• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Виктор Мураховский: Гиперзвуковых изделий полным-полно, но мы первые в мире разработали управляемый гиперзвук

Виктор Мураховский: Гиперзвуковых изделий полным-полно, но мы первые в мире разработали управляемый гиперзвук

Защитное вооружение. Минобороны впервые обнародовало видеоролики с новейшими российскими системами вооружений, о которых в мартовском послании Федеральному собранию говорил президент. Продолжаем разговор о новом оружии России с главным редактором журнала «Арсенал Отечества».

Юрий Коваленко: Ну а у нас тема секретов, можно сказать, продолжается.

Оксана Галькевич: Продолжается.

Юрий Коваленко: Но теперь мы можем уже про это открыто говорить, ведь исключительно для укрепления отечественной обороны…

Оксана Галькевич: Осторожно, Юра, с формулировками.

Юрий Коваленко: Оружие сдерживания, о котором в мартовском послании Федеральному собранию говорил президент Владимир Путин, Министерство обороны наконец впервые показало не в виде макетов и графики, а в виде испытаний.

Оксана Галькевич: Новейшие российские системы вооружений. Специалисты многие говорят, что они не имеют никаких аналогов в мире, российские военачальники повторяют, что все это защитное вооружение и разрабатывается оно исключительно для укрепления отечественной обороны, будет использоваться только для отражения агрессии в отношении нашей с вами страны или ее союзников.

Юрий Коваленко: Чем же тогда так недоволен наш вероятный противник НАТО? Об этом и не только мы будем сегодня говорим. В студии программы «Отражение» сегодня наш гость Виктор Иванович Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества». Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Виктор Иванович.

Виктор Мураховский: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, давайте, может быть, мы сейчас вкратце с Юрой расскажем, о чем идет речь, о каких новейших разработках, что было показано и что было представлено…

Юрий Коваленко: Чтобы говорить детально, предметно.

Оксана Галькевич: Да, чтобы как-то наши телезрители тоже некоторое представление имели.

Виктор Мураховский: Ну детально это все изложено в государственной программе вооружений, 11 томов.

Оксана Галькевич: 11 томов?

Юрий Коваленко: Ну мы попытаемся уложиться где-то примерно минуты в 2-3.

Оксана Галькевич: Все прочитать не успеем, но вот до половины этого часа будем обсуждать.

Юрий Коваленко: Хотя бы ввести в суть дела.

Давайте начнем. Первая у нас – крылатая ракета «Буревестник», пожалуй, самый большой сюрприз для вероятного противника, ракета на ядерном двигателе, которая может находиться в полете несколько суток и летать вообще по произвольной траектории, а скорость более 250 метров в секунду, дальность полета не ограничена. То есть она может как угодно долететь до вероятного противника.

Оксана Галькевич: Беспилотная атомная подводная лодка «Посейдон» – следующая позиция. Она также на ядерно-энергетической установке. Ее размеры засекречены, известна только рекордная скорость – до 130 километров в час под водой достигает эта установка. Глубоко погружения предположительно составляет 1 километр – предположительно, друзья, мы точно не знаем.

Юрий Коваленко: Но главное, что она очень-очень тихая, система обнаружение подводных лодок противника фактически не работает.

Оксана Галькевич: Дальше что еще?

Юрий Коваленко: Мы переходим к следующему. Ракетный комплекс «Кинжал» – это авиаракета. Большая часть характеристик, естественно, засекречена несмотря на то, что она уже поступила на вооружение на аэродромы Южного федерального округа (это, опять же, не военная тайна, из открытых источников информации). Это самая быстрая на сегодняшний день ракета, по мнению военных экспертов: скорость до 12 тысяч километров в час, то есть она гиперзвуковая.

Оксана Галькевич: Далее идем: лазерный комплекс «Пересвет». Это, пожалуй, самая неизвестная для всего мира разработка…

Юрий Коваленко: Есть только несколько фотографий.

Оксана Галькевич: Да, и примерно объяснен принцип действия. Это высокомощный импульсный лазер, который за доли секунды способен сбить приближающуюся ракету или самолет противника.

Юрий Коваленко: Ну и оплот, скажем так, наших ракетных войск – это ракетный комплекс «Сармат», потомок той самой ракеты, которую НАТО назвало «Сатаной». Ну вот эта «Сатана» посерьезнее будет. С массой в 200 тонн ракета несет головную часть, которая разделяется над противником на ложные и боевые блоки. Какой из них несет заряд, будет установлено только тогда, когда цель будет поражена. Траектория полета орбитальная, то есть удар будет нанесен фактически из космоса; противоракетная оборона опять же бессильна, ведь ракеты будут лететь с первой космической скоростью 5-7 километров в секунду. То есть, по мнению экспертов, эту ракету невозможно остановить.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья (это я сейчас обращаюсь к нашим телезрителям), выглядит все это здорово, впечатляюще. Позвоните нам, пожалуйста, в прямой эфир или напишите сообщение на наш SMS-портал, поделитесь вашим мнением: вас впечатляют наши последние разработки? Что вы думаете об успехах наших военных инженеров?

Виктор Иванович, прямо, знаете, действительно мы сейчас с Юрой рассказывали, как в фантастических книгах какого-то времени назад, так скажем. Неужели это все реально?

Виктор Мураховский: Ну вот те комплексы, которые вы перечислили – кстати, один не упомянут, это комплекс «Авангард» гиперзвуковой, маневрирующий, управляемый боевой блок для межконтинентальных баллистических ракет – находятся на разных стадиях. Если мы говорим о комплексе «Авангард», он уже поступает на оснащение ракетной дивизии, которая дислоцируется в Оренбургской области. Если мы говорим о комплексе «Кинжал», это тоже гиперзвуковой оперативно-тактический комплекс с аэробаллистической ракетой, сейчас завершен этап опытно-войсковой эксплуатации, опытного боевого дежурства, он тоже начнет поступать в серийное производство, соответственно, в войска. Лазерный комплекс «Пересвет» также сейчас находится уже на войсковых испытаниях здесь, недалеко от Москвы, в армии противоракетной обороны. Комплекс «Сармат» пока в разработке, он завершил этап бросковых испытаний, перешел к этапу летно-конструкторских испытаний, после этого предстоят государственные испытания, только после этого он поступит на вооружение. Он в какой-то степени действительно наследник украинского, разработанного в Советском Союзе на Украине ракетного комплекса…

Юрий Коваленко: Ну это СССР КБ «Южное» было.

Виктор Мураховский: Да, «Южное» КБ, комплекс Р-36, но он не прямой наследник, потому что он другим конструкторским бюро уже создавался, другим коллективом конструкторов создавался. Он по назначению примерно аналогичен, но по конструкции сильно отличается, с гораздо большими возможностями. Если мы говорим о тех системах, которые имеют впервые в мире реализованную компактную ядерно-энергетическую установку – это и крылатая ракета, это и необитаемый подводный аппарат – то это пока этап завершения требования составных частей, определение общего облика конструкции, еще предстоят испытания как на стендах, так и на полигонах, то есть это можно назвать среднесрочной перспективой, когда работы будут завершены, госиспытания пройдут, эти системы могут поступить на вооружение. Вот такие примерно этапы. Это говорит о том, что сейчас есть изделия, которые уже сейчас обеспечивают стратегическую стабильность и военную безопасность государства, есть те изделия, которые в ближней перспективе обеспечат вот эту гарантированную…

Оксана Галькевич: На подходе, так скажем.

Виктор Мураховский: Да, на подходе. И есть изделия, которые на несколько дальней перспективе будут реализованы, аналогично будут выполнять задачи по обеспечению стратегического паритета и безопасности России.

Юрий Коваленко: А вот мы, можно сказать, одной ногой в будущем. Так ли все это на самом деле нереально для потенциального противника? Так ли это недостижимо, недосягаемо, уму непостижимо и в целом превосходит современность? Или все-таки…

Виктор Мураховский: Если мы говорим о перспективных системах, то да. Я ничего удивительного в этом, кстати, не вижу, такие разработки по некоторым направлениям ведутся еще с давних советских времен, с 1980-х гг.

Юрий Коваленко: Ну это гиперзвук 1970-х гг., остальное 1980-х гг., я согласен.

Виктор Мураховский: Ну лазеры еще раньше, например.

Юрий Коваленко: Да.

Виктор Мураховский: Я просто напомню и вам, и зрителям, что вообще говоря Нобелевскую премию по работам в области лазеров получили советские академики Басов и Прохоров, намек такой «толстый», скажем так. В период, когда я послужил советской армии в 1970-1980-е гг., у нас уже состояли некоторые лазерные комплексы на вооружении, уже состояли. Они не такие мощные были, они для несколько другого предназначения были, но тем не менее они были. Поэтому создание комплекса «Пересвет» и его опытно-войсковая эксплуатация для специалистов не вызывает большого удивления, мы просто вышли на очередной, следующий этап, который позволяет с помощью лазерного оружия уже другой круг задач, скажем так.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок от телезрителя из Москвы, давайте его выслушаем, его зовут Кирилл. Кирилл, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер, очень приятно вас видеть, спасибо за передачу, злободневную тему. На самом деле я бы не предавался столь эйфоричной риторике российских СМИ, тем более что эти дорогие понты говорят о том, что мы уже ввергли себя в гонку вооружений. На самом деле Соединенные Штаты Америки когда ввергаются в данную гонку, их экономика испытывает подъем, потому что вся экономика США зиждется на военных конфликтах и ВПК Соединенных Штатов Америки более чем на 80% в отличие от Российской Федерации.

Я просто хочу вашему эксперту заметить некоторые прогнозы по поводу нашей техники. «Булаву» и «Синеву», извините меня, мы модернизировали почти 20 лет, чтобы разместить ее на ведущих атомных ракетоносцах, сколько было неудач, в том числе и по линии ФСБ проводилось расследование. У американцев прекрасное оружие F-22, F-35 (средства ВВС), Highmark…, который превосходит российские новейшие разработки по дальности стрельбы в том числе, которые испытываются со времен так называемых локальных войн в Ираке, Афганистане и Сирии в реальных боевых условиях, в отличие от единичных образцов и запусков тех же калибров, которых насчитывается несколько десятков, в отличие от сотен американских модернизированных «Томагавков». Поэтому С-400 себя не проявили, в том числе и С-300 в массовом использовании в том числе и в Сирии.

Я думаю, что мы отстаем, тем более что гиперзвуковое американское оружие, в том числе и посредством наших СМИ, еще опубликовывалось в том числе по телевидению в прошлом десятилетии, столько же махов вызывали американцы, просто они об этом не трезвонят на весь мир, но успешно применяют данное вооружение с… и трансурановыми элементами в боеголовках, в том числе и с плутонием, когда пробивают такими зарядами 60-метровый армированный бетон.

Оксана Галькевич: Кирилл, вы прямо так…

Юрий Коваленко: Обстоятельно.

Оксана Галькевич: Приятно такого собеседника в вашем лице иметь. Спасибо.

Виктор Мураховский: Ну я бы не сказал, что собеседник имеет какой-то опыт экспертный…

Оксана Галькевич: Представление…

Виктор Мураховский: Явно начитался западной и некоторой другой прессы, я просто вижу по его вопросам. Когда он, например, говорит о том, что «Булава» и «Синева» много лет модернизировали, я напомню: у американцев на вооружении сейчас в качестве баллистических ракет «Minuteman III» разработки 1970-х гг., которые модернизируются… «Trident II» на баллистических ракетах на подводных лодках и так далее, и дальше тому подобное. Про какие-то гиперзвуки: Пентагон только в этом году подписал контракт с фирмой «Raytheon» на создание управляемого гиперзвукового оружия. Откуда вот эта информация «желтая», фейковая берется, я не знаю.

Оксана Галькевич: Но тем не менее человек этой темой интересуется, уже хотя бы поэтому…

Виктор Мураховский: Ну слава богу, вот я для этого разъясняю. Я не вижу со своей стороны в своем, например, выступлении никакой эйфории. Я сказал, что поэтапно идет с 1980-х гг. по некоторым результатам. Это не говорит о том, что завтра у нас что-то перспективное немедленно появится, все это требует десятилетий разработки, создания большого, фундаментального задела в науке, научно-технический задел по конкретным технологиям, материалам, компонентам, электронной компонентной базе, по подготовке коллективов, по реабилитации, скажем так, реанимации и развитию оборонно-промышленного комплекса. Это же не просто слова, это специальные программы, это конкретные люди, это огромные коллективы, это наши гениальные конструкторы, за что им надо поставить памятник.

Юрий Коваленко: Ну и кстати, гиперзвук опять же: если бы он был известен американцам, они бы наверняка не послали шпионов в наш… и не искали бы гиперзвук…

Оксана Галькевич: Ну мы не знаем, послали или нет…

Виктор Мураховский: Гиперзвук очень разный. Например, танковый снаряд, оперенный бронебойно подкалиберно, он тоже летит с гиперзвуковой скоростью. Может быть, это для кого-то открытие, что просто боевая часть межконтинентальной баллистической ракеты, которая входит в атмосферу, тоже движется на гиперзвуковой скорости. Так что гиперзвуковых самих изделий полным-полно, вопрос в управляемом гиперзвуке, что мы сумели впервые реализовать в мире. Нет других таких разработок. Одно из изделий, как я сказал, «Авангард», уже на вооружение поступает в ракетные дивизии конкретные российской армии. Так что мне странно слышать вот такие вот вопросы, честно говоря, от людей, которые не разбираются в теме.

Оксана Галькевич: Ну Виктор Иванович, вы у нас здесь эксперт в студии, а телезрители так или иначе интересуются…

Юрий Коваленко: Вам и вопросы.

Оксана Галькевич: …имеют какое-то свое представление, мы не знаем какое.

Давайте Лидию послушаем из Москвы, о чем она нам расскажет. Лидия, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Я пенсионерка, далеко не молода, всякие, и послевоенные голодные годы повидала, и все. Но когда я вижу, что мы – а я считаю, что мы вооружены неплохо – то у меня на душе прямо становится радостно, как в той песне: «Броня крепка, и танки наши быстры». И вот я, конечно, слабо разбираюсь в технике, особенно в вооружении, но я так думаю, что у нас не все так плохо, как вот нам рассказывают некоторые. Наверное, все-таки есть у нас та часть вооружения, которая может дать хороший отпор. И что толку? Пусть американцы в 10 раз будут сильнее нас, но здесь хватит только по одному разу ударить им по нам и нам ответить, и все, весь мир будет в шоколаде.

Оксана Галькевич: Да, Лидия, хотелось бы, наверное, чтобы оно все-таки не пригодилось, правда, Виктор Иванович?

Виктор Мураховский: Ну нет, кстати говоря, уважаемая Лидия прекрасно высказалась: главное, чтобы это было средством сдерживания, чтобы все наши вероятные, как их назвали, противники… Кстати, мы не называли НАТО вероятным противником, это они в своих программных документах называют Россию противником, а мы этого избегаем. Мы ни разу в военной доктрине нигде не упоминали, что НАТО является нашим вероятным противником.

Юрий Коваленко: А кстати, вопрос: это оружие или сдерживание? Или это все-таки манипуляция словами?

Виктор Мураховский: Нет, это, конечно, оружие сдерживания, причем разные компоненты. Есть элемент стратегического ядерного сдерживания, там количественные параметры определены договором по стратегическим наступательным вооружениям, мы не выходим за эти параметры. Есть оружие сдерживания на стратегическом уровне, но не ядерное, это тоже представлено.

Кстати говоря, по поводу гонки вооружений, в которую мы якобы втягиваемся. Мы же ничего не выделяем сверх государственной программы вооружений.

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, но я вам должна сказать, что у нас сейчас SMS-портал полон подобных сообщений о том, что это пушки вместо масла, что это деньги впустую вбухивают… военные (я опускаю некоторые слова, чтобы вас не расстраивать).

Виктор Мураховский: Мне сразу вспоминается, знаете, про войну и позор: если вы выбираете позор, то вы получите и войну, и позор. Мы это неоднократно проходили в своей истории, чего. Возможно, какая-то молодежь на личном опыте этого не знает, но если дойдет до личного опыта, я бы им этого не пожелал, честно говоря.

Юрий Коваленко: А вот, кстати, несколько фактов, мы просто не уточняли некоторых деталей оружия. Вот я просто смотрю и понимаю, что одна боеголовка мегатонного класса «Посейдона» может уничтожить авианесущее соединение, состоящее из трех ударных авианосцев, трех десятков кораблей сопровождения, пяти атомных подводных лодок. Я молчу, что…

Виктор Мураховский: Я так понимаю, это где-то в Интернете кто-то сочинил.

Юрий Коваленко: Это из свободных источников тоже. И опять же ситуация: самая глубоководная быстроходная европейская торпеда, пущенная вдогон на скорости в 90 километров в час, может преследовать его только 10 километров. То есть это уже звучит как оружие не сдерживания.

Виктор Мураховский: Значит, начнем с того, что авианосная ударная группа никогда не включает три авианосца, она формируется… авианосцами. Таких авианосцев атомных у Соединенных Штатов 11.

Юрий Коваленко: Ну это масштабирование, в общем-то.

Виктор Мураховский: Для того чтобы уничтожить авианосную ударную группу на площади зачем применять головку мощностью 1 мегатонн? Кто это сочиняет вообще? У нас есть высокоточные противокорабельные ракеты, аэробаллистическая ракета гиперзвуковая, которая позволяет поражать корабли такого размещения точно по корпусу. Зачем применять…

Юрий Коваленко: То есть это нецелевое использование мегатонной боеголовки?

Виктор Мураховский: Ну конечно, зачем она нужна? Все думают… Надо понимать, что мегатонные боеголовки и любые другие ядерные боеголовки будут применяться только в случае глобальной ядерной войны.

Оксана Галькевич: Еще один звонок, даже не один, у нас в очереди сразу несколько. Валерий, Вологодская область, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я с удовольствием смотрю вашу передачу каждый день, и вот что я хотел сказать по поводу наших вооруженных сил и что мы можем делать в этой области. Мне пришлось служить 40 лет назад на Северном, на Балтийском, на Тихоокеанском флоте, но основная служба прошла в Индийском океане. У нас был океанский в то время флот, мы могучая военно-морская держава. Но в данный момент у нас одна показуха. Вот скоро будет День военно-морского флота, значит, нам будут на Неве показывать базовые тральщики, которые я наблюдал еще в те годы, ничего почти нового.

Нам нужно строить ударный атомный авианосец, но мы его не в состоянии построить, даже верфей у нас таких нет, несмотря на то, что китайцы сейчас строят эсминцы, строят за один месяц, а мы за 4-5 лет один маленький фрегатик. При этом, значит, показываем всему обществу, какие мы могучие, все мы можем. У нас могучие вооруженные силы, нам обязательно нужно строить большие океанские корабли, которые способны находиться эскадрой в океанах, а не так, что…

Оксана Галькевич: Спасибо, Валерий, мы уже поняли про авианосцы. Давайте сразу следом Камчатку, если можно, а то у нас время истекает.

Виктор Мураховский: Да, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Еще один звонок. Юрий, если можно, коротко. Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер. Хотел бы напомнить… Я тоже кадровый военный, ВДВ, годы службы 1995-2002, причем Чечня. Я бы хотел напомнить слова А.В. Суворова: «Земля считается незахваченной, пока там не стоит сапог солдата». Поэтому все это здорово, но нам не помогут ракеты выиграть войну, это во-первых. Во-вторых, зачем тратить такие деньги на вооружение, когда можно просто найти другую концепцию, концепцию «Движение – жизнь». Если шарик маленький, может быть, все это потратить, для того чтобы уйти в космос? Это не только нас и НАТО касается, касается вообще-то всех.

Юрий Коваленко: Спасибо большое, Юрий. С наступающим вас праздником.

Оксана Галькевич: Спасибо, Юрий. Парируйте, Виктор Иванович.

Виктор Мураховский: Ну а что тут парировать? Вот мы слышали милитаристские наклонности: давайте строить атомные ударные авианосцы, корабли океанской зоны. Ну давайте, давайте в 10 раз увеличим наш военный бюджет…

Оксана Галькевич: И неверие в собственные силы тут же параллельно: мы не можем этого делать, даже китайцы могут, а мы нет.

Виктор Мураховский: Ну насчет того, что не можем, это несколько преувеличение. Если вложить достаточно средств на модернизацию той же верфи «Звезда» в Крыму и «СевМашЗавода», то сможем, почему нет? Мы же строили в советское время, правда, на николаевских верфях, а сейчас можем в Крыму, наверное, построить.

Юрий Коваленко: А оно нам действительно нужно?

Виктор Мураховский: Но для этого давайте умножим бюджет, нолик еще прибавим, и после этого мы сможем строить авианосно-ударные группы, корабли океанские, ракетные крейсеры и так далее, заполним ими весь океан и будем напрямую соревноваться с Америкой. Зачем нужно вот это прямое симметричное соревнование нам? Зачем? Оно нам не требуется. Это в Америке основная концепция военной доктрины oversee operation, заморская операция, они для этого создают 11 авианосных ударных групп, флот в 350 боевых кораблей, амфибийно-десантные группы постоянного дежурства в ключевых районах Мирового океана (в основном в азиатском тихоокеанском регионе). Если мы будем отвечать симметрично, мы разоримся к чертовой матери, а задача не решим.

Оксана Галькевич: Надорвемся.

Юрий Коваленко: А нам ракет хватает, я думаю, мы это все…

Виктор Мураховский: Поэтому мы ищем асимметричный ответ: сравните стоимость авианосной ударной группы, где один авианосец не считая самолета, кораблей, обеспечения стоит более 10 миллиардов долларов, и стоимость комплекса «Кинжал», который сделан на базе уже имеющегося истребителя-перехватчика МиГ-31 и уже имеющейся баллистической ракеты «Искандер».

Оксана Галькевич: Виктор Иванович, вы знаете, я хочу сделать рекламу вашему журналу «Арсенал Отечества». Друзья, читайте не Интернет, а читайте журнал «Арсенал Отечества», тогда, может быть, информации какой-то для содержательной беседы с нашим гостем, Виктором Ивановичем, будет в следующий раз больше.

Спасибо. В студии программы «Отражение» был Виктор Иванович Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества». А мы не прощаемся с вами, впереди рубрика «Аграрная политика», оставайтесь с нами.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Список серий