• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Виктор Климов: Если вам навязали товары или услуги в кредит, но вы успели одуматься, моментально обращайтесь в банк, чтобы отказаться от заёма

Виктор Климов: Если вам навязали товары или услуги в кредит, но вы успели одуматься, моментально обращайтесь в банк, чтобы отказаться от заёма

Юрий Коваленко: Ну а мы продолжаем. Наша тема: Госдума предлагает дать потребителям 2 недели на возврат товара, если его оформили в кредит, и продавец будет обязан вернуть деньги. Авторы законопроекта с дополнительными гарантиями защиты прав потребителей напоминают, что потребительское кредитование – это, в общем-то, самый распространенный вид займов в России. Так как изменятся товарно-денежные отношения по обе стороны прилавка? Давайте и будем сейчас выяснять.

Ольга Арсланова: У нас в гостях руководитель проекта Общероссийского народного фронта «За права заемщиков» Виктор Климов. Здравствуйте, Виктор.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Виктор Климов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте разбираться. Сейчас, мы все знаем об этом, уже выучили свои права, в течение 2-х недель мы можем вернуть абсолютно любой (за редким исключением) товар, который мы купили, период охлаждения какой-то происходит. То же самое, насколько я понимаю, касается и многих банковских услуг. В чем же проблема с покупкой товаров в кредит? Почему до сих пор они не подпадали под все эти понятия?

Виктор Климов: Нет, подпадают. Вы совершенно правы, законодательством в общем вопрос защиты прав потребителей, этой его части о возможности вернуть то, что вы купили и потом передумали, не подошло, померили и так далее, – в общем, этот вопрос законодательно урегулирован.

Более того, по поводу возврата товаров: конечно, везде есть исключения, везде есть особые ситуации, есть исключения законные, 55-е постановление правительства целый список товаров исключает из возможности возврата, например, косметику, о которой еще тоже сегодня обязательно мы, видимо, будем говорить, сложную бытовую технику, потому что при возврате не всегда можно установить, что с этой сложной бытовой техникой потребитель успел сделать за эти 2 недели. Поэтому в основном проблем не возникает.

Ольга Арсланова: Особенно если есть чек.

Виктор Климов: Совершенно верно, да. Если нет, то Роспотребнадзор… Если продавец отказывается исполнить закон, то через Роспотребнадзор, через жалобу… В общем, как правило, эти вещи тоже решаются, хотя, конечно, это не так приятно.

В отношении кредитов с принятием 353-го закона, это закон, который действует уже несколько лет, «Закон о потребительском кредите, займе». В общем, у потребителя тоже появилось право такое же в течение того если срока в 2 недели передумать и вернуть взятые взаймы деньги банку.

Ольга Арсланова: Заплатив, наверное, какой-то процент.

Виктор Климов: Совершенно верно. Банк имеет право взять с потребителя процент за то время, которое фактически деньги находились у потребителя.

Юрий Коваленко: То есть за 2 недели.

Виктор Климов: 2 недели или успел человек за 5 дней передумать, неважно, за этот короткий промежуток времени банк начислил проценты и эти проценты возьмет.

Юрий Коваленко: А куда надо обращаться? – в банк или все-таки к продавцу?

Ольга Арсланова: Нет, это то, что уже сейчас существует.

Виктор Климов: Вот, это то, что уже существует, что уже работает.

Ольга Арсланова: Теперь мы переходим к тому, чего еще пока нет.

Виктор Климов: Более того, сегодня в законодательстве о потребительских кредитах точно так же урегулирован вопрос, вы можете через месяц, через два, через три, взяв кредит на гораздо более долгий срок, рассчитаться и завершить свои кредитные обязательства без каких бы то ни было ограничений и штрафов. То есть если раньше была такая практика, банки говорили: «Только через 6 месяцев, раньше нельзя».

Ольга Арсланова: Да, сейчас досрочно погасить кредит можно.

Виктор Климов: Сейчас это все можно сделать, поэтому в принципе урегулировано. В чем есть проблема?

Ольга Арсланова: Просто очень странно то, о чем вы говорите: товар вернуть можно, кредит вернуть можно, а товар в кредит вернуть, получается, нельзя?

Виктор Климов: Товар в кредит тоже вернуть можно в том случае, если вы купили товар в кредит в нормальном магазине у нормального продавца, товар подлежит возврату – тогда работает и первая часть процедуры, расторжение вашего вот этого фактически договора купли-продажи товара, происходит возврат денег, вы получаете деньги, которые вернули, вы возвращаете их. Единственное, что нужно следить за сроками, потому что сроки бывают разные.

Очень важная вещь, которую потребители и, к сожалению, видимо, авторы этой законодательной инициативы не очень хорошо знают. Существует два разных правоотношениях, если можно так сказать, два разных договора существует: один договор на покупку, в результате чего есть обязанность и у продавца вернуть, если там что-то не так, или если потребитель передумал, появляется право у потребителя, и другой, не связанный с этим договор кредитный. Потому что банку, строго говоря, все равно, на что потребитель потратил деньги. В том случае, если купленный товар, как, например, автомобиль (это отдельная история) не является прямым предметом залога, то банк просто дает потребительский займ, и потребитель подписывает, что вот эта сумма, которую он взял взаймы, он тратит вот на этот товар. К возврату товара банк не имеет никакого отношения, об этом нужно помнить, и потребитель, для того чтобы соблюсти все законом установленные требования, должен все то время, пока его процедура с товаром не завершена, пока он не вернул в банк деньги, потребитель должен этот кредит обслуживать. То есть если срок какой-то прошел, месяц, то соответственно нужно вносить платеж – это вещь, которая, в общем, установлена законом.

В чем проблема? Огромное количество практик недобросовестных, которые продают бросовые по определению товары в кредит, убеждая самыми разными способами…

Ольга Арсланова: Часто навязывая…

Виктор Климов: Салоны красоты – это прямо самое распространенное, мы в Народном фронте называем это «красотой в кредит». На самом деле это не только салоны красоты, которые в кредит задорого продают вам никчемные чемоданчики с этой косметикой, это в общем довольно большой спектр сегодня услуг…

Юрий Коваленко: Это водные фильтры, все что угодно.

Виктор Климов: Много чего. В чем история, на чем строится схема? Вернуть товар, который вам продают, как правило, трудно, косметические средства…

Ольга Арсланова: На это и рассчитано, видимо.

Виктор Климов: Совершенно верно. Косметика не подпадает, ее нельзя вернуть, потому что это как средство личной гигиены, они входят в этот перечень. Сложные вот эти вот приборы и устройства, в общем, тоже можно долго бодаться с юристами, насколько там сложно, не подпадают. На это расчет тех, кто, собственно, организовал вот эту всю историю, по причине огромное количество людей, купив вот эту вот в общем ненужную ерунду и уткнувшись в юристов, которые говорят: «Вот закон, вот постановление правительства, все, ничего не знаем», – на это и расчет. Они всячески затягивают возврат товара и возврат, естественно, денег, или отказывают вовсе.

Сейчас появились модификации этих схем, когда вам могут сказать: «Да, мы сейчас все вернем, но вот, к сожалению, фактически уже потрачено 70% суммы, которую вы заплатили». Так происходит, например, на курсах иностранных языков: оказывается, что уже все заказано вперед, что все деньги, которые вы за много месяцев вперед уплатили, вот вам предъявляют документы, что все, какие-то пособия, еще что-то. То есть это откровенно недобросовестные практики. И вот тогда возникает проблема с возвратом кредита, потому что, повторюсь, человек не понимает, что кредит никак, в общем, с этим товаром не связан.

Ольга Арсланова: А вот эта законодательная инициатива, в ней о чем говорится? – о том, что в любом случае ты можешь вернуть свои деньги, даже если купил… В чем ее новация?

Виктор Климов: К сожалению, написано, что хотим, чтобы потребителям возвращали деньги.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Коваленко: То есть никакой конкретики?

Виктор Климов: Я полагаю, что с высочайшей степенью вероятности она получит отрицательное заключение, вряд ли она будет принята. Это очень сложная проблема, на самом деле, потому что это одно законодательство, другое законодательство, одни отношения с одним субъектом, другие отношения с другим субъектом. И проблема возникает не на том, что у нас есть какие-то недоработки или что-то не урегулировано законодательно, проблема возникает в практике, люди ведут себя недобросовестно, вводят в заблуждение, комбинируют таким образом схемы и так составляют договоры, чтобы забрать как можно больше денег, даже если вы пришли потом судиться и забираете все остальное.

В общем, по нашему убеждению, это проблема, которую точно совершенно должны решать в большинстве случаев правоохранительные органы. Мы собирали экспертов, мы обсуждали возможности законодательного изменения, какого-то запрета, предлагали, чтобы деньги банк перечислял, не знаю, через несколько дней (период охлаждения), чтобы не сразу. Потому что человек, как правило, в таких покупках одумывается довольно быстро, идет потом и говорит: «Банк!» А ему говорят: «Все, поезд ушел, деньги перечислены».

Юрий Коваленко: Может быть, законодательно есть смысл закрепить как раз-таки период охлаждения, а не возможность использования его?

Виктор Климов: Смотрите, в законе все есть, на сегодняшний момент все. Любые другие ограничения, в общем, очень сильно повлияют на легальные продажи, на легальных участников рынка, на легальное кредитование, которое нужно и полезно гражданам в точках продаж, когда вы покупаете холодильник или еще что-то. Но мошенники обойдут этот запрет на раз, потому что они будут вам не выдавать в этом случае, например, кредит, самая простейшая схема, на покупку того же чемоданчика с косметикой, а будут, пользуясь тем, что они представляют здесь кредитора в этой конкретной точке продаж, оформлять вам карту, по карте вы будете платить, ровно все то же самое будет происходить. То есть способов, как «завернуть», поверьте, придумают огромное количество.

Поэтому мы действуем двумя способами: во-первых, мы, собственно, «публичим» все эти истории, как только мы понимаем, что это вот такие специальные точки продаж, где вот таким образом специально впаривают что-то задорого в кредит, чтобы потом у человека были проблемы. Кредитной организации такие имиджевые риски не нужны: как только банк – а как правило, это нормальный банк – узнает о том, что у него в контрагентах, в партнерах есть такая компания, он, в общем, довольно быстро прекращает с этой компанией какие-либо действия. И как правило, к сожалению, регистрируется новая компания опять, и косметические салоны или салоны красоты по несколько лет… У нас вот в Волгограде история, несколько лет в одном и том же здании меняют юрлицо каждые 3 месяца, и мы не можем добиться, чтобы полиция обратила внимание на организаторов этого дела и рассмотрела всю схему целиком.

Юрий Коваленко: Но юридически к ней не придраться?

Виктор Климов: Полицейские говорят, что да, каждое конкретное действие не имеет состава, не нарушается закон, а вот посмотреть на схему всю вместе от момента, как вас туда заманивают, приглашают, чего-то вам там рассказывают, массажируют, убеждают, в общем, рассказывают, что вы покупаете это не в кредит, вам не говорят, что вы подписываете договор…

Ольга Арсланова: Это по сути мошенничество, конечно.

Виктор Климов: Да, вам говорят, что вы в рассрочку, салон предлагает в рассрочку, наши курсы вот, пожалуйста… А то, что между делом человек неграмотный, к сожалению, невнимательный подписывает еще и договор с банком, и как правило там оформлено все правильно, у банка есть все законные основания потом требовать возврата этих денег… Вот это вот, как в целом совокупность… А потом юридические лица начинают меняться одно за другим путем реорганизации куда-нибудь на Дальний Восток, чтобы нельзя было судиться, вот это вот не хотят видеть как схему. Потому что это безобразие, конечно, нужно искоренять.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. Амурская область, Сергей в эфире. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Добрый вечер.

Зритель: Я хотел бы задать вопрос эксперту. Вот банк «ВТБ» отозвал то, что он продавал, нет лицензии, которые были. Он продавал активы, которых у него не было в наличии.

Ольга Арсланова: Сергей, поконкретнее можно, о чем идет речь?

Зритель: Поконкретнее? Просто банк воспользовался средствами, которых у него в наличии не было.

Юрий Коваленко: Поясните.

Ольга Арсланова: Мы не очень поняли, что за история.

Виктор Климов: Я боюсь, да, что здесь трудно, сложно будет откомментировать.

Ольга Арсланова: Давайте Владимира из Тольятти послушаем. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Значит, я не очень верю, что этот механизм будет работать. Причин много. Дети живут за рубежом, в частности, в Канаде, и я знаю, как работает там кредитная система и как у нас. То есть принципиально в России и с целью собственной безопасности финансовой никогда ничего в кредит брать не буду. Во-первых, по процентам, во-вторых, можно эти вот… Сложная бытовая техника, вы сказали, нельзя возвращать через 2 недели. Дочь купила 80-дюймовый с лишним ЖК-телевизор, через 2 недели без проблем сдали, там даже не стал спрашивать, ничего, никаких экспертов, ничего, то есть это работает там в отношении от простой мясорубки до… Почему у нас сложная бытовая техника, непонятно, что за такая привилегия для продавцов?

Теперь второй момент. То, что вот говорили о салонах, нам, пенсионерам, часто звонят, откуда-то берут телефоны и часто звонят, предлагают. Я просто, честно говоря, уже в последнее время, извините, начал хамить: «Вы знаете, если только эротический массаж мне предложат, то приду», – ну потому что уже достали.

И следующее. Вот то, что говорили о том, что возврат кредитов в банке. У меня знакомый есть, он феноменально считает многозначные цифры, складывает в уме моментально, миллионы и так далее, складывает и умножает.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Мы с ним пошли просто ради прикола в «Совкомбанк», который рекламирует: «Приходите к нам, пенсионеры, «Совкомбанк» выручит». Ну и нам дают договор, мы читаем, он говорит: «Девочка, а что ты нам даешь-то? У меня получается почти 30% здесь». Она говорит: «Какие 30%? Вы вот видите, то, что обещали…» А он: «Да я уже посчитал». – «А как бы без калькулятора посчитали?» Она просто не знала, что это феномен. Вот это тоже касается.

И я еще хочу сказать: если бы за это судили, за такую несправедливую рекламу, тогда бы, наверное, было более честное отношение к гражданам, к клиентам со стороны кредитных организаций и продавцов в том числе.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Не очень понятно пока, как это будет контролироваться. Вы сказали о том, что правоохранительные органы не очень спешат с такими неблагонадежными компаниями работать…

Виктор Климов: К сожалению, да.

Ольга Арсланова: Остается только рассчитывать на просвещенность своего покупателя. Вот как поступить, если вам кажется, что на вас давят, что вам называют эту услугу, этот товар? Вроде бы условия кажутся такими привлекательными на первый взгляд. Что делать, как противостоять?

Виктор Климов: Не знаю, как научить женщин противостоять своему желанию быть красивыми…

Ольга Арсланова: Пару дней подумать хотя бы.

Виктор Климов: Мне кажется, что это очень тяжело. Вот сейчас был звонок от телезрителя: совершенно правильно, пенсионеры – это одна из самых таких прямо, целевая аудитория для всякого рода подобных продаж. Банальные вещи говорить не хочется. Вот когда мы рассказываем всем про салоны красоты, это практическая рекомендация…

Ольга Арсланова: Где чаще всего такое?

Виктор Климов: Во-первых, салоны красоты, клиники косметической медицины, куда вас приглашают, внимание, бесплатно на первый сеанс.

Ольга Арсланова: Нам на улицах даже предлагают.

Виктор Климов: И он действительно бесплатный, просто в рамках этого первого сеанса… Он может стать платным потом, когда вы вдруг проявили зрелость, грамотность и сказали: «Нет, пожалуй, я откажусь от этого договора», – тогда вступает как раз схема, что, оказывается, внизу мелкими буквами в договоре написано, что бесплатно, если вы все остальное купили в кредит, а если вы расторгаете, то вот эта процедура, оказанная вам в первый день, или их целый набор, стоит большую часть уплаченных вами денег.

Юрий Коваленко: То есть подождите, первый сеанс массажа, когда его сделают, он уже не бесплатный?

Ольга Арсланова: Если вы больше ничего не купили.

Виктор Климов: Он может быть бесплатный, если вы купили дальше, заключили…

Юрий Коваленко: А если я захочу уйти?

Виктор Климов: Это вот бывает очень по-разному. Там вас убеждают самыми разными способами. Женщины говорят, что как минимум добьются, чтобы вы дали телефоны подруг, кому еще позвонят. Первое, что должно насторожить, – это то, что вам действительно агрессивной рекламой через SMS зазывают, через телефонные звонки, вам обязательно говорят: «Возьмите с собой паспорт». Вам не нужен паспорт в салоне красоты.

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Коваленко: И на массаж.

Виктор Климов: И даже в косметическом или каком-то… Может быть, в медицинском учреждении, если оно с лицензией, и нужен, но вот паспорт нужен для того, чтобы на вас можно было оформить в дальнейшем вот эти как раз кредитные обязательства. Под разными предлогами: пропускной режим, у их там что-то нужно оформить, какую-то отчетность. В общем, вас просят принести с собой паспорт. Ну и дальше, когда вам начинают рассказывать про вот эти замечательные чудодейственные какие-то наборы всего, не знаю, процедур медицинских, процедур косметических, вот эти вот замечательные какие-то чудо-средства – это все… И предлагают вам это сделать в рассрочку – дальше нужно просто включаться и понимать, что сейчас будет кредитный договор, серьезные обязательства. Если вам это действительно нужно, такое тоже не исключено, ну мало ли, люди, в общем, готовы купить, бывают какие-то, наверное, и правильные средства, которые так задорого, так разом и так быстро продаются вам в кредит.

В общем, здесь нужно… И внимательно смотреть, конечно, что подписываете. Это катастрофа: люди подписывают, знаете, менеджер что-то наговорил, дальше лежит стопка бумаги, и человек везде, где говорят «подпись здесь», человек расписывается не глядя. Туда как раз и доверенность подписывается, и кредитный договор подписывается, и человек в результате этого, в общем, и не понимает, с какими обязательствами и перед кем он вышел из подобного рода организации. Это первое, это как не попасть.

Второе – если вдруг случилось и вы одумались, нужно моментально обращаться в банк и отказываться от выданного вам кредита по неплатежеспособности, как угодно отказываться, письменно требовать, чтобы ваше заявление приняли, чтобы платеж банк не успел совершить, потому что, как правило, платеж за ваш товар происходит, в общем, не в этот же день, а там бывают задержки, вы можете успеть еще.

Юрий Коваленко: Ну сколько примерно времени?

Виктор Климов: Ну на следующий день, скорее всего, уйдет, поэтому лучше, если вы это сделаете сегодня же или прямо с утра. Потому что если такой продавец не получит деньги, он будет гораздо более сговорчив в вопросах возврата товара, который вам больше не нужен. Естественно, если вы при этом соблюли, не попользовались. Понимаете, если вы открыли все тюбики, а потом решили, что вам это неинтересно, здесь, к сожалению, закон будет на стороне…

Если вы и этого не успели сделать, тогда нужно помнить, что у вас два договора и что кредитный договор никакого отношения к этим «друзьям», в общем, не имеет.

Юрий Коваленко: То есть надо бежать расторгать кредит?

Виктор Климов: Вы его должны исполнять. Если у вас есть деньги его погасить, а дальше разбираться, это, наверное, самый простой путь. Но у людей, особенно у пенсионеров, как правило, таких денег нет, потому что суммы на самом деле нешуточные. Самая маленькая, с которой мы в практике сталкивались, 60-70 тысяч, а вообще до 300 тысяч моя личная практика, с кем мы общались, с людьми, пострадавшими в Уфе: тетеньку один день 147 тысяч, по-моему, и во второй день цинично еще на 147.

Ольга Арсланова: А вот нам пишет Кемеровская область: «От продавцов красоты в кредит невозможно отвязаться, они названивают несколько раз в день и навязывают свои услуги и товары. Я с трудом отвязалась от них, мне чуть не «впендюрили» чемоданчик с косметикой за 100 тысяч рублей!» – пишет нам Ольга.

Виктор Климов: Вот это примерно средний ценник. На самом деле это, конечно, вопрос в том числе и к Роскомнадзору, почему это все таким образом, почему люди используют… Это же, как правило, SIM-карты, купленные на компанию, вся вот эта история, поскольку правоохранители не задают вопросов, другие надзоры не задают вопросы, вот это все и происходит. И даже когда задают вопрос, к сожалению, пока нам не удалось эту тему системно… Потому что как только появится прецедент, реальное дело по 159-й статье и привлечение к ответственности тех, кто таким образом граждан вовлекает в это дело, я думаю, что серьезно поуменьшится количество таких вот услуг по продаже всего чего можно в кредит.

Еще один важный момент, что нужно знать людям. Значит, как правило, даже когда вы попали во все эти истории, вы платите кредит, вы должны его обслуживать. И в это время берите юриста, скорее всего, вам понадобится юрист, чтобы вернуть деньги, если такая организация, такой продавец упирается и возвращать деньги не хочет никак. Есть масса оснований, по которым можно эти договоры расторгнуть. Как правило, у этих товаров проблемы с сертификацией, проблемы… В общем, много всего, у нас есть по этому поводу памятка, «За права заемщиков» можете найти, любой человек может посмотреть, там такой алгоритм самозащиты. Но если судиться, то все-таки юрист скорее всего потребуется, потому что это уже довольно сложная история, все эти компании и вот такого рода продавцы, конечно, живут в том числе на том, что у них юридическая схема как-то более-менее отлажена.

Юрий Коваленко: Но они первым делом, наверное, прошерстили юридическую составляющую, поняли, каким образом им можно защититься, и только потом вышли на рынок с этими предложениями за 147 тысяч рублей. Они гораздо более опытные, чем покупатель, который только собирается пойти к юристу, он потратит на это время, которое играет на руку продавцу.

Виктор Климов: Наша практика показывает, что все-таки, если у вас вариантов других нет, деньги же надо как-то возвращать, судиться можно, можно выигрывать, это не такая большая проблема. Но лучше, конечно, во все эти истории не попадают.

Юрий Коваленко: А каков процент примерно тех людей, которые идут против системы и идут судиться? Какова маржинальность этого бизнеса с чемоданчиками, на ваш взгляд?

Виктор Климов: Вы знаете, процент очень трудно оценить. Я вам так скажу: из объяснения одного такого салона в соответствующие органы по поводу законности деятельности и намерений, с которыми они это делают, следуют примерные цифры, что иски и заявления в полицию написали в общей сложности, я сейчас точно не помню, порядка 80 человек, а вот еще 900 человек, которые были обслужены этим же салоном, никуда не пошли подавать иски…

Юрий Коваленко: …и послушно платят кредит.

Виктор Климов: И поэтому, из этого делает вывод салон, они, в общем, продают хороший продукт. На самом деле огромное количество людей просто мирятся с этой потерей и в общем не готовы отстаивать свои права, что, безусловно, только на руку им, и поэтому бизнес этот процветает.

Ольга Арсланова: Так что чем больше будет недовольных, готовых судиться, упираться и бороться…

Виктор Климов: Абсолютно.

Ольга Арсланова: …тем меньше шансов у такого бизнеса.

Виктор Климов: Да, и тем больше шансов, что законодательство о защите потребителей будет совершенствоваться, становиться лучше. На самом деле в том числе вопросы, которые телезритель задавал по поводу этого перечня, – действительно есть вопросы, потому что под сложную технику и под те определения, которые там есть, в общем, можно подвести самые разные вещи, от фильтра… Понятна логика этого ограничения, что если вы устанавливаете, не знаю, котел какой-нибудь сложный, и в момент, когда вы его, чего вы там с ним делали, пробовали вы его устанавливать или нет, какие-то вещи там запускали или не запускали, проверить невозможно. Но когда вы купили элементарный какой-то электрочайник, какая же это сложная история? Или компьютеры, которые, в общем, сейчас уже становятся все…

Юрий Коваленко: …элементарными.

Виктор Климов: …элементарными, да. Нет, они сложные, но с точки зрения…

Ольга Арсланова: Спасибо. У нас в гостях был руководитель проекта Общероссийского народного фронта «За права заемщиков» Виктор Климов. Спасибо, что ответили на наши вопросы.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Виктор Климов: Спасибо вам.

О «кредитном маневре»
Список серий