• Главная
  • Кино
  • ЗаДело!
  • София Гевейлер - о том, что движет человеком, когда он отказывается от своего ребенка

София Гевейлер - о том, что движет человеком, когда он отказывается от своего ребенка

Илья Тарасов: Мы только что посмотрели документальный фильм "Данный взамен", и у нас в гостях его режиссер Соня Гевейлер. Соня, привет.

София Гевейлер: Здравствуйте.

Илья Тарасов: Расскажи, как ты решила снять именно данный фильм?

София Гевейлер: Это мой диплом. "Данный взамен" – это дипломная картина, как бы финальный проект, которым я защищалась в ВГИК. Был выбор, какую тему взять, и мне было интересно узнать, что же движет человеком, и почему он может отказаться от своего ребенка.

Илья Тарасов: С героинями своего фильма ты поддерживаешь связь?

София Гевейлер: Один из примеров развития истории – это наша последняя героиня Маша, которая усыновила ребенка, которая долго не могла иметь детей, и усыновила мальчика Антона, чье имя как раз и переводится "Данный взамен", и положено в название фильма.

После того, как она усыновила Антона, прошло, наверное, примерно полгода, и она забеременела, у нее есть сейчас свой ребенок, и они воспитывают и Антона, и родившегося нового мальчика. То есть такой положительный пример такого чуда, которое произошло с человеком, который взял ребенка.

Илья Тарасов: Для себя что ты поняла во время съемок фильма?

София Гевейлер: Я против того, чтобы люди отказывались от детей, но не против этих женщин, а против того, что мы как общество не стремимся помогать. Потому что в той же Европе, например, если в роддоме девушка говорит: "Я не хочу его забирать", тут же вызовут психолога – это будет все государственное, – который будет с ней говорить: "А почему? А как мы можем помочь? А зачем? Что мы можем сделать?", то есть проведут колоссальный титанический труд, чтобы она от ребенка не отказалась. Есть система кризисных центров, где она может пожить с ним какое-то время, то есть научиться, свыкнуться с этой мыслью и так далее. У нас, к сожалению, пока эта система не выстроена. То есть если девушка, женщина говорит в родильном доме, что "Я хочу отказаться от ребенка", ей принесут бумаги, может быть, нянечка что-то скажет, что "Может, не надо?".

Илья Тарасов: "Ну, может, ты подумаешь?".

София Гевейлер: Да. Но глобально выстроенной системы, что ей вызовут психолога, что ее направят в кризисный центр, что ей будут помогать, ее будут стараться всячески поддерживать, такого нет. Есть отдельные благотворительные фонды, которые работают с отдельными родильными домами, и приезжают по частному звонку юриста роддома или с кем они там поддерживают связь. То есть система абсолютно не выстроена, и нет никакой защиты. И мне кажется, что фильм отчасти об этом, и это крик о том, что, да, женщина отвечает, да, но нам нужно помогать.

Илья Тарасов: А почему ты выбрала документальное кино?

София Гевейлер: Наш мастер Сергей Мирошниченко, которого я очень уважаю и который в нас развивал эту любовь к документальному кино, он говорил, что игровое кино – это Лазаря поднять из могилы, то есть в нечто мертвое, холодное вдохнуть свою душу, а документальное кино – это вот есть некий хаос, из которого нам важно собрать этот кристалл, выжать эту форму. И мне, наверное, важно кристаллизовать жизнь, мне, наверное, важно смотреть на жизнь, и собирать из нее этот кристалл.

Илья Тарасов: Ну, что, Соня, я надеюсь, что у тебя все это получится. Обязательно приходи к нам еще в гости со своими новыми фильмами. Спасибо.

София Гевейлер: Спасибо вам большое.

Список серий