Знаменитая тюрьма «Владимирский централ» отмечает юбилей

«Владимирский централ», тюрьма-знаменитость, отмечает сегодня 230-летие. Ее построили по приказу Екатерины II как тюрьму для особо опасных преступников. В разное время здесь сидели главы правительств и иностранные генералы, диссиденты и академики, воры в законе и актрисы.

Оказаться в тюрьме можно не только за преступление, но и за деньги. Разумеется, вас не отведут в карцер, но с богатой историей «Владимирского централа» познакомят.

15 лет назад здесь появился музей. На экскурсии рассказывают о питании первых КОТов. КОТ – это аббревиатура: коренной обитатель тюрьмы.

«Жаркое, котлеты телячьи, кисель клюквенный, кисель овсяный, селедка – 12 наименований», – рассказывает Игорь Закурдаев, заведующий музеем «Владимирского централа».

Кстати, у современных сидельцев меню втрое разнообразнее. Также здесь можно узнать, за какие провинности в тюрьме оказывались звезды советского кино.

«Зоя Федорова, известная актриса. На нее имел виды сам Лаврентий Берия. Она ему отказала, мало того – еще и влюбилась в американского военного, впоследствии адмирала Джексона. Вербовали – отказалась: 25 лет тюрьмы», – рассказал Игорь Закурдаев, заведующий музеем «Владимирского централа».

Писатель Даниил Андреев написал здесь первые строки своего философского труда «Роза мира». Он сидел по 58-й статье –контрреволюционная деятельность.

В своей камере над изготовлением радиостанции работал инженер Георгий Угер. Его чертежи и записи по секретной почте переправляли в Москву. Без суда и следствия здесь мотали срок члены правительств Литвы, Латвии и Эстонии. Они были безымянными – номерными заключенными. Их освободили только после смерти Сталина.

Самый засекреченный осужденный прибыл во «Владимирский централ» в 1956 году. Ни номера, ни даты рождения в его карточке не было. Только имя – Васильев Василий Павлович.

Все знали: это был сын вождя Василий Сталин – его выдавал грузинский акцент. Он был осужден за нецелевое расходование бюджетных денег: тратил миллионы на самолеты, дачу и автомобили. В заключении вел себя без пафоса – работал в мастерской. Из привилегий у него были радиоточка в камере, карманные деньги и частые встречи с родственниками.

Конечно, тех, кто сидел в обычных условиях, в «Централе» было всегда больше. Почувствовать хотя бы немного себя на свободе они могли в медпункте. Для этого вредили здоровью – глотали крючки, ложки и ножницы. Местные медики называют это демонстративно-шантажным поведением.

Сегодня во «Владимирском централе» нет политических и творческих, с грустью отмечают сотрудники: простые убийцы и воры, о которых не слагают ни легенд, ни песен.

В знаменитой тюрьме могут отбывать наказание 1200 человек, но скоро число мест уменьшится до 700: «Владимирский централ» участвует в реформе уголовно-исполнительной системы. Ремонт одной камеры обходится в миллион рублей.

В России есть еще несколько музеев при тюрьмах и следственных изоляторах. Самые известные  – это «Кресты» в Петербурге и «Бутырка» в Москве. 

Комментарии