• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Виктор Климов: Бояться нужно собственной финансовой безграмотности, а не МФО, если она легальная

Виктор Климов: Бояться нужно собственной финансовой безграмотности, а не МФО, если она легальная

Константин Чуриков: Для начала просто расскажем о нашей первой теме. Вы знаете, когда у нас что-то не могут победить, с чем-то не могут справиться, это обязательно начинают переименовывать. Так вот микрофинансовые организации – МФО – теперь должны получить статус МФК, микрофинансовых компаний, и только так они смогут вести законную деятельность. Но беда в том, что черных кредиторов от этого меньше не становится, люди активно к ним обращаются. Вот как отрегулировать ситуацию на рынке микрозаймов? Прямо сейчас вместе с вами и поговорим.

Оксана Галькевич: Знаешь, Костя, я знаю, что очень многие наши телезрители микрофинансовые организации не любят, я думаю, что даже очень многие. Неоднократно мы эту тему поднимали, в прямом эфире обсуждали: в адрес МФО звучит очень много критики, и я думаю, что, конечно же, этому есть причины. Поэтому вот, уважаемые друзья, новость, которая, вероятно, некоторых из вас, противников МФО, обрадует – таких организаций становится все меньше и меньше. В прошлом году, например, их стало на 300 меньше, в этом году с рынка могут уйти (это прогнозы специалистов, не мои) еще 500-700 таких организаций.

Константин Чуриков: Количество офисов МФО уменьшается, но клиентов у тех, кто остался в бизнесе, все больше, причем на 78%. Объем выданных кредитов тоже, соответственно, вырос на 28%, почти на треть. Заемщиков в стране уже более 8 миллионов человек. Мы сейчас, между прочим, оперируем данными Центрального банка, то есть официальной информацией о работе МФО, которые есть на государственном сайте, на сайте Центробанка, это очень важный момент.

Оксана Галькевич: Важный, потому что некоторые эксперты говорят о том, что многие микрофинансовые организации не исчезают с рынка, не исчезают просто так, а они уходят, уходят "в тень", а это на самом деле очень тревожная тенденция.

Константин Чуриков: Если вы обращались в эти микрофинансовые организации (теперь уже компании), позвоните и расскажите, под какой процент, на каких условиях и от какой жизни.

А в студии у нас Виктор Климов, руководитель проекта Общественного народного фронта "За права заемщиков". Виктор Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Виктор Климов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Расскажите, как вы считаете, от этой смены вывески, смены статуса насколько принципиально изменится ситуация для потребителей, для потенциальных заемщиков?

Виктор Климов: Давайте я немножко уточню. Это не совсем смена вывески, это ужесточение регулирования, это ужесточение требований. Действительно, с марта 2016 года – это уже состоялось – рынок микрофинансовых организаций, такой большой сегмент МФО, разделен на две, скажем так, фракции, на две группы: есть микрофинансовые компании и микрокредитные компании.

Константин Чуриков: Вот так.

Виктор Климов: Разница в том, что ко одним предъявлены большие требования, им даны большие в этом смысле права и возможности, к другим меньшие, но, соответственно, у них есть и ограничения в правах. Поэтому это не просто смена вывески, это такая, можно сказать, последовательная деятельность регулятора по ужесточению регулирования, по созданию условий, при которых, в общем, этот рынок станет более цивилизованным, станет менее таким негативно популярным у граждан (то, о чем вы сегодня совершенно справедливым образом уже сказали).

Оксана Галькевич: А разница какая между вот этими двумя группами? Но только простым человеческим языком, чтобы каждый наш телезритель сейчас понял.

Виктор Климов: Простым человеческим языком. К микрофинансовым большим компаниям предъявлены следующие требования. Есть требование по размеру капитала – не менее 70 миллионов рублей. Это означает, что это очень большая структура. Предъявлены требования по отчетности. Это структура, которая, поскольку она микрофинансовая компания, может привлекать деньги не только учредителей и занимать их у юридических лиц, но может привлекать деньги у людей, у населения, но не менее 1.5 миллионов рублей. Микрокредитные компании, которые маленькие, не могут этого делать.

Константин Чуриков: А что они могут делать?

Виктор Климов: Только деньги учредителей. Микрофинансовая компания может выдавать займы, вот эти самые микрозаймы, в общей сложности до 1 миллиона рублей, микрокредитная компания маленькая – до 500 тысяч рублей. Микрофинансовая компания большая может удаленно выдавать займ через идентификацию (вот это слово может быть не очень простым) гражданина через какую-то кредитную организацию, например, через банк; микрокредитная компания маленькая не может удаленно выдавать займ.

То есть, условно говоря, если вам какой-то сайт в сети Интернет предлагает в каком-то поселке Заячьи Ушки получить займ от микрокредитной компании с любым названием, то это, в общем, крайне маловероятно, потому что если микрокредитная компания находится в Смоленской губернии, а соответственно населенный пункт, где вы пытается это получить, ну не знаю, в Ставропольском крае или в Ханты-Мансийском округе, то, в общем, понятно, что никакого этого удаленного процесса происходить не может. То есть вот регулятор таким образом поделил, предъявил требования, дал возможности, соответственно, делает рынок более понятным.

Константин Чуриков: А теперь о правах заемщиков, за которые, собственно, вы и отвечаете. Виктор Владимирович, наверное, большинству людей – мы сейчас говорим о тех, кто живет в малых городах, где-то в глубинке – наверное, стоит бояться как раз-таки вот этих микрокредитных организаций, где заем до 500 тысяч рублей. Потому что как у нас бывает? Бабушка решила внуку подарок под елочку положить (новый iPhone), ну заняла там всего-то, господи, 50-60 тысяч и все, к бабушке уже приходят, потому что у нее-то уже набежало больше, там же сумасшедшие проценты.

Виктор Климов: Да, вы правы. Проценты в категории займов, которые позиционируются как быстрые и короткие займы до зарплаты, которые, как правило, небольшие суммы, но проценты там действительно… Если их пересчитывать в годовые – а займ такой, по идее, выдается на короткий срок, когда вы взяли 5 тысяч рублей, через неделю отдали и переплатили за это еще 50 рублей (наверное, это выглядит даже для нас с вами сейчас разумным) – то это набегают как раз безумные проценты. Если этот займ растет-растет-растет, то, соответственно, это приводит к разным социальным негативным последствиям.

Бояться следует не тех или иных компаний, легальных участников рынка бояться не надо. Бояться нужно собственной финансовой неграмотности, потому что люди когда приходят, они принимают довольно ответственное решение по займу денег, не понимая, что они делают, не читая договор, не вникая в те условия, которые, в общем, описаны. Бояться нужно нелегальных кредиторов, то есть тех, которые вообще никакому регулированию, что называется, не подчиняются, там, соответственно, безумные совершенно условия и проценты, и самые нецивилизованные случаи, если что-то пошло не так, collection. И, естественно, не бояться, но бороться (и в том числе мы этому способствуем) с тем, чтобы легальные участники рынка не нарушали бы требований, которые к ним предъявлены по информированию гражданина, по соблюдению вот этих правил и условий и так далее. И тогда как раз вот эти вот социальных негативных ситуаций, которые, в общем, у нас тут фоном проходят к этой беседе и которые понятны, мы с ними имеем дело каждый день, будет безусловно меньше.

Оксана Галькевич: Виктор Владимирович, мы начали с того, что меньше и меньше становится таких вот организаций. Но дело в том, что некоторые эксперты бьют тревогу: они говорят, что они не просто уходят с рынка, а они уходят "в тень". Так вот, чтобы было понятно людям, простым нашим телезрителям, как не попасть на удочку мошенников? Какие-то правила финансовой грамотности по обращению с такими организациями? Нужно до зарплаты или нужна какая-то более серьезная сумма на более длительный срок – что необходимо знать, что нужно проверить, может быть, прежде чем пойти и уже вести разговоры о подписании каких-то договоров, ставить где-то свои очень важные подписи? Может быть, есть какие-то правила?

Виктор Климов: Правила есть. Самое первое правило: я бы всем советовал вообще к услугам подобного рода займов не прибегать, потому что займы… Не потому, что это плохо, а потому что займы – это всегда дорого.

Оксана Галькевич: Обременительно очень.

Виктор Климов: Это всегда дополнительные расходы. Вот кажется, что вы сейчас решили проблемы, но вы за это все равно будете платить.

Оксана Галькевич: Но разные жизненные ситуации бывают.

Виктор Климов: Но разные жизненные ситуации, да.

Значит, дальше. Каким образом нужно себя максимально как-то обезопасить? Во-первых, давайте разделим вопрос на две части. Во-первых, есть мошенники, которые, как правило, работают не с тем, что выдают вам деньги, а мошенники, как правило, на финансовом рынке пытаются под разными соусами, в том числе под соусом решения уже существующих ваших проблем с долгами, с кредитами у вас получить деньги и вас заточить еще в более глубокую проблемную долговую яму, получить, заработать на вашей проблеме. Вот это одна категория, и здесь нужно быть крайне осторожными. Когда человек идет занимать, потому что у него проблемы финансовые и он не может с ними справиться, вот здесь высока вероятность действительно столкнуться с мошенниками.

Константин Чуриков: Так человек обычно-то и приходит, когда у него проблемы. Он же не от хорошей жизни.

Виктор Климов: Давайте все-таки договорим про первую составляющую. Вот это мошенники, но есть еще и нелегалы, от которых можно ожидать всего чего угодно, в том числе и разных недобросовестных действий. Каким образом, что человек должен в первую очередь понять и проверить, когда он обращается в микрофинансовую компанию или в микрокредитную компанию за таким займом? Все легальные участники рынка состоят в реестре Центрального банка.

Оксана Галькевич: Как это выяснить?

Виктор Климов: На сайте Центрального банка есть в открытом доступе для любого гражданина простой и понятный вот этот самый реестр, в котором компания со всеми ее реквизитами, с названием там размещена. И если человек пришел в офис, а компания может действительно иметь офис, но при этом там не состоять. Это означает, что и в реестре вот этой компании нет, и менеджеры внятно не могут объяснить, где у них реестр и какая у них там лицензия, начинают рассказывать сказки – это означает, что вы попали в нелегальный сегмент, и тогда занимать там точно ничего не надо.

Константин Чуриков: Вы говорите, есть мошенники, есть нелегалы. Так они и те, и другие по сути нелегалы, потому что так или иначе они нарушают законы.

Оксана Галькевич: Ну да.

Константин Чуриков: Давайте послушаем звонки, их много. Светлана из Москвы у нас сегодня будет первой в эфире. Светлана, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, я инвалид II-й группы. У меня сын игрок. Когда он пришел в микрозайм, оттуда мне стали поступать звонки, что он хочет взять микрозайм. Я сказала: "Пожалуйста, не давайте деньги", я умоляла девушек не давать деньги, но они дали деньги. Его я сейчас сама лично посадила, потому что он у меня украл последнюю пенсию. У меня детей нет, родственников нет, я живу одна. Где он брал микрозайм, мне стали угрожать, мне стали звонить чечены, мне начали говорить, что они у меня квартиру заберут. В общем, они меня вынудили заплатить 38 тысяч, я собрала у соседей все деньги, отдала эти деньги, и все, звонки прекратились. Я звоню из-за того, что когда микрозайм дает эти деньги, почему они не интересуются, что человек не работает, что человек бродяжничает? Как можно…

Константин Чуриков: Почему они закрывают глаза на какие-то объективные совершенно вещи? Мы уже обсуждаем, сейчас давайте говорить не только о законе. Вот вы слышали Светлану про вот этот морально-нравственный аспект. Мы, наверное, не можем о нем не вспомнить.

Виктор Климов: Во-первых, к сожалению, эта ситуация такая социальная, потому что если молодой человек игрок, в общем, это как наркотик. Что касается ограничений на выдачу займов в том числе и в этих микрофинансовых организаций, выдачу кредитов и займов. Законом 353-м четко определено, каким именно образом должен кредитор проинформировать заемщика обо всех условиях договора.

Оксана Галькевич: Так они, простите, игрока-наркомана информируют в данной ситуации.

Виктор Климов: Сам кредитор потенциально должен быть заинтересован в том, чтобы у него был нормальный заемщик, который вернет деньги. К сожалению, вот такие практики, когда путем накручивания процентов первоначально маленький долг становится большим и рентабельным для взыскания, что, собственно, здесь и произошло (денег изначально, я думаю, там выдали 5 тысяч рублей), в итоге просто накрутили и последовательно перекредитованием, перезаймами и всем остальным. Такая практика, к сожалению, есть.

Именно для этого мы поднимали этот вопрос перед президентом страны год назад на "Форуме Действий", и есть поручение, которое, к сожалению, до настоящего времени не исполнено, о том, чтобы… Оно должно было быть исполнено к 1 марта 2017 года – поручение о том, чтобы доработать законодательную базу. Каким образом? Чтобы в случае, если у заемщика уже есть долги, сумма которых, сумма платежей в месяц составляет, например, больше половины его зарплаты, то есть уже есть долговая нагрузка, кредитор просто не имел права выдавать следующий долг, то есть вменить в обязанность кредитору любому (банку, микрофинансовой организации, кредитному кооперативу) считать долговую нагрузку таким образом, чтобы при превышении этой долговой нагрузки зажигалась красная лампочка.

Константин Чуриков: Виктор Владимирович, после такого слезного звонка вы так об этом спокойно говорите. Я думаю, просто профессиональное – наверное, уже многие вам нечто подобное рассказывают?

Виктор Климов: У нас этих случаев десятки и сотни, мы с ними имеем дело. И, к сожалению… Вот один очень важный момент. Это на самом деле вот все, что произошло с этой гражданкой, с ее личными деньгами, абсолютно незаконно.

Константин Чуриков: Так.

Виктор Климов: Угрозы и вымогательство по отношению к третьему лицу – это абсолютно незаконные действия со стороны микрофинансовой организации или коллектора.

Оксана Галькевич: Слушайте, но вы же понимаете… Да, незаконные, но тут третье лицо-то оказалось мамой.

Константин Чуриков: Третье лицо плачет из-за 38 тысяч рублей. Нам пишут, что в некоторых регионах это средняя зарплата всего-навсего.

Виктор Климов: Ни один суд…. Если мама в данном случае не является поручителем по этим долгам, ни один суд никаким законным способом взыскать с нее деньги по долгам совершеннолетнего сына не может. Все эти угрозы и все остальное – это незаконные действия, с помощью которых оказывается давление на людей, из нее по сути вымогают эти деньги.

Константин Чуриков: Вы готовы нашей зрительнице какую-то помощь оказать юридическую и так далее?

Виктор Климов: Значит, "За права заемщиков", на любом ресурсе в Интернете пусть к нам обращается, мы ее проконсультируем. К сожалению, посмотрим, что можно сделать. Вернуть всегда труднее, чем защитить на этапе, когда человек борется.

Оксана Галькевич: А почему они берут деньги у человека, который не подписывал договор, не является созаемщиком, поручителем? Как это так? Так можно и у прохожего попросить на улице и сказать, что вот там у нас Василий занимал, нехороший человек, отдайте за него 40 тысяч рублей.

Виктор Климов: Потому что это в чистом виде вымогательство, совершенно справедливо задаете вопрос. В чистом виде вымогательство.

Оксана Галькевич: Почему они берут в этой организации эти деньги у человека, который вообще не имеет отношения к этой организации?

Виктор Климов: Потому что человек не пошел в полицию, а если человек пошел в полицию, то полицейские – это, к сожалению, сплошь и рядом – отказали ему в защите, отказали ему в возбуждении уголовного дела.

Константин Чуриков: Мы снова снимаем трубку телефона – это Анвар из Самарской области к нам дозвонился. Добрый вечер, Анвар, рассказывайте свою историю.

Зритель: Добрый вечер. В любом случае вот эти микрофинансовые организации всегда так работают, какая бы ни была. А когда берешь займ, они же пишут телефоны сестры, матери, родственников и потом начинают доставать всех, если не отдал.

Константин Чуриков: Анвар, вы как считаете, такое некое необходимое зло? Бытует мнение, что если вообще запретить микрофинансовые организации, они все будут работать "в тени", все будут по-черному выдавать кредиты, уже ни по каким правилам не будут играть, ни по хорошим, ни по плохим. Как вы считаете?

Зритель: Микрофинансовые организации – это зло в любом случае. Просто надо, чтобы банк, обыкновенный "Сбербанк" или какие-то крупные банки давали небольшие кредиты до 5 тысяч рублей, и все, проблема сразу исчезнет.

Константин Чуриков: Вот хороший вопрос, спасибо, Анвар. Виктор Владимирович, почему правда "Сбербанк" такой успешный, богатый не может себе этого позволить?

Оксана Галькевич: Хороший бизнес, кстати говоря…

Константин Чуриков: У нас, если надо, футбольные болельщики будут летать за 5 рублей в одну сторону.

Виктор Климов: Это точно, да. Вы знаете, вопрос сложный. Можно и запретить, но как-то так получается, что, в общем, везде в мире это все равно есть.

Оксана Галькевич: Мы не про запретить, а мы про то, почему большие, крупные, серьезные банки не занимаются этим?

Виктор Климов: Я объясню. Они занимаются, у многих есть дочерние… Вот рынок, о котором вы говорили, который вырос и в прошлом году преодолел отметку в 110 миллиардов – это мизер, это 1% по сравнению с теми долгами, которые граждане сделали в банках.

Константин Чуриков: Стыдно хвастаться этим рынком – каким-каким, но этот рынок…

Виктор Климов: Он очень маленький, но, как я всегда микрофинансистам говорю, он очень шумный, потому что вокруг них скандалов гораздо больше, чем вокруг какого-то другого сегмента рынка; может быть, только ОСАГО может с этим поспорить. Это очень маленький рынок, тем не менее действительно почти 8 миллионов человек пользуются этими услугами. И здесь на самом деле у власти, у регуляторов какая развилка? Банки по своим моделям скоринга и по тем требованиям, которые к ним предъявлены по резервированию…

Константин Чуриков: Скоринг – это что такое, извините?

Виктор Климов: Скоринг – это оценка вас или меня как заемщика, то есть это оценка, можно ли вам дать деньги. Они гражданам, у которых не очень хорошие доходы или вообще плохая кредитная история, просто отказывают, банку это невыгодно с учетом того резервирования, которое он должен сделать, с учетом бизнес-процессов, которые устроены, и банк не дает – ни кредитную карту не выдает таким клиентам, и этим людям кроме как у соседей в какой-то сложной ситуации занять деньги негде. И на самом деле я вообще не защищаю никоим образом рынок, но это какая-то возможность для людей, у которых нет доступа в банк, нет доступа к банковскому кредитованию, получить какие-то деньги.

На самом деле микрофинансирование в России, как, кстати говоря, и в мире, начиналось с гораздо более, что ли, благой цели. Ведь Нобелевскую премию автор этого процесса Мухаммад Юнус получил за микрофинансирование начала бизнеса, за то, чтобы людям давали деньги не до зарплаты дожить и проесть, а за то, что человек придумал, как вот эти маленькие суммы…

Константин Чуриков: …пустить в оборот, в дело.

Виктор Климов: …и помочь действительно беднейшим слоям населения как-то преодолеть вот эту бедность. В России в 2002-2004-х гг. микрофинансирование тоже начиналось с этого.

Но потом они очень быстро поняли, что гораздо выгоднее давать вот эти вот потребительские займы, потому что мотивации на потребление (на покупку телефона у молодежи или дожить до пенсии у бабушки) гораздо больше, и таких клиентов гораздо больше. И именно поэтому вот это последовательное ужесточение требований и выставление рамок, которые не позволяли бы людям оказываться, что называется, за чертой в результате такого займа – это очень важная работа, и мы здесь принимаем самое активно участие и считаем, что вот эти последовательные ограничения, ужесточения регулирования, очень важны.

Константин Чуриков: Мы всегда стараемся посмотреть на любую проблему с разных сторон – мы же называемся "Отражением". Нашли одну неплохую, скажем так, хорошую историю о деятельности МФО в городе Чебоксары. Но, наверное, это все-таки исключение из правил. Давайте посмотрим сюжет.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот такие случаи.

Оксана Галькевич: Вот такие случаи.

У нас есть еще один звонок, на самом деле, тоже послушаем, какой там пример, какая там история. Из Ижевска, если я не ошибаюсь, наша телезрительница Раиса. Раиса, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Да, я слушаю вас, да.

Константин Чуриков: Это мы вас слушаем, Раиса.

Оксана Галькевич: Расскажите, какой у вас опыт общения с микрофинансовыми организациями.

Зритель: Вы меня слышите, да?

Оксана Галькевич: Раиса, вы в прямом эфире.

Константин Чуриков: В трубке нас слушайте, а не по телевизору.

Зритель: Да. Вы знаете, я постоянно беру займы, у меня так получается. У меня пенсия 13 тысяч.

Константин Чуриков: Раиса, к сожалению, видите, у нас такая задержка звука. Всех зрителей просим, когда вы дозваниваетесь до нас, звук телевизора выключать, в трубке все слышно, тогда сможем общаться оперативно.

Женщина сказала, что постоянно берет кредиты, потому что у нее пенсия 13 тысяч.

Виктор Климов: Ну это не проблема кредитов, согласитесь, это проблема того, что у человека маленькая пенсия, человеку просто не хватает ее для того, чтобы дожить, это немножко другой пласт проблем.

Константин Чуриков: Ну мы так, обобщаем, чтобы видеть все.

Виктор Климов: Да. Но в целом вы совершенно правы: вот эти сюжеты говорят о том, что востребованность у этой услуги есть, на самом деле огромное количество вот этих вот успешно выполненных договоров, когда человек занял и в указанный срок деньги вернул и решил какую-то свою проблему, таких случаев много, гораздо больше, чем тех проблемных, чем тех проблем со взысканием, о которых мы с вами говорим. Просто в общественное, информационное пространство, конечно, попадают проблемы, и к нам в первую очередь люди идут с проблемами. Поэтому мы, собственно, и говорим, что этот рынок имеет такую негативную, злую тень, и с этим, в общем, тоже надо что-то делать.

Оксана Галькевич: Виктор Владимирович, у нас 30 секунд. Скажите, пожалуйста, мы когда приходим в банк, мы в принципе рассчитываем на то, что там нас встречают профессиональные люди, что это структура профессиональная, уже отлажена работа у них. Вот в микрофинансовой сфере как у нас в стране с этим обстоят дела? Насколько это…

Виктор Климов: Вы знаете, как везде. На самом деле мы не всегда и в банке встречаем профессионалов, часто и там делают ошибки, и в микрофинансовой сфере есть вполне профессиональные менеджеры, которые вас обслуживают и не обманывают, делают все честно; есть и те, кто просто по неграмотности делают ошибки, а есть и недобросовестные, к сожалению, практики, где вас просто обманывают, рассказывают вам одно, а в бумагах вы подписываете совершенно другое. И в этом смысле нужно очень бдительно читать всегда договор.

Константин Чуриков: Да, но вот цена этой ошибки иногда чьи-то слезы, иногда чья-то жизнь, иногда просто недовольство властью.

Оксана Галькевич: Проценты другие.

Константин Чуриков: Просто напоследок, постскриптум несколько сообщений. "Запретить. Микрозаймы – лохотрон, чрезмерно вредоносны". Сибирь: "Как ты их уберешь, если они под крышей властей?" – имеется в виду, что это официальные организации. "Дайте людям зарплаты, и ваши кредиты не будут нужны", – это так, чтобы отразить какие-то еще мнения.

Виктор Климов: Еще раз: это не столько проблема самого вот этого института, сколько проблема более глубокая, социальная, экономики.

Оксана Галькевич: И она взаимная, на самом деле.

Виктор Климов: И она взаимная.

Константин Чуриков: Мы поэтому вам об этом и говорим, поскольку вы из Общероссийского народного фронта.

Оксана Галькевич: Спасибо. Виктор Климов, руководитель проекта Общероссийского народного фронта "За права заемщиков" был сегодня у нас в студии программы "Отражение". Спасибо вам.

Константин Чуриков: Сейчас, уважаемые зрители, мы обещали вам рассказать, какие темы сегодня – внимание на экран, вот о чем будем сегодня далее говорить.

Список серий