• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Не надо считать, что наш алфавит является корнем русского мира. Мы его купили

Сергей Лесков: Не надо считать, что наш алфавит является корнем русского мира. Мы его купили

Оксана Галькевич: Ну а сейчас, уважаемые друзья, подведем итоги этого дня – приветствуем в нашей студии обозревателя Общественного телевидения России Сергея Лескова. Сергей, здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Значит, Константин правдоруб?

Оксана Галькевич: Конечно.

Сергей Лесков: И душелюб.

Константин Чуриков: Слушайте, перед вами все мы меркнем, конечно. Давайте, рубите правду прямо сейчас.

Оксана Галькевич: Он правдоруб, я правдолюб, а вы правдоанализатор.

Сергей Лесков: Да. Собственно, событий сегодня достаточно много.

Первое, на что бы я обратил внимание: Казахстан, наш партнер по многим союзам и вообще ближайший, наверное, на постсоветском пространстве друг, после многих согласований утвердил наконец новый алфавит и начинает переход на латиницу, то есть отказывается от кириллицы. Прямо скажем, общая письменность – это один из многих таких связующих элементов между Казахстаном и Россией. Неужели Казахстан решил поднять якорь и уйти из нашего общего порта? В общем, на эту тему надо, конечно, порассуждать. Впрочем, здесь возникают и другие вопросы. Которые спрашивают, а не лучше ли будет для России тоже перейти на латиницу?

Константин Чуриков: Да вы что?

Сергей Лесков: Ведь в конце концов царь Петр отказался от староцерковного календаря и перешел на григорианский календарь, хотя тогда тоже возражали. Ну а как же тогда Пушкин и Толстой? Вопросы остаются.

Следующая тема… Мои товарищи говорили про дворников. Мы очень устали от зимы, и поэтому наши взоры все чаще обращаются в теплые страны. После недавнего визита президента Путина в Египет было принято решение о возобновлении авиасообщения между нашими странами, казалось, что оно возобновится в феврале, возникли сложности, и теперь уже понятно, что это произойдет не раньше апреля. Но, конечно, хочется здесь задать вопрос, что вообще лучше, спокойствие или солнце? Конечно, каждый сам отвечает на этот вопрос. Много ли риска сегодня для туристов, которые приедут в Египет? Давайте мы на эту тему тоже поговорим.

Радостная новость, как опять же говорили мои коллеги: в январе нынешнего года Росстат впервые отрапортовал о том, что реальные доходы населения – это первый раз за 4 года – прекратили падение. Впрочем, зная некоторые бухгалтерские таланты наших экономистов, хочется спросить: а реальные ли это цифры, или это какая-то хитрая бухгалтерия и сеанс психотерапии? Я думаю, что это узнать было бы важно каждому.

Ну и, наконец, Германия. Вы помните,, что в Германии выборы в Бундестаг в парламент были еще в прошлом сентября, но до сих пор идет формирование коалиционного правительства. За это время популярность партии уже изменилась: например, правоцентристская партия, которая называется "Альтернатива для Германии", по популярности уже обогнала впервые за свою историю немецких социал-демократов. Удастся ли сформировать правительство, решит внутрипартийное голосование, которое началось только сегодня, а результаты станут известны в марте. Но уже ясно, что трон под несгибаемой и незаменяемой Ангелой Меркель шатается, не исключены новые выборы.

Константин Чуриков: В отличие от Нурсултана Назарбаева, который там как-то вообще хочет быть где-то наверху, чтобы совсем другие…

Сергей Лесков: Ну что, Восток не Запад, а Запад не Восток. Да, в общем-то, чем дальше на восток, тем больше такие патерналистские настроения, и склонность самих народов к автократическому правлению сомнений не вызывает. Есть, конечно, исключения типа Южной Кореи, но все-таки такая общая тенденция есть.

Константин Чуриков: По поводу казахского языка. Здесь еще "Яндекс" пока не перешел, видимо, на латиницу, я написал "Здравствуйте, Сергей", по-казахски это – я прошу прощения за произношение – "курмуты, Сергей". Вот слышал, что очень много звуков, созвучных "ы", которые сложно передать латиницей.

Сергей Лесков: Казахский язык никто не отменяет, казахский язык остается.

Константин Чуриков: Я понимаю, но переходят на латиницу, соответственно, сложно это на письме передавать.

Сергей Лесков: Значит, есть целая группа тюркских языков, самый, конечно, крупный представитель этой группы – это турецкий язык, турки пишут на латинице, они сделали этот переход еще 100 лет назад при великом Кемале Ататюрке. Здесь есть несколько моментов, о которых сказать совершенно необходимо. Прежде всего президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, которого вы уже упомянули, не устает повторять, что страна у него трехъязычная – казахский язык, русский язык и английский язык, хотя государственных языков только два, это первые два языка – но он настаивает на том, что переход на латиницу никак не увязан с политикой и отходом от России, а это просто упрощение освоения новых технологий, к чему стремится Казахстан, и коммуникации с западным миром, который сплошь, конечно, пишет на латинице. То есть это, в общем, некая попытка облегчить образовательные и научные проекты, которые в XXI веке будут набирать силу. Это говорит Назарбаев, и очевидно, что до тех пор, пока Назарбаев у власти, общий якорь не будет поднят, мы будем как бы находиться в одной, как я уже сказал, гавани. Но что произойдет при его последователях, пока сказать трудно.

На самом деле объективно есть у русскоязычного населения чемоданное настроение: было в Казахстане 40% казахов, сейчас 60% казахов за счет отъезда этих групп населения – было 6.2 миллиона русских, сейчас 3.6 миллиона, то есть такая миграция существует, она, конечно… Это наиболее высококвалифицированные кадры. Сумеет ли, если будет нарастать этот отток, Казахстан справиться со своими амбициозными экономическими проектами? Этот вопрос на самом деле важный.

На пространстве бывшего СССР есть несколько стран, где была наша любимая и родная кириллица, и эти страны осуществляют транзит к латинице по тем же соображениям. Какие страны?

Константин Чуриков: Азербайджан.

Сергей Лесков: Азербайджан и Узбекистан прежде всего, в Киргизии и в Таджикистане этого нет. Но несмотря на то, что это намерение декларировано в Азербайджане и Узбекистане уже довольно давно, они продолжают пользоваться кириллицей. Что делать с технической документацией? Если они это делают, для того чтобы приблизиться к технологическим стандартам западного мира, то это не означает, что ты сегодня должен выстрелить себе в колено ради счастливого будущего. Ведь масса документов в Азербайджане, например, по нефтяным промыслам написана на русском языке.

Оксана Галькевич: Сергей, а почему переходу Казахстана на латиницу мы уделяем определенное внимание? В то время как переход Узбекистана и Азербайджана мы даже не заметил.

Сергей Лесков: Дело в том, что Узбекистан не входит в те многие союзы российские, которые возникли вокруг России. У нас с Казахстаном единое таможенное пространство, мы входим в единый как бы военный блок…

Константин Чуриков: ОДКБ, да.

Сергей Лесков: Да, ОДКБ. У нас вообще как бы есть некое евразийское пространство с Белоруссией, Киргизией, Арменией и Казахстаном, то есть у нас более близкого партнера нет. И если понимать переход, отказ от кириллицы как некий знак Западу и России, то, в общем, он не может нас оставить равнодушными.

Оксана Галькевич: Но подождите, язык все равно другой, нам непонятный, если мы не изучаем его специально, отдельно.

Сергей Лесков: Правда.

Оксана Галькевич: На каком языке, какими буквами – латинскими или русскими – будет передаваться изучение казахского языка…

Сергей Лесков: Но тем не менее это не символически.

Оксана Галькевич: Для нас все равно нужна отдельная документация русскоязычная так или иначе.

Сергей Лесков: Это некий знак. Ну что вы спорите, вы прекрасно понимаете, это смена как бы вектора развития. Они могли бы ориентироваться на русскую техническую документацию, а они хотят ориентироваться на американскую техническую документацию.

Константин Чуриков: Нам подали знак определенный.

Сергей Лесков: Это знак, и надо сделать выводы. Нам нужно быстрее двигаться в том направлении, предложить собственную привлекательную модель развития, чтобы с латиницы переходили на кириллицу.

Оксана Галькевич: Чтобы российских судопроизводителей, судей приглашали, а не английских, да, в Казахстан?

Сергей Лесков: Ну да. Где, кстати говоря, кириллица сейчас принята? Давайте перечислим эти замечательные страны.

Константин Чуриков: Болгария, Сербия.

Сергей Лесков: Болгария, Сербия…

Оксана Галькевич: Украина.

Сергей Лесков: …Черногория, Македония, Молдавия, насколько я понимаю…

Оксана Галькевич: Белоруссия.

Сергей Лесков: Украина, Белоруссия.

Константин Чуриков: Насчет Молдавии я не уверен, по-моему, у них…

Сергей Лесков: Я тоже не уверен, но мне все-таки кажется.

Константин Чуриков: Романская группа языков.

Сергей Лесков: Язык-то у них, конечно, нет, а вот пишут они, по-моему, на… Есть еще экзотические страны типа Монголии, они же на кириллице пишут.

Константин Чуриков: Братья.

Сергей Лесков: Братья-монголы.

Оксана Галькевич: Братья наши, друзья.

Сергей Лесков: Вот казахи могли бы брать пример с монголов, но не берут.

Константин Чуриков: Между прочим, растущая экономика, самая динамично развивающаяся экономика.

Оксана Галькевич: Самая, вы нам об этом рассказали, мы теперь знаем.

Сергей Лесков: Вот. Есть масса тюркоязычных народов на территории СССР, которые являются автономными республиками, где тоже пишут кириллицей – Якутия, например. Но на самом деле казахи же недавно пользуются кириллицей, чего нам обижаться: они до революции пользовались арабской письменностью, до 1940 года у них была та же самая латиница и только тогда по настоянию дорогих сердцу каждого советского человека коммунистов они перешли все вместе на кириллицу.

Константин Чуриков: А на самом деле для людей, для населения, для школьников, учащихся, преподавателей это очень большая нагрузка: учили писать одними буквами, теперь другими. Это же надо все менять.

Сергей Лесков: Я в анонсе заявил, но давайте мы пофантазируем. Вот Украина, например, тоже может перейти в рамках своей европеизации на латиницу, вполне может. А может ли Россия перейти на латиницу? Я уже сказал, что Петр… Все же скрипели зубами и проклинали царя, когда он отказался от церковнославянского календаря, отсчет там был от сотворения мира…

Оксана Галькевич: С 1 сентября, да.

Сергей Лесков: …перешел на календарь от Рождества Христова.

Оксана Галькевич: 1 января.

Сергей Лесков: Это было ужасно, это была революция, с которой не согласилась большая часть населения России. А если бы он взял тогда латиницу, может быть, у нас были бы другие исторические пути? Мне сейчас, конечно, невозможно себе это представить, потому что как можно читать Пушкина, Чехова, Толстого и Достоевского на этих странных буквах? Но кстати, ведь и кириллица не наше изобретение.

Оксана Галькевич: А вы знаете, кстати, некоторые наши телезрители, видимо, не имея русской раскладки, пишут вам сообщения на латинице, и мы их понимаем, Сергей, понимаете, мы понимаем наших телезрителей.

Константин Чуриков: Видимо, оттуда.

Сергей Лесков: Кириллица была создана в IX веке для церковных служб на славянском языке по заказу византийского императора, и тут же Папа римский запретил кириллицу, в общем, она переживала долго не лучшие…

Константин Чуриков: Это, кстати, там же и раскол случился.

Сергей Лесков: Это был один из элементов раскола, самый главный там был спор об облатках, они должны быть пресные или наполненные вином.

Константин Чуриков: И символ веры.

Сергей Лесков: Символ веры – это само собой; там опять же непогрешимость папы… Было много, и алфавит тоже был одним из предметов спора. Таким образом, нам не надо считать, что наш алфавит является неким корнем русского мира, мы его купили на Западе. Может быть – я фантазирую, не знаю, будет ли это лучше – через некоторое время купить и латиницу или приобрести?

Константин Чуриков: Иероглифы только давайте не будем приобретать.

Сергей Лесков: Только без этого. Надо все-таки знать, где в нашем развороте на восток притормозить. Ну вот, так или иначе это некая новая реальность, нам, конечно, надо ее воспринимать спокойно, философски, но сделать какие-то нужные выводы. Каждая проблема может сделать человека озлобленным, а может сделать его сильнее. Мне кажется, это тот случай, когда мы должны сделать правильные выводы.

От зимы мы все устали, на Москву надвигаются жуткие холода, и я знаю очень-очень многих людей, которые мечтают о теплых морях. Самый у нас, конечно, экономичный отдых был в Египте, я напомню эти цены, многие уже забыли: на 500-600 долларов на человека вполне можно было прекрасно по allinclusive отдохнуть в этой стране.

Оксана Галькевич: Кость, а что ты так на меня посмотрел? Я от зимы еще не устала, друзья.

Константин Чуриков: Нет? Хорошо. Мне рассказывайте.

Сергей Лесков: Вы купаетесь в лучах славы и всеобщего почитания.

Оксана Галькевич: В вашей причем, Сергей и Константин.

Сергей Лесков: Так что тут, в общем, вам проще. Ну ладно, я остановлю свои комплименты, но так или иначе.

Оксана Галькевич: Мне просто кажется, что это какая-то подрывная деятельность, понимаете, постоянно ругать наш климат и говорить: "Ой, как тяжело нам здесь жить". Прекрасно! Сегодня бежала на работу, мороз и солнце, гимназистки румяные, белый снежок блестит, красота!

Сергей Лесков: Почему ругать? Надо отдавать себе отчет, что… Ну Оксана…

Константин Чуриков: Сугробы высятся.

Сергей Лесков: Многие проблемы нашей страны связаны просто с тем – я сейчас не шучу – что Россия являет собой пример самой северной цивилизации на планете Земля. В таких условиях никто не живет, мы сумели построить цивилизацию со своими особенностями, достоинствами и недостатками.

Оксана Галькевич: Мы же сумели, вот.

Сергей Лесков: И наш характер, который часто вызывает непонимание в южных странах, тоже является следствием того, что мы всю зиму сидим в избе, рот открыть нельзя, потому что зубы стучат на морозе, приходится только скалиться, полгода сидишь взаперти – ну где же тут любить…

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы вот этих вот южан-вертихвостов тоже не понимаем временами, местами.

Сергей Лесков: Ну так вот, Египет. Судя по всему, не будут пока возобновлены туда рейсы несмотря на то, что уже достигнута договоренность о том, что представители российских служб безопасности будут в аэропортах Египта. Кстати, вопрос-то деликатный, как вы сами понимаете: как может другая страна допустить на свою территорию сотрудников чужих спецслужб? А для России это был вопрос принципиальный, ведь мы настолько не доверяли службам безопасности в Египте…

Константин Чуриков: Да, которые проморгали тогда.

Сергей Лесков: В общем, будем прямо… Мы, кстати говоря, тоже моргали неоднократно, у нас же тоже такое бывало, так что тут чья бы корова мычала. Но тем не менее каждый, кто бывал в Египте – а в Египте бывал каждый – знает, что, в общем-то, на борт самолета можно было провести верблюда без всякого предварительного осмотра. Этот вопрос удалось решить, и даже уже в "Домодедово" согласованы стойки, терминалы, но все равно Росавиация – и ее, наверное, можно понять – по-прежнему не дает последней отмашки, а тут же еще это связано ведь и с Чемпионатом мира по футболу. Вы знаете, что Египет… Оксана, конечно, знает, она футбольный знаток.

Оксана Галькевич: Я не была в Египте, я не знаю.

Сергей Лесков: Но вы знаете, что Египет будет участвовать?

Оксана Галькевич: А, да.

Константин Чуриков: Самый захватывающий матч Чемпионата, Оксана, ты что.

Оксана Галькевич: Конечно.

Сергей Лесков: Мало того, они в одной группе с нами. Мало того, команда Египта сильнее, чем Россия, по всем показателям, лучший бомбардир Чемпионата Англии играет в сборной Египта.

Оксана Галькевич: Ну если бы они с нами в хоккей…

Сергей Лесков: Ну вот. Таким образом, друзья мои, придется потерпеть, как бы ни хотелось вымыть свои сапоги в Красном море, я думаю, что все-таки это неизбежно… Но тем не менее несмотря на все это Египет стал ближе, он стал самым главным импортером российского продовольствия. До этого у нас больше всего продовольствия покупал кто? – дружественный нам Китай, их много, им трудно прокормиться, на почти 1.8 миллиардов долларов, но Египет его обогнал.

Константин Чуриков: В основном, наверное, зерновые, да?

Сергей Лесков: Кто? Египет? Египет пшеницу покупает, на 80% его закупок это российская пшеница. Они пытались на Украине покупать, но на Украине хуже пшеница. А Китай что у нас покупает? – рыбу, мясо и морепродукты.

Оксана Галькевич: И продает потом нам, как мы помним из наших сюжетов.

Константин Чуриков: Да, история про дальневосточную креветку, которую мы вылавливаем, отдаем почистить, продаем, а они ее перепродают.

Сергей Лесков: Ну да, кстати. Еще неизвестно, сколько наших траулеров разгружается в китайских портах, кстати, потому что наши дальневосточные порты находятся в ужасающем состоянии. Но так или иначе, видите, это сближение с Египтом происходит. Хлебушек, друзья мои: когда вы окажетесь в Египте, вы будете есть хлеб из российской муки. Это должно согревать, может быть, не сердца, но желудки.

Константин Чуриков: А если корочку черного да огурчик поднесут, так совсем хорошо, потом и к людям.

Оксана Галькевич: Черного мы там не найдем, я думаю.

Сергей Лесков: Со времен древних фараонов Египет пытается освоить производство черного хлеба, но не получилось.

Оксана Галькевич: Вот видите! А вы ругаете нашу северную цивилизацию, и пшеница у нас лучше, и черный хлебушек…

Сергей Лесков: А пиво впервые в мире стали делать где?

Константин Чуриков: В Египте.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: А какие у нас огурцы бочковые, боже! Они там в Египте даже и не знают об этом.

Сергей Лесков: Пиво можно увидеть даже на пирамидах.

Теперь дела наши скорбные, которые становятся наоборот радостными: Росстат впервые оповестил нас, что в январе вот этого года впервые за 4 года реальные доходы перестали падать. Но, конечно, вы знаете, часто говорят, что нельзя верить синоптику, теперь, когда слышишь сводки Росстата, кажется, что синоптик – это правдоруб, как Константин. А на самом деле все меньше доверия, конечно, вот этим подсчетам Росстата. Ушлые эксперты докопались. Что же они сделали с этими бухгалтерскими отчетами? Вы помните, что год назад каждый пенсионер получил единовременно 5 тысяч пособие?

Константин Чуриков: На весь год, вместо индексации.

Сергей Лесков: Это всегда считали… Да, это было 240 миллиардов рублей на всю Россию. А теперь Росстат перестал это считать, он это выбросил из своих подсчетов, и оказалось в результате нехитрых подсчетов на этом арифмометре, что доходы перестали падать.

Константин Чуриков: Подождите, вот я не очень, кстати, уловил логику именно в этом нюансе. Казалось бы, они вышли, эти 5 тысяч…

Сергей Лесков: Логика в этом нюансе состоит вот в чем. В Министерстве экономического развития были проведены некоторые совещания, где была дана установка на позитив. Они давно уже дают установку на позитив, и министр экономического развития больше похож не на экономиста, а не психотерапевта.

Оксана Галькевич: Так ведь Росстат теперь перешел в ведение Минэкономразвития.

Сергей Лесков: Да, он теперь подчиняется.

Оксана Галькевич: И сразу картина заиграла.

Сергей Лесков: И картина стала лучше. Причем уже же пересчитали: если бы вот эта единовременная добавка к пенсиям считалась по-прежнему, то доходы бы в январе упали на 5%, а теперь ее не считают, они в нулях находятся. Тем не менее мы можем сколько угодно смеяться… Посмеемся еще раз, кстати говоря: прогноз Минэкономразвития – на 2017 год был рост реальных доходов 1.3%, а оказалось, что они снизились на 1.7%, то есть на 3% они ошиблись. На этот год они обещают, прогнозируют рост в 2.3% реальных доходов. Может быть, этот прогноз будет ближе к правде, чем по прошлому году, потому что есть объективные показатели некоего улучшения других экономических показателей – может быть, на самом деле все-таки удастся добиться положительной динамики. Например, выпуск автомобилей увеличился на 32%, ввод жилья увеличился на 16%, платные услуги – а на этом как бы стоит постиндустриальная эпоха – на 2%. Ну и средняя реальная зарплата выросла на 6%.

Константин Чуриков: Средняя реальная зарплата? Реальные доходы – это условные доходы за вычетом всяких обязательных платежей.

Сергей Лесков: Давайте не будем углубляться, это съезд нашей скромной интеллектуальной…

Константин Чуриков: А вот реальные зарплаты – это что?

Сергей Лесков: Это один из экономических показателей.

Константин Чуриков: Это то, что у нас в рубрике "Реальные цифры"?

Сергей Лесков: Это некий… Есть, например, бюджетники, бюджетникам впервые за, по-моему, 2-3 года в январе была проиндексирована зарплата, но больше индексаций не будет. Была повышена пенсия на 3.7%, и это поддержало динамику вот этих вот денежных поступлений, это важный фактор, понятно, это тоже повлияло на рост средней реальной зарплаты. Но больше в этом году подобных бюджетных вбросов не будет и для положительной динамики остается одна надежда – это частный сектор. А частный сектор находится у нас в довольно-таки плачевном состоянии, даже мы на этой неделе говорили о продаже крупнейшей торговой сети "Магнит" государству, государство уже все дало в январе и поэтому такая некоторая динамика. Наши частники дышат если не на ладан, то без мельдония, я думаю, им вряд ли удастся доползти до следующего Нового года. Но тем не менее все-таки, вы видите, очень много таких цифр, которые говорят об оживлении в экономики, но оживление в экономике, может быть, и есть, но самый живой элемент – это, конечно, наши статистики, которые осваивают новую профессию, Кашпировский завидует.

Ну вот. Наконец, давайте поговорим про Германию, там чрезвычайно любопытные происходят события. Кстати, сегодня 21 февраля.

Оксана Галькевич: Так.

Сергей Лесков: Вы знаете, что это за день? Вы, наверное, не были комсомольцами.

Константин Чуриков: Вот точно, я был только пионером.

Сергей Лесков: Пионер этого не знал, а каждый советский комсомолец знал, что 21 февраля 1848 года был опубликован Манифест коммунистической партии. Сегодня юбилей Манифеста коммунистической партии – 170 лет.

Оксана Галькевич: Какая знаменательная дата сегодня.

Сергей Лесков: Да.

Константин Чуриков: Это программный документ, это важно.

Сергей Лесков: Нет, это гениальная работа. Вы помните некоторые выражения оттуда? – "призрак бродит по Европе, призрак коммунизма"…

Константин Чуриков: Там еще, по-моему, "идиотизм деревенской жизни", это тоже оттуда.

Сергей Лесков: Да. А замечательная фраза о том, что "пролетариату нечего терять, кроме своих цепей"? – это же тоже из манифеста. Но современникам Рабочей партии Германии является Социал-демократическая партия Германии. Она, по-моему, возникла в 1863 году, а потом они даже объединились с рабочей партией. Такие там, конечно, были имена, которые изучали по крайней мере в институте в курсе научного коммунизма, там был Фердинанд Лассаль, первый в мире социал-демократ. А имена… Как его звали, Август Бебель? Август Бебель – не путать с Гегелем и Бабелем, как в известном анекдоте…

Константин Чуриков: И тому, и другому было бы обидно.

Сергей Лесков: …и Вильгельм Либкнехт. У нас, по-моему, даже улица именем Вильгельма Либкнехта называется.

Константин Чуриков: Мне казалось, Карла Либкнехта.

Оксана Галькевич: Карла, Карла, да.

Сергей Лесков: Карл Либкнехт был, по-моему, его племянником, а вот первый создатель Рабочей партии… Посмотрите, это разные все-таки люди, если я не ошибаюсь.

Оксана Галькевич: Сейчас я посмотрю.

Сергей Лесков: И конечно, вот эта вот Социал-демократическая партия Германии, к которой мы сейчас плавно перейдем, которая сейчас начала внутрипартийное голосование, для того чтобы рядовые члены партии – а в Германии их 450 тысяч – проголосовали за создание коалиции вместе с партией Меркель ХДС/ХСС, это очень интересное событие. В общем, они будут 2 недели голосовать (полмиллиона человек) и либо согласятся на союз с Ангелой Меркель, либо не согласятся. Я не припомню, чтобы где-то в Европе была такая процедура. Если сами рядовые члены партии не согласятся войти в коалицию с непотопляемой Меркель, что ей остается сделать? С другими партиями она договориться не сумела. В Германии будут новые выборы. При этом все возможные члены коалиции с партией Ангелы Меркель говорят о том, что пора бы с России санкции снять. Мы знаем, что Германия является наиболее сильным игроком политическим и экономическим в Европе, это наш крупнейший экономический партнер, многократно представители немецкого бизнеса говорили, что они очень много теряют от затруднения связей с Россией. Там даже посчитано, по-моему, 80% экономических потерь от санкций несет на себе Германия.

Константин Чуриков: И мы тоже много теряем, у нас, извините, "Siemens" вагоны, "Siemens" турбины.

Сергей Лесков: Ну я про себя не говорю. В Евросоюзе 80% потерь – это немецкие потери. И только есть одна партия – правда, она самая сильная партия в Германии – которая выступает за продление экономических санкций. Сегодня, кстати, опять проголосовали на полгода продлить санкции против России. А, например, нынешний министр иностранных дел Германии по имени, как его зовут, Зигмар Габриэль, по-моему, сейчас, когда была конференция по безопасности в Европе, сказал, что пора бы тоже снять санкции с России. Он, кстати говоря, социал-демократ, хотя в другой партии.

Константин Чуриков: Ну пора уже от слов к делу, потому что мы так всем верим вокруг, в мнимых каких-то друзей, понимаете, а воз и ныне там.

Сергей Лесков: Ну в общем-то нет, хорошо, если снимут санкции, надо верить, надеяться и ждать, хуже нет, как говорят…

Оксана Галькевич: А Ангела Ивановна сколько уже?

Сергей Лесков: 4 срока сейчас у нее будет, 16 лет в годах.

Константин Чуриков: Это не противоречит закону?

Сергей Лесков: Нет, почему? Там нет ограничений. Дело в том, что она же не возглавляет государство, ее партия все время выигрывает выборы, она формирует правительство. Но дело в том, что у них там есть президент, он выполняет только представительские функции. Кстати, президент сейчас, насколько я понимаю, тоже бывший социал-демократ. Во главе Германии стояли выдающиеся социал-демократы: Вилли Брандт, Герхард Шредер, один из руководителей "Газпрома"…

Константин Чуриков: Теперь он наш.

Сергей Лесков: Да, теперь наш. Но видите, они потеряли как бы авторитет. Так вот эта вот партия "Альтернатива для Германии", которую некоторые называют неонацистской, некоторые называют просто правоцентристской, которая категорически не приемлет нашествие мигрантов в Германию, по популярности обогнала старшейшую партию Германии, социал-демократов.

Константин Чуриков: Сергей, вам звонят, и много зрителей, по-моему.

Сергей Лесков: Из Германии? Социал-демократы?

Константин Чуриков: Нет-нет, наши люди. Виктор, Брянск. Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Алло, здравствуйте. Хотелось бы Сергею Лескову задать вопрос, спасибо за предоставление возможности. Очень важная тема, которая не обсуждается фактически ни на одном из каналов, которые я смотрю уже в течение нескольких лет, спасибо ОТР за то, что поднимает, за эту возможность. Скажите, пожалуйста, где-нибудь вам встречался опыт других стран по формированию эффективных результативных управленческих элит? Потому что кадры решают все, именно от управленческого ресурса зависит судьба страны и народа. Если этого не будет, то судьба любой империи, как великой цивилизации Италии, Греции, Египта канет на уровень бедуинов. И поэтому если вы знаете опыт таких стран, которые развивались, как Сингапур, с нуля, с рыбацкой деревеньки, а дошли, занимают первые места по развитию человеческого капитала? Или страны, которые, не имея природных ресурсов, ни геополитического ресурса, ни водных, ни лесных, ни прочих, которые имеет Россия, но Россия почему-то на 82-м месте в страновом рейтинге, на 62-м месте. Почему мы не поднимаем вопрос формирования истинных, эффективных, результативных элит, которые побороли в других странах, даже в соседней Белоруссии, и коррупцию, и экологические темы, и инновационное развитие, и все остальное.

Константин Чуриков: Мы поняли вас, спасибо большое.

Сергей Лесков: Извините, а можно вас прервать? На самом деле вы не вопрос задали, а это был крик души. Из вот этого обилия тезисов, которые сформировал наш замечательный зритель, трудно вычленить вопрос, но мне кажется, что речь шла об элитах.

Константин Чуриков: Да, где эти элиты.

Оксана Галькевич: Эффективные управленческие элиты.

Константин Чуриков: Формирование этих элит. Вопрос: что нужнее, элиты или институты, система?

Сергей Лесков: Да и то, и другое надо. Вообще мне сначала показалось, что зритель призывает к формированию некоторой меритократии. Есть такая система правления, где у власти стоит аристократия, какие-то люди, которые обладают заслугами, честью. В общем, на определенных этапах такое было и в СССР, потому что коммунисты были – так считалось по крайней мере – коммунистическая партия была у власти, был кодекс строителя коммунизма, формировалась такая коммунистическая меритократия. Элитой ли это было? Ну да, это было элитой. А потом элита к чему привела? К тому, что она состарилась, не было политической конкуренции, и вот мы увидели гонки на лафете и деградацию политической системы. Мне кажется, что все-таки здесь важна не столько политическая элита как некий не подверженный изменениям государственный институт, а здесь важна политическая конкуренция и конкуренция идей, вот на чем стоит современное государство.

Оксана Галькевич: Давайте еще один звоночек примем, наша телезрительница из Челябинска Марина. Марина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Во-первых, хочу поздравить лучшую, сильнейшую часть вашей программы с наступающим праздником.

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: Во-вторых, я хочу господину Лескову задать такой вопрос. Вот вы упомянули, что Египет у нас занял первое место, в смысле мы заняли первое место по экспорту зерна в Египет. А скажите, насколько России это выгодно? Потому что вот я, например, знаю, что до портов это зерно перевозится бесплатно, продается тоже по очень невысокой цене. Нам это выгодно, если мы лучшее зерно продаем в Египет?

Оксана Галькевич: Так, Сергей.

Константин Чуриков: Намек, видимо, на то, что себе оставляем зерно похуже.

Оксана Галькевич: Или дешево продаем.

Сергей Лесков: Нет, ну почему? Экспорт продовольствия… Мы же не голодаем, мне кажется, что даже и в Челябинске, большом таком мегаполисе люди живут на достаточно высоком уровне. И торговля продовольствием – это вообще как бы традиционная историческая миссия России. В самые преуспевающие времена нашей страны, в XIX и в начале XX века Россия продавала значительно больше продовольствия, в том числе молочных продуктов, чем сейчас. Я не очень хорошо понимаю этот вопрос. Увеличение экспорта не в ущерб внутреннему рынку является, конечно, способом укрепления экономики, какие сомнения?

Константин Чуриков: И самый последний вопрос, может быть, самый каверзный…

Оксана Галькевич: Может быть, не самый последний, Константин.

Константин Чуриков: А может быть, и не самый последний – Чувашия спрашивает: "Добрый вечер, Сергей Лесков. Как вы относитесь к высказыванию министра здравоохранения Чувашии о причине бесплодия женщин?" Вчерашняя новость.

Сергей Лесков: Это да, я знаю.

Константин Чуриков: Давайте процитируем просто. Господин министр здравоохранения Чувашии вчера сказал: "Если у женщины до рождения ребенка было 7 мужчин, значит, 100% бесплодие".

Сергей Лесков: Средневековье.

Оксана Галькевич: А как эти люди из Средневековья, простите, попадают туда, в управление, в эту самую управленческую элиту?

Сергей Лесков: Сегодня же еще один юбилей. Вы понимаете, вот когда это было? В 1973 году 24 февраля впервые вышла в эфир замечательная, может быть, даже великая передача "Очевидное невероятное", которая несла огромную, важнейшую просветительскую миссию. Сейчас этой передачи нет, к великому сожалению, и мракобесие, архаика, а часто и Средневековье захватывают умы не просто наших людей, но даже уже руководителей здравоохранения.

Оксана Галькевич: До этого была госпожа омбудсмен, если я не ошибаюсь, которая тоже про телегонию говорила.

Сергей Лесков: Вот то, что это сказано – это полнейшая околесица, это не соответствует не то что представлениям современной медицины, это не соответствует представлениям даже медицины времен Гиппократа. Кстати говоря, этот министр здравоохранения бывший зубной врач – может быть, ему стоит не зубу заговаривать...

Константин Чуриков: Лучше о причинах выпадения зубов.

Сергей Лесков: …а подумать о чем-то другом, в чем он разбирается.

Оксана Галькевич: Так, может, он имел в виду целоваться с семерыми разными…

Константин Чуриков: А кстати, может быть и такая мысль.

Оксана Галькевич: Это плохо для зубов.

Сергей Лесков: Есть такая поговорка: "По бороде поп, по зубам собака", вот что-то подобное можно сказать и о таких министрах здравоохранения.

Оксана Галькевич: У меня есть информация…

Константин Чуриков: Контраргумент.

Оксана Галькевич: Да, контраргумент от моей подруги, которая гинеколог – она говорила, что мужчинам тоже не очень хорошо вести такой свободный образ жизни, там тоже проблемы накапливаются.

Константин Чуриков: Только что вы ругали министра здравоохранения Чувашии.

Ну что же, на этом рубрика завершена. Ждем Сергея Лескова завтра. Это были "Темы дня", завтра будут "Темы недели", а через несколько минут…

Оксана Галькевич: А через несколько минут будем говорить, собственно, о том, как считают наши некоторые ведомства статистические и можем ли мы доверять этим цифрам. Неожиданно мы закончили с бюджетом в плюсе прошлый год, но при этом потеряли множество больниц, множество учебных заведений. Почему так получается в нашей жизни? Будем разбираться…

Константин Чуриков: …через пару минут.

Список серий