Юрий Савелов: Любой подъем в нашей экономике делает, к сожалению, не бизнес, а рубль

Ольга Арсланова: Ну что же, теперь время нашей рубрики «Личное мнение», после паузы приступаем именно к ней. Вот о чем сегодня хотим поговорить. Российское правительство снова задумалось о помощи среднему и малому бизнесу и сейчас рассматривает паспорт профильного нацпроекта. На реализацию его потратят примерно 450 миллиардов рублей до 2024 года, но пока, понятное дело, это предварительные суммы, но тем не менее уже довольно существенные.

Паспорт содержит различные меры по развитию бизнеса в России. В частности, пенсионеров, которые занимаются индивидуальным предпринимательством, могут освободить от уплаты взносов в Пенсионный фонд. Намерены в правительстве наращивать и закупки госкомпаний у малого бизнеса. Но давайте обо всем по порядку расскажем.

Петр Кузнецов: Малый и средний бизнес – один из главных приоритетов правительства. Президент поставил задачу увеличить число занятых в малом и среднем предпринимательстве до 25 миллионов к 2025 году, 25 и 25. Сейчас их чуть больше 19 миллионов.

Ольга Арсланова: Далее акционерные общества с госучастием должны будут до конца 2020 года отдавать 18% своего заказа как раз малым предприятиям, сейчас эта квота составляет 15%. Также постепенно должен расти и объем закупок компаний у малых и средних предпринимателей. В 2017 году они оплатили таким предприятиям товары и услуги на 2 триллиона рублей, в этом году президент Российской Федерации Владимир Путин поручил увеличить эту цифру до 3 триллионов рублей. К 2024 году показатель должен уже превысить 4 триллиона, по крайней мере вот так схематично говорится в документе.

Петр Кузнецов: Да. В общем, много планов, много цифр. Давайте будем разбираться.

Ольга Арсланова: Будем разбираться, что бизнесу на самом деле нужно и как лучше эти деньги распределить, деньги немалые, в том числе и наши налоги, чтобы была польза от них. Об этом будем говорить прямо сейчас в рубрике «Личное мнение».

Приветствуем в нашей студии члена президиума объединения предпринимателей «Опора России» Юрия Савелова – Юрий Михайлович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Юрий Михайлович, добрый вечер.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Итак, паспорт развития, паспорт национального проекта. Честно говоря, национальных проектов было очень много…

Юрий Савелов: Конечно, новые какие-то слова, «паспорт»…

Петр Кузнецов: Многообещающие, пышно так звучи.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, про этот национальный проект. Вам как бизнесмену что известно об этом проекте?

Юрий Савелов: Нет, общие фразы, общие цифры. Вот цифра в 450 миллиардов рублей, что хотят они выделить на этот нацпроект, но хочу уточнить, на 5 лет, за 5 лет, до 2024 года. Примерное положение то же самое: ставка по кредитам, поддержка производителей (я имею в виду реального сектора экономики), там еще как раз освободить от налогов пенсионеров – очень интересная тема: мне хотелось бы посмотреть на пенсионера, который имеет свой бизнес и зарабатывает больше 300 тысяч в год.

Ольга Арсланова: Может быть, один такой найдется.

Юрий Савелов: Это вопросы очень общие. Но я хочу вам сразу сказать, вступительное слово: у нас же уже выделялось 45 миллиардов в 2017 году.

Ольга Арсланова: А на что?

Юрий Савелов: Вот на все эти дополнения, на все эти улучшения бизнеса, которые я сейчас перечислил. Там немножко больше, но они очень несильно влияют…

Петр Кузнецов: Они улучшились на эти миллиарды, которые были выделены?

Юрий Савелов: Мы ощущаем это? У нас экономика стала лучше, особенно в малом и среднем бизнесе? Нет, к сожалению, на сегодняшний день малый и средний бизнес находятся в не очень хорошем состоянии.

Но я к чему хочу сказать? 400 миллиардов если разделить на 5 лет, то это получается увеличение в 2 раза. Приличное увеличение, конечно, против 45 это 90, но все равно. Но я вам сразу хочу рассказать историю, как распределяются деньги, в которой я лично участвовал. Первая история: мы ввозим обувь из Китая, ввозим приличную обувь, национальные проекты, дают деньги. Мы говорим: «Давайте будем производить здесь». Оборудование стоит 50 миллионов рублей, мы заплатили 30%, обращаемся в корпорацию: «Дайте нам льготный кредит или компенсируйте процентную ставку по кредитам». Знаете какой был ответ? Я вам хочу сказать, как распределяются деньги. Ответ был простым, который просто меня ввел: «Вы знаете, что мы вам хотим сказать? Вы производством никогда не занимались, мы вам денег не дадим и вам ничем не поможем». Я говорю: «А как мы хотим производить что-то?» Вот я возил с Китая, торгую. Они даже не уточнили, что у нас был опыт, мы открывали фабрику до 2014 года, почти 1.5 года проработали, у нас работало 100 представителей из Китая, когда доллар был 25, но нам пришлось все закрыть, вернее перепрофилировать, потому что китайцам приходилось платить уже в 2 раза больше: ну понимаете, доллар был 25, им надо было платить по 1 тысяче долларов, потом он стал 65…

Ольга Арсланова: Подождите, обоснование непредоставления помощи?

Юрий Савелов: Никакого, никакого.

Ольга Арсланова: «Вы недостаточно опытный, вы нам не нравитесь, вы нам не подходите».

Юрий Савелов: Да, и все. Как мы собираемся производить модернизацию в стране? А мы реальный сектор экономики, мы хотим производить обувь из наших материалов. Никто даже не обратился, никто не приехал.

И второй интересный очень вариант. Был я на большом форуме буквально 2-3 месяца назад, выступает компания, представитель компании говорит: «Да, нам было выделено 1.5 миллиарда под 5% на 5 лет, мы эти деньги освоили, поставили линию. Но сейчас другая проблема: нам эти деньги не нужны». Я сначала не понял, человек выступает, а я не понимаю, что он говорит. «Нам эти деньги не нужны, но мы не можем их вернуть опять в фонд».

Ольга Арсланова: Подождите, а что значит «не нужны»?

Юрий Савелов: Все, они их освоили, линию они построили, не хотят 5% с них платить, не хотят за них отвечать, не хотят их просто вернуть, они сделали все что нужно.

Ольга Арсланова: То есть правильно я понимаю, что если предприятие какое-то все-таки эти деньги, в отличие от вас, получает, оно должно за них отчитаться.

Юрий Савелов: Конечно. Вот я и хочу, чтобы телезрители и вы понимали. Оно говорит: «А не надо сейчас отчитываться, мы готовы их вернуть, мы все сделали, поставили линию, на которую мы брали, у нас все хорошо». А они говорят: «Нет, мы у вас не возьмем деньги. Зачем? У нас в отчетности проходит, вы нам платите 5%». Они говорят: «Нам даже под 3% не надо». Понимаете, я тоже сначала не понял: вы что, хотите деньги вернуть? Да, потому что им не нужно, им хватает, им не нужно кредит, они не хотят зависеть. Так вот фонд не может их принять. Я не знаю, вплоть до смешного доходит, они мне начинают какую-то бумагу составлять, чтобы вернуть эти деньги. Мне 50 миллионов не дали в реальный сектор экономики, а людям дали, где у них отчетность, это 45 миллиардов, из них 1.5. Понимаете, как распределяются деньги? Я просто вам пример привел, как происходят эти нацпроекты.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, почему так? То есть идея в принципе же понятна, она хорошая, действительно бизнесменам нужны деньги.

Юрий Савелов: Да, никому не интересно. Ну вот сейчас они, допустим, кабинет открыли, это вы должны к ним обращаться с заявкой в кабинет, сидите на компьютере и пишите: «Хочу открыть фабрику, экономика такая-то, такая-то». Они рассматривают и говорят, могут вообще вам ничего не ответить, но ответят, допустим: «Извините, у нас сейчас все средства заняты, вы нам неинтересны». Никому ничего не нужно в этом направлении. Дают там, где есть 100%-й залог, где есть 100%-я уверенность, и как бы что-то происходит. Так зачем давать тем компаниям, которые и так себя неплохо чувствуют, и так реализуются? А если бы таким, как я, дали эти 1.5 миллиарда, сколько бы человек получило? Сколько фабрик можно было бы открыть примерно за эти деньги? Сколько не получило людей? Вот так они осуществляются. Вот я бы дал заявку, они бы меня… Конечно, я бы написал что-то про себя, что я 20 лет в бизнесе, что у меня такие-то обороты, столько-то продаю, так-то работаю, они должны уже мне ставить экономиста, юриста, финансиста, не знаю, представителя от бизнеса у моих дверей и сказать: «Юрий Михайлович, чем вам помочь?» Вот тогда в стране, может быть, что-то и получится.

Ольга Арсланова: Хорошо. Объясните, пожалуйста, почему так должно быть? Почему бизнесмены должны постоянно испытывать протекцию со стороны государства? Ведь тогда у нас не будет ни здоровой конкуренции, ни качественного продукта, никаких экономических…

Юрий Савелов: Нет-нет, стоп, давайте определимся.

Ольга Арсланова: Нет, ну правда.

Юрий Савелов: Конкуренции нет, потому что некому конкурировать. Ну вот смотрите, какая интересная ситуация. Вот, допустим, есть 10 предприятий, выпускающих мороженое, в разных областях по фабрике, они принадлежат одной большой фирме. Вот там никакой конкуренции, там ничего нет, туда мы стремимся… Вернее, и цены там могут быть любые. А если бы эти 10 фабрик принадлежали бы, отдельное предприятие вот там было бы, новая продукция каждый месяц, качество, они между собой боролись, и конкуренция, и все что угодно, понимаете? Поэтому здесь тяжело определить.

И все эти нацпроекты, к сожалению… Огромного желания-то… Да, деньги осваиваются, да, может быть, они не разворовываются, но они осваиваются так неэффективно. Ведь нужна же конкретная… Знаете, какой он был интересный опыт 2 или 3 года назад, рейтинг губернаторов по атмосфере, отношению к малому и среднему бизнесу в регионах. Там было, сколько фирм открыто, сколько налогов собирается, там были такие показатели. И этот вот рейтинг как бы начал работать, губернаторы начали немножко на него посматривать, потому что с них требовали. Но потом, конечно, все это опять забылось, все это опять ушло в никуда, никому это не стало нужно.

Ольга Арсланова: Ну давайте так: может быть, вам просто не повезло, может быть, среди наших зрителей есть бизнесмены, которым государство оказало поддержку.

Юрий Савелов: О, прекрасно!

Ольга Арсланова: Позвоните, пожалуйста, и расскажите. Это может быть все что угодно: какие-то налоговые послабления, прямые выплаты. Иногда нужно просто не мешать, как пишут некоторые наши зрители на SMS-портал, – может быть, вам не мешали? Позвоните и расскажите, потому что деньги действительно выделяются существенные, важно понимать, насколько эффективно они работают.

Юрий Савелов: Понимаете, ну кто их просчитывал, насколько они существенные, насколько мы хотим действительно поднять малый и средний бизнес, в каких отраслях? Ведь сейчас даже не деньги государства делают свое дело, а делает доллар и рубль, к сожалению, понимаете? Все, что у нас сейчас происходит, в экономике какой-то подъем, делает рубль, когда он стал 60-65, наши предприниматели подняли головы, никакие здесь не международные какие-то отношения, просто рубль сыграл свое дело. Сейчас он будет 75, а я никого не пугаю, потому что на сегодняшний день для нашей экономики от 75 до 80 самый нормальный, реальный рубль по отношению к доллару, и мы опять будем впереди планеты всей. Мы начали продавать сельхозпродукцию в огромном количестве, мы начали продавать сельхозтехнику, то, что мы еще можем делать, понимаете? И никакой конкуренции нет, трактора западные стоят (я имею в виду европейские) по 200 тысяч евро, а наши 40, цена-качество.

Петр Кузнецов: Смотрите, несколько философский вопрос. Люди у нас, если выбирать между «люди не хотят» и «люди не могут» заниматься предпринимательством, что скорее на первом месте? И в чем основная все-таки проблема?

Юрий Савелов: Хотят заниматься… Не то что хотят заниматься предпринимательством, но люди стремятся заработать денег, жить покомфортнее.

Петр Кузнецов: Хотят заниматься все-таки.

Юрий Савелов: Да, хотят, конечно. Нет, хотят заработать денег.

Петр Кузнецов: Так.

Юрий Савелов: Понимаете, да, это основа человека-собственника.

Ольга Арсланова: Многие хотят иметь свое дело, чувствовать, что что-то производишь сам.

Юрий Савелов: Нет, смотрите, как это делать? Можно закончить 3 института, пойти в «Газпром» и строить себе карьеру, такие тоже люди есть. Сложнее гораздо, потому что если у вас папа не генерал, вам будет сложно построить быстро карьеру. Тогда они идут в бизнес и там пытаются реализовать все свои опыт, знания, образование в этом бизнесе и заработать денег. Но, конечно, на каком-то этапе нужна поддержка государства, нужна просто заинтересованность людей, понимаете, чтобы можно было предпринимателю куда-то обратиться. Вот сейчас не дают кредитов опять, в очередной раз, если говорят, что дают под 12%, это не так – это 15%, 18%, а то и до 20%. Просто не дают, ну как можно развиваться сейчас? У людей настолько не хватает средств. Сейчас бы им нужно было добавить 10-15 миллионов в оборот, но никто не даст.

Петр Кузнецов: Хорошо, а венчурное финансирование? Как с этим институтом?

Юрий Савелов: Ну венчурное… Вы имеете в виду под бизнес-план, под проект?

Петр Кузнецов: Да.

Юрий Савелов: Ну почему, развивается. Но это специальные фонды созданы, там не такие большие деньги. Ведь знаете, как в Финляндии? Лет 5 или 7 назад как раз типа венчурных фондов, и когда что-то находится, есть человек, который что-то изобрел и это реально, бизнес-план написал, ему правительство ищет предпринимателя, пытается их соединить: кто желает поддержать этого предпринимателя? Еще не все своей идеей хотят делиться. Ведь, допустим, кто хочет вложить деньги, говорят: «А я хочу 70%» А тот, кто изобрел: «А я хочу 90% себе оставить». Там есть свои нюансы. И венчурные фонды помогают. Но трудно определить, какой проект интересный, а какой нет. Конечно, если кто может угадать и через 3 года пойдет совершенно интересная, достойная прибыль, а может быть, и большая… Работают, работают венчурные фонды, но все равно они имеют свои определенные минусы.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем как раз предпринимателей, которые смотрят нашу программу. Андрей из Нижнего Тагила в эфире. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Мне вот всегда интересно… Я часто вообще смотрю вашу программу, очень рад, что такая программа существует.

Ольга Арсланова: Здорово! Продолжайте это делать!

Зритель: Да. Мне всегда, знаете, ласкает слово «2023-2024-гг.»…

Петр Кузнецов: Еще есть 2025-й.

Зритель: Да. Именно к этим годам мы добьемся… Вот мы занимаемся производством плитки из белого цемента. Да, недешевый продукт. Но все накладные расходы просто съедаются налогообложениями, мы работаем чисто в ноль, иногда даже в минус. Мы не можем делать даже дисконта, нам приходится наценять порядка 70-100% на свою продукцию, чтобы получить хотя бы 15% прибыли. И вся вот эта перспектива 2024 года просто убивает, как говорится, руки просто опускаются.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Есть подобное сообщение из Саратовской области: «В малом бизнесе 16 лет (грузоперевозки), помощи никакой, чем дальше, тем больше требований, тем меньше прибыль».

Юрий Савелов: Совершенно верно. Но вот человек говорит как раз о том, что бизнес не знает, что завтра делать, понимаете, а нам говорят о программе в 5 лет. Ну это реалии нашего сегодняшнего…

Ольга Арсланова: Просто до 2024-2025-х гг. могут не все еще дожить, а проблема, наверное, не только и не столько в малом бизнесе как таковом, а вообще во всей системе, во всех финансовых отношениях. Об этом пишет наш зритель: «Идея закончится пшиком, потому что можно убить триллионы на поддержку бизнеса, но население не сможет покупать то, что бизнес производит».

Юрий Савелов: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: Есть ли сейчас, по вашим наблюдениям, потребительский спрос, рост этого спроса на товары, производимые малыми и средними предпринимателями? И как он меняется все-таки? Ведь действительно положительная динамика существует.

Юрий Савелов: Вы имеете в виду, что мы стали больше покупать?

Ольга Арсланова: Люди больше стали покупать?

Юрий Савелов: Нет.

Ольга Арсланова: По официальным отчетам люди стали покупать немного больше. Ну то есть знаете как, нам дают какие-то замеры за несколько месяцев…

Юрий Савелов: Это нам дают замеры, а давайте себя возьмем: мы с вами стали больше покупать, как вы считаете? Давайте нашего оператора спросим.

Ольга Арсланова: Наших зрителей спросим.

Юрий Савелов: Просто мы с вами больше стали покупать? Вот вы так за последнюю неделю – те же продукты, те же вещи, что-то откладываем все наверняка на поездку, на отдых. Нет, больше покупать мы не стали, что бы нам ни говорили, потому что люди как-то стали больше опасаться следующего дня, им хочется что-то отложить, мало ли что произойдет, сокращение или…

Ольга Арсланова: Определенная неуверенность существует, это правда.

Юрий Савелов:Да, они пытаются как-то себя обеспечить немножко, какую-то подушку безопасности. Это существует.

Покупать… Сейчас смотрите как стало интересно. Вот уже… Да и мировая практика тоже: мы с вами выбрасываем 40% продуктов, как-то говорилось об этом. Представьте, все, что мы покупаем на семью в 4 человека за месяц, выбрасывается 40%.

Петр Кузнецов: Так.

Юрий Савелов: Вот представляйте, сколько в бюджет семьи за месяц выкладывается денег на продукты? 30%. Сейчас люди стали считать, уже не берете сразу 2 пачки масла на неделю, берете сначала одну, потом еще одну. Вы видели сейчас огромные тележки в «Ашанах» или где-то, как мы привыкли, сразу в понедельник на неделю, две тележки закупают, треть из них потом, если есть кому скормить (я имею в виду животным или скотине), то хорошо, если нет, значит, все это пойдет в утиль. Сейчас нет, люди стали смотреть. Потому что мы говорили о магазинах шаговой доступности. Понимаете, чтобы вы взяли пакет кефира, а не 3 сразу, чтобы вам не ехать в «Ашан» или куда-то на своей машине, заезжать постоянно, есть вот магазины шаговой доступности. Люди стали считать деньги. Хорошо это или плохо?

Ольга Арсланова: Для бизнеса это плохо.

Юрий Савелов: Конечно. Знаете, я всегда вспоминаю американцев – сходите на день рождения: если приглашено 6 человек, значит, вы получите 6 кусочков индейки. Вы не получите 7-й, кто бы ни приехал, ваш родной сын или ваша родная сестра, не будет 7-го. А если мы приглашаем, россияне, 6 человек, у нас будет 12 кусков…

Ольга Арсланова: Как минимум.

Юрий Савелов: Это как минимум.

Петр Кузнецов: Домой еще забрали в контейнере.

Ольга Арсланова: Скажите мне, хорошо это или плохо? Вот я считаю, если убьют вот этот наш менталитет, как раз наше отличие российское, плохо. Но с другой стороны, это опять затраты, это деньги. Да, мы не можем, если мы накрываем стол на 6-8 человек, у нас на эти продукты можно накормить 20, потому что обязательно 3-4 салата стоит, если мы приглашаем, мы так устроены.

Ольга Арсланова: Мы так привыкли, конечно.

Юрий Савелов: А у них по-другому. Поэтому вот и говорят, что у них как бы денег вроде больше. Конечно, их приучили за последние десятилетия или сколько, я имею в виду много лет, считать эти деньги. Они же считают все. Знаете, какие интересные вещи рассказывают? Человек не может кружку пива выпить. Наш россиянин работал в Финляндии, меня это так удивило, он мне рассказывал: «Работаю 7 лет охранником, получаю столько-то. Все хорошо, все прекрасно, тишь и благодать. Но бывают такие моменты, с ребятами собираемся пиво пить, я знаю, что я могу выпить 2 кружки пива». Я говорю: «Я не понимаю». Он говорит: «Ну две, потому что если я третью выпью, мне, значит, на что-то не хватит», – потому что пиво у них тоже недешевое. Я говорю: «О как интересно». – «Потому что мне надо еще отложить, надо заплатить за квартиру». Все расписано.

Ольга Арсланова: Скажите, а может быть, наши бизнесмены тоже не научились вот так работать пока что? Просчитать все риски, работать скромно, не стремится к большей марже?

Юрий Савелов: Вы знаете, сколько проблем у бизнесменов за последние 10 лет? Сейчас они более-менее стали как-то приходить где-то в порядок. То у вас денег нет, то у вас людей не хватает, то у вас продукция не продается. Я вам перечислю три десятка. И они, главное, не меняются. Ведь бизнес, как бы сказать, не в магазин сходить: что-то произвели, а у вас не покупают. Куда это все девать? А еще кредит взяли. Пришла налоговая, вот сейчас очень много проверяется и проверялось за последние 2 года. Понимаете, предъявляют вам какие-то требования, претензии, штрафы выписывают, акты. И вы смотрите: если вы это все заплатите, вам бизнес надо закрывать, а вы на него потратили 10 лет. Поэтому эти все проблемы, конечно, на сегодняшний день…

Еще раз хочу сказать: пока не будет прямой заинтересованности людей у государства именно помочь, именно реализовать что-то по малому и среднему бизнесу, к сожалению, выделенные деньги не сыграют той роли, которую они могли бы сыграть.

Петр Кузнецов: К вопросам телезрителей. Давайте начнем со звонка Светланы. Светлана, вы с нами? Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, город Пятигорск на связи со студией программы «Отражение». Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Добрый вечер. Я хочу вернуться к кредитам. Я была ИП, у меня были предприятия общественного питания. Кредит я брала под 24.5%. Не далее как 26 августа, по-моему, 26-го была программа «Вести», интервью давал фермер из России. Он сам немец, я забыла, к сожалению, фамилию, его неоднократно, по-моему, упоминали и в вашей программе. Он занимается животноводством, у него, по-моему, 18 уже есть комплексов, еще он 14 собирается открыть. Вопрос был такой: «Вы брали кредит?» – «Да, под 2.5%». Я когда услышала, я просто ушам своим не поверила.

Ольга Арсланова: Может быть, дело в том, что он немец?

Юрий Савелов: Так и есть, он про немецкий кредит говорил.

Зритель: Честно говоря, я в шоке. Может быть, я что-то не так поняла, может быть, он не так выразился, но такие кредиты, такие программы…

Юрий Савелов: Совершенно верно. Ну а как же конкурировать?

Зритель: Почему не все знают эти программы?

Юрий Савелов: У нас здесь программы под 2%? Я думаю, просто она сделана была специально под него, чтобы он рассказал за рубежом, что здесь можно приехать, открыть ферму. Наверное, специализированная, точечная, под одного, чтобы создать небольшую рекламу. Наверное, это может быть.

Петр Кузнецов: Они про него рассказали.

Юрий Савелов: Должна быть на уровне губернатора. Ему вообще могли дать под 1% чисто символически, дали под 2.5%. Нет, почему, в Турции 4-5%, во многих странах на развитие сельского хозяйства. Наш фермер получает если без дотаций те же 15-18%. Как бороться, даже если один хороший продукт?

Ольга Арсланова: Хотя, в общем-то, да, был взят курс на импортозамещение.

Юрий Савелов: Конечно. Поэтому очень сложно. Нам необходим просто… Мне хотелось бы вопрос телезрителям тоже задать: различие между большим бизнесом и малым – где бы люди хотели работать? В большой какой-то компании…

Петр Кузнецов: Да вы знаете, кто-то нам пишет, что вообще не знает, что такое средний и малый бизнес, поэтому… Вопросы задают пока вам. Вот Андрей Гаврилов: «Какая существует государственная поддержка предпринимателей, которые хотят создавать производство? Как предпринимателю микробизнеса, заменяющегося перепродажей, перейти в малый бизнес, занимающийся производством, к примеру, производством запчастей для машин и механизмов? Куда обратиться за поддержкой?»

Юрий Савелов: Я просто не уловил вопрос. Я имею в виду, он хочет прийти из микробизнеса в малый?

Петр Кузнецов: Да, из микробизнеса, занимающегося перепродажей, перейти в малый бизнес, занимающийся производством запчастей.

Ольга Арсланова: Хорошая ли это идея, скажите нашему зрителю, перейти в производство.

Юрий Савелов: Хорошая. Но просто малый бизнес Минэкономразвития заключает так: до 120 миллионов оборот микробизнеса, а малый бизнес – это уже 800 миллионов, понимаете? Но поймите, если у человека нет основных средств, чтобы открыть свое производство запчастей, как он говорит, где он возьмет, кто ему даст? Ему никто не даст. Даже он напишет план, даже если он обоснует…

Петр Кузнецов: Вот он и спрашивает о государственной поддержке.

Юрий Савелов: Только сейчас рассказывал про оборудование и про фабрику, которую я хотел. Он сейчас напишет, а ему скажут: «Извините, а кто вы такой? Почему мы вам должны помочь?» У вас ни залога, ничего, вам никто не поможет.

Ольга Арсланова: Хорошо. Некоторые люди, некоторые предприниматели, может быть, не нуждаются в каких-то программах, грантах, дотациях…

Юрий Савелов: …а им дают все равно.

Ольга Арсланова: …но они платят налоги, например, и не всегда понимают, как это работает, не всегда согласны с механизмом. Вот давайте Евгения из Амурской области послушаем. Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вы в эфире.

Зритель: У меня вот к Юрию Савелову есть такой вопрос. Он говорит, что малый бизнес должен тоже отвечать за какие-то запчасти и тому подобное. Запчасти мы покупаем на свои деньги, перевозим груз на дальние расстояния от Амурской области и до Калининграда. Но получается так, что у нас большие предприятия с Москвы до Владивостока и до нашей Амурской области везут груз за 500-400 тысяч, а то и больше. И приезжаешь сюда, берут груз отсюда, чтобы оправдать только…

Юрий Савелов: …только вернуться, бензин. Вопрос-то в чем?

Зритель: Проехать.

Ольга Арсланова: Да. Что вы хотели спросить?

Зритель: Почему так делается?

Ольга Арсланова: Почему так делается?

Юрий Савелов: Я насколько понял телезрителя, просто в одну сторону он загружается полным, потому что, езжая обратно, ему платят только так, чтобы ему можно было вернуться домой.

Ольга Арсланова: А за что еще нужно?

Юрий Савелов: Я имею в виду, поэтому они и едут в одну сторону, они зарабатывают в одну сторону, в другую только отбивают бензин.

Ольга Арсланова: Все-таки хочется поговорить о налогах, нас немного дезориентировали, мы думали, что Евгений как раз о налогах спросит, но не спросил, поэтому это сделаем мы. Что с налогообложением предпринимателей сейчас? Если, предположим, недостаточно финансирования, недостаточно помощи, может быть, чуть меньше облагать, для того чтобы бизнес встал на ноги, и дальше уже платил приличные налоги, позже, когда развернется, когда заработает?

Юрий Савелов: Ну об этом я вам пример приведу, нулевые годы, никогда этого не забуду, я с Китаем давно работаю, где-то второй или третий год. Когда мы задали вопрос представителю Китая, который шил нам куртки-аляски: «Налоги? Я вообще ничего не плачу. Что такое налоги? Нет, я ничего не плачу, моя задача – заплатить людям зарплату, которые у меня шьют, на 3 года, все». Мы тогда тоже, конечно, до конца не понимали, что это, налоги, как. Наши бухгалтеры их как-то платили, все это было, но суть не в этом. «Но если у меня что-то не получается, я иду (у них там по-другому называется), пишу, мне еще на 2 года продлят», – понимаете? И плюс еще дадут, потому что он шьет, у него энергоемкое предприятие, плюс он шьет, 50% готов муниципалитет оплатить в зависимости от того, сколько у него работает: работает 100 человек, 50% ему еще электроэнергию оплатят. Как мы можем конкурировать? Сейчас, конечно, у них все изменилось, здесь сразу я хочу внести поправку, все по-другому, и налоги, и сборы, и все остальное; но тогда, когда они начинали, было совершенно…

А мы начинаем совершенно с другого. Мне сейчас хотелось бы услышать, я-то давно в бизнесе, я примерно понимаю, как предприниматели сейчас начинают свой бизнес? Они могут об этом сказать? Человек проснулся утром и говорит: «Ой, все, я не пойду на завод, не буду делать, я завтра займусь своим бизнесом».

Ольга Арсланова: И было бы здорово услышать счастливую историю с хорошим концом, по крайней мере с приятным продолжением…

Юрий Савелов: Совершено верно.

Ольга Арсланова: …о том, как человек выбрал этот путь и у него получилось.

Юрий Савелов: Да, именно сейчас получается, не 5 лет назад. Знаете вообще, как устроено? Раньше бизнес открывался, если нет поддержки? Я коротко, если у меня осталось какое-то эфирное время.

Ольга Арсланова: Да.

Юрий Савелов: Вот вы где-то работаете, допустим, не знаю, в обувной промышленности, вы знаете, откуда закупается, где продается, вы 2-3 года все это понимаете, потом говорите: «А почему я не могу открыть такое же предприятие по обуви?» Не производить, а именно покупать в одном месте, брать в одном, в другом продавать, здесь я знаю, где покупать, здесь всех клиентов знаю. Приглашаются пару компаньонов, складываются деньги, берутся, выходят и сразу начинают продавать, все есть. И так потихоньку, если у них желание есть (желание есть у многих), а плюс у них хватает еще немножко удачи, они очень сильно развивались.

А вот как сейчас открывают, как можно сейчас выйти с небольшой суммой денег и открыть какой-то свой бизнес? Ведь бизнесы только так и открывались у нас в конце 1990-х, в 2000-х гг. Или по-другому – у вас работает папа, который говорит: «Вот трубы возьмете отсюда, деньги возьмете из этого банка и будете прибыль получать». Но таких, конечно, было гораздо меньше. А те, кто действительно предприниматели, кто действительно хотели заработать… Вот я и хочу понять, услышать, хотя я малый бизнес знаю примерно, как это происходит, но кто-то открыл?

Ольга Арсланова: Пока не звонят.

Петр Кузнецов: Пока и не пишут с чем-то хорошим.

Юрий Савелов: Да. Сейчас знаете в чем вопрос? Много людей идут… Почему я сказал, что люди хотят зарабатывать? За огромные деньги люди идут слушать всевозможных лекторов, которые рассказывают, как вести свой бизнес. Вы знаете, сегодня рынок востребован этих людей, потому что люди хотят заработать, поэтому они платят деньги сумасшедшие, чтобы прийти и послушать; 2-3 часа послушали, что-то приобрели? Наверное, нет. Они не знают, когда выйдут, что им опять завтра делать, как открыть свой бизнес, как его развить.

Ольга Арсланова: Вы знаете, какой, мне кажется, отличный будет спрос на коучинг «Как вести бизнес именно в России?»

Юрий Савелов: И кстати, Россия…

Ольга Арсланова: Можете вы на этом поприще работать.

Юрий Савелов: Кстати, Россия сейчас тоже меняется, понимаете. Вот налоги, я вам говорил в вашем эфире, что сейчас все платят налоги, сейчас нет генералов. Понимаете, если раньше у меня был знакомый в полиции налоговой, то я мог не платить налоги, – сейчас нет, сейчас везде контроль, сейчас районы ничего не решают: есть компьютер, который высвечивает, все показывает, неоднократно об этом говорили, все равны, давайте конкурировать. Уже налоги все платим, давайте искать другие способы конкуренции, чтобы ваша продукция была дешевле, чтобы она была качественнее. Факторов-то не так много, если мы с вами выпускаем продукцию: больше работать (я имею в виду руководителям), и все получится.

Петр Кузнецов: В качестве итога давайте резюмируем: что ждет малый и средний бизнес?

Юрий Савелов: О…

Ольга Арсланова: В ближайшие 5 лет.

Петр Кузнецов: Да.

Ольга Арсланова: Вот программа у нас до 2024 года.

Юрий Савелов: Я вам одно хочу сказать: люди наши от бизнеса не откажутся. Если государство их действительно будет поддерживать, значит, он будет развиваться. Если нет, скрипя, упорствуя, тратя силы, лысея от этого, но все равно будут пытаться. Потому что в человеке сидит индивидуум, понимаете, он хочет не на кого-то работать, он хочет сам зарабатывать, и таких в нашей стране очень много. В Китае, кстати, тоже хватает, но наши, я вам хочу сказать, у них подход немножко другой, он креативнее.

Ольга Арсланова: Более гибкий.

Юрий Савелов: Да, я знаю о чем говорю, и таких людей будет… Да, им будет очень тяжело, но они все равно это будут делать, пока закон им будет разрешать самостоятельно зарабатывать. Поддержать бы их в этот момент, еще бы в передаче… Я говорю про вопрос: где бы люди хотели работать? – в большой корпорации, ходить на завод и ни о чем не думать с 9 до 18, или все-таки создавать свой бизнес, или хотя бы для начала работать в малом бизнесе, где небольшая организация, где от каждого человека что-то зависит? Если у вас оклад 30-40 тысяч и вдруг эта организация в 10 человек приносит прибыли, вам говорят: «Вы уже 70 получаете», – и это от вас зависит. Может быть, там интереснее работать будет? Вопросов очень много.

Петр Кузнецов: Но пока общее настроение этой получасовки иллюстрирует сообщение из Москвы: «Бизнес открыть никто не желает, без вариантов», – отвечая на ваш вопрос, нет желания у людей.

Юрий Савелов: Конечно. Заработать есть желание, но не знают, как. Конечно, боятся, как его открыть. Мы можем поговорить как-то, будет у нас если эфирное время, если вы мне предоставите, как открыть бизнес на сегодняшний день.

Петр Кузнецов: Нет, как открыть – это уже «не могут», а здесь все-таки, водите, «не хотят», именно так.

Юрий Савелов: Нет, я буду не согласен, можно будет поспорить.

Петр Кузнецов: Поспорим. Приходите к нам еще, времени будет больше.

Ольга Арсланова: Хорошо, давайте сделаем это в следующий раз. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Может быть, мы как раз найдем ответ на ваш поставленный вопрос, с хорошим примером, может быть, кто-то просочится в наш эфир.

Ольга Арсланова: Может быть, даже сюжет снимем об этих людях и покажем нашим зрителям, что все-таки хорошие истории случаются.

Петр Кузнецов: Спасибо, Юрий Михайлович. Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России».

Список серий