Дети войны. Галина Шевченко из Ростова-на-Дону ищет человека, который поможет ей навестить в Германии могилу отца

В цикле "Дети войны", посвященном 71-й годовщине победы в Великой Отечественной, - рассказ о  Галине Шевченко. Ее отец  умер в концлагере от голода, а сама она помнит, как с матерью убегали от немцев босые по заснеженной степи. Спустя 70 лет Галина Шевченко вновь попала в тяжелейшие условия. 

Письмо из прокуратуры так расстроило бабу Галю, что она не уследила за старой печкой, подгорели пироги. Из ведомства сообщили: переезд из аварийного дома опять откладывается на неопределенный срок.

По программе переселения из ветхого жилья Галине Шевченко выделили миллион семисот тысяч рублей, но дошла до нее лишь половина суммы. Куда делась остальная - выясняют правоохранители.

Дому, в котором она живет, - 135 лет.

 Служебный барак Министерство путей сообщения СССР выделило Галине Владимировне в начале 70-х годов. Три десятилетия она работала путевым мастером - укладывала рельсы и шпалы. Ее отчего дома давно нет, как нет на картах и деревни Василе-Петровка, в которой жила семья Маринченко до войны.

Сорок первый год пятилетней Гале запомнился ревом немецких самолетов.

"Сундук большой был. Его на кирпичи поставили. И вот как забомбит - мы под сундук залазили, и сидим там", - рассказывает Галина Шевченко, жительница Ростова-на-Дону.

Ее отец, Владимир Маринченко, ушел на фронт в июне сорок первого и пропал без вести. Мама Мария с утра до ночи работала в колхозе. Трое детей были предоставлены сами себе. Голодали, и чтобы выжить, подворовывали у оккупантов.

"На бричках везли картошку. Я на бричку почепилася, картошку выгребала. В пыляку кидаю - там столько пыли было по деревне. А брату кричу: "Шура, собирай картошку!", - говорит Галина Шевченко.

Но если вдуматься, воровали фактически свою же еду - немецкие солдаты опустошали все крестьянские запасы, забирали кур, коров и лошадей.

"Когда немцы приходили, они гладили сначала по голове - конфетки, шоколадки. А потом и расстреливали, подозревали, что они партизаны", - говорит Александр Крахалев, председатель областной Общественной организации пенсионеров.

В доме Маринченко квартировали военные Вермахта - матери с детьми захватчики разрешили остаться в сарайчике. Однажды гитлеровец сжалился над ними - предложил поесть.

"Он мне: тебе что дать - ложку с вилкой или вот это? Я говорю, ложку с вилкой и только руку протягивать, как он мне как даст по рукам. Я потихоньку сползаю… А тут мама заходит, как глянула: "Где дочка, где моя дитына! В вин ружье снимает и на маму наставляет!", - вспоминает Галина Шевченко.

Испуганная семья босыми и раздетыми убежала по заснеженной степи в соседний хутор - там и прятались до прихода Красной Армии в конце 43-го года. А о судьбе отца стало известно лишь десять лет назад: из архивов Германии прислали учетный бланк. Оказалось, он умер в концлагере от голода.

Галина Владимировна мечтает навестить могилу отца - но не знает, как выбраться в далекую Германию. Ищет добрых людей, чтоб стали ей провожатыми в чужой стране, а пока все же готовится к переезду - надеется, что прокуратура найдет выделенные на покупку квартиры федеральные деньги.

Всего около трех миллионов советских бойцов, погибших во Вторую мировую, похоронены за границей. Могилы солдат и офицеров находятся в странах Восточной Европы, Германии, Австрии, Северной Корее и Китае. Пропавшими без вести до сих пор числятся порядка 5 миллионов человек.  

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)