Аномальная зона бедствия. Из поселка Парковый «исчезли» полицейские, а власти не признают, что он затоплен

Почему затопленный поселок официально не считается зоной бедствия, куда пропали местные полицейские и кого боятся подтопленцы.
Аномальная зона бедствия. Из поселка Парковый «исчезли» полицейские, а власти не признают, что он затоплен
Новости, 14.10.2019, 04.00. Полный выпуск
Международный фестиваль бейсджампинга завершился в Сочи
Астраханские зоозащитники выступили против отстрела бездомных животных
Саратовцы пришли проститься с убитой девятилетней школьницей
Новости, 13.10.2019, 15:00. Полный выпуск
Митинг против повышения проезда в общественном транспорте проходит во Владивостоке
Превышение уровня сероводорода зафиксировали в пригородах Оренбурга
Новости, 13.10.2019, 13:00. Полный выпуск
Голосование по выбору места для храма в Екатеринбурге признали состоявшимся
Известный скрипач объявил голодовку для сохранения башкирской культуры

Николаевский район Хабаровского края переживает пик паводка. Уровень воды в Амуре в районе города Николаевска колеблется в районе 260 сантиметров. Но жизнь в подтопленных районах понемногу налаживается. Власти начали выплачивать компенсации пострадавшим и выделять землю под строительство нового жилья. Но так не везде – есть районы, где помощи до сих пор не дождались, а может, и не дождутся. Некоторых власти вовсе вычеркнули из списка пострадавших от наводнения.

Поселок Парковый. Строго говоря, это даже не поселок, а один из районов города. С той стороны район Дземги, в двух километрах отсюда – Центральный район Комсомольска-на-Амуре, а этого места словно не существует на карте. Про местных жителей все забыли. Сюда очень редко заходят спасатели. Здесь ни разу не видели сотрудников полиции. Местные власти регулярно радостно рапортуют о том, что уровень Амура понижается. А здесь вода поднимается каждый день.

«Топит, конечно, конкретно! Ну а чего делать еще. Такое ощущение, что про нас забыли», – говорят местные жители.

Лодки в Парковом есть не у всех. До нынешней осени они нужны были лишь рыбакам. Сейчас они и развозят жителей по домам, уже не рассчитывая на помощь спасателей.

«Чтобы добраться туда, собак покормить и мужу что-то передать, приходится просить людей. Ну, положение такое – хоть какой-то транспорт, я не знаю, лодочный сделали бы», – говорит Галина Пластуненко, жительница поселка Парковый.

Сегодня на дамбе рядом с поселком появились насосы. День и ночь они откачивают воду. Подъем вроде бы остановился.

«Уровень воды, вот я сейчас по ручке смотрю, по крайней мере до ручки не дошло. Вот – остановилась на данный момент вода», – говорит Виталий Прилипко, житель поселка Парковый.

На катере, это теперь единственный транспорт на селе, идем по центральной улице, в гости к Елене Кривцовой.

«Многие дома под крышу, многие дома по пол-окна, а то и выше. Ну, вот сейчас мы подплывем к моему дому, вы посмотрите примерно, как мы утонули под воду. У нас все ушло под воду. И самое страшное – как мы будем зимовать?» – говорит Елена Кривцова, жительница поселка Парковый.

В поселке боятся не только ближайших заморозков: ударят морозы – лопнет фундамент. Здесь боятся мародеров. Все вещи на крышах. Вывезти их невозможно.

Двух маленьких детей Кривцовы отвезли к родственникам на сушу, им надо ходить в школу. Да и жить здесь слишком опасно. Не сегодня-завтра ударят морозы. Взрослые переехали на чердак.

«Вот так вот и живем! Все плавает! Дом, он уже непригоден для жилья! Потому что у нас очень рано холода [приходят]. Сегодня уже было 2 градуса. Вот утром. Ну, как тут жить? Как? Вот так вот и живем! Ждем помощи – и никак не можем ее дождаться», – говорит Оксана Кривцова, жительница поселка.

Злые, голодные собаки на бревнах. Люди на крышах. Затопленные машины. Домохозяйки со своими фикусами, перебирающиеся на «большую землю». Но самые загадочные персонажи – это полицейские. В поселке их никто не видел.

«Никто здесь ни на лодках не проезжает, ни по двору. Не узнают, как каждый человек здесь живет, чем он дышит. Что здесь у них делается, они даже не интересуются», – говорит Геннадий Дубинин, житель поселка.

Здесь ругают даже спасателей – за то, что редко развозят продукты. Хотя спасатели сбились с ног, курсируя по затопленным улицам.

«Кто не получает, значит, не информирован. Информированием населения также занимаемся. Никто не забыт. Никто не брошен. Спасатели, как видите, здесь», – говорит Евгения Минеева, психолог центра социального обслуживания.

В обещанные компенсации, это 120 тысяч рублей,  местные верят мало.

«Дотации все эти… Бегаешь, получаешь, просишь, умоляешь. Ну, это вообще несерьезно! Получили дотации? Ну, вот по 10 тысяч получили. А все остальное – тишина. Сказали, что мы не в зоне затопления. Как ни странно. Почему не в зоне затопления, я не знаю», – говорит Галина Пластуненко, жительница поселка.

Жизнь в поселке продолжается. Местные жители варят варенье из китайского лимонника, его в этом году удивительно много. И празднуют дни рождения. На крышах.

По данным МЧС, всего на территории Дальневосточного федерального округа остаются подтопленными 75 населенных пунктов, в которых живут больше 23 тысяч человек. При этом уровень воды у Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре продолжает снижаться – за неделю он упал больше, чем на полметра.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)