Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Вера Васильева: Мне кажется, театр еще способен в нас сохранять человека

Ее игра проста, естественна. Ее лиричность искренна, а юмор так мягок. Все это и есть вечные постулаты русской актерской школы. И актриса Вера Васильева не изменяет им.

Вера Васильева – это имя известно всем. Есть актеры, которые уже при жизни становятся мифом. Так вот, миф XX века – это, конечно, Вера Васильева. В ее годы возраст не скрывают. Им гордятся. Потому что в свои 90 лет актриса Вера Васильева имеет тот же моложаво-звонкий голос, прямую спину, каблучки и ямочки на щеках. Глядя на эту невероятно жизнерадостную, лучезарную женщину, трудно говорить о ее возрасте. Она феномен творческой активности: кинороли, работа в театре, издание мемуаров. Остается только удивляться, как она все успевает и откуда столько энергии.

Родным домом для нее стал Московский театр сатиры, где сыграно более 60 ролей, в котором и по сей день актриса продолжает работать, играя с удовольствием и невероятным мастерством, вкладывая всю душу в любимые персонажи.

В кинематографе судьбоносными фильмами стали для нее "Сказание о земле сибирской" и "Свадьба с приданым", определившими дальнейший творческий и жизненный путь актрисы.

Вера Васильева за свою творческую карьеру играла как комедийные роли, так и драматические. Но никакой душевный слом или надрыв не могут погасить живущее в ней счастье. Ее игра проста, естественна. Ее лиричность так искренна, а юмор так мягок. Все это и есть вечные постулаты русской актерской школы. И актриса не изменяет им. Она любит своего зрителя, и зритель отвечает ей взаимностью.

Вера Васильева: Вообще я безумно благодарна людям. Я удивляюсь на то, как они хотят любить, хотят делать добро. Сколько я встречаю на улице людей, которые подходят и говорят: "будьте здоровы", "я вас помню" или "я вас люблю". Вы подумайте, ведь все-таки это значит какой-то порыв души, это же чудесно.

Вера Кузьминична Васильева, советская и российская актриса театра и кино, народная артистка СССР, лауреат сталинских премий и Государственной премии СССР, театральной премии "Хрустальная Турандот" и Премии имени Яблочкиной. Кавалер ордена "Трудового красного знамени" и "За заслуги перед отечеством" IV и III степени. Награждена призом "За честь и достоинство" национальной театральной премии "Золотая маска" и другими наградами. Вера Кузьминична – председатель социально-бытовой комиссии. В меру сил она помогает нуждающимся, больным, обиженным. В 2000 году вышла ее книга мемуаров "Продолжение души. Монолог актрисы".

Вера Васильева: Меньше всего я думаю, думала и чувствую – это награды. Но я, естественно, благодарна за любую награду. Но сказать, что что-то для меня было бы самым главным, к сожалению, не могу. Не знаю. Потому что, наверное, все-таки в молодости, потому что я же была все-таки студенткой, когда мне дали Сталинскую премию по картине. Она повернула, конечно, жизнь. Понимаете? Значит, я должна сказать самое большое спасибо тому, что повернуло мою судьбу.

Я как раз была даже немножечко напугана тем, что меня узнают, что есть премия. То есть, значит, вроде как я что-то умею. А мне казалось, что я как студентка. Кто знает – могу или не могу? Поэтому какая-то ответственность немножко меня пугала, я бы даже так сказала, потому что я для самой себя не соответствовала тому потоку хорошего, что на меня вылилось в начале.

Наверное, если бы я просто окончила театральное училище, может быть, меня послали бы куда-нибудь, как это бывает, в какой-то театр. И кто знает, как сложилось бы. А так я стала заметной. И меня пригласили, ведь не я пришла, а меня пригласили в Театр Сатиры, и сразу на главную роль. Поэтому, наверное, то, что повернуло судьбу, я этому благодарна, потому что сама бы я не сумела что-то сделать.

Это дело нервное, вообще наша работа нервная. Она же не только успех. Это вот-вот что-то такое чувствуешь – получается, радуешься, а потом вдруг исчезло, и говорят – нет, как-то это меня не трогает. У меня были роли, которые у меня не получились. И я как-то очень для себя старалась сказать: не надо мечтать о том, что ты не имеешь права делать. Я репетировала такую пьесу "Безумная из Шайо". И в процессе репетиций мне казалось, что я что-то такое нащупала. А потом в театре все стали говорить: Верочка, как жалко, что ты взяла эту роль, она совсем тебе не подходит. И, кроме того, художественный руководитель Валентин Николаевич Плучек тоже говорил о том, что это неудача. И мы пытались сделать по-другому, но я почувствовала, что все равно плохо.

И наступил такой момент, что я испугалась, что от того, как я плохо играю эту роль, я не смогу играть другие. Я перестала верить в себя, и я отказалась от роли. Так что это для меня такой, в общем, случай, когда я поняла, что если я это делаю плохо, то это дает отпечаток на все остальное, и очень трудно жить.

Вообще я не могу сказать, что я как-то бываю счастлива. Я бываю благодарна – да. А радоваться… Я благодарна, и какое-то чувство "а могу ли?". А то ведь написано "народная, СССР". А могу ли я сыграть вот такую роль, кто знает? Это ведь дело темное в нашей профессии. А если все-таки каким-то путем приближаешься, то думаешь: "а на сцене, когда я что-то еще успокоюсь, так оно и совсем вроде получится".

Я не могу сказать, что, допустим, кто-то единственным был бы моим режиссером по всей жизни. Те удачные роли были связаны с теми прекрасными режиссерами, в жизни которых я, может быть, и случайно появлялась. Но они отдали свой талант на тот спектакль до конца, мне и тому спектаклю. И эти встречи навсегда остаются как любовь. Потому что если даже я буду перечислять то, что было сделано с Валентином Николаевичем Плучеком, "Женитьба Фигаро", "Ревизор" и "Китайская принцесса" – это прелестно, я все это люблю. И это те мгновения, когда, наверное, и он любил меня на сцене. Или "Свадьба с приданым", которая тоже рождалась в абсолютной любви. Это тоже вспоминается всегда как счастье.

Последние годы я неожиданно сыграла у Андрея Житинкина "Пиковую даму" в Малом театре. Это вообще свалилось на меня необычайно, прекрасно. И последняя премьера настолько тронула мое сердце, она как-то, понимаете, меня всю взбудоражила, потому что пока длительная жизнь идет, очень много было примеров актрис, которые потом, после победного какого-то своего существования, живут долго, мучительно, одиноко. Это все очень страшные переживания, которые вдруг оказались невозможными на сцене. И потом связь возраста тоже очень интересна. Ведь, в общем-то, человек, который много прожил – это не значит, что у него угасли чувства. Он же все равно еще живет своими чувствами. Они, может быть, даже более интенсивны. Но от того, что они не вовремя, они мучительны. Мало ли что бывает.

Я же не очень сатирическая актриса. Поэтому я не могла выражать по-настоящему, как Оля Аросева, она была воплощением нашего театра. А я где-то дорожечка поменьше, подальше от главной дороги. И я не была любимицей Валентина Николаевича Плучека. Поэтому какие-то годы его интересы были связаны с совершенно другими актерами. И не было такого пестования именно меня. Это никто и не обязан делать, но ведь сама актриса хочет, чтобы о ней думали. И когда я понимала, что обо мне не думают, а просто иногда достается что-то, Тверь помогла мне снова поверить в себя, потому что какие-то мои качества, которые не очень были нужны в театре, и обвинять я не могу театр в этом, но они пригодились в другом театре. И тогда я поняла, что я не зря об этом мечтаю. Раневская, Кручинина в Орле, "Странная миссис Сэвидж" в Детском кукольном театре – это роли, о которых любая драматическая актриса может только мечтать. И они мне достались как риск, как возможность: "рискну, попробую". Не выйдет – ну что делать? А вдруг выйдет? Вот вышло. И, конечно, это меня очень обогатило. И я поняла, что выполнила свою мечту.

Я могу просто по своей жизни сказать: не надо бросать свои мечты. Если они есть, надо пытаться. Потому что если бы я не поехала и не играла бы ни Раневскую, ни Кручинину, ни "Странную миссис Сэвидж", то наполовину моя жизнь была бы скована рамками. А так это раздвинулось. Я никому не мешала.

Это были прекрасные спектакли. И поэтому у меня не было "я отсюда или оттуда". Спасибо, что вы мне дали возможность коснуться Чехова. В прекрасном спектакле, с прекрасными ролями. Но то, что они не в Москве – это ничего страшного. Наоборот даже. Я очень уважала своих партнеров.

То, что в театре взяли тогда "Радамеса" ("Реквием по Радамесу") – это был подарок Оле Аросевой и мне. И, конечно, появление Елены Образцовой. Это чудо-человек. Конечно, актриса, певица, личность потрясающая. И у нас атмосфера была такая. Мы все обожали друг друга. И я с Олей Аросевой вместе училась, вместе мы прожили всю жизнь в нашем театре. Но такой нежности, такого желания успеха каждому из нас я не помню. Это было счастье, любовь, восторг.

Те люди, которых я встречала, любила и уважала – они в моей душе живут. И все то, что хорошее есть у них, я хочу быть достойна этих людей, которые мне повстречались. Они меня как-то формировали, если я хочу быть достойна их внимания. Мне хотелось бы, чтобы они не жалели, что они отдали часть души или таланта своего. Это большое счастье – видеть людей, на которых хотелось бы равняться.

Александр Анатольевич как партнер удивительно чуткий. Это большое счастье иметь хорошего партнера. Чувствуешь, что можно открывать сердце бесконечно, и при этом не будет страшно или стыдно. Понимаете? А хочется в роли иногда раскрыться очень сильно.

Театр – это то, что мне судьбой предназначено. А кино – если чуть-чуть что-то подходило, я с удовольствием на это шла.

Я люблю театр, понимаете? Если бы у меня не было театра, наверное, я бы переживала. А так, как я работала и творчески все клокотало во мне, в общем, жалко, конечно, что в кино чего-то я не сделала. Значит, не судьба.

Все-таки я, во-первых, в таком возрасте, когда на будущее смотришь с надеждой, что кто-то об этом подумает, уже не я, понимаете? Поэтому я бы хотела, чтобы дети имели бы возможность, и люди бы помнили, чтобы они были воспитаны в тех вечных понятиях о добре и зле. Хотя я понимаю, что время очень изменилось. В общем, жизнь такая неожиданная, и ее тоже нельзя делать скучной ни в чем. Так что я не берусь рассуждать. Но очень хочу, чтобы люди были более духовны.

Мне бывает жалко, когда техника, техника… Она прекрасна, это все замечательно. Но мы так мчимся и так много технических замен, что, мне кажется, театр еще способен в нас сохранять человека. Потому что когда в зале находятся и вдруг кто-то плачет – это же тоже замечательно: значит, он сочувствует. В нем вспыхивает то, что он сам забывает в самом себе. В общем, я верю в искусство.

Все-таки, конечно, тоже унываю, как все люди. Но, во-первых, я люблю тех, кто рядом со мной. Поэтому я их не хочу огорчать. Я знаю, что есть люди, которые меня очень любят, и я не хочу их пугать своим каким-то самочувствием плохим, если оно есть. В общем, как-то хотя бы для близких людей стараться держаться прилично.

Идешь на спектакль, всегда так думаешь: Господи, хоть бы мне все сделать так, как я это чувствую. И если вдруг зритель… иногда бывает трудный. Как будто пришел и так, мол, какую-то ерунду вы показываете. Вот так. И как это сделать, чтобы он все-таки стал бы моим? Это момент такой, в общем-то, отдачи. Потому что все-таки люди живые в зрительном зале. Если они чувствуют, что человек живет не то, что заученно, а именно искренне, то откликаются сердца. И тогда уже несешься и вообще живешь счастливо. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Мария Привалова генеральный директор библиотеки им. Некрасова
  • ГОСТИ

  • Светлана Немоляева заслуженная артистка РСФСР
  • ГОСТИ

  • Александр Румянцев Генеральный директор Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева, академик РАН
  • Показать еще
    Суд отказался арестовывать турбины Siemens Решение было вынесено 18 августа
    час назад
    20 августа по всей стране проходят митинги обманутых дольщиков Всего заявки на участие подали 12 городов
    2 часа назад
    В Хабаровске в результате драки погиб чемпион мира по пауэрлифтингу Причиной смерти стала черепно-мозговая травма
    4 часа назад
    Россиянин задержан на территории Украины за незаконное пересечение границы Россиянин будет привлечен к административной ответственности
    5 часов назад
    5 часов назад
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    вчера
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    вчера
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    вчера
    В Свердловской области растет число пострадавших от борщевика Ежедневно в больницы обращаются десятки жителей
    вчера
    В Рязанской области открылся международный фестиваль кузнечного дела Теперь поселок Истье похож на средневековую деревню
    вчера
    Крымская "Массандра" заявила о повреждении 80 га виноградников в результате схода селя Более точные цифры будут известны после детального обследования
    вчера
    Столицу России предложили перенести за Урал Это поможет справиться с "гиперцентрализованностью" страны
    вчера
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments