Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Таблетомания

07:10, 24 июня 2017

Фото: Наталья Волкова / Фотобанк Лори

Гости

Сергей Судаковдоктор медицинских наук

Николай Шимановскийдоктор медицинских наук

Горбунов Д.: Добрый день! В эфире передача "Большая наука". Сегодня в студии Судаков Сергей Константинович, член-корреспондент РАН, и Шимановский Николай Львович, член-корреспондент РАН. Добрый день!

Шимановский Н.Л.: Здравствуйте!

Судаков С.К.: Здравствуйте!

Горбунов Д.: Будем говорить о таблетках. Точнее даже, о зависимости нас от этих таблеток. О таблетомании. Вот у меня есть коллега, очень хороший, с которым я познакомился, когда закончил институт. И он всё время брызгал себе в нос из какого-то такого дозатора, говорил, что у него нос постоянно заложен. А после этого нос разблокировался и он как бы чувствует себя свободно. Вот это таблетомания или нет?

Судаков С.К.: Если называть спрей таблеткой, то, конечно, это таблетомания. Дело в том, что лекарств различных много, и физиологическим путём действует, пожалуй, только один вид лекарств – это гормоны. Если у человека нет какого-то гормона или его дефицит, то его надо добавить в кровь и тогда всё нормально, всё восстанавливается. Вот это единственный физиологический момент действия лекарства. А всё остальное – это не физиология, это фармакология. Это уже специалист, наш коллега. И здесь мы организму не только помогаем, но и вредим.

Горбунов Д.: А в первом случае мы просто ничего сделать не можем, если у нас не вырабатываются определённые гормоны?

Судаков С.К.: В первом случае мы просто компенсируем то, что не даёт природа. Мы человеку додаём извне, и это абсолютно физиологично и никаких побочных эффектов, если доза подобрана правильно, если временной интервал введения подобран правильно, то тут всё будет нормально, всё в порядке. А вот второй вид действия, таблетки или лекарств, это действие на рецепторы определённые. И здесь тоже вроде бы, когда не хватает какого-то определённого вещества, которое должно действовать на рецепторы, то мы добавляем его, опять же, в кровь. Пока оно должно пройти какой-то путь чтобы достигнуть этих рецепторов, в отличие от гормонов, которые в крови – это их естественная вещь. То здесь уже мы вводим, чаще всего, не натуральные продукты, не натуральные гормоны, которые компенсируют, а какие-то специальные вещества, которые отличаются от естественных, которые в организме естественным образом работают. И это уже фармакология, это очень опасно, потому что воздействие постоянное на рецепторы – вот как ваш товарищ действует на этот рецептор, часто и большими дозами вещества.

Горбунов Д.: Это было регулярно, на протяжении многих лет.

Судаков С.К.: Да, рецептор начинает перестраиваться. Он не понимает, что происходит с ним, он начинает чувствительность свою снижать, количество рецепторов уменьшается. Это нормальное тоже проявление адаптационных свойств организма. И поэтому, когда лекарства нет, а рецептор уже перестроился уже на это большое количество лекарства, и он ждёт, когда же оно будет. Если его нет, то он даёт сигнал, что что-то не так, опять происходят все эти процессы, заложенность носа и всё остальное возвращается с гораздо большей силой.

Горбунов Д.: Я понимаю, а как же нам тогда быть? Если фармакология вроде бы наиболее широкий спектр предоставляет нам возможностей, чтобы как-то подавить эти неприятные ощущения, которые мы испытываем, когда заболеваем. А при этом она вроде как вредна с глобальной точки зрения. Потому что на что-то давит и не даёт организму самому справиться. Может быть, вообще не надо есть таблетки – нужно дать возможность организму самому справиться с какими-то нехорошими симптомами, которые он начинает чувствовать.

Шимановский Н.Л.: Вы знаете, современная наука и наше общество считают, что человек не должен страдать. Если что-то болит и что-то его мучает, мы даём возможность исправить. Чтобы он себя хорошо чувствовал. Вот человек заболел гриппом, ОРЗ, у него заложен нос – он же чувствует себя плохо.

Горбунов Д.: Очень плохо.

Шимановский Н.Л.: И для этого учёные придумали, не таблетки, а капли в нос, для того, чтобы, как только не хватает -  в данном случае надо добавить и сузить сосуды, чтобы уменьшить выработку слизи, и дыхание восстанавливается. Физиология клетки как раз устроена так, что любое воздействие не проходит бесследно. И если применять этот препарат, то наступает в данном случае привыкание, причем не просто привыкание, а очень быстрое привыкание. Поэтому это нужно знать и читать инструкцию. В инструкции это сказано, что не нужно часто и много. Если не читать и быть неграмотным, то можно попасть в эту зависимость.

Горбунов Д.: Понятно. Вообще-то в этом списке противопоказаний или побочных явлений, которые могут возникнуть, часто бывают такие явления, против которых якобы эту таблетку, это лекарство и применяют. Это вообще удивляло сильно. Но это наверно связано с тем, что лекарство очень многогранное и оно начинает затрагивать какие-то части организма, которые могут для данного конкретного индивидуума назад вернуться и опять ударить по тому, что мы, вроде как, и лечим. В этом смысле это такая сложная – современная таблетка очень сложная, наверно, - структура.

Шимановский Н.Л.: Конечно, лекарственные формы есть разные. И не надо говорить, что только таблетка. Просто таблетка самая распространённая и удобная.

Горбунов Д.: Конечно, в кармане держишь – хоп, побежал дальше.

Шимановский Н.Л.: А наша задача как раз лечить избирательно. И там, где болит. Вот в данном случае, если капли в нос, то избирательно действовать, местно, весь организм не задействовать. К этому надо стремиться в принципе.

Горбунов Д.: Но ведь и в сложную таблетку можно заложить так, что её компоненты пойдут и осядут в организме в том месте, в котором нужно, да?

Шимановский Н.Л.: Теоретически, да.

Судаков С.К.: Идеальная таблетка.

Шимановский Н.Л.: А практически она должна сначала распасться. Это тоже важно – распад таблетки. Действующее вещество должно в нужном отделе желудка или кишечника высвободиться, затем иметь способность всосаться. Затем, после всасывания, оно распространяется по всему организму с помощью кровотока. И если это вещество очень избирательное, то оно найдёт рецептор в нужном месте, который есть избирательно в данном органе, находит этот рецептор и действует на него. Так, к сожалению, не бывает. Обычно рецепторы есть везде. А самое неприятное, что эти рецепторы, которые как раз отвечают за формирование зависимости в системе подкрепления. Вот там оно действует и формируется зависимость. Хотя лечили боль, а сформировали зависимость.

Горбунов Д.: А как понять? Вот приготавливается новое лекарство, придумали его, да? Исследования на человеке проводят, но при этом туда не входит тест на зависимость. Сделали лекарство – оно такое замечательное. Люди стали принимать и оказались зависимыми от него.

Судаков С.К.: Так было много раз. Все наркотики такие классические, которые в настоящее время запрещены или используются в медицине очень осторожно, они вначале - ну, никто не знал, что они будут вызывать зависимость, никто и не думал об этом. Создавались как лекарства.

Шимановский Н.Л.: Но сейчас это строго. Сейчас, вы знаете, они проходят все исследования вначале на животных. Острую токсичность, хроническую токсичность.

Горбунов Д.: А действия похожи? То, что вызывает какие-то зависимости у человека.

Судаков С.К.: Совершенно разные.

Шимановский Н.Л.: Это разные, но тем не менее вот так установлено, к сожалению. И потом испытывают на добровольцах. И вот это интересный момент. На здоровых, как правило, добровольцах. А принимает человек больной, понимаете? И тут уже возможны совершенно разные, как вы понимаете, ситуации.

Горбунов Д.: В идеале нужны были бы добровольцы, которые имеют заболевание, против которого рассчитано лекарство, и среди них это нужно проверять бы было, да?

Шимановский Н.Л.: То есть доброволец больной. И такие варианты тоже возможны.

Судаков С.К.: Ну, конечно.

Шимановский Н.Л.: Но это уже не добровольцы – это уже клинические испытания.

Судаков С.К.: Они подписывают добровольное согласие. Тоже добровольцы.

Шимановский Н.Л.: В данном случае там есть разные фазы. Первая фаза – это всегда здоровый доброволец. Как он переносит. Он должен хорошо перенести, и после этого, если он хорошо переносит, переходит на больных. Но больных данной болезнью нозологии. А часто бывает, что болезней много у одного человека. И тут возможны как раз ситуации, когда мы не знаем, как будет действовать та или иная, лекарственный препарат, если у человека больная печень, почки.

Судаков С.К.: Поэтому подбирают более-менее однородные группы.

Горбунов Д.: А сколько примерно людей в этих группах, как это в среднем происходит. Скажем так, сто человек, тысяча человек.

Судаков С.К.: Это зависит от фазы.

Шимановский Н.Л.: Да, первая фаза – это несколько десятков, вторая – сотен, а третья уже около тысячи. А есть четвёртая фаза, когда это многоцентровая, в разных регионах, в разных странах.

Судаков С.К.: Миллионы могут быть.

Шимановский Н.Л.: Поскольку разные генетически люди: белая раса, жёлтая. Они по-разному могут реагировать. То есть у каждого лекарственного препарата долгий путь. Если вначале он начинает по одной стране, в нескольких странах, потом начинает по всему миру использоваться. И часто бывает, что находят новое свойство. Бывает - полезное, бывает – вредное.

Горбунов Д.: То есть, от практики здесь никуда не деться.

Шимановский Н.Л.: Абсолютно.

Судаков С.К.: Можно предполагать, что каждое лекарство обладает вредными свойствами. Предположить это можно всегда. И предположить это можно с очень большой вероятностью, потому что, я вам сказал - только гормоны. Причём, чем чище этот гормон, чем больше он похож на естественный – вот они действуют естественным путём. А всё остальное – это противоестественное.

Горбунов Д.: Ну, даже с гормонами. Предположим, раньше он у человека вырабатывался, а потом постепенно выработка ослабляется. И если ему добавить…

Судаков С.К.:  И ему будут постоянно добавлять этот гормон, и он будет всю жизнь чувствовать себя здоровым.

Горбунов Д.: Но у него тогда не будет попытки организма побороться с этим.

Судаков С.К.:  Не будет. Организм с этим бороться не будет. Это будет внешняя компенсация.

Горбунов Д.: А как сделать так, чтобы он боролся?

Судаков С.К.:   Тоже можно сделать, но при помощи другой таблетки. Она уже, эта таблетка, она естественной не будет. Она уже будет действовать на какой-то орган, который страдает и мало даёт вот этого гормона, и она его должна стимулировать определённым образом. Но все таблетки, которые что-то стимулируют, что-то там изменяют в лучшую сторону, как кажется фармакологам, - они все, кроме гормонов, и кроме действия прямого на рецептор. Но здесь мы видим вот эту нехорошую, тут мы портим рецептор, когда мы напрямую действуем на рецепторы, если там тоже не хватает чего-то. А всё остальное – мы что-то портим в организме. Т.е. мы не знаем. Допустим, есть у человека большой выброс дофамина и из-за этого у него возникает психоз, шизофрения и т.д. Мы не знаем, почему это происходит, вот этот выброс дофамина, мы не знаем, как его количество уменьшить. А мы берём и портим фермент, предположим, какой-то, который разрушал этот дофамин. И вот добиваемся этого. Т.е организм сам заболел, что-то в нём испортилось, а мы портим этой таблеткой ещё дополнительно какую-то вещь, чтобы скомпенсировать. То есть минус на минус – даёт плюс. И в основном вся фармакология так и работает. Я думаю, что вы согласитесь со мной здесь.

Шимановский Н.Л.: Ну, фармакология разная бывает. То, о чём Вы говорили – это заместительная терапия, когда гормонов становится меньше: либо заболевание, либо врождённое, либо возрастное есть. Мы знаем, вообще все фазы жизни – они регулируются гормонами. И вот старение у мужчин и женщин – оно разное. У женщин резко после менопаузы снижается выработка эстрогенов, допустим, женских гормонов. И была такая теория, что надо давать им в таблетках эстрогены-гестагены и мы продлим их молодость.

Горбунов Д.: Так. И чем закончилось? Исследования же, наверное, были.

Шимановский Н.Л.: Исследования были, и многие женщины действительно применяют и получают хороший эффект. Во-первых, эстрогены необходимы, чтобы костная ткань хорошо развивалась, остеопороза не будет.

Горбунов Д.: Безусловно положительное воздействие.

Шимановский Н.Л.: Безусловно. И думали, что уменьшится количество сердечно-сосудистых заболеваний. Вы представляете, чтоб доказать это, нужны очень длительные исследования. И здесь вопрос пока дискуссионный. Хотя мы знаем, что эстроген даёт сосудорасширяющий эффект. И, в принципе, с этой точки зрения тоже могут быть полезными, но опять: есть доказательства, что начинает пить семидесятилетняя женщина, то тут может быть не тот эффект, который пьёт пятидесятилетняя.

Горбунов Д.: Поздно начала пить?

Шимановский Н.Л.: Да, возрастные вещи бывают.

Горбунов Д.: А если б она пила, начиная с пятидесяти лет, вот так регулярно.

Шимановский Н.Л.: Вот эти исследования, ещё не до конца мы тут понимаем и знаем. А у мужчин другая ситуация – у них нет такого резкого скачка. Но тестостерон - обычно с возрастом люди полнеют, и меняется уровень свободного тестостерона. Потому что, когда человек полнеет, у него связывает тестостерон с белками, свободный уровень падает. И в принципе здесь тоже есть заместительная терапия, если у данного индивидуума, индивидуально снижен, то есть препараты заместительные, хорошо влияющие на того или иного мужчину. Но нужно опять же сказать, что все эти препараты имеют предостережения и противопоказания. Потому что, если у мужчины или женщины есть гормонозависимая опухоль, то они противопоказаны.

Горбунов Д.: Есть же простые препараты. Я помню, в детстве был анальгин, фурацилин, аспирин. Такие вот таблетки, которые понятны, что если у ребёнка поднялась температура, то ему нужно эту штуку дать, потому что надо температуру опустить.

Судаков С.К.:  Но это всё равно опасно. Например, аспирин – он способствует кровотечениям. Если его принимать достаточно большую дозу достаточно длительно, то любая маленькая царапина может вызвать серьёзное кровотечение или внутренне кровотечение какое-то там. То есть тут любой препарат. Безвредных препаратов нет. Не бывает. То, что рекламируется по телевизору, вроде бы такие безрецепторные препараты, они тоже вредные. Их тоже должен назначать только врач. И всегда подпись: используйте по назначению врача.

Горбунов Д.: Ну, она такая мелкая.

Судаков С.К.:  А рецепторные препараты даже по телевизору нельзя рекламировать, потому что это уже совсем – люди не должны сами, послушав что-то там, бежать в аптеку и покупать лекарство.

Горбунов Д.: То есть такого, что на каждый случай жизни: что-то там чихнул – таблеточку шлёп.

Судаков С.К.:  Я, как физиолог, считаю, что ели человек может обходиться без лекарств, то он должен обходиться без них. Даже если болит, но пока это нормально, не очень сильно болит, то лучше организм сам справится – дайте ему возможность справится какими-то другими способами.

Горбунов Д.: Пока я для себя стараюсь придерживаться такой вот идеологии. Но у меня был один раз случай, когда в университете учился, в этом возрасте, куда-то мы поехали на юг, и вечером у меня началась аллергия, то есть я покрылся красными, чем-то таким. Что это было, почему – я не знаю, но я страшно испугался. И тогда я выпил таблеточку супрастина. И это всё моментально прошло и на следующий день ничего не было. Что это было, почему было, но вот я правильно поступил или нет?

Судаков С.К.:  Нет, неправильно. Во-первых, все вот эти таблеточки от аллергии – это аналоги нейролептиков, которые применяются при шизофрении. Т.е. Вы представьте – Вы приняли аналог аминазина.

Горбунов Д.: Один раз.

Судаков С.К.:  Ну, один раз – это нестрашно. А если Вы к этому делу пристраститесь.

Горбунов Д.: Нет-нет, у меня не было, слава богу, больше ничего такого. Ну, а что мне тогда в такой ситуации делать? Какой совет?

Судаков С.К.:  Надо найти, на что аллергия и больше стараться не общаться с этим аллергеном.

Горбунов Д.: Хорошо, вот другая ситуация, уже не со мной. Есть люди, у которых укус какой-нибудь там осы или пчелы, вызывает просто…

Судаков С.К.: Естественно, когда вот это острое состояние – я не про него сейчас говорю, не про острое состояние, которое угрожает жизни. Тут не только аллергические, тут надо гормоны как раз применять, уже такие серьёзные препараты.

Горбунов Д.: В данном случае мы говорим, когда человек болеет и есть время, чтоб одуматься, решить для себя что-то.

Судаков С.К.: Надо ощутить эту грань: когда надо принимать, а когда не надо. Во-первых, эту грань вы должны сами почувствовать, а во-вторых, когда вы почувствовали, что надо, надо пойти к врачу, а не самому бежать в аптеку.

Шимановский Н.Л.: Я хочу добавить. Ведь есть разные понятия. Есть понятие "качество жизни". Вот качество жизни, когда человека ничего не беспокоит. Если у вас раздражение рук, боль, зуд, то у вас качество жизни…

Горбунов Д.: Точно, я спать не мог.

Шимановский Н.Л.: Естественно, это можно терпеть, но это уже индивидуально. Поэтому человек свободен. И современная медицина предлагает, если у вас зуд - есть противозудные мази, есть противозудные таблетки. Конечно, когда у человека возникло в первый раз – он не знает, что делать. А врач, он же видел это уже много раз. И по характеру зуда может назначить нужный препарат. В этом плане, конечно, и существуют врачи, которые имеют опыт, чтобы не заниматься самолечением. И нужную дозу. Ещё давно Парацельс сказал: "Всё есть яд, всё есть лекарство". Всё зависит от дозы. Вот мы этой дозой и нужным препаратом, конечно, не должны навредить. Любой препарат может вызвать вред, если его неправильно применять. Если прочтёте инструкцию, там будет написано, что возможны такие побочные реакции. Но при этом будет сказана возможная их частота. В одном случае может быть 95%. Вы представляете, применяют препарат Интерферон, так в 95-ти процентах он вызывает потом гриппоподобный синдром, т.е. практически у всех. А бывает один на тысячу случай, но зато этот побочный эффект – анафилактоидный шок. А это уже не качество жизни – это уже жизненно угрожающее состояние. И тут, если мы не введём данному человеку препарат, который его спасёт, он может погибнуть. И тут нужно понимать: одно дело - качество жизни, другое – жизненно необходимая вещь.

Горбунов Д.: Вот этот случай, он какой-то не очень хороший.

Шимановский Н.Л.: Ну мы телевизор смотрим. Не взяли тест на лидокаин, ввели и была смерть. Вы знаете, да?

Горбунов Д.: Да-да, я знаю этот случай.

Шимановский Н.Л.: Поэтому каждый врач, а сейчас идёт первичная аккредитация тех лечебных, выпускников лечебного факультета, где они обязаны уметь лечить анафилактоидный шок. А в принципе, моя точка зрения, что такое анафилактоидный шок – потому что там врача рядом может не быть, это минуты - эту информацию должны знать все. В школе.

Горбунов Д.: Что нужно делать, если рядом с тобой произошло.

Шимановский Н.Л.: Да. Пчела укусила и может быть анафилактоидный шок. Вот у Вас возникла, где-то были там на природе и у вас возникла аллергия на руках. А бывает аллергия на то, что съел арахисовый орех, допустим. И очень тяжёлая бывает аллергия, что не всегда её легко снять.

Судаков С.К.: Я с Николаем Григорьевичем абсолютно согласен по поводу качества жизни, но с другой стороны, если мужчина после сорока лет проснулся и у него ничего не болит, значит он умер. И что же ему эту горсть таблеток с собой носить? Я знаю таких людей, которые ходят с горстью таблеток и через каждые 2 часа они выпивают, у них в отделениях лежат таблеточки. Очень много таких.

Шимановский Н.Л.: Понимаете, это к сожалению таких людей, которые не берегут своё здоровье, как правило. То есть это неправильный режим дня, диета неправильная, да? И, к сожалению, у них потом нет никакой физической активности. И вот это потом приводит – в 40 лет он уже развалина. Опять же, неграмотность медицинская, физиологическая которая.

Горбунов Д.: И чтобы дальше продолжать такой распорядок жизни, нужно уже с таблетками это делать.

Судаков С.К.: Да, приходится компенсировать. Вот чем отличаются эти естественные вещи, которые вводятся в виде компенсации в качестве гормонов, потому что они попадают в кровь в естественное место, где гормоны как раз циркулируют.

Горбунов Д.: Так, хорошо. Если это так хорошо и безболезненно, может нужно перейти на такие только.

Судаков С.К.: Я не сказал, что это совершенно безвредно. Потому что, если неправильно применять гормоны - это очень вредно. Во-первых, гормоны должны быть очень чистые, совершенно натуральные, такие, как в организме. Если он чуть-чуть какой-то изменённый, он будет по изменённому действовать и может привести к разным неприятностям. Если его неправильно вводить, тоже будет неправильно. Потому что организм как? Он знает сам, когда выдавать очередную дозу гормонов, не постоянно ведь он там в крови живёт. Он выделяется в определённое время, когда это необходимо. А человек и врач не знают этого, когда необходимо. Поэтому поддерживать определённый уровень гормона искусственным образом, может быть совершенно неправильным. Поэтому если это делается правильно, если это делается вовремя и в определённой нужной дозировке, то, в общем, нормально, нормально.

Горбунов Д.: Естественный уровень – он наверно варьируется гормонов. И тут очень тяжело сказать, какой у человека в данный момент должен быть уровень. Можно было бы мерить регулярно, и, если он меньше единички, сразу вкалывать.

Судаков С.К.: Поэтому возникают различные передозировки гормонов или наоборот нехватки, потому что вроде думают, что всё правильно делают, а на самом деле получается, как всегда.

Горбунов Д.: Для простого человека, у каждого наверно хоть какое-то заболевание было, и он думал: эх, сейчас бы таблеточку тяп и это всё пройдёт. То есть это такая идеальная таблетка от всего на свете. Но в реальности к чему хочется стремиться в развитии фармацевтики, в развитии других способов лечения. Чтобы наименьшим образом и навредить человеку. Вот как сейчас это движение, куда двигается?

Шимановский Н.Л.: Вы, наверное, слышали, мы сейчас употребляем такой термин "персонализированная терапия", медицина. Мы все отличаемся – с этим все согласны. Теперь надо же выяснить: чем мы отличаемся? Надо определить уровень тех же гормонов в крови. Причём лучше не один раз, а в разные дни – они меняются, особенно у женщин в течение менструального цикла они меняются. И затем, исходя из того, во-первых, какая свободная концентрация, связанная концентрация, понимаете? Это всё материальные затраты. То есть на самом деле, чтобы осуществить персонализированную медицину, нужны большие материальные затраты, чтобы правильно лечить. И затем выбрать правильный препарат, определить так же его метабизирующую способность, поскольку у каждого скорость метаболизма разная. И эта скорость метаболизма зависит от того, что мы съели и выпили. Например, грейпфрутовый сок может некоторые препараты увеличивать концентрацию в 4 раза, ингибируя метаболизм чего-то. Представляете, какая у нас вариабельность огромная.

Горбунов Д.: Да, об этом у нас, конечно, никто никогда не предупреждает.

Шимановский Н.Л.: И вот чтобы так всё грамотно делать – это возможно, но очень много параметров, которые нужно учитывать. Но есть, опять же, параметры, которые главные, основополагающие, а есть второстепенные. И современная медицина требует, как раз, выделения этих маркёров, показателей биохимических, после чего мы можем правильно назначить нужный препарат или нужный антибиотик. Когда мы знаем, например, если инфекция, не просто наугад пить.

Горбунов Д.: Есть универсальные антибиотики, как нам говорят.

Шимановский Н.Л.: Широкого спектра действия.

Горбунов Д.: Точно. Широкого спектра действия, точно такая формулировка, да-да-да. После которой надо восстанавливать – она убивает всё на свете, как гербицид побрызгал и поле такое чистое-чистое.

Шимановский Н.Л.: А если человек пил молоко коров, которых лечили этим антибиотиком, то он перестанет и действовать, понимаете?

Судаков С.К.: С антибиотиками вообще проблема. Персонифицированная медицина – это всё хорошо. Но это ведь одна часть. Сначала должны быть препараты, должны быть таблетки. А, к сожалению, мы живём уже в такое время, когда давно уже ничего нового, прорывного такого, в фармакологии-то нет.

Горбунов Д.: В каком смысле?

Судаков С.К.: В смысле, что когда-то уже были изобретены определённые направления фармакологии и разработаны определённые препараты вот в этих направлениях. А сейчас только модификации идут. Что-то немножко модифицировали, препарат сделали, а чтобы качественно нового, чего раньше просто не было - нет ни одного такого препарата.

Горбунов Д.: Модификация – это что имеется в виду. Ну вот это более-менее лечит, например, выясняется - есть такое побочное явление, есть такое. И начинают что-то такое добавлять, чтобы нивелировать, уменьшать.

Судаков С.К.: Немножко модифицируют, повесят другую группу на этот препарат.

Шимановский Н.Л.: Ну, допустим, вот сейчас модно лечить повышенное давление, гипертонию. Если вызывает повышенный уровень давления медиатор, надо сделать антагониста, т.е. блокатор.

Горбунов Д.: Блокатор на что?

Шимановский Н.Л.: Блокатор на рецепторы, чтобы ингибировать вещества, которые повышают давление.

Судаков С.К.: То есть испортить рецепторы. Там что-то произошло, а надо ещё испортить.

Шимановский Н.Л.: Да, это один из путей – поиск аналогов.

Судаков С.К.: Так что всё уже давным-давно было сделано. А новое-то что-нибудь есть, вот скажите мне, в фармакологии?

Шимановский Н.Л.: Наибольшее количество, вот сейчас, новых веществ – я могу сказать, где они направляются – это, в основном, в онкологии. В онкологии, так называемые таргетные препараты, целенаправленные. Это специальные антитела на некоторые рецепторы, факторы роста. Либо на тирозиназу, фермент, который стимулирует пролиферацию, рост клеток. Эти препараты очень рекламируются, но, к сожалению, они могут увеличить немножко продолжительность жизни, но есть такие раки, что мы не можем действительно до сих пор справиться. И это общеизвестная проблема.

Горбунов Д.: Но развитие какое-то происходит?

Судаков С.К.: Оно не качественное, оно количественное развитие. Вот смотрите, есть способы доставки новые, есть что-то ещё, но в принципе. В чём вся беда? Что фармакология – она всегда идёт за физиологией и биохимией.

Шимановский Н.Л.: Правильно, да.

Судаков С.К.: Сначала должны быть сделаны открытия в этих областях. А их тоже нет. Нету открытий, нету чего-то такого кардинально нового в онкологии. Если бы решили проблему, как почему, откуда берётся опухоль, тут же бы придумали бы препарат. Но этого нет.

Шимановский Н.Л.: Это пока тайна. И для многих болезней действительно мы не можем решить. Но тем не менее продолжительность жизни увеличивается. Тем не менее как-то можем улучшить состояние.

Горбунов Д.: Мы боролись с теми болезнями, которые раньше косили людей в более раннем возрасте, теперь мы подошли к некоему уровню, когда вышли другие болезни на сцену. И с ними мы пока не можем так эффективно бороться.

Шимановский Н.Л.: Конечно, вот Альцгеймер, слабоумие – это новая болезнь. Возникает с возрастом, после 80-ти лет.

Горбунов Д.: В средние века мы просто не доживали до такого возраста и не знали.

Шимановский Н.Л.: Да, и не знали, что такое Альцгеймер и слабоумие.

Судаков С.К.: Умирали от инфекционных болезней. А в 20-м веке изобрели пенициллин – вот это было качественно новое совершенно, скачок в фармакологии. Изобрели аминазин – качественно новый скачок в психофармакологии. А где эти скачки дальше-то? Дальше 50 лет уже проходит и только накапливаются, какие-то новые антибиотики делают, новые психофармакологические вещества.

Шимановский Н.Л.: Но у нас новые инфекции появляются. Вот Вирус иммунодефицита, ВИЧ, появился. Он недавно появился. И за тридцать лет у нас десятки…

Горбунов Д.: Откуда мы знаем, что он недавно появился – может, он был.

Шимановский Н.Л.: Для нас – недавно.

Горбунов Д.: И стал так распространяться недавно, потому что мы бы заметили.

Судаков С.К.: Да, может, были там единичные случаи. Но никто на них не обращал внимания.

Шимановский Н.Л.: Да, массовое такое заражение недавно. И фармакологи ответили на него. Нашли мишени действия вируса – вирус вообще сложно действует. Нашли те ферменты, которые есть только у вируса и нет у макроорганизма. И теперь правильное применение этих таблеток, опять правильное, потому что если их прекратить принимать, то развивается резистентность и эффективность может упасть. Если правильно человек больной СПИДом, имеющий СПИД, правильно принимает, он может жить очень долго. Уже есть случаи – 30-40 лет они живут.

Горбунов Д.: Но это как аналог с инсулином. Если уже такая болезнь есть, то нужно всё равно применять его регулярно. Как обязаловка, да?

Шимановский Н.Л.: Это, на самом деле, так внешне, по механизму – это совершенно разные. Потому что там внешний агент – вирус, а инсулин – собственная недостаточность. Природа ошиблась где-то.

Горбунов Д.: Здесь я добавляю до нормального уровня, а там я борюсь.

Шимановский Н.Л.: Без инсулина невозможно данному человеку, допустим, жить, врождённое там, а теперь он может жить вполне нормально. И уже придумывают, если неудобно – это надо каждый день себе инъекции делать – придумывают разные научные методы, когда будет обратная связь и инсулин будет выделяться тогда, когда он нужен для повышения уровня глюкозы. Наука идёт в этом плане вперёд.

Судаков С.К.: Качество жизни становится лучше, но лечить…

Горбунов Д.: Количество хронических заболеваний растёт.

Судаков С.К.: Да, можно антибиотиками убить внешний фактор и человек излечивается. Да, тут никуда не денешься. А вот те болезни, которые вызваны какими-то факторами уже внутри человека, неизвестными факторами, не излечиваем.

Шимановский Н.Л.: Есть точка зрения, что если бы каждый человек лучше знал себя, свою физиологию, то он действительно принимал бы таблеток гораздо меньше. И я всегда хочу подчёркивать мысль, что физиологию надо знать поголовно и начинать ещё со школы. И знать, что такое физиология. И знать те лекарственные препараты, которые могут помочь. Элементарные, простые, и которые не принесут при этом вреда. Потому что я считаю, что школьная программа – она очень у нас абстрактная. А если бы она была конкретная, если бы люди решали задачи концентрации вещества в крови, а не просто наполнение бассейна водой. Конкретные, чтобы были связаны с самим человеком, то интерес бы и мотивация у школьников была бы совсем другая.

Судаков С.К.: Надо не только среди школьников. Конечно, я согласен, что надо вводить, начинать надо вообще с детского сада.

Горбунов Д.: Мне кажется, если представлять, как это можно сделать – это можно сделать. Создать какую-то группу.

Судаков С.К.: Они сами формируются, группы уже взрослых людей, которые понимают, что здоровье надо сохранять. Особенно на Западе это сильно очень развито. Есть центры, куда приходят здоровые люди. И там их учат, как сохранить своё здоровье. Может быть, у них какие-то проблемы возникают, чаще всего связанные с каким-то эмоциональным стрессом, с какими-то там неблагоприятными условиями жизни. Но их можно обучить, как лучше жить, как лучше воздействовать на них физическими какими-то способами, типа, бани. Да, это именно так и есть. Это оздоровительные комплексы такие. Они у нас очень скоро, я думаю, будут популярны. Они уже возникают. И в программах, которые уже существуют в настоящий момент, и в программах развития здравоохранения, и в педагогических различных программах. Это всё уже есть. И многие, особенно люди состоятельные, они хотят жить вечно. И они приходят к учёным, к врачам и говорят: "Посоветуйте мне, как мне сохранить своё здоровье – оно ещё не нарушено, оно ещё совершенно нормальное. Но я знаю, что оно разрушится скоро. Я знаю, что я в 80 лет умру, а я хочу жить 150-160 лет." И они пытаются это сделать.

Горбунов Д.: Предположим, я буду следовать советам докторов – вот как скажете, так и будет. Скажите, что мне делать? Сейчас воду выпить? Минеральную или обычную? Что?

Судаков С.К.: Сейчас большинство болезней идёт от эмоционального стресса, если не считать инфекционные. И то инфекционные – тоже иммунитет, он тоже очень сильно с этим связан. Поэтому если мы у человека отберём этот эмоциональный стресс – это тоже невозможно пока сделать, к сожалению. Но если мы будем ему давать по крайней мере релаксацию напряжения. Напряжение – релаксация – напряжение – релаксация. Это норма. Это случай, при котором у него болезнь возникать не должна. Если у него длительное напряжение и нет релаксации – вот здесь возникают болезни. Где слабое место у человека, там оно и прорвётся. Там будет патология развиваться, и эта патология будет требовать таблетку.

Горбунов Д.: Нужно научиться расслабляться.

Судаков С.К.: Да.

Горбунов Д.: От таблеток, наверно, всё равно никуда не уйти, потому что мы повышаем качество жизни, не используя таблетки, которые на это нацелены. Но, с увеличением продолжительности жизни, новые заболевания, которые раньше мы просто не замечали – они, может, раньше были, но мы их не замечали – выходят снова на поверхность и требуют новой…

Судаков С.К.: Конечно, просто таблетки будут приниматься позже. По времени человек не начинает в 30 лет их принимать, а если он будет правильно жить, он будет начинать в 60-70-80 и т.д. А потом таблетки тоже, в общем, есть возможность создавать – я думаю, что она есть – безвредные таблетки, типа информационных. Таблетки, которые будут не химию нести в организм, а информацию определённую. Но это будущее.

Горбунов Д.: Информацию о том, что делать надо организму?

Судаков С.К.: Организм будет получать информацию, что надо исправить ему, если он сам это сделать не может. Не химический удар он будет получать, а будет получать тот орган или та функциональная система, которая у него нарушилась. Она будет получать информацию о том, что надо сделать, как изменить работу этой функциональной системы.

Горбунов Д.: И это был бы новый шаг вперёд?

Судаков С.К.: Это был бы новый шаг вперёд, конечно.

Шимановский Н.Л.: Да, но есть ещё у нас и волновые процессы, т.е. физика. И вот здесь пока мы очень слабо знаем. Если действительно какой-то новый прорыв, то в этих областях. Не только в химии, но и в физике. Возможно. Но пока мы не знаем, как это сделать.

Горбунов Д.: В физике есть новый метод лечения тех же раковых заболеваний как протонотерапия, например.

Шимановский Н.Л.: Но тут эффект опять же на химическом уровне. Радикалы, которые убивают.

Горбунов Д.: Просто выжигают.

Шимановский Н.Л.: Тоже через химию.

Горбунов Д.: Конечно, подлетает заряженная частица и она выжигает в этом месте. То есть это более тонкий предмет вроде бы.

Судаков С.К.: Физика превращается в химию, химия в фармакологию и физиологию.

Горбунов Д.: Это более тонкий инструмент, но, к сожалению, здесь тоже есть этот вопрос в данном случае, как возраст доживания. Что после таких операций человек всё равно долго не живёт. Эту часть можно улучшить – это ранняя диагностика. Если выжить, пока оно ещё маленькое – больше шансов.

Судаков С.К.: Как везде.

Шимановский Н.Л.: На уровне одной клетки.

Горбунов Д.: На уровне одной клетки невозможно, нет-нет.

Шимановский Н.Л.: А вот то, что сейчас Сергей Константинович говорил, об информации – мы вообще ничего не можем оценить, есть в чём-то, в какой-то определённой молекуле информация или в атоме.

Горбунов Д.: Хорошо, в ДНК есть информация?

Шимановский Н.Л.: В ДНК есть. Я о другом. Есть информация в протоне, есть информация в водороде. Вот смотрите, ведь что такое гомеопатия – это тоже таблетка.

Горбунов Д.:  Тоже таблетка.

Шимановский Н.Л.: А что там, если там химического соединения нет? Потому что число разведений там выше – там ничего нет, а эффект есть. Потому что информация передалась.

Судаков С.К.: Ну, эффект не совсем доказанный.

Шимановский Н.Л.: То он есть, то его нету. Разговоры ходят, люди таблетки покупают.

Судаков С.К.: Мы с вами не поговорили ещё о плацебо.

Горбунов Д.: Ведь есть, когда даже плацебо действует. Вроде ничего не должно действовать, а подействовало.

Судаков С.К.: Не то что есть. А среди определённых препаратов 90% всего действия – это действие плацебо.

Горбунов Д.: То есть вся болезнь от головы?

Судаков С.К.: Да, то есть человек сам может справиться. О чём я и говорил с самого начала. Человек сам справится без всякой таблетки. Таблетка помогает ему справиться, если она плацебо, а если она ещё и химию несёт, она иногда и вредит.

Горбунов Д.: Значит те, которые участвуют в тестировании новых лекарств, кому повезло плацебо съесть, он и должен быть доволен?

Шимановский Н.Л.: Они знают на что идут.

Горбунов Д.: От заболевания зависит – я понимаю. Но если те, которые не требуют немедленного вмешательства.

Судаков С.К.: Поэтому гомеопатия как раз больше всего помогает там, где действует эффект плацебо. И чем больше эффект гомеопатического препарата, тем больше веры вот этому гомеопату, который собственно назначает. Там ведь обязательно гомеопат должен назначить – не просто человек идёт в аптеку, покупает. Так особого эффекта не будет. Хотя если он сильно верит, то эффект тоже будет. Но если назначил гомеопат, который имеет очень большой авторитет для этого человека.

Горбунов Д.: Это во многом психологическое воздействие. И он действительно взбадривается организм что ли? Или как?

Судаков С.К.: Психологическое воздействие на организм, оно известно давно, и тут никуда от него не денешься.

Горбунов Д.: Понятно, но в каком месте это действие? В одном месте идёт сигнал: что-то болит, да? И меня убедили, что ничто не болит на самом деле, так? И сигналы-то идут по-прежнему, и по-прежнему болит, но я их просто не регистрирую, как какую-то проблему, сигнал перестал регистрировать. Это одна история. Вторая история, что я блокирую так, что у меня сигнал даже не идёт от этого органа, который по-прежнему в не очень хорошем состоянии, но даже этого сигнала нет.

Судаков С.К.: Это может быть и так, и так. Это всё зависит о того, насколько сильное это психологическое воздействие может быть. Оно может излечить болезнь. Вы сами будете воздействовать на эту болезнь, сами того не подозревая.

Горбунов Д.: Направлять туда активные вещества?

Судаков С.К.: Направлять туда информацию определённую. И вещества пойдут, и всё остальное будет здоровое. Любая боль она говорит о том, что какой-то непорядок где-то есть. Если болит позвоночник, значит там что-то есть. Если болит печень, значит там что-то нехорошо. Это не просто боль мы убираем и там всё в порядке. Это самообман.

Шимановский Н.Л.: Там есть болевые рецепторы, которые раздражаются, если происходит отёк. Значит нужно снизить отёк, на самом деле, патогенез. И чем больше грамотность врача и самого пациента, тем лучше он может и правильнее, или изменить образ жизни или лечить. Часто можно помассировать место боли, допустим, того же флегмона, чтобы увеличить кровоток, и он сам пройдёт. А человек боится дотронуться – болит. А если он дотронется, помассирует, кровоток придёт, и клетки-макрофаги подействуют так, что исчезнет этот. Это надо знать физиологию.

Горбунов Д.: Мы опять приходим к тому, что хорошо бы было как-то знания про такие вещи внести. Мне кажется, это курс школьный должен быть, потому что то, что в школе, обычно запоминается лучше всего на долгие годы. Потому что дальше уже… Если бы такое можно было сделать в курсе анатомии.

Шимановский Н.Л.: Образ жизни. Сейчас социальные предметы увеличиваются, а физиология, биология человека. Начинают изучать различные растения – тоже хорошо. Но самого себя человек очень плохо знает, на самом деле. И больше надо изучать самого человека.

Горбунов Д.: Тем более, что у нас очень много новой информации появилось за последние десятилетия. В этом направлении, наверное, больше всего.

Шимановский Н.Л.: И дальше ещё больше будут изучать биологию.

Горбунов Д.: Как-то уже надо использовать это на таком уровне, повсеместном. Казалось бы, правильная совершенно мысль. Замечательная.

Шимановский Н.Л.: Так что в этом плане надо как раз стараться подходить к школьной программе с такими новыми взглядами на то, что действительно развивается очень быстро. Иммунология, физиология, фармакология. И эти знания, к сожалению, в школьную программу не попадают. Генетика – это же всё новые совершенно. За последние 50 лет. А у нас школьная программа на уровне всё ещё прошлых десятилетий.

Горбунов Д.: А кстати генетика, исследования ДНК, часто предлагается, что всем повсеместно нужно иметь ДНК-паспорт. Но в данном случае ДНК позволяет определить какие-то болезни, вероятностно, которые могут появиться у человека. Ведь есть широкий спектр болезней, который не совсем связан с ДНК, связан с этим образом жизни. Если уж ДНК какое-то у человека при рождении есть – всё привет. Но вот это можно вылечить.

Шимановский Н.Л.: Каждый должен знать риск. В зависимости от своего генотипа будет разный риск. Либо онкология, либо сердечно-сосудистые заболевания, либо ревматоидные.

Горбунов Д.: Какие-то минимальные требования на образ жизни, связанный с этим риском, можно получить, если ты его знаешь, да?

Судаков С.К.: Да, и фармакогенетика тоже есть, генетика, связанная с действием фармакологических веществ. На одного хорошо будет действовать препарат, а на другого – нет, из-за его генетики.

Горбунов Д.: То есть это правильная идея, чтобы у человека был паспорт такой?

Судаков С.К.: Абсолютно правильно.

Горбунов Д.: А не будет тут такая опасность – у нас это только развивается – есть медицинское страхование, выяснилось, что вот у этого новорождённого, к сожалению, риск рака такого-то, он в 10 раз больше, чем в среднем.

Шимановский Н.Л.: Да.

Горбунов Д.: И тогда соответствующая страховая компания скажет: тут такая история, вам нужно подороже.

Судаков С.К.: Такой риск, конечно, есть, потому что страховые компании сами устанавливают свои правила.

Шимановский Н.Л.: В принципе, да, и у него страховка будет стоить дороже.

Судаков С.К.: Но у другого будет другая предрасположенность, у третьего – третья. Все люди рано или поздно умирают. Поэтому предрасположенность у каждого будет своя.

Шимановский Н.Л.: Например, механизм канцерогенеза от курения, обязательно надо изучать – от чего происходит. Говорят: вот курит. По статистике. Опять же, не у всех будет рак. У 90%, допустим, будет увеличиваться риск.

Судаков С.К.: Я думаю, что страховые компании в этом случае просто прейскурант такой установят: для такой предрасположенности столько-то процентов вам добавка.

Шимановский Н.Л.: Некоторые люди, если у неё рак груди, даже молочные железы себе удаляют – это же тоже крайняя, потому что не обязательно будет.

Горбунов Д.: Есть такой аспект в этом знании – совершенно верно. Если вы заранее знаете, что вероятность по сравнению со всеми вот такое-то заболевание. Как он будет, если он уже знает это?

Шимановский Н.Л.: Это важно понимать – этически серьёзный вопрос. Потому что не 100%. Хотя больше риск, опасность, но это не значит, что обязательно будет. Потому что в каждой вещи бывает много факторов.

Судаков С.К.: Некоторые болезни обязательно будут – есть такие генетически обусловленные, которые никуда, 100%.

Горбунов Д.: В каком возрасте - вопрос.

Судаков С.К.: Нет, они возникнут обязательно. Ну, да, в каком возрасте – это тоже прописано, в каком. Всё в ДНК написано.

Шимановский Н.Л.: Больному сказать это неэтично. Представляете, жить с таким, что у меня в 15-18 лет разовьётся какая-то там.

Горбунов Д.: Но если ему дали паспорт ДНК – он же знает.

Судаков С.К.: Он в этом паспорте ничего не будет понимать.

Горбунов Д.: Дать ему паспорт, но не сказать, что в нём?

Шимановский Н.Л.: Это врачу, в первую очередь, надо дать.

Судаков С.К.: Нет, некоторые вещи, конечно, надо сказать. То, что зависит от окружающей среды и то, что человек может исправить со своей предрасположенностью. Конечно, это надо сказать. Например, предрасположенность к алкоголизму, то ему надо об этом сказать. И тогда, если он не будет потреблять алкоголь, никакого алкоголизма у него не разовьётся. А если он будет потреблять, то у него очень высокая вероятность развития алкоголизма.

Шимановский Н.Л.: Да, высокое привыкание – это генетически действительно.

Судаков С.К.: Да, эти вещи можно легко определить в любом медико-генетическом центре.

Горбунов Д.: Я понимаю, но если у человека есть какое-то такое заболевание, от которого ему никуда не уйти, а ему об этом не сказать. А страховой компании сказать?

Судаков С.К.: Нет, страховая компания вообще не должна об этом знать. Иначе будет прейскурант. Есть тайны определённые медицинские, они должны соблюдаться. Если диагноза ещё нет, но есть предрасположенность – это всё равно тайна. Это всё равно врач должен соблюдать определённую клятву Гиппократа, которую он давал. Это всё определённые этические нормы, которые надо соблюдать.

Горбунов Д.: В этом случае, все эти таблетки можно под конкретного человека навести. Сказать: эти – можно, вот эти – не стоит или ни в коем случае.

Судаков С.К.: Всё равно от таблеток никуда не денутся.

Горбунов Д.: Их можно уменьшать, придумывать новые, но в какой-то момент мы столкнёмся, что надо вот…

Судаков С.К.: Что надо применять другую таблетку, чтобы компенсировать действие предыдущей.

Горбунов Д.: Какой совет можно было бы сформулировать для нас, которые сейчас существуют?

Шимановский Н.Л.: Человеку повышать грамотность. Не только врача, потому что врачи тоже должны всё время учиться, всё время новое появляется. Но и каждого человека, который нормальный, который заботится о своём здоровье, как мы говорили, со школы. Чтобы он знал механизмы патологических изменений, особенно вредных привычек, курения. Надо понимать и рассказывать всё это в деталях.

Горбунов Д.: Значит от таблеток нам никуда не уйти. Можно только отсрочить встречу каждого конкретного человека с ними. И в этом смысле фармацевтика должна развиваться. И мы надеемся на новые открытия в этой области. Или на альтернативные, более щадящие для организма методы. Большое спасибо, что пришли к нам сегодня!

Судаков С.К.: Спасибо вам!

Шимановский Н.Л.: Спасибо, будем надеяться, что таблетка будет приносить только пользу. Если правильно их применять.

Судаков С.К.: Будущая идеальная таблетка!

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Юрий Зубарев член-корреспондент РАН
  • Олег Григорьев доктор биологических наук
  • ГОСТИ

  • Александр Булаев кандидат биологических наук
  • Галина Седельникова доктор технических наук
  • ГОСТИ

  • Марк Сандомирский доктор психологических наук
  • Вячеслав Моисеев доктор философских наук
  • ГОСТИ

  • Сергей Донсков доктор медицинских наук
  • Владимир Городецкий доктор медицинских наук
  • ГОСТИ

  • Александр Зайцев доктор физико-математических наук, участник проектов космических радиопосланий
  • Станислав Алексеев доктор физико-математических наук
  • ГОСТИ

  • Сергей Ковалев доктор психологических наук
  • Ара Базян доктор биологических наук, профессор Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН
  • ГОСТИ

  • Анатолий Петрукович член-корреспондент РАН, заведующий отделом Института космических исследований РАН
  • Валерий Петров кандидат физико-математических наук, заместитель директора ИЗМИРАН
  • ГОСТИ

  • Георгий Малинецкий доктор физико-математических наук, профессор Института прикладной математика РАН им. М.В. Келдыша
  • Галина Ершова доктор исторических наук, профессор РГГУ
  • ГОСТИ

  • Валерий Теличенко доктор технических наук, профессор, президент НИУ МГСУ, депутат Московской городской Думы
  • ГОСТИ

  • Мария Рагульская кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института земного магнетизма РАН
  • Валерий Снытников кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института катализа им. Г.К. Борескова СО РАН
  • ГОСТИ

  • Виктор Старостин доктор геолого-минералогических наук, профессор, заведующий кафедрой полезных ископаемых Геологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Владимир Кржевов кандидат философских наук, доцент Факультета философии МГУ им. М.В. Ломоносова
  • ГОСТИ

  • Татьяна Покровская кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Иосиф Дзялошинский доктор филологических наук, профессор НИУ ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Елена Зимянина кандидат философских наук, доцент Философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Андрей Миронов кандидат философских наук, доцент Философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова
  • ГОСТИ

  • Светлана Морозюк доктор психологических наук, заведующая кафедрой психологии МПГУ
  • Олег Баксанский доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института философии РАН
  • ГОСТИ

  • Вадим Розин доктор философских наук, главный научный сотрудник Института философии РAH
  • Вадим Беляев кандидат философских наук
  • ГОСТИ

  • Ольга Волкова доктор физико-математических наук, сотрудник Физического факультета МГУ
  • Елена Зверева кандидат физико-математических наук, доцент Физического факультета МГУ
  • ГОСТИ

  • Алексей Пахневич кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Палеонтологического института им. Борисяка
  • Сергей Наугольных доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник Геологического института РАН
  • ГОСТИ

  • Вадим Козлов доктор физико-математических наук, профессор МГУ
  • Игорь Бондарь доктор биологических наук, заведующий лабораторией физиологии сенсорных систем Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН
  • ГОСТИ

  • Ирина Арзамасцева доктор филологических наук, преподаватель Московского педагогического государственного университета
  • Екатерина Асонова кандидат педагогических наук, заведующая лабораторией социокультурных образовательных практик Московского городского педагогического университета
  • ГОСТИ

  • Мария Зайченко доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник лабратории условных рефлексов и эмоций Института Высшей нервной деятельности И физиологии РАН
  • Владимир Буданов доктор философских наук, Главный научный сотрудник института философии РАН
  • ГОСТИ

  • Елена Шипицова член союза художников
  • Олег Ефимов физик, писатель
  • ГОСТИ

  • Владимир Ковальзон доктор биологических наук, главный научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, председатель секции сомнологии Физиологического общества им. И.П. Павлова
  • Михаил Полуэктов кандидат медицинских наук, заведующий отделением медицины сна Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, президент Национального общества специалистов по детскому сну
  • ГОСТИ

  • Елена Брызгалина заведующая кафедрой философии образования Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, специалист по биоэтике
  • Александр Савенков доктор педагогических и доктор психологических наук, директор Института педагогики и психологии образования Московского городского педагогического университета
  • Показать еще
    Опрос: Более половины россиян не готовы к женщине-президенту 53% россиян не хотели бы, чтобы в ближайшие 10-15 лет президентом страны стала женщина
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Голодов доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
  • ГОСТИ

  • Елена Воронина вице-председатель общественной организации "Многодетные семьи Ярославской области"
  • Сергей Ивченко директор департамента по социальной поддержке населения и охране труда мэрии города Ярославля
  • Светлана Лягушева председатель общественной палаты Ярославской области по социально-демографической политике, охране материнства и детства
  • Владимир Путин ввел санкции против Северной Кореи Санкции направлены против ядерной программы РФ
    вчера

    ГОСТИ

  • Леонид Ольшанский вице-президент "Движения автомобилистов России", адвокат
  • ГОСТИ

  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Леонид Перлов: Школьные учебники пишутся халтурно Более того, их последующие издания выпускаются без исправления уже найденных ошибок
    вчера
    Елена Семакина Героиня программы знает, как сделать жизнь на коляске насыщенной и яркой
    вчера
    Разведчики Росгвардии Для них не существует понятия "мирное время"
    вчера
    В сотне лучших вузов мира оказался лишь один российский университет МГУ имени Ломоносова занял 97 место в мировом рейтинге университетов
    вчера
    вчера
    Сергей Безруков попросил у Госдумы денег на детские проекты Актер считает, что вложения должны вырасти в 5-20 раз
    вчера
    Генпрокуратура не будет отзывать прокатное удостоверение "Матильды" Генпрокуратура не будет отзывать прокатное удостоверение "Матильды"
    вчера
    Грузовой корабль "Прогресс МС-07" пристыковался к МКС Ракета-носитель с грузовым кораблем "Прогресс" стартовала с космодрома "Байконур" 14 октября
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments