• Главная
  • Кино
  • ОТРажение
  • Олег Прусаков: Указанная ставка кредита зачастую не соответствует практике. Есть "страшная формула", по которой клиента кроме процентов годовых ждет еще целый ряд иных затрат

Олег Прусаков: Указанная ставка кредита зачастую не соответствует практике. Есть "страшная формула", по которой клиента кроме процентов годовых ждет еще целый ряд иных затрат

Константин Чуриков: А вот и наша следующая тема: "Взял кредит – попал на деньги". Каждый день, каждый час, что бы мы ни обсуждали в эфире, многие из вас пишут о том, как горько жалеют о том, что обратились в банк или в микрофинансовую организацию. Порой мы узнаем о таких вопиющих случаях, что действительно в пору открывать какую-то специальную рубрику. Во всяком случае, сейчас у нас в студии представитель Роспотребнадзора. Это ведомство взялось всерьез за финансовую грамотность населения и за разъяснения, как быть в сложной ситуации, когда против тебя целый банк и целая микрофинансовая организация. Недавно Роспотребнадзор открыл свою горячую линию. Давайте нашу линию – 8-800-222-00-14– на эти полчаса превратим в эту самую горячую линию.

У нас в студии Олег Прусаков – начальник Управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора. Олег Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Олег Прусаков: Добрый день.

Оксана Галькевич: Олег Владимирович, а почему вдруг внезапно такое внимание, такой фокус именно на нарушении прав потребителей в финансовой сфере, горячая линия выделяется именно под это?

Олег Прусаков: Ну, вы знаете, во-первых, это не вдруг и не неожиданно. Мы этой темой занимаемся достаточно давно. И все, что касается защиты прав потребителей финансовых услуг, для нас уже давно стало одним из приоритетных направлений деятельности. Обусловлено это тем, что эта сфера очень активно развивается, и ее участниками становится все больше наших граждан.

Если раньше мы говорили чаще всего о финансовой услуге, которая, как правило, касалась только, может быть, договора банковского вклада, все имели депозиты, то сегодня спектр финансовых услуг достаточно обширен и большой. Все имеют пластиковые карточки, возможности для их использования все больше расширяются, поэтому так или иначе по мере развития финансовых рынков, собственно говоря, и больше рисков для потребителя становится. По нашему мнению, такая зависимость существует. И неслучайно наша цель – обеспечить и сделать так, чтобы этих рисков было как можно меньше, и неблагоприятных последствий для потребителя, соответственно, тоже.

Оксана Галькевич: Прости, Костя. Или понимания стало больше? Рисков меньше или понимания больше? Потому что риски, в принципе, так или иначе связаны с этой сферой. А понимание, как я понимаю…

Олег Прусаков: И риски, и понимание – это вещи взаимосвязанные, безусловно. И поэтому когда мы говорим о защите прав потребителей в финансовой сфере, то мы одновременно сразу имеем в виду и все, что касается повышения финансовой и правовой грамотности наших граждан. И очень важно отметить, что в законе "О защите прав потребителей" есть прямая норма, которая закрепляет право потребителя на просвещение.

Константин Чуриков: Хорошо. Это как в том фильме: "Что-что, а право вы имеете". Давайте обратимся к конкретным случаям. Кстати, уважаемые зрители, я напоминаю: у вас есть возможность пожаловаться напрямую прямо сейчас в нашем эфире.

Олег Владимирович, получается, за первые дни существования работы этой горячей лини… Мы сейчас покажем на экране ее номер: 8-800-100-29-26. Не путать с нашим эфирным телефоном! Вот какие обращения? Что больше всего волнует людей?

Олег Прусаков: Мы в октябре прошлого года открыли специализированную горячую линию для потребителей финансовых услуг. И в первые два месяца ее работы получено около 8 тысяч обращений. Может быть, это не такая большая цифра, но тут нужно опять же иметь в виду специфику этих правоотношений и то, что они остаются все-таки достаточно сложными для наших граждан. Но уже то, что появился новый канал для того, чтобы задать необходимые вопросы и получить необходимые ответы, – по нашему мнению, это очень важно и значимо.

Константин Чуриков: Давайте я просто попробую сформулировать тот частый вопрос, который мы слышим от наших зрителей. Условная старушка, которая пришла в МФО, чтобы взять кредит на подарок внуку, нам пишет, что она просто не понимала, на что она идет. Вот скажите, пожалуйста, сотрудник МФО, сотрудник банка в какой форме и как обязан разъяснить потенциальному заемщику все условия этого кредита? Можно ли потом оспорить этот кредитный договор или нет? И в каких случаях?

Олег Прусаков: Что касается права на оспоримость соответствующего договора – оно, в принципе, существует практически всегда. Но очень важно здесь, наверное, отметить то обстоятельство, что зачастую именно как раз такая правовая не то что неграмотность, а, может быть, незнание и недолжный уровень осведомленности потребителя эксплуатируется, причем сознательно эксплуатируется участниками финансового рынка, которые, безусловно, более профессиональные в этих вопросах.

И вот это стремление сделать продукт как можно более привлекательным якобы на очень лояльных и приемлемых условиях для граждан – собственно говоря, это та уловка, на которую зачастую многие наши граждане идут, особенно в ситуации, когда им действительно нужны деньги и надо решить какую-то реальную бытовую ситуацию. Это в том числе и история с примером вашей бабушки, это и иные истории, которых мы знаем достаточно много. И вот это желание и стремление подсадить гражданина на эту "кредитную удочку" очень опасно, потому что действительно оно порождает зачастую абсолютно ничем не обусловленные изначально долговые обязательства, потому что граждане нередко просто не понимают, действительно, как вы правильно сказали, собственно говоря, под чем они подписываются.

Оксана Галькевич: Олег Владимирович…

Константин Чуриков: Олигарх в МФО не придет.

Олег Прусаков: Ну, скорее всего, да.

Константин Чуриков: Хотя может себе позволить.

Олег Прусаков: Такое право у него есть.

Оксана Галькевич: В другое заведение. Или учреждение, наверное?

Константин Чуриков: Учреждение.

Оксана Галькевич: Да. Извините. У нас звонок как раз на горячую линию – Татьяна из Волгоградской области. Давайте с ней пообщаемся. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. Я инвалид по зрению первой группы, брала потребительский кредит. Когда я оформляла его, мне сказали, что 14%. Но когда, в общем-то, состоялся суд, мне судья зачитывала, что там 25%. Сама я прочитать не могу. Вот какие документы мне давали там – то я и писала, ну, подписывала. Где ставили мне руку, там я и расписывалась. Сама я ни прочитать не могу, ни… То есть вот такая ситуация

Константин Чуриков: Татьяна, подождите, а суд что решил? Какое решение суда?

Зритель: А суд решил высчитать из моей пенсии либо жилье забрать. В общем, в их пользу.

Константин Чуриков: Так, Татьяна, секунду! Давайте так: вы сейчас оставляете нашему редактору Ольге свой телефон, свои контакты. Давайте прямо вам передадим эту историю. Человек незрячий. Тут манипулировать просто ого-го как можно.

Оксана Галькевич: "Куда ставили руку, там я и расписывалась".

Олег Прусаков: Да, эта ситуация, конечно, достаточно абсурдная сама по себе. То есть если эта женщина приходила в банк без какого-то сопровождающего, который мог бы ей оказать помощь, то рассчитывать на то, что сотрудник банка… К сожалению, рассчитывать не приходится на его, скажем так, добросовестность. Действительно, если такая манипуляция происходила, то суд, безусловно, должен был учесть данные обстоятельства и, соответственно, принять то правосудное решение, которое учитывало бы в данном случае статус самого заемщика.

И в этой связи, кстати, я хотел бы отметить, что мы в последнее время стараемся уделять повышенное внимание защите прав потребителей из так называемой социально уязвимой группы населения, потому что это инвалиды, это престарелые люди, это некоторые люди в некоторых случаях.

Оксана Галькевич: Которые часто оказываются жертвами в каких-то ситуациях.

Олег Прусаков: Да, которые чаще всего, собственно говоря, и попадают в такие ситуации.

Оксана Галькевич: Мошеннические.

Олег Прусаков: И защита которых должна быть на более высоком уровне, если хотите, чем у обычных граждан, потому что эта эксплуатация их статуса, конечно же, просто недопустима.

Оксана Галькевич: Олег Владимирович, я хочу попросить вас перевести это с такого языка на простой человеческий. Вы говорите: "В последнее время мы уделяем повышенное внимание защите таких социально уязвимых слоев населения". Это формулировка, за которой стоит что, какие действия вашего ведомства? Что это означает?

Олег Прусаков: Это означает то, что буквально сейчас, в настоящее время мы работаем совместно с нашими коллегами из других федеральных органов исполнительной власти над разработкой законопроекта, который как раз признан определить те правовые механизмы, которые будут учитывать вот этот социальный статус отдельных категорий потребителей.

Дело в том, что на протяжении многих лет так сложилось (и это не только в Российской Федерации), что потребители не делились на какие-то категории. То есть все нормы, которые сегодня есть, которые сформулированы, они, в принципе, ориентированы на защиту потребительских прав наших граждан безотносительно к их статусу – социальному статусу, жизненному статусу и так далее. Но на каком-то этапе все вдруг поняли, что есть категория граждан, которая нуждается в особой защите. Это то, что касается (хороший пример) доведения соответствующей информации, обеспечения доведения информации до лиц, которые страдают определенными заболеваниями и так далее. Это нужно все учитывать.

Константин Чуриков: Извините. В данном случае, о котором говорила наша зрительница, по сути, это введение в заблуждение. Это можно трактовать и как мошенничество.

Олег Прусаков: Это причем сознательное введение в заблуждение. Во всяком случае, из того, что мы слышали, на это все указывает.

Оксана Галькевич: Олег Владимирович, когда люди жалуются, звонят вам на вашу горячую линию, от чего она, скажем, больше раскаляется – когда жалуются на кредиты, взятые в МФО, в обычных банках, достаточно крупных и серьезных, или это вопросы, связанные с неумелым обращением с кредитными картами, например?

Олег Прусаков: Ну, чаще всего за последнее время все-таки основной блок вопросов связан с темой потребительского кредитования. И, наверное, еще тема страхования также периодически становится главенствующей. Все мы знаем, на слуху у всех история с ОСАГО, с невозможностью заключить соответствующий договор с якобы отсутствующими полисами, которые вдруг неожиданно появляются после того, как вы заключили по настоянию страховщика еще несколько договоров на оказание страховых услуг, и так далее.

Поэтому ситуация может меняться. Она диктуется и обусловлена в том числе уровнем правового регулирования в этой сфере. Скажем, с появлением закона "О потребительском кредите", который был принят относительно недавно, в принципе, определенная структура жалоб, безусловно, изменилась, потому что многие вещи были зарегламентированы более жестко, более четко. И это сняло целый ряд вопросов. Но тем не менее все равно тему потребительского кредитования во всех вариациях я бы обозначил как одну из самых главенствующих.

Константин Чуриков: У нас есть звонок – это еще одна Татьяна, теперь уже из Москвы. Добрый вечер, вы в эфире, слушаем вас.

Зритель: Вечер добрый. Тут на самом деле очень большая проблема. Во-первых, это действительно несоответствие той процентной ставке, которую предлагает банк, с тем, что на самом деле. Буквально недавно брала кредит. Предлагают процентную ставку 13%. Когда приходишь, тебе объясняют – и, в общем-то, выходит, что процентная ставка 21%. Когда спрашиваешь, с чем это связано, ссылаются на Центробанк, показывают какую-то жуткую формулу, в которой невозможно разобраться. И непонятно, что дальше с этим делать.

Константин Чуриков: В эфир нам верните, в студию, потому что звук пропал. Татьяна, мы вас в студии не слышим.

Зритель: Вторая проблема. Очень много звонят и предлагают взять кредит…

Оксана Галькевич: Татьяна?

Константин Чуриков: Я не понимаю – Татьяна в эфире у нас или не в эфире? Мы в наушниках чуть-чуть слышим.

Оксана Галькевич: Так или иначе вопрос соответствия и несоответствия ставки понятен, да?

Олег Прусаков: Да, в принципе, вопрос понятен так или иначе. Действительно, все, что касается процентной ставки – это тема очень больная. Действительно, та ставка, которая чаще всего рекламируется и выдается за ту цену договора, скажем, по которой действительно заключается реальная сделка, она не соответствует тому, что в конечном итоге имеет место быть на практике.

Но нюанс заключается в том, что действительно есть вот эта страшная формула, о которой сказала звонившая. Она закреплена в законе. Соответственно, полная стоимость кредита, так называемая полная стоимость кредита, определение которой есть опять же в законе, она определяется этой самой формулой. И тот размер процентов годовых, который, как правило, действительно декларируется в качестве условия договора, на самом деле на поверку оказывается несколько иным, потому что полная стоимость кредита еще включает в себя целый ряд иных затрат.

Константин Чуриков: Жалко, что мы не услышали Татьяну здесь в студии, потому что мне хотелось спросить. Татьяна, вы все это прекрасно понимаете и знаете на берегу, что вот оно так будет. Так зачем же брать кредит? Ну ладно, вопрос в никуда, вопрос риторический.

Скажите, а какие у нас сейчас установлены потолки, если говорить, например, об МФО? У нас же, кажется, уже президент неоднократно высказывался по этому поводу, вспоминал Достоевского, Раскольникова. Так потолок есть? И он какой по процентам в день, по процентам годовых?

Олег Прусаков: Ну, все-таки, во-первых, здесь нужно исходить из того, что та расчетная формула, которая имеет место быть и которая действительно закреплена в законе, собственно говоря, она и определяет расчетным путем ту величину полной стоимости, которая и должна быть в каждом конкретном случае. То есть она сама по себе уже является расчетом для этого самого потолка.

Дальше что очень важно? Это то, что предпринимаются меры (они предпринимались и предпринимаются и сегодня), для того чтобы более жестко регламентировать те отношения, которые касаются долговых обязательств, с тем чтобы сделать их на уровне некой пресекательной суммы, чтобы не было бесконечных долгов, до бесконечности, чтобы граждане четко понимали в конечном итоге. И, соответственно, те участники финансового рынка обязаны были бы соблюдать эти нормы, которые регламентируют долговые обязательства. И что очень важно? Это не будет стимулировать формирование искусственной задолженности.

Оксана Галькевич: У нас какая-то неприятность происходит с нашими телефонными звонками.

Константин Чуриков: Разберемся. Пускай зрители будут на линии. Скоро тут разберутся с нашим звуком.

Знаете, все равно я не понимаю. Мне кажется, не устраивает зрителей наших, да и нас с Оксаной тоже, ответ "меры принимаются". Понятно, что масштаб проблемы велик. Вот нам тут зрители некоторые пишут: "А зачем Роспотребнадзор? Просто давайте упраздним этих ростовщиков, – имеются в виду МФО, – давайте каким-то образом их ограничим". Действительно, можно бесконечно долго бороться с этими последствиями, но все равно туда не зарастет народная тропа, в эту организацию. Понимаете? Одни и те же грабли будут.

Олег Прусаков: Вы знаете, тема по поводу того, быть или не быть МФО, она не новая, она обсуждалась. И действительно, вот этот резонанс общественный относительно явно негативного отношения к данным участникам финансового рынка формировался как раз той излишне агрессивной и воинствующей политикой микрофинансовых организаций на самой заре их создания и работы. И даже в первое время, когда был принят специальный закон на эту тему, который регламентировал их деятельность и который был призван, в принципе, структурировать их работу, он, собственно говоря, не способствовал тому, чтобы микрофинансовые организации (хотя для этого есть все правовые основания) вели бы себя более, мягко говоря, корректно и более добросовестно по отношению к потребителям. Желание и стремление заработать любой ценой превалировало.

И вот это, собственно говоря, очень важный фактор, который опять же не обеспечивает должный уровень доверия наших граждан к финансовым институтам. А это очень важная составляющая вообще функционирования финансовых рынков, о значимости которых говорить, наверное, не приходится.

Оксана Галькевич: Олег Владимирович, вот чтобы люди просто понимали. Горячая линия сейчас работает каким образом? Человек звонит со своей проблемой вот точно так же, как он дозвонился, допустим, в эфир сейчас, рассказал о своей ситуации. Дальше что? Человек на другом конце провода помогает оформить, так скажем, жалобу, заявление, обращение? Эта ситуация берется в работу, и Роспотребнадзор включается, доводит ее до какого-то логического завершения? Как это все происходит?

Олег Прусаков: Работа горячей линии сегодня строится следующим образом. На основе наиболее часто встречающихся типовых ситуаций разработаны стандарты консультирования.

Оксана Галькевич: А, это консультации?

Олег Прусаков: Они используются и в наших центрах консультирования, которые у нас есть во всех субъектах федерации, в нашей структуре. И на основе этих стандартов консультирования разработаны как раз вот эти стандарты для тех операторов, которые работают на этой телефонной горячей линии, которая работает 24 часа в сутки, принимает звонки из любого уголка нашей страны.

Оксана Галькевич: Со всей страны.

Олег Прусаков: Соответственно, эти стандарты сформулированы таким образом, чтобы максимально ответить на вопрос, который задает гражданин. Но если вдруг выясняется, что действительно имеет место быть ситуация, которая требует вмешательства надзорных органов, то, соответственно, эта информация доводится до сведения гражданина, что он имеет право обратиться, если он не знает куда. Соответственно, вся контактная информация о наших территориальных органах, о подразделениях Банка России, об общественных организациях может доводиться для того, чтобы граждане по своему выбору уже обратились туда непосредственно с целью – принятие необходимых мер, если это надо.

Оксана Галькевич: Я думаю, что многие из нас так или иначе имели дело с разными горячими линиями, которые как раз консультацию оказывают. И обычно это молодой человек или девушка. Вот они способны действительно масштаб, так скажем, сложности ситуации оценить и понять, где необходимо включиться уже активнее, а где просто ограничиться консультацией? Не всегда они, так скажем…

Олег Прусаков: Вы знаете…

Оксана Галькевич: Я прошу прощения. Это не касается конкретно горячей линии Роспотребнадзора. Не всегда они производят впечатление знающих…

Константин Чуриков: Компетентных людей.

Оксана Галькевич: …компетентных людей. Спасибо, Константин.

Олег Прусаков: Вы знаете, да, у нас определенные опасения на этот счет тоже изначально были, потому что тема сложная сама по себе – финансовые услуги. Тут нужно разбираться во многих нюансах. Но данной работе предшествовала очень большая подготовительная часть, которая как раз касалась выработки, разработки тех стандартов консультирования, привития навыков консультирования для тех операторов, которые работают на этой горячей линии, для того чтобы максимально сделать этот сервис удобным для наших граждан. И здесь мы использовали все наши возможности, весь наш уже наработанный потенциал, имея в виду, что информации, которая могла бы быть положена в основу консультации, ее более чем у нас много.

Константин Чуриков: Олег Владимирович, большинство заемщиков, когда приходят в эти замечательные структуры, они остаются тет-а-тет с этим ушлым сотрудником, сотрудницей, с этим таким хитрым человеком. А может быть, используя возможности технического прогресса, установить, я не знаю, Skype? Вот прямо окошко – Роспотребнадзор. Человек может просто в онлайне… Более того, это специальным образом должно быть отрегулировано: "Вот здесь вы можете сейчас проконсультироваться". Чтобы никто не набросился на эту старушку, на эту женщину и так далее. Объяснить: "Подумайте дважды. Это не 15%, это не 20%. На выходе это будет 600%. Вы готовы через полгода отдать 600 тысяч рублей?"

Оксана Галькевич: Приложение в Telegram, в каком-нибудь WhatsApp, где можно получить консультацию по своему вопросу.

Константин Чуриков: Ну, я редко встречал бабушек в Telegram.

Оксана Галькевич: Слушай, есть такие бабушки сейчас – э-ге-ге! – разные. И потом, не всегда это бабушкам надо.

Олег Прусаков: Для этой цели… Я хотел бы сказать, что действительно это очень важное и перспективное направление коммуникации такой между всеми участниками этих правоотношений. Мы являемся операторами общедоступного информационного ресурса в области защиты прав потребителей. Мы рассматриваем вопрос по созданию на его базе специального мобильного приложения.

Но сегодня уже ресурсы есть. Там размещена достаточно обширная информация, которую можно легко найти по всем основным финансовым услугам. Это и видеоконсультация, специальные видеоролики, сюжеты, которые сняты были как раз для того, чтобы разъяснить элементарные вопросы нашим гражданам. Это информационные буклеты, адаптированные, в форме таких электронных сервисов.

Оксана Галькевич: Это такие, как у вас, да?

Олег Прусаков: Да.

Константин Чуриков: А можно посмотреть?

Олег Прусаков: Это как раз новые буклеты, которые печатными сделали, новый тираж. Мы за последний год 7,5 миллиона буклетов в рамках проекта "Финансовая грамотность" распространили через наши консультационные центры. Это новый обновленный тираж. Еще будет 1,5 миллиона таких экземпляров распространено. И на базе этих печатных вариантов есть уже мобильная версия.

И поэтому, безусловно, мы стараемся, идем по пути того, чтобы сделать так, чтобы граждане перед тем, как они заключают сделку, у них это уже было бы заложено как непреложное правило. Они бы, прежде чем подумать, надо ли им это, обратились бы к соответствующему сервису, который даст им весь необходимый объем консультации, ответит на все их вопросы для того, чтобы действительно это решение заключить тот же самый кредитный договор было бы осознанно, а не диктовалось какими-то сиюминутными желаниями и потребностями.

Оксана Галькевич: Эмоциями.

Константин Чуриков: Очень простой вопрос по SMS от нашего зрителя из Краснодарского края: "А нельзя сразу назвать всю эту хитрую формулу и конечный процент?" Вот сразу человеку сказать: "С тебя, Иван Иванович, если через год не заплатил, вот такая сумма". Большими буквами такими.

Олег Прусаков: Вы знаете, все так и делается. Во-первых, в законе на этот счет есть прямая норма, которая совершенно четко вменяет в обязанность кредитной организации и микрофинансовой организации в договоре указывать в специальной рамке и прописными буквами, и цифрами полную стоимость кредита.

Но все заключается в том, что когда ведется вот эта подготовительная работа, предшествующая заключению договора, как раз мы наблюдаем такую ситуацию, когда говорится об одной процентной ставке, а когда гражданину предлагают заключить договор, там он видит уже иную сумму. И будучи психологически уже, скажем так, подготовленным к тому, что ему этот кредит действительно необходим, он лишний раз убедился в рамках разговора с представителем того же банка или микрофинансовой организации в силу их такого воздействия профессионального, что действительно это надо, он, собственно говоря, подписывает договор, имея в виду изначально, что процентная ставка должна была быть другой. Но она на поверку оказалась иной, и она действительно в итоге такая вышла. И он подписывает этот договор.

То есть информация, в принципе, доводится. Но здесь очень важно обеспечить должный уровень состыковки той информации, которая доводится до заключения договора, с той информацией, которая содержится в конечном итоге в договоре.

Константин Чуриков: Олег Владимирович, нисколько не хочется принижать возможности вашего ведомства, Роспотребнадзора, но все-таки у нас есть еще такие две буквы, называются – ЦБ. Вот Центробанк же все это регулирует. В отличие от Роспотребнадзора, он может, как говорится, напрямую "перекрыть кислород" той или иной организации. Через кого проще – через Центробанк или через вас?

Олег Прусаков: Вы знаете, все зависит, собственно говоря, от конкретной ситуации и от того, о каких требованиях мы говорим, и что является предметом надзора. У Центрального банка есть, безусловно, свой спектр возможностей и влияния на соответствующие процессы. И действительно, они являются у нас мегарегулятором сегодня, то есть они, помимо прочего, еще и сдают нормативные документы, которые регулируют деятельность тех же самых микрофинансовых организаций или кредитных организаций.

И очень важно, наверное, как нам кажется, чтобы вот те проблемы, о которых мы с вами сегодня говорим, их анализ и их должный уровень понимания и значимости воплощался бы как раз в те регулятивные механизмы, которые вполне могли бы быть на уровне Банка России. Происходит ли это всегда? Это вопрос, который требует, наверное, отдельного обсуждения с участием представителей Банка России.

Оксана Галькевич: Простите, а в данной ситуации вы никак не дублируете собственно работу, которую должен делать, может быть, Центробанк или Минфин как финансовые структуры, занимаясь образованием широких масс?

Олег Прусаков: Вы знаете, дублирования нет. Мы стараемся дополнять друг друга, имея в виду, что механизм и инструментарий, который есть у Банка России и у нас, он немножко отличается. И мы же, помимо прочего, еще обеспечиваем и защиту прав потребителей в судебном порядке. У нас есть на этот счет специальный уровень и спектр полномочий, возможностей, чего нет у того же Банка России. Собственно говоря, это вообще не их функция. И мы участвуем в судах, мы даем иски в защиту потребителей, в защиту неопределенного круга потребителей, подаем заключения по делу в целях защиты прав потребителей. Поэтому это отдельный, такой очень большой пласт нашей работы.

Константин Чуриков: Еще вопрос из Омской области от зрителя: "Ответьте, пожалуйста, по какой причине банки берут страховку за кредит, а после выплаты кредита не возвращают эту страховку заемщику?"

Олег Прусаков: Ну, тут в двух словах на этот вопрос не ответишь, потому что здесь целый ряд взаимосвязанных элементов имеет место быть.

Константин Чуриков: Мне кажется, все так просто и очевидно. Это же страховка на случай атомной войны. Ну, если ты вернул – все.

Олег Прусаков: Здесь не все так просто. Все зависит от вида страхования. И эти вопросы вкраплены в тело самого договора кредитного. Раньше мы выступали за это, когда у нас не было закона "О потребительском кредите". И, собственно говоря, практика складывалась таким образом, что любое страхование, которое лежало в основе решения того же банка о выдаче либо невыдаче кредита, рассматривалось как навязанная дополнительная услуга. После принятия закона немножко здесь ситуация с правовым регулированием изменилась, и сегодня страхование в рамках или при заключении кредитного договора стало возможно. Но все зависит от того, как эти вопросы прописаны в договоре.

Поэтому здесь нужно читать внимательно договор (что, собственно говоря, всегда нужно делать, каким бы мелким шрифтом он ни был написан), для того чтобы понять, собственно говоря, ну, во всяком случае попытаться понять, что же все-таки он несет, какие риски.

Константин Чуриков: Я сглазил работу нашей телефонной системы, когда сказал: "А давайте сейчас у нас это будет горячая линия". Вот настолько накалилось все, что линию пытаются потушить. Но все равно продолжайте звонить, уважаемые зрители. На этом все. Спасибо за разъяснения

Оксана Галькевич: Мы только напомним все-таки номер телефона горячей линии Роспотребнадзора по вопросам финансовых услуг, прежде чем попрощаться с нашим гостем. Итак, уважаемые друзья, записывайте, кому это необходимо и может быть полезным: 8-800-100-29-26. Это, еще раз повторю, горячая линия Роспотребнадзора по вопросам финансовых услуг.

Ну а в студии у нас сегодня был Олег Владимирович Прусаков, начальник Управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора.

Константин Чуриков: А через две минуты мы к вам вернемся обязательно.

Список серий