Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Алексей Михайлюк: Лучше, когда люди с ментальной инвалидностью живут не в интернатах, а в обществе. Так они всегда на виду

06:33, 8 июня 2017

Гости

Алексей Михайлюкпредседатель правления благотворительной организации "Росток"

Павел Давыдов: Дети с ментальной инвалидностью могут и должны жить в обществе. Этого уже 17 лет пытаются добиться сотрудники Псковской региональной общественной благотворительной организации "Росток". Активисты помогают сиротам-инвалидам с умственной отсталостью выйти из интернатов, обрести семью и достойное место в жизни. 20 тысяч российских детей с умственной отсталостью живут в специализированных сиротских учреждениях. Их жизненный маршрут чаще всего заканчивается в закрытых для общества психоневрологических интернатах.

У нас в гостях – председатель правления благотворительной организации "Росток" Алексей Михайлюк. Алексей, здравствуйте.

Алексей Михайлюк: Здравствуйте.

Павел Давыдов: В 2000 году вы отправились в Псковскую область помочь с организацией благотворительного концерта, но с тех пор там так и остались. В 2005 году зарегистрировали официально благотворительную организацию "Росток". Давайте сейчас отмотаем эти годы и узнаем, что же заставило 26-летнего успешного бизнесмена фактически бросить свою работу и заняться благотворительностью.

Алексей Михайлюк: Ну, начиналось все очень просто. Мы приехали как волонтеры на один день с хорошим делом – концерт, какие-то благотворительные подарки. Я думаю, что многие так делают на самом деле. Но то, что мы тогда увидели, в 2000 году, – это было, конечно, очень страшно. Тогда материальное положение детских домов было тяжелое, у государства денег не хватало.

Павел Давыдов: То есть сегодня лучше, да?

Алексей Михайлюк: Ну, это несравнимо лучше, конечно, да. Может быть, даже слишком хорошо в некоторых вопросах. Ну, к этому невозможно было остаться равнодушным. И никто из приехавших в нашей команде равнодушен не остался. А мне как-то так захотелось попробовать что-то изменить, по крайней мере понять, откуда такая несправедливость.

Потому что детей тогда практически не обучали в детских домах-интернатах для детей с умственной отсталостью именно. Эти специализированные учреждения относились к сфере социальной защиты, хотя обычные детские дома относятся к сфере образования, к образовательным учреждениям. Те дети считались необучаемыми. И сотрудники понимали, что вот они тут доживут до 18 лет, а потом все равно пойдут во взрослый психоневрологический интернат. И какой смысл с ними заниматься?

Павел Давыдов: Но за 17 лет вашей организацией было сделано очень много. А главное – та миссия, которую вы на себя именно взвалили, мне кажется, она принесла свои результаты. Ваш первый подопечный Паша Михеев, которому вы в свое время купили дом, сегодня смог заработать какие-то деньги, вернуть долг, оформить на себя эту жилплощадь, забрать свою сестру из психоневрологического интерната, показать и, главное, доказать всем, что дети с ментальными нарушениями – они не обречены, они могут жить в обществе. Это действительно фантастический пример.

Скажите, пожалуйста, а как много ваших воспитанников прошли такой же путь, как и Павел?

Алексей Михайлюк: Ну, за это время с нашим участием больше 70 ребят вышли из интернатов и живут в обществе. И около 60 из них – это те, которые сейчас с нами контактируют постоянно. И мы их в той или иной степени поддерживаем.

Павел Давыдов: А на практике как это происходит? Я знаю, что у вас даже есть некие социальные квартиры, где могут жить воспитанники психоневрологических интернатов при участии ваших сотрудников.

Алексей Михайлюк: Скажем так, в основном есть организации, которые помогают сиротам из детских домов обычных устроиться, так сказать, в семьи, но при этом они обычно в основном не занимаются детьми с умственной отсталостью, что это психиатрия, и многие этого не понимают, боятся. И в первую очередь, конечно, устраивают детей без психиатрических заболеваний.

А есть категория организаций, которые занимаются помощью детям-инвалидам, но это в основном родительские организации. И они, соответственно, помогают в основном своим детям и мало касаются сиротских учреждений, детских домов, потому что тема сиротства – это тоже как бы не их сфера.

И получается так, что вот эта категория сирот-инвалидов осталась как бы без должной заботы со стороны активистов, скажем так. Традиция заботы государственной собственно нас всегда сводила к интернатным учреждениям: сначала детское, а потом взрослое. И выход особый оттуда не планировался, с точки зрения государственной работы. Поэтому вот у нас есть такая специфическая категория. И работа у нас отличается от работы с обычными детьми-сиротами и от работы с семейными, скажем так, детьми-инвалидами.

Павел Давыдов: А ваши сотрудники имеют какую-то специальную квалификацию, навыки? Ведь не каждый сможет работать с особыми детьми.

Алексей Михайлюк: В первую очередь мы смотрим на человеческие качества. Этим занимаются психологи в рамках тренинга. Дают возможность кандидатам на работу, во-первых, почувствовать, в какую сферу деятельности и куда он планирует войти.

Павел Давыдов: По его интересам и возможностям.

Алексей Михайлюк: И с какими ситуациями он может столкнуться для того, чтобы и сам человек для себя определился, хочет ли он и готов ли он. Ну и в то же время психологи и специалисты видят по отношению, по реакции человека, насколько у него достаточно сил, мудрости, может быть, то есть каковы его мотивы идти в эту работу. И обычно такой предварительный подход позволяет взять на работу именно тех людей, которые и могут, и хотят этим заниматься. Конечно, есть специальная подготовка. У нас как бы три категории сотрудников – это психологи, социальные работники и социальные педагоги.

Павел Давыдов: 30 человек, если я не ошибаюсь, да?

Алексей Михайлюк: Да, 30 сотрудников у нас.

Павел Давыдов: Алексей, хотел еще затронуть такой очень сложный и специфический вопрос. Психоневрологические интернаты часто сравнивают с тюрьмами. Вы даже как-то сами заметили, что "многие люди живут сегодня в таких интернатах в условиях лишения свободы, но почему-то никто не воспринимает эту ситуацию как нарушение их прав". На ваш взгляд, с этим как-то можно бороться?

Алексей Михайлюк: Ну, с этим нужно не бороться, а с этим нужно работать, потому что ситуация необходимости ограничения в передвижении (и не только в передвижении, там много ограничений может быть), она связана с тем, что в определенных состояниях и ситуациях человек может возмущаться, отстаивать свой интерес, свою позицию. Это может быть агрессивно. И когда рядом с ним есть те специалисты, которые готовы достаточно уделить времени ему, разобраться в его чувствах, в ситуации, которая сложилась, успокоить, разъяснить, объяснить, то тогда возможны нормальные их решения.

А когда недостаток сотрудников (а в этих интернатах мало сотрудников, их не хватает), то зачастую нет такой возможности. И проще либо ограничить его общение на какое-то время с другими, чтобы не было травм, понимаете, либо дать успокоительные таблетки, чтобы он расслабился. И потом, это все происходит внутри учреждения, то есть внешний контроль за этими ситуациями мало возможен. Потом разбираться – правильно ли ограничили человека (поместили в изолятор, например), правильно ли ему дали таблетку. В этом трудно разобраться, когда уже ситуация прошла. В том числе чем отличается и чем лучше, когда эти люди живут не в интернатах, а живут в обществе? Потому что, во-первых, они на виду всегда.

Павел Давыдов: Да, в открытой системе живут, а не в закрытом интернате.

Алексей Михайлюк: Конечно, да. То есть всякая эта ситуация сразу слышна, видна соседям, на работе – везде.

Павел Давыдов: Я просто читал страшные случаи, когда сотрудники психоневрологических домов-интернатов фактически издевались над детьми. И я знаю, что и правозащитники об этом неоднократно говорили и пытались исправить это положение. Но боюсь, что пока сама государственная система не обратит на это внимание, наверное, поправить эти чудовищные и вопиющие случаи будет невозможно.

Алексей Михайлюк: Это то, что невозможно исправить в рамках психоневрологического интерната, какой бы он ни был замечательный и золотой. Понимаете? То есть у нас получается, например, как? Ребята живут в квартире, в социальной квартире сопровождаемого проживания. Они друг друга как бы характером должны устраивать, подходить. Если они не уживаются…

Павел Давыдов: Так это надо подобрать, разобрать психологический портрет фактически, да?

Алексей Михайлюк: Разбирать конфликты нужно, которые возникают, объяснять, разъяснять, то есть давать возможность иногда пожить в другой квартире, съездить в гости. То есть с этим нужно работать, чтобы там были комфортные отношения, нормальные отношения. Такую работу с отношениями в психоневрологических интернатах нет возможности проводить. Там один психолог, может быть, на сотню человек, понимаете, на две сотни человек. И то хорошо, если он там есть вообще.

Павел Давыдов: В 2013 году произошла громкая история, к которой имеете отношение вы и адвокаты Санкт-Петербурга. Вам удалось отстоять права двух девушек, Оли и Тони, которых через суд пытались признать недееспособными. В двух словах напомните эту историю. И как сегодня живут девушки?

Алексей Михайлюк: Живут они, слава богу, хорошо. Умницы и красавицы, у них женихи. В общем, работают.

Павел Давыдов: Замечательно!

Алексей Михайлюк: Ходят в швейную мастерскую, в гончарную мастерскую, зарабатывают денежку, сами готовят, стирают. И стоят в очереди на получение квартир от государства как сироты. Тьфу-тьфу-тьфу…

Павел Давыдов: Дай бог, чтобы это все сложилось в их пользу.

Алексей Михайлюк: Слава богу, да. Сейчас огород сажают. В общем, дел хватает. Конечно, история была очень тяжелая, связанная с тем, что все-таки у нас понятие дееспособности мало кто понимает до конца. То есть вопрос дееспособности и вопрос диагноза – это не одно и то же. Действительно у них стоит психиатрический диагноз – умственная отсталость умеренная, средней степени. И действительно они многие вопросы в жизни недопонимают и не могут принимать каких-то взвешенных решений.

Вопрос о дееспособности, о лишении дееспособности связан не только с состоянием человека, а это вообще мера защиты, чтобы человеку не навредили, чтобы он что-то не потерял и так далее. И адвокату удалось доказать, что нет такой необходимости их лишать дееспособности. Помощь необходимая им оказывается. Имущества собственного, квартиры какой-то у них пока еще нет.

Павел Давыдов: Оставьте уже девушек в покое, дайте им просто жить! Да?

Алексей Михайлюк: И на данный момент в этом смысла нет, да. Но дело в том, что лишение дееспособности влечет за собой, например, ограничение в праве жить там, где они хотят.

Павел Давыдов: Ну, совершать выбор.

Алексей Михайлюк: Да. То есть на самом деле, если глубоко вкопаться в законы, такого ограничения как такового не прописано. Но возникает очень много сложностей, связанных с тем, что нужно найти опекуна, нужно через органы опеки согласовать одно, другое, третье. И слава богу, что адвокату удалось это доказать, что суд все это услышал, захотел вникнуть и разобраться. Я считаю, что нам очень повезло и с адвокатом.

Павел Давыдов: Это ваша победа.

Ваша организация до 2014 года существовала за счет тез средств, которые вы вкладывали, и какие-то пожертвования. Я знаю, что в 2015 году возникла серьезная финансовая проблема, вам даже нечем какое-то время было оплачивать работу сотрудников организации. Что происходит с финансированием сегодня? На мой взгляд, такие организации должны финансироваться государством, но мы, к сожалению, пока этого не видим. Проблема с финансами решена или нет?

Алексей Михайлюк: Я хочу сказать, что с самого начала, когда мы начинали эту деятельность, мы понимали, что этим должно заниматься государство. И мы видели свою задачу – именно предложить схему работы, вариант работы, предложить вариант государству, собственно говоря. И я считаю, что нам это удалось на сегодняшний день. То есть мы максимально свою деятельность согласовали с теми порядками, которые существуют в нормативно-правовых документах. Очень хорошие на самом деле нормативно-правовые документы, нужны какие-то доработки небольшие.

Собственно, сейчас такой момент у нас произошел, что в этом году администрация Псковской области… Мы обратились как бы сейчас, что все, то есть у нас нет тех возможностей по финансированию, которые необходимы и которые были до этого. И нам сказали…

Павел Давыдов: То есть вы фактически оказались на грани закрытия?

Алексей Михайлюк: Нет, мы так четко и сказали: "Ситуация такая – мы не можем продолжать. Если администрация области считает это нужным, важным и готова финансировать, то тогда мы эту работу можем продолжить. Если нет, то объективно мы должны закрывать наш проект. О последствиях даже не хочется говорить и думать". И администрация, губернатор сказали: "Мы найдем возможность, мы понимаем". И вот сейчас технические вопросы урегулированы. Вот пошло финансирование.

Павел Давыдов: Да вы что?

Алексей Михайлюк: Да.

Павел Давыдов: То есть у вас теперь есть государственное финансирование? Это на какой-то определенный срок?

Алексей Михайлюк: На год. Это очень здорово! Кроме того, есть понимание. И в рамках государственного районного центра социального обслуживания открыли отделение специализированное на этот год (ну, как пилотный проект), в которое взяли и социальных работников, и социальных педагогов и психологов для того, чтобы нашу деятельность фактически, которая необходима для того, чтобы ребята могли жить не в интернате, а в обществе, для того, чтобы ее еще больше и четче согласовать с нормативами работы государственной службы, и в том числе посмотреть экономический эффект.

Потому что, например, наша деятельность многолетняя… Месяц за месяцем мы ведем бюджет и сравниваем, что затраты на поддержку этих ребят для того, чтобы они смогли жить не в интернате, примерно в два раза дешевле, чем стоимость содержания в интернате. Поэтому в этом есть и экономический смысл.

Павел Давыдов: Алексей, я так понимаю, что вы очень скромный человек. То, что вы делаете и делают сотрудники благотворительного фонда "Росток", – это больше чем подвиг. Посвятить свою жизнь другим людям, которые фактически без вас и выжить не могут, – это действительно личный вклад в оздоровление нашего общества. Большое вам спасибо!

Люди, попавшие в систему психоневрологических домов-интернатов, – одна из самых бесправных категорий российских граждан, говорят правозащитники. По их словам, многие живут в условиях лишения свободы. И приходится каждый раз долго доказывать, что это такие же люди, как и мы, они имеют такие же конституционные права и они не должны находиться под замком. О том, как можно им помочь, вы можете узнать на сайте deti-rostok.ru. У нас в гостях был председатель правления благотворительной организации "Росток" Алексей Михайлюк.

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Полина Кирова руководитель аналитического агентства "Рыбсеть"
  • ГОСТИ

  • Елена Кудряшова ректор Северного (Арктического) федерального университета имени Ломоносова
  • ГОСТИ

  • Илья Черт (Кнабенгоф) лидер музыкальной группы "Пилот", писатель, философ
  • ГОСТИ

  • Роман Бажилин ректор Тамбовского государственного музыкального педагогического института им. Рахманинова, заслуженный артист России, профессор
  • Показать еще
    Показать еще

    ГОСТИ

  • Полина Кирова руководитель аналитического агентства "Рыбсеть"
  • ГОСТИ

  • Елена Кудряшова ректор Северного (Арктического) федерального университета имени Ломоносова
  • ГОСТИ

  • Илья Черт (Кнабенгоф) лидер музыкальной группы "Пилот", писатель, философ
  • ГОСТИ

  • Роман Бажилин ректор Тамбовского государственного музыкального педагогического института им. Рахманинова, заслуженный артист России, профессор
  • ГОСТИ

  • Елена Серова летчик-космонавт, Герой России, депутат Государственной Думы
  • ГОСТИ

  • Ирина Гордеева президент региональной общественной организации инвалидов "Творческое партнерство".
  • ГОСТИ

  • Наталья Севрюкова активист общественно-политического движения "Суть времени"
  • Карина Ивина декан социально-гуманитарного факультета Московского государственного института культуры, доцент кафедры библиотековедения и книговедения
  • Александр Мазурицкий доктор педагогических наук, профессор Московского государственного института культуры
  • Владимир Брилев член регионального штаба ОНФ в Москве
  • ГОСТИ

  • Юлия Верещак Координатор волонтерских программ эколого-просветительского центра "Заповедники"
  • ГОСТИ

  • Татьяна Спожакина Президент Красноярской общественной молодежной экологической организации "Зеленый кошелек"
  • ГОСТИ

  • Надежда Михайлова генеральный директор Московского Дома книги, президент Ассоциации книгораспространителей независимых государств
  • ГОСТИ

  • Магомед Толбоев почетный президент Международного авиационно-космического салона МАКС, Герой России
  • ГОСТИ

  • Дмитрий Орлов директор "Агентства политических и экономических коммуникаций", политконсультант, политтехнолог
  • ГОСТИ

  • Ирина Конторева создатель портала "Вакансии для хороших людей"
  • ГОСТИ

  • Мария Генделева руководитель отдела развития лидерских качеств у детей с инвалидностью в РООИ "Перспектива"
  • ГОСТИ

  • Андрей Болсуновский глава фермерского хозяйства Болсуновский Андрей
  • ГОСТИ

  • Олеся Кашаева основатель и руководитель проекта "Мама работает"
  • Показать еще
    Показать еще

    У нас нет резервной армии труда. Мы не можем нарастить численность занятых в промышленности, чтобы сделать экономический рывок

    Георгий Остапкович директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

    ГОСТИ

  • Леонид Антонов координатор общественного движения "Автомобилисты Москвы"
  • Совет при Минобрнауки призвал отменить решение по диссертации Мединского Ранее ВАК постановил сохранить за Мединским докторскую степень
    вчера

    ГОСТИ

  • Полина Кирова руководитель аналитического агентства "Рыбсеть"
  • Замглавы МИД Алексей Мешков отправлен в отставку На пост соответствующим указом назначен Александр Панкин
    вчера
    Гидрометцентр: Зима в России ожидается около нормы Тем не менее, будут периоды похолодания и потепления
    вчера

    ГОСТИ

  • Ирина Делюсина палеоклиматолог, научный сотрудник Факультета наук о Земле и планетах Калифорнийского университета
  • В Петербурге открылся форум "Стратегическое планирование в регионах и городах России" На нем специалисты обсудят проекты развития субъектов страны
    вчера
    Как татуировки помогают забыть о домашнем насилии? Сегодня герой рубрики "Один в поле воин" жительница Уфы Евгения Захар
    вчера

    ГОСТИ

  • Ирина Абанкина директор Института развития образования Высшей школы экономики
  • Лидия Антонова член Комитета ГД по образованию и науке
  • Амет Володарский руководитель проекта росвуз.рф
  • Анна Кульчицкая председатель Московского регионального отделения "Родительского всероссийского сопротивления"
  • Виктор Панин руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг
  • Александр Руденко член регионального штаба ОНФ в Московской области, директор школы №1 г. Дубны
  • Деньги и школа Платные услуги в школе - это нормальная ситуация или узаконенное преступление?
    Полный выпуск вчера
    Наши люди в Сан-Франциско Ректор Дипломатической академии МИД профессор Бажанов - о работе российского консульства в Калифорнии
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments