуть было не уволили, ему запретили выступать в средствах массовой информации. Это вообще-то абсурдно, потому что когда мы работали в правительственной комиссии в 1990-е гг., естественно, вся информация расходилась тут же, и об этом докладывал носитель, грандиозный носитель этой информации следователь Владимир Соловьев. Почему ему сейчас запретили? Почему его в этом смысле комитет даже подвергает каким-то репрессиям, угрожает увольнением? Это абсурдно.

Далее. К сожалению, под влиянием патриархии нынешнее следствие пошло во многом по ложному пути. Например, было заявлено официально представителями патриархии, что и церковная комиссия, а потом это следователь подтвердил, изучает различные экзотические версии об отрублении голов, которые якобы были у Ленина на столе, потом в банках спиртовых; о том, что выжили якобы женщины, не были уничтожены; и ритуальном убийстве. Вы понимаете, это уже не только за гранью рассудка, но это за гранью закона, потому что президиум Верховного суда Российской Федерации при решении вопроса о реабилитации совершенно четко сформировал причину и условия расстрела и убийства императорской семьи и императора, было сказано «по политическим мотивам и причинам». В нашем законе говорится, что это решение высшей судебной инстанции абсолютно для выполнения всех, и прокурорских, и следственных органов, они просто по закону не имеют права изучать либо предлагать другие версии, на которых уже поставлена точка.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим, что пишут наши зрители. Совершенно понятно, что отношение очень противоречивое к самой персоне Николая II. Нам пишут: «Я человек православный, верующий, но не считаю царствующих особ богоизбранными или святыми. Церковь допустила ошибку, причислив царя и его семью к ликам святых». Но давайте напомним, во-первых, что РПЦ причислила Николая II к лику святых не за его дела как управленца, как царя, а именно за мученические последние дни, за мученическую смерть, это важный момент.

Но тем не менее консенсус определенный, вероятно, в обществе все-таки есть. Есть у меня данные опроса ВЦИОМ, его проводили накануне столетия со дня гибели царской семьи. Так вот 57% россиян все-таки назвали расстрел семьи последнего российского императора чудовищным и ничем не обоснованным преступлением. Как вам кажется, о чем говорит эта цифра? Как менялось на протяжении вот этого времени… Долгое же время вообще практически ничего не было известно, но тем не менее как менялось отношение к этому событию в обществе?

Виктор Аксючиц: Я думаю, что отношение менялось в сторону позитива, все большего признания роли императора. Конечно же, как всякому государственному руководителю, к нему можно предъявить массу претензий, его неадекватности, слабости и прочее. Но то, что он совершенно честно выполнил свой долг и не грешил, так сказать, как государственный руководитель, совершенно очевидно. И я думаю, что если бы сейчас не распространялись всякие экзотические версии, то и цифры были бы другие. Я думаю, что было бы значительно больше людей, которые приняли бы такое решение.

Ведь понимаете что происходит? Во в смысле обществе всегда и везде существует маргинальное мнение и маргиналы, которые склонны ко всякого рода экзотическим, фантастическим версиям – скажем, ритуальное убийство, отсечение голов, женщины выжившие. Но именно тогда, когда авторитетная инстанция вдруг начинает это поддерживать, очень много людей просто сходит с ума на эту тему, понимаете? Известно, что во всем мире очень много, так сказать, людей, заявляющих себя живыми либо Анастасией, либо Алексеем, говорят про Косыгина, что это якобы тоже сын Алексей, и так далее. Но дело в том, что академик Академии наук Алексеев написал целую книгу, массу статей на эту тему, и люди тоже верят этому.

Ольга Арсланова: То есть я правильно понимаю: вы считаете, что у нас сейчас 57% осуждающих, а не больше, из-за этих версий…

Виктор Аксючиц: Конечно.

Ольга Арсланова: …а не потому, что большинство родом из СССР, наследницы по сути вот этой вот расправы.

Виктор Аксючиц: Ну конечно.

Ольга Арсланова: Вам не кажется, что многие не готовы однозначно осудить то, что произошло, а считают это естественным историческим процессом смены одной власти на другую?

Виктор Аксючиц: И это тоже, конечно. Но в этом смысле я хотел бы сравнить позицию патриархии с позицией Русской православной церкви за рубежом, которая на много лет раньше канонизировала императора и его семью, в том числе под влиянием этой авторитетной части Русской православной церкви за рубежом, которая не испытала то, о чем вы говорите, давления от коммунистического богоборческого режима и коммунистической идеологии, и адекватно приняла решение. В итоге и патриархия была вынуждена принять это решение о канонизации. Вот я так же думаю, что поскольку сейчас русская зарубежная церковь уже давно признала останки мощами, эти мощи у них хранятся в Америке в монастыре Джорданвилл, они им поклоняются как мощам, об этом заявляют.

Я думаю, что руководство патриархии в конечном итоге, хотя оно допустило вот эту ошибку когда-то и повторяет ее сейчас, вынуждено будет принять реальность. Правда, опять же мы даже в сегодняшние дни слышим неадекватные совершенно суждения, как, скажем, пресс-секретарь патриарха вдруг заявляет, что да, некоторые экспертизы не закончены, они не опубликованы, поэтому они как бы не могут учитываться. Но должен сказать, что экспертизы в рамках уголовного дела вообще необязательно должны быть опубликованы. Выводы делает следствие без всякой публикации, это во-первых. Во-вторых, они же и он же, представители патриархии, в свое время говорили, что считают, что не надо это дел публиковать, понимание? И в конце концов вот это заявление, которое сделано, что Архиерейский собор будет принимать решение, что правильно и правда, что скорее всего это будет делать очередной Архиерейский собор через 2 года, я, честно говоря, удивлен. На сегодняшний день нет просто никаких оснований, потому что ни одна экспертиза, проводимая специалистами всех видов экспертиз в рамках следствия, не могла себе представить материалы для отрицания подлинности останков.

Юрий Коваленко: Что для нас изменится, когда все-таки патриарх Кирилл признает, что все действительно законно, что это останки Романовых? Что будет после этого происходить?

Виктор Аксючиц: Вы знаете, я-то убежден, если это в мистическом измерении освещать, это будет акт окончания гражданской войны, волны которой до сегодняшнего дня как-то покрывают Россию. Это внутреннее противостояние, вот эти коллизии, споры бесконечные, эти порождения все новых и новых экзотических версий, которые просто затмевают умы, прекратятся, общество больше стабилизируется.

Я вам просто приведу пример. В 1990 году мы с Соловьевым присутствовали на «РЕН ТВ», замечательный большой канал. Против нас сидел Сироткин и князь Голицын. Сироткин – это специалист-историк по истории Франции XVIII века, его никто в этом качестве не мог бы знать, но он занял такую нишу грандиозную, есть миллиарды царские. Они уверяли на миллионную аудиторию, что во они знают, что так называемая грузинская княжна является выжившей Анастасией и что она сейчас живет на даче ФСБ под Москвой и президент ведет с ней переговоры о том, чтобы ее признать, чтобы эти миллиарды получить.

Ольга Арсланова: Здравомыслящему человеку в голову такая мысль не придет.

Виктор Аксючиц: Вы знаете, я после этого говорил с главным редактором этого канала, спросил: «Почему вы это дали в эфир? Вы сводите с ума миллионы людей». Она сказала, что она была на совещании, где президент сказал, что эта версия изучается сейчас ими. Это было ложью. Мало того, мы узнали, что она, оказывается, умерла за полгода до этого телеэфира, а вот эти господа знали об этом.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей. Здравствуйте. У нас на связи Алексей из Краснодара. Добрый вечер.

Зритель: Со святым вечером всех.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Я хотел бы, знаете, просто обратить внимание на нашего царя-батюшки Николая II. Почему? Потому что, во-первых, он своей жизнью был свят, он воспитал такое семейство, которое не предало его, единственные в стране. Первыми предало священство, которое не пресекало ложь, которая возводилась вокруг этого семейства. Вторыми предали его дворяне, потом предал народ. Поэтому царь и ушел от этого. Почему? Потому что царя выбрал народ, раз царь отказался, царь, видно, и ушел поэтому. И не надо… Это, знаете, был достойный шаг, во-первых, все знают прекрасно, что передал святой наш батюшка Серафим Саровский последнему царю, – то, что Авель говорил. То есть вы понимаете, когда начинают вот это всякое вокруг, что он жил так вот, он только кончиной… Вы знаете, он был свят, он был свят во всем. Воспитайте своих детей, чтобы они не отказались от вас и пошли на смерть, воспитайте своих детей.

Ольга Арсланова: Спасибо. Вот такая есть точка зрения. А есть другая, из Красноярска нам пишут: «А ничего, что невинно убиенными, замученными были тысячи, миллионы простых людей? Почему столько пафоса и суеты вокруг останков только одной семьи? Ну и почему вы забываете о кровавом воскресенье?» Мы видим абсолютно полярное отношение к Николаю.

Виктор Аксючиц: Да, но это странный вопрос, потому что на самом деле новомучеников очень много уже канонизировано, просто сотни, сотни, если не тысячи.

Ольга Арсланова: Просто это одни из самых известных.

Виктор Аксючиц: И каждый год, со временем канонизируют все больше и больше. Но я в связи с этим хотел бы еще одно сказать. Среди обвинений, которые выдвигаются со стороны патриарха следствию 1990-х гг., что не была проведена историческая экспертиза, и это тоже повторяется многими, что неправда. Было проведено огромное историческое исследование. В частности, расскажу об одном остросюжетном мероприятии. Следователь Соловьев и директор Росархива Мироненко узнали, что архив Соколова в оригинале хранится в княжестве Лихтенштейн у князя Лихтенштейна. Затем они узнали, что в России в архиве хранится весь архив княжества Лихтенштейна, который был изъят во время войны у немцев. Естественно, нам он не интересен, он интересен им, поскольку там за 100 лет у них вся история. Они проделали огромную работу, чтобы поменять эти архивы. Мало того, закон не позволяет выдавать то, что было изъято. Так вот они добились того, чтобы было исключение сделано, и весь архив Соколова был привезен, он в Государственном историческом архиве сейчас хранится.

Кстати говоря, должен сказать, что все документы истории и все экспертизы, все результаты опубликованы на сайте в открытом доступе Росархива. Еще хочу сказать, что, конечно, в некоторых архивах в Штатах сохранились какие-то документы Соколова, но это все копии с тех самых оригиналов, которые сейчас хранятся в России. То есть проделана огромная работа, которая уничижается до сегодняшнего дня со стороны патриарха.

Юрий Коваленко: То есть получается, что все рукописи в открытом доступе («рукописи» я условно говорю), все материалы, все, что было произведено, абсолютно все, и каждый человек может зайти и в этом удостовериться?

Виктор Аксючиц: Конечно, конечно. Тем не менее продолжается ложь, что они не делали, а мы все делаем. Должен сказать, что все экспертизы, которые проведены сейчас, не добавили ничего нового. Исторические исследования не добавили ни одного нового факта вообще к тому, что было сделано раньше.

Ольга Арсланова: Давайте немного воссоздадим картину, во-первых, самого этого страшного дня расстрела, во-вторых, что было дальше. Когда это начало восприниматься как зверство большевиков? Когда это стало восприниматься как важный водораздел, как событие, которое мы должны помнить так долго?

Виктор Аксючиц: Уралсовет принял это решение, и не только потому, что приближались белые войска, но и потому, что в Уралсовете были левые большевики, которые были в споре с центром, в частности, по приказу Голощекина был расстрелян племянник Ленина тоже примерно в это же время, понимаете? И они убили всю семью, при этом доложили сначала в Москву, что был убит только император, потому что решения центральных органов не было, они доложили в своей телеграмме, что император расстрелян, а семью увезли. И потом только через сутки доложил в телеграмме, что и семью постигла та же участь. Ну и центральная власть была вынуждена как бы это легитимировать, приняли решение принять к сведению. Но есть основания думать, что все-таки какие-то устные приказы могли быть в этом смысле и от Ленина, и от Свердлова, с которым встречался Голощекин…

Ольга Арсланова: Но доказательств, прямых приказов нет?

Виктор Аксючиц: Документов на эту тему нет, ни одного документа нет на тему того, что это был приказ из центра.

Ольга Арсланова: А вам как кажется?

Виктор Аксючиц: Я думаю, что скорее всего, какой-то приказ… Вот я изучал все материалы, скорее всего, Свердлов отдал им устный приказ. Ленин мог с этим согласиться, но мы в то же время знаем, что Ленин был сторонник другого, судить их, гласно судить, и при этом там даже был Брестский мир, очень сложные отношения с кайзерской Германией, а все-таки императрица была родственницей Кайзера. Поэтому он прямого приказа об уничтожении не давал, но вынужден был согласиться, а Свердлов, судя по всему, отдал этот приказ.

Юрий Коваленко: Близилось советское смутное время. Николай II был братом британского монарха.

у: Да.

Юрий Коваленко: Плюс ко всему еще такие серьезные связи. Не могло ли это убийство быть действительно перестраховкой от контрреволюции, от монархистов, от тех, кто мог бы завладеть императором и использовать его в своих целях? Такой огульный шаг, чтобы больше потом не допускать никаких ошибок?

Виктор Аксючиц: Безусловно, это главная ошибка. Мы ведь знаем, что абсолютное большинство населения, крестьянства даже после Февральской революции, то есть крестьянское население России было промонархическим. И одна из причин вообще поражения белых в Гражданской войне, что они не выдвинули этот лозунг восстановления монархии помимо других, конечно, были многие другие причины, можно сказать, духовные. Поэтому это прежде всего было сделано и поэтому, что их нужно уничтожить, они боялись, что подойдут войска белых, он будет освобожден, тогда это будет реальная политическая сила, потому что на него кто-нибудь ставил. Вот вы вспомнили английского короля, королеву Великобритании, так вот он сам лично отказал, это было еще до большевистского переворота, после февральского переворота, тому, чтобы принять императора и его семью к себе, то есть поспособствовал их гибели. Такие вот у нас союзники и родственники.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Напоминаем, у нас в студии был философ, политик Виктор Аксючиц. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Виктор Аксючиц: Спасибо.

 

 

 

Список серий