У внутренней трудовой миграции в России есть серьезное препятствие

Правительство объявило о технологической оптимизации промышленности. Это значит, что вредные производства будут закрываться, и сегодня руководство Байкальского целлюлозно-бумажного комбината объявило: все уволенные – почти 800 человек – получат адресную поддержку местных властей. Вот только какого региона? Если большинство сокращенных переедет работать и жить  из Иркутской области в Ленинградскую, это резко изменит экономический климат и в Байкальске, и в Тихвине.

Переезд за 6 тысяч километров от прежнего места работы откроет новую страницу в истории внутренней  трудовой миграции. Только в отличие от Советских великих строек люди едут не на пустое место, а в город с готовой инфраструктурой, по приглашению работодателя. «Гробы», как называют в народе градообразующие предприятия, закрываются одно за другим. В итоге численность потенциальных трудовых мигрантов с российским паспортом эксперты оценивают в 24 миллиона человек. Это только в моногородах, а по стране их гораздо больше.

Президент фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин считает, люди из-за сложного порядка регистрации не отмечаются в городах, в которые приезжают на заработки. «Я думал, что 38 млн, о которых говорила Голодец, которые куда-то уехали и непонятно, где живут, это как раз те люди, которые выехали со своих мест, но из-за нашего сложного порядка регистрации и прочего они не учтены, мы даже не знаем, что они уехали, они, может быть, даже прописаны у себя, а находятся здесь!» – считает Поставнин.

Наибольший приток трудовых мигрантов в современной России постоянно регистрировали в Москве. Что вполне объяснимо, но, как подсчитали социологи ВЦИОМ, в последние годы интерес к столице в регионах начал падать. Если в 2006 году о московских заработках мечтали 59 процентов россиян, то в прошлом – уже 47 процентов. Все испортил жилищный вопрос: при столичных ценах на аренду разница в доходе мало ощутима. «Уехать и приехать, даже не в Москву, а в Подмосковье: во-первых, надо жилье купить, деньги какие-то, потом работу найти, детей пристраивать, жена, а если старики есть – со стариками надо. То есть у нас возникает куча проблем, а у государства нет таких программ помощи, даже если есть в этом переселении целесообразность», – рассказал директор программ Международного альянса «Трудовая миграция» Сергей Болдырев.

В России складывается странная тенденция, говорят эксперты. Почти 70 российских моногородов не сегодня-завтра станут местом массового исхода трудовых ресурсов. Там без работы каждый третий, тогда как в среднем по стране – только каждый 13-й. Куда деваться людям, которые в связи с модернизацией производства вдруг стали лишними? Неужели ехать в наукограды, на создание которых «с нуля» тратят миллиарды рублей? Специалисты по миграции выдвигают другой тезис – никуда не ехать. Умирающие моногорода можно, например, перепрофилировать и превратить в инновационные наукограды. Тогда 24 миллиона лишних рук займут те самые 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест, создать которые обещал президент. И не к 2015 году, а гораздо раньше.

Правда, есть у внутренней миграции одно серьезное препятствие, говорят эксперты. Если мы хотим западных стандартов, нужен порядок на рынке жилья – во всех смыслах. И цены снизить, и криминал убрать. «Препятствие самое главное заключается в том, что большинство россиян являются собственниками жилья, и у нас нет рынка наемного жилья. Он весь рынок наемного жилья, почти весь является криминальным», – объясняет член Общественной палаты РФ Андрей Соколов.

Власти уверяют: безработица – еще один стимул к «перемене мест» – под контролем правительства.  На борьбу с потенциальной безработицей чиновники уже зарезервировали сто миллиардов рублей.

Комментарии