Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Андрей Манойло: Выяснять отношения в двусторонних переговорах с Турцией - это бессмысленно и бесполезно

Константин Точилин: Здравствуйте, это программа "Де-факто". И говорим, конечно, о главном событии сегодняшнего дня: российский самолет был сбит турецкими ВВС над территорией Сирии вблизи турецкой границы. Гость нашей студии – Андрей Манойло, профессор кафедры российской политики факультета политологии МГИМО. Здравствуйте.

Андрей Манойло: Здравствуйте.

К.Т.: Совершенно неожиданное, конечно, событие. Или ожидаемое, с профессиональной точки зрения, с точки зрения профессиональных людей, которые наблюдали за развитием конфликта?

А.М.: Согласно логике того, что происходит сегодня в Сирии, если принимать во внимание и ту политику, которую проводит Турция в отношении сирийского конфликта, вообще говоря, это событие хотя и было неожиданным, но его можно было заранее просчитать. В определенной степени оно было неизбежным. Потому что с того самого момента, как российская авиация стала наносить удары по колоннам бензовозов, то есть непосредственно по тому источнику дохода, из которого турецкие власти извлекали прибыли, потому что именно они закупали дешевую нефть.

К.Т.: Турецкие власти извлекали прибыль, а ИГИЛ извлекал деньги.

А.М.: ИГИЛ извлекал деньги и закупал оружие, кстати говоря, по всей видимости, у той же Турции. Поэтому там ИГИЛ с Турцией жили очень хорошо, душа в душу, у них были очень теплые партнерские отношения, завязанные на общей взаимной выгоде. И когда по этому бизнесу стали наноситься удары и все партнеры, участвующие в этой цепочке, стали нести определенные убытки, и создалась угроза того, что эта цепочка вообще будет разрушена, вот тогда Турция предприняла определенные шаги. Поэтому можно было предположить заранее о том, что если мы будем наносить удары по бензовозам, которые никогда ранее не попадали под удар авиации.

К.Т.: Как раз хотел уточнить: кроме нас, никто эти бензовозы не трогал?

А.М.: Никто и никогда. Более того, всем давно было известно о том, что террористические группировки, для того чтобы вести войну, а война стоит больших денег, они зарабатывают в том числе благодаря тому, что они продают нефть, которую они извлекают на тех приисках, которые не захватили. Более того, удары и Исламского государства, и Аль-Каиды, и Джабхат ан-Нусры, и Исламского фронта в первую очередь были направлены на захват нефтеносных регионов и в Сирии, и в Ираке. И после того, как они их захватили, они их начали активно эксплуатировать. И никто ни разу не нанес авиационные удары ни по одному из этих приисков.

К.Т.: Случайность?

А.М.: В политике случайностей не бывает. Это, конечно, не случайность. Это закономерность. Потому что война войной, бизнес бизнесом. И в этом плане ту коалицию, которую сформировали Соединенные Штаты для борьбы с Исламским государством, если бы такая коалиция изначально стала бы наносить удары по источникам финансирования террористической деятельности, возможно, ИГИЛа бы уже и не было ни в Сирии, ни в Ираке. Потому что терроризм не может существовать без постоянного притока внешнего финансирования. Если нет этого финансирования, он быстро загибается даже в тех регионах, где у него есть социальная база и где население разделяет взгляды радикалов, независимо от этого. Это общая закономерность. И то, что ни одна американская натовская бомба не упала на эти бензовозы, это тоже о многом говорит. В общем, ситуация была налажена. И тут пришла Россия и все эти карты спутала.

Изначально было понятно то, что если российская авиация начнет наносить удары по колоннам, это затронет интересы Турции и Турция каким-то образом ответит на это.

К.Т.: Но это затронет интересы Турции на государственном уровне?

А.М.: На государственном.

К.Т.: Фактически. Потому что ответить с применением ВВС может только государство, а не представитель частного бизнеса. Согласитесь.

А.М.: Да. Дело в том, что это затронет интересы той турецкой элиты, которая сегодня обладает властью в Турции и которая по сути дела выстраивает внешнюю политику этого государства, потому что давайте все-таки вспомним о том, что сегодня власть в Турции принадлежит президенту Эрдогану и премьер-министру Ахмету Давутоглу. А это такие мягкие исламисты. То есть вся политика Эрдогана изначально была нацелена на постепенную, мягкую, незаметную исламизацию Турции. Он пришел к власти при поддержке националистов и умеренных исламистов в самой Турции. И кемалисты активно выступали против этого. Причем, выступления кемалистов носили в том числе и открытый характер.

К.Т.: Давайте объясним, кто такие кемалисты. Это, я так понимаю, последователи Кемаля Ататюрка, которые сделали из Турции светское государство.

А.М.: Именно так. Кемалисты – это последователи Кемаля Ататюрка, это те люди, которые следовали всегда тем заветам, которые Ататюрк оставил для Турции. То есть Турция должна быть светским государством, исламизм в светской Турции должен жестоко подавляться, где бы он ни возник, Турция должна отказаться от больших проектов, от пантюркизма, от паносманизма, и заниматься в основном решением своих собственных проблем.

И очень долгое время кемалисты были у власти, а паносманисты и исламисты – это были такие маргинальные движения. Но мир меняется, и ситуация в мире сложилась таким образом, что именно эти силы пришли к власти. Неслучайно говорят о том, что Эрдоган по сути дела аффилирован с турецкой ячейкой "Братьев мусульман". И когда говорят о том, что Эрдоган и "Братья мусульмане" – это одно и то же, не слишком гиперболизируют это дело.

К.Т.: Прежде чем мы продолжим говорить вообще, давайте пройдемся по деталям, которые уже известны, потому что, естественно, к деталям будет бездна вопросов. Во-первых, турки несколько раз заявляли о том, что наши самолеты нарушали их воздушное пространство и сказали, что дальше будут сбивать. Было дело. Уж не знаю, нарушали или нет, но заявления такие были. Сейчас можно ли говорить, что наш Су-24 нарушил воздушное пространство Турции, и можно ли это как-нибудь проверить? Потому что слова словами, а доказательства доказательствами.

А.М.: Я полагаю, что первое, что сделает в первую очередь наша российская сторона – это проведет всестороннее разбирательство и расследование этого инцидента. Причем, выяснить, залетал ли российский самолет на территорию Турции, вторгался ли он в турецкое воздушное пространство, на самом деле проще пареной репы, потому что, во-первых, самолет, который сбили, был не один, российские самолеты в одиночку не действуют нигде. Это напрямую запрещено всеми правилами ведения войны. Они действуют звеньями или эскадрильями. То есть там было по крайней мере два самолета.

И второй самолет, который не был сбит и который ушел, вернулся, на нем были средства документирования. Поэтому и по географической привязке, и по тем съемкам, которые были сделаны, комиссия сможет определить, где это на самом деле происходило – на турецкой территории или все-таки на сирийской. Это во-первых.

Во-вторых, весь этот регион находится под съемкой со спутников. И здесь тоже можно определить, где же все-таки этот инцидент произошел. Поэтому лично я уверен в том, что версия, которую выдвигает турецкая сторона по поводу того, что якобы российский самолет залетел на воздушное пространство Турции, был несколько раз предупрежден, не отреагировал и только после этого сбит – это версия, которая была сделана уже после инцидента, для того чтобы его прикрыть.

Судя по поведению той же турецкой стороны и по реакции союзников Турции, и по НАТО, и по реакции Соединенных Штатов можно предположить, что все-таки 90% того, что инцидент произошел на сирийской территории, и не российский самолет вторгся в воздушное пространство Турции, а турецкие самолеты уже находились в воздушном пространстве Сирии. Что они там делали – это уже следующий вопрос.

К.Т.: Хорошо. А почему так просто было сбить наш самолет? У нас самолеты хуже, чем у турков?

А.М.: Нет, у нас самолеты очень хорошие. Но я полагаю, что эта атака была неожиданной. Поэтому один самолет уклонился от этой атаки, успел среагировать, а второй – нет. Дело в том, что если бы наши самолеты изначально рассматривали турецкую авиацию, которая появилась в этом месте на горизонте как своих противников, они бы, соответственно, и реагировали на них так же, и были готовы бы к атаке. Но они рассматривали Турцию как дружественную страну, и турецкие истребители как союзные силы, которые помогают бороться с Исламским государством. Именно поэтому в заявлении президента нашей страны…

К.Т.: Да, просто сказано: "это удар, который России нанесли в спину пособники террористов", - прямая цитата из президента.

А.М.: То, что это удар в спину –  это абсолютно точно, потому что наши летчики не ожидали атаки. И эта атака, скорее всего, была без предупреждения, потому что в подобных случаях, например, когда самолеты чужой страны залетают в воздушное пространство другой страны, действуют совершенно другие правила. Их, во-первых, предупреждают. И если они при этом не меняют курс, то их берут в вилку и принуждают…

К.Т.: Облучают радарами как-то.

А.М.: И принуждают сесть на одном из аэродромов, и после этого начинается разбирательство, умышленно это было сделано или по неосторожности. На самом деле инцидентов, когда случайно самолеты и даже боевые самолеты пересекают границу и залетают в воздушное пространство других стран – их не просто десятки, их сотни. Это происходит довольно часто. А здесь ситуация была совершенно другая. Задача у турецких истребителей стояла только одна: атаковать.

К.Т.: То есть вы считаете, что они изначально поднимались в воздух, может быть, несколько дней подряд, с целью найти максимально близкие к границе российские самолеты и их неожиданно атаковать?

А.М.: Я думаю, что там сценарий был несколько другой. Когда они атаковали наши российские самолеты, они уже были в воздухе. И мне представляется, что они были в воздухе не в поиске российских истребителей, которые приближаются близко к границе. Они сопровождали те самые конвои, бомбовозы, которые поставляют нефть в Турцию. Потому что Турция заинтересована в том, чтобы эти поставки не прекращались. Или сопровождали караваны с оружием, которые идут из Турции на территории…

К.Т.: Скажем так аккуратно – вероятно, идут.

А.М.: Вероятно. То есть они что-то прикрывали. И, скорее всего, прикрывали они именно в небе Сирии. Потому что эта последняя миля подхода этих караванов к турецкой границе – она в этом отношении самая рискованная. Вполне возможно, что Турция обеспечила этим караванам зонтик авиационного прикрытия. И на этот зонтик как раз наши истребители наткнулись.

К.Т.: Но все равно турки должны были понять. У меня просто не хватает слов. Они должны были понимать, что явно российский самолет не несет никакой угрозы для Турции, которая рассматривается как партнер по коалиции, худо-бедно. И, тем не менее, на этот шаг они пошли. Явно это было не самоуправство пилотов, потому что таких заявлений не было. Значит, у них явно было указание. Что происходит в голове у турецких властей? Каков план, если он есть, если они решились на такой… я не знаю, на что это похоже, но, наверное, многие обозреватели уже начали сравнивать с Карибским кризисом. Похожая история.

А.М.: Действительно, нынешняя ситуация очень похожа с той историей, которая привела к Карибскому кризису. И эти сравнения справедливы. Да, он, конечно, сейчас меньших размеров, чем был Карибский кризис. И ставки сейчас меньше. Но эта игра только начинается. Неизвестно, во что превратится ситуация, если она будет эскалироваться.

Я думаю, что здесь игра разворачивалась на двух основных уровнях. На нынешнем уровне есть совершенно понятные мотивы нынешнего турецкого руководства. Потому что у турецких националистов, исламистов и паносманистов, которым принадлежит власть в Турции, нужны деньги. У них есть бизнес, который они выстраивали довольно долго, и этот бизнес завязан и на дешевой нефти, и, по всей видимости, на поддержке определенных формирований, которые воюют против Башара Асада. Эта система налажена. И тут эту систему пытается кто-то разрушить. Им это не нравится. Они предупредили один раз о том, что, возможно, они будут поддерживать активно. Это было предупреждение, когда появилась информация о том, что сбили какой-то неизвестный беспилотник на территории Турции. Предупредили второй раз, и затем перешли уже к открытым действиям и угрозам. Логика понятна.

Но сверху вся эта игра, с моей точки зрения, встроена в более масштабную комбинацию, которую ведут Соединенные Штаты Америки, где инструментом будет выступать даже не Турция, которая в этой игре рассматривается как государство-провокатор, а НАТО в целом.

К.Т.: Простите, а Турция не понимает, что в глазах всех нормальных людей они выглядят, мягко говоря, странно? Когда явно угрозы нет и когда очень многим становится понятно, что, возможно, они действительно неприкрыто поддерживают ИГИЛ? Им не было в голове что-нибудь такого, что, наверное, это будет сложно объяснить той же международной арене. Потому что пока мы сейчас с вами здесь сидим в студии, уже час идет заседание экстренного саммита НАТО в Брюсселе. Не знаем, до чего они договорятся к тому времени, как мы выйдем в эфир. Сейчас 8 по Москве. Мы выходим в эфир в 22:20, поэтому пока мы можем только предположить, как они, например, своим союзникам по НАТО это объяснят и что будут делать, предположим, натовцы. Они оказались втяну, если это была, опять же, как вы говорите, непродуманная история, в общем, довольно дурнопахнущая история.

А.М.: Не совсем так. Я думаю, что с натовцами эти варианты реагирования на подобные ситуации они обговорили, согласовали. И у НАТО уже есть готовый сценарий реагирования на подобный инцидент. Действительно, сам по себе инцидент мог произойти вчера, он произошел сегодня, а мог не произойти сегодня, а произойти через неделю – через две. Но то, что он должен был состояться обязательно, в этом у меня сомнений нет, потому что если Турция действительно решила прикрывать свои интересы в Сирии с помощью своей авиации, то есть обеспечивать сопровождение тех же караванов, рано или поздно что-то подобное должно было произойти. И американские аналитики прекрасно об этом знали. И они к этому готовились. А сейчас будет разворачиваться следующая комбинация. Кстати, будет полностью повторяться сценарий (он уже начинает повторяться) двухлетней давности, когда американцы также противостояли режиму Башара Асада, и они понимали, что оппозиции, которую они вооружили, сил не хватит, чтобы этот режим свергнуть. И им нужен был повод, для того чтобы начать наземную операцию, чтобы начать интервенцию по ливийскому сценарию, как это сделали в свое время с Ливией. И в качестве этого повода американцы попытались разыграть историю с обстрелами из артиллерии турецкой территории. Там действительно были обстрелы. С сирийской территории снаряды залетели на турецкую, там погибло несколько мирных жителей. И Турция обвинила в этом сирийскую армию Башара Асада. И после этого НАТО тут же мгновенно включился, он заявил о том, что НАТО никогда Турцию не бросит в одиночку. А, согласно пятой статье договора, агрессия против одной страны члена альянса считается автоматически агрессией против всех стран альянса.

К.Т.: Смотрите. То, что сегодня удалось журналистам выжать из НАТО, я просто цитирую, представитель командования операции в Ираке и Сирии сказал, что инцидент на сирийско-турецкую границе не затрагивает силы коалиции. Это внутреннее дело России и Турции.

А.М.: Но это пока не затрагивает.

К.Т.: Все-таки дистанцироваться, или будет как-то НАТО втянуто в эту историю?

А.М.: Дело в том, что американцы в этом отношении, как мне представляется, ведут довольно хитрую и тонкую игру. НАТО – для них определенный инструмент. И они сейчас попытаются втянуть в эту историю НАТО, чтобы НАТО как некое объединение всех стран столкнулось лоб в лоб с Россией в Турции, а Соединенные Штаты при этом остались бы в стороне. Потому что они говорят так о том, что та коалиция, которую они сформировали для борьбы с Исламским государством – это не натовская коалиция, это не НАТО, это некое добровольное объединение стран, часть которых входит в НАТО, часть которых не входит. И она в этом отношении совершенно ни при чем. И… заявил о том, что он ни при чем здесь. То есть есть государство, которое спровоцировало этот инцидент, есть государство, которое стало жертвой этого инцидента, и пусть они сами разбираются.

Но американцы – большие любители разгребать уголь чужими руками. И в этом отношении они попытаются натовский конгломерат своих европейских союзников сунуть вперед, и чтоб европейцы, натовцы полезли на передовую и стали конфликтовать с Россией.

К.Т.: А у вас нет ощущения, что, может быть, это происк ИГИЛ какой-то? Потому что им это крайне выгодно. Если бы я был ИГИЛ, я бы что-нибудь такое придумал. Казус белли, что называется, в чистом виде.

А.М.: ИГИЛ это, конечно, выгодно. Но ИГИЛ не смогло бы разработать и просчитать такую масштабную комбинацию. Потому что то, что действительно разворачивается масштабная комбинация – такое может сделать только крупная страна, мировой лидер. ИГИЛ в этом отношении и слишком узок в плане мировоззрения, в плане целей. ИГИЛ – хороший инструмент для Соединенных Штатов, для реализации их политики, для каких-то грязных вещей. Но не более того. Стратегов в ИГИЛе особых, мыслящих глобально, нет.

К.Т.: Скажите, а что было бы или что будет, если бы… Вы говорите – наши самолеты летают звеньями, минимум, два. Если бы они приняли бой, например, или если во время следующих вылетах (я так понимаю, что Россия их не приостановит) снова появятся в опасной близости турецкие самолеты, что будут делать наши летчики, и что из этого может воспоследовать?

А.М.: Я думаю, что это очень сложная и опасная ситуация, которая действительно может дать повод к мгновенной дестабилизации ситуации и нарушению того хрупкого баланса, который есть.

К.Т.: Но он уже и так, честно говоря, нарушен.

А.М.: Да, нарушен. Но здесь ситуация ведь какая? Симметрично отвечать в этой ситуации совершенно нельзя. Потому что что будет, если российские самолеты в аналогичной ситуации при вторжении турецких самолетов на территорию Сирии вдруг собьют турецкий самолет? Это будет как раз тот повод, который позволит Турции перейти к активным действиям не против российского контингента, но это подтвердит те пропагандистские заявления тех же Соединенных Штатов и западной информационной пропаганды, которые говорят о том, что Россия вообще нарушает все нормы международного права, воюя в Сирии, что России совершенно не интересен суверенитет государств, которые находятся рядом с Сирией. И это такой же агрессор, который прикрывается благородным призывом бороться…

К.Т.: Извините, а нашим летчикам что делать? Подставляться просто под турецкие ракеты тоже как-то…

А.М.: А наши летчики имеют право на самооборону, и в этом отношении, планируя операции, надо уже теперь принимать в расчет, что могут быть нападения не только с земли, где игиловские моджахеды могут обстреливать наши самолеты из ПЗРК и других средств ПВО, но возможны и определенные действия со стороны той же турецкой авиации. То есть эти риски надо закладывать просто в расчет.

К.Т.: Но тогда тут очень многое ставится на карту, у кого выдержат, у кого не выдержат нервы, да?

А.М.: Именно так.

К.Т.: Если самооборона, нужно дождаться первого выстрела от тех самолетов, которые сбили только что твоих товарищей. Очень много зависит от нервов людей в кабине самолета.

А.М.: Это действительно так. Но когда готовится какая-то провокация, те, кто готовят эту провокацию, они всегда рассчитывают именно на эмоциональный ответ, причем, ответ зеркально-симметричный. Вот нанесли удар по ком-то – и последовал аналогичный удар.

В этом отношении эмоции надо, конечно, в первую очередь держать в узде. И выдержка должна быть здесь стопроцентной. Потому что нашим летчикам скорее всего эта атака удалась, потому что их застали врасплох. Я об этом уже говорил. Если авиазвено готово к нападению, так просто сбить самолет уже не получится. И противник это тоже прекрасно понимает. Тут он исподтишка налетел и нанес удар. Больше такой ситуации ему уже не представится.

Но отвечать симметрично на эту атаку – это означает как раз действовать так, как предусмотрено скорее всего Вашингтоном в том сценарии, который он расписал. Потому что за симметричным ответом…

К.Т.: Давайте скажем так аккуратно: теми, кто этот сценарий придумал. Доказательств у нас с вами никаких нет.

А.М.: Да, поэтому будем дипломатичны.

К.Т.: Позиция России теперь. Что нам делать? Как нам быть? И в плане продолжения боевой операции, и как нам быть на международной арене. Это нужно выносить в ООН, мы должны обратиться в НАТО или куда?

А.М.: Я думаю, что первое, что необходимо сделать – это необходимо провести детальное расследование инцидента: собрать всю совокупность доказательств, причем, доказательства должны быть убедительные, а они есть. Их осталось изъять должным образом и надлежащим образом оформить. И затем этот вопрос надо выносить, конечно, на Совбез, на вышестоящий уровень. Этот вопрос надо эскалировать. Потому что речь идет о не просто о проблемах во взаимоотношениях двух стран. Речь идет о глобальной безопасности, глобальной дестабилизации. Выяснять отношения в двусторонних отношениях с Турцией, разбирать этот инцидент – это, в общем, бессмысленно и бесполезно. Бодаться с НАТО, которое сейчас будет отрабатывать тот сценарий, который заранее был заготовлен, и НАТО – он как паровоз: его на рельсы уже поставили, сейчас как раз в это самое время проходит конференция, где натовским генералам раздают те пакеты с ролями, которые заранее были прописаны. Раскочегарят паровоз и запустят. Его тоже можно только рельсы разобрать – только в этом случае он… Бессмысленно бодаться с НАТО. Надо запускать те механизмы, которые есть в Организации объединенных наций, которые не раз уже останавливали глобальные конфликты и кровопролития.

К.Т.: То есть вы считаете, что несмотря на всю ту критику, которая последние годы идет в адрес Организации объединенных наций, все-таки ее рано списывать со счетов, и кое-что ООН может?

А.М.: Ее абсолютно рано списывать со счетов. Давайте все-таки вспомним, что ООН была создана как организация для одной единственной цели: для того, чтобы новая глобальная война, подобная Второй мировой, не повторилась. И давайте вспомним на секундочку о том, что основной источник критики неэффективности Организации объединенных наций как раз был в Вашингтоне. Это американцы говорили о том, что ООН неэффективна, и поэтому ее надо заменить свободным альянсом мировых гегемонов, глобальным полицейским, однополярным миром. То есть надо демонтировать Организацию объединенных наций.

К.Т.: Вы сейчас очень важную вещь сказали, что ООН была создана для того, чтобы противостоять очередной глобальной войне, и десятки лет получалось. Как вы считаете, мы сейчас вообще близки к войне, или нет?

А.М.: Это, наверное, самый острый вопрос, который просто сформулировать, но очень сложно на него ответить. Я считаю, что мы близки к войне. То есть мы приближаемся к такому новому глобальному конфликту.

К.Т.: Но точка невозврата…

А.М.: Точка невозврата еще абсолютно не пройдена. Потому что для того чтобы пройти эту последнюю милю, которая нас отделяет от Третьей мировой или какого-нибудь другого глобального конфликта, на это требуются колоссальные усилия. Мир сегодня находится в состоянии такой глобальной разбалансировки. Огромное количество рисков. Это мы видим на примере украинского кризиса, на примере ситуации на Ближнем Востоке, да и вообще по всему миру. Но чтобы его столкнуть все-таки в пропасть, требуется усилие гораздо большее, чем это могут сделать Соединенные Штаты и всех их союзники вместе взятые в одной какой-то отдельной точке.

Поэтому я полагаю, что этот кризис в российско-турецких отношениях не приведет к открытому конфликту. Очень жестко столкнутся в очередной раз позиции западных стран, вот этого западного альянса и России. Будет, безусловно, игра нервов, будет игра выдержки. И тот, у кого характер тверже, тот в этом деле и победит. Американцы рассматривают этот кризис как очередную тестовую модель: прогнется Россия, не прогнется. Как будет действовать? Поведется на провокацию, не поведется.

К.Т.: Но это мы все узнаем уже в ближайшие дни. Спасибо. Главное событие сегодняшнего дня – российский самолет был сбит в воздушном пространстве Сирии турецкими ВВС – обсуждали с профессором кафедры российской политики факультета политологии МГИМО Андреем Манойло. Вы слышали его точку зрения. Завтра продолжим обсуждение этой важной темы. Оставайтесь с Общественным телевидением. Это была программа "Де-факто". Увидимся завтра.  

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Константин Косачев председатель комитета Совета Федерации по международным делам
  • Показать еще
    Илон Маск обратился к ООН с просьбой запретить создание роботов-убийц Его просьбу поддержали специалисты из 26 стран мира
    вчера
    В России отмечается День воздушного флота В городе Свободный Амурской области сотрудники авиабазы устроили для жителей летное шоу
    вчера
    Суд отказался арестовывать турбины Siemens Решение было вынесено 18 августа
    вчера
    20 августа по всей стране проходят митинги обманутых дольщиков Всего заявки на участие подали 12 городов
    вчера
    В Хабаровске в результате драки погиб чемпион мира по пауэрлифтингу Причиной смерти стала черепно-мозговая травма
    вчера
    Россиянин задержан на территории Украины за незаконное пересечение границы Россиянин будет привлечен к административной ответственности
    вчера
    вчера
    Скончался советник министра здравоохранения России Игорь Ланской Он занимал должность советника последние четыре года
    2 дня назад
    Минобрнауки предложило сделать экзамен по русскому языку в устной форме Ольга Васильева исключила вариант отмены единого госэкзамена
    2 дня назад
    Сергей Собянин раскритиковал идею переноса столицы из Москвы за Урал Он пошутил, что чиновников можно сослать на Урал намного дешевле
    2 дня назад
    В Свердловской области растет число пострадавших от борщевика Ежедневно в больницы обращаются десятки жителей
    2 дня назад
    В Рязанской области открылся международный фестиваль кузнечного дела Теперь поселок Истье похож на средневековую деревню
    2 дня назад
    Крымская "Массандра" заявила о повреждении 80 га виноградников в результате схода селя Более точные цифры будут известны после детального обследования
    2 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments