Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Андрей Угланов: Чтоб мы могли полгода совершенно спокойно жить без рекламы, нужно 60 000 подписчиков

Константин Точилин: Добрый день, добрый вечер, доброй ночи или доброго утра – кому уж как повезло с часовым поясом. Общественное телевидение России, как обычно, работает одновременно на все регионы и часовые пояса нашей огромной страны. Это программа "Де-факто". И сегодня наш гость – Андрей Угланов, главный редактор газеты "Аргументы недели". Здравствуйте.

Андрей Угланов: Добрый вечер.

К.Т.: Повод для встречи приятный. В мае ваша газета отмечает первый юбилей, 10 лет со дня выхода первого номера. Я посмотрел, как вас позиционирует, например, Википедия. И позиционируетесь вы как социально-аналитическое издание. Наверное, об этом, как вам и вашим коллегам видится наше общество, давайте попробуем и поговорить. Май у нас традиционно проходит под знаком Дня Победы. У вас очень высоко висит эта публикация на сайте тоже. Что бы вы отметили в этом году из особенностей?

А.У.: Особенности Дня Победы?

К.Т.: Да, отмечания.

А.У.: Для меня абсолютная особенность – это шествие Бессмертного полка. Абсолютная особенность. Причем, она с каждым годом становится… Обратил я на это внимание где-то года два назад. В прошлом году совсем пристально. А в этом году реально говорить об этом невозможно без слез. Поскольку у меня дед погиб практически в первые полгода войны, похоронен под Брянском. У моей жены и мама, и папа были военными летчиками. Мама моей жены, Галина Константиновна, воевала в полку Марины Расковой, была даже ее шеф-пилотом. Поэтому наша связь с тем временем абсолютная, и она абсолютна у всех. Это, конечно, особенность.

К.Т.: Еще удивительно, что это не становится таким казенным мероприятием, как ни странно.

А.У.: Пока это удается. Но как только появится первый флаг какой-нибудь партии, причем, любой, над этим людским морем, то я думаю, что накал сразу спадет. Поэтому надо никого близко не подпускать, потому что это не политика, это память, это вообще само существование страны.

К.Т.: Я обратил внимание еще на одну вашу публикацию, "Почему мы победили в войне и победим ли сейчас?". Там интересные у вас выводы. Можно ли об этом поподробнее рассказать?

А.У.: Конечно. У нас в редакции очень много друзей, которые образуются как-то неожиданно. Один из них – это такой историк Пыжиков, специалист и по сталинизму, и по тому, что происходило в XIX веке. Так вот, мы с ним проанализировали войны, в которых участвовала Россия на протяжении последних 300 лет. Так вот, все войны, которая вела Россия на своих окраинах из-за своей территории, за исключением XX века (имеется в виду Отечественная война), они всегда заканчивались очень плохо. Одна из турецких войн закончилась бунтом Пугачева, когда едва ли не Москва была взята. Вторая закончилась нашествием поляков. И так далее, и так далее.

И оказывается, что для историков давно не секрет, что когда страна была сломлена изнутри по причине того, что войска уходили куда-то на внешние рубежи, внутри начиналась смута обязательно, потому что жизнь всегда была очень тяжелая. И воевать, грубо говоря, за помещиков… Это сегодня уже такие избитые слова. Но так оно и есть. И только Отечественная война, как оказалось, была войной, когда народ действительно воевал сам за себя. Кто-то считает, что за Сталина, кто-то считает, что за свою землю. Но, тем не менее, и за себя. Поэтому война именно такой и была, победоносной. Притом, что на Россию напала армия, которая должна была смести, конечно, тут все…

К.Т.: Ну да, огромное количество.

А.У.: Огромное, да. А вопрос-то просто: а сегодня Третья мировая война (не дай бог, если она случится, и она не будет атомная, например, атомное оружие по какой-то причине исчезнет), то армия кого будет защищать?

К.Т.: А вообще возможно ли такое повторение народной войны сейчас, как вы полагаете?

А.У.: Сегодня еще возможно. Потому что еще осталось поколение, которое считает, что земля эта российская, что фабрики и заводы у нас все российские, что собственность еще наша народная. А молодежь сегодняшняя уже прекрасно понимает, что земли в России практически не осталось государственной. Вся земля скуплена по большей части какими-то сомнительными личностями.

К.Т.: А дальневосточный гектар пресловутый?

А.У.: Вы знаете, это прекрасно. Только почему гектар? Надо было дать 10 гектаров. Тогда бы это было интересно. Потому что гектар – это же 100 метров на 100. Можете себе представить, что вы будете ради этого гектара делать где-то на Дальнем Востоке? Если бы это было 10 гектаров, а еще лучше 100 гектаров – тогда действительно пошли бы переселенцы, да еще бы дать им денег. И тогда, может быть, со временем действительно будущая война могла бы быть тоже народная. А сегодня воевать за английские клубы, за какие-то офшорные зоны, за жен чиновников, которые сегодня живут во Франции, в Германии… Ну что говорить, если родственники первого президента России сегодня имеют нероссийское гражданство, а, по-моему, австрийское? То есть это вопрос очень сложный. Это вопрос к пропагандистам, которые сегодня наверняка работают в Кремле и которые должны просчитывать все шаги на самое ближайшее будущее.

К.Т.: Смотрите, я с вопросами стараюсь идти прямо по вашему сайту, по публикациям в их последовательности. День Победы у вас стоит высоко. А следующий материал рядом о протестных настроениях в обществе. Понятно, что праздник. Но наши экономические неурядицы никто не отменял. И к каким вы приходите выводам? Насколько общество готово еще дальше затягивать пояса, терпеть, или же протест какой-то зреет, особенно в предвыборный год?

А.У.: Видите ли, население может терпеть бесконечно. Разумеется, если не будет уж совсем страха. Россия – это страна, где все помешаны на справедливости. Если уж упрощать совсем, то должно быть все, как у всех. Сегодня мы видим, что страна управляется… возьмем один только частный сектор, возьмем экономический блок правительства. Даже, по-моему, видно невооруженным глазом, что полное несоответствие внешней политики, совершенно независимой, совершенно целенаправленной, понятной и внятной, и политики внутренней.

К.Т.: И вызывает даже некоторое чувство гордости за страну.

А.У.: Между прочим, и этот Бессмертный полк – это тоже следствие внешней политики, когда люди ощутили какую-то силу, силу своей армии, они гордятся новыми танками, новыми БТРами и самолетами. Но то, что происходит во внутренней политике, вызывает какую-то горечь и какое-то удручающее чувство. Люди, которые призваны руководить экономикой, измеряют какое-то дно.

К.Т.: Щупают.

А.У.: Пишут какие-то книги, дают какие-то бестолковые прогнозы на 50 лет. Мало того, самая большая загадка нашего времени – это почему президент страны поручает, например, делать программу развития страны до 2030 года тем же людям, которые писали программы 2010 года, 2015 года.

К.Т.: Которая так и осталась бумагой, в общем-то.

А.У.: Эти программы были свернуты, и практически ни одна из них не доведена до конца. Все наши правители в правительстве крестятся на цену за нефть. Хотя хочу сказать, что газета у меня не только пишет о каких-то бедах и горестях. Это наоборот такой побочный эффект. Мы стараемся найти что-то хорошее. И хочу сказать, например, что производство обуви в стране сейчас резко выросло. Резко растет производство тканей. Резко растет производство кожевенных изделий – вообще всего. И сельское хозяйство на безумном подъеме, молоко, курятина. А, например, то, что еще недавно казалось в России экзотикой, например, мясо индейки, сегодня находится на таком подъеме, чего нет во всем мире.

Например, герой наших публикаций, такой Вадим Ванеев – он в Ростовской области создал предприятие, называется "Евродон", и там производят 80 тонн мяса в сутки. Вы только представьте себе! 80 тонн мяса в сутки. И все это растет. И к 2018 году уже будет не 80, а 400 тонн мяса в сутки. Это для России, где сроду никогда не было никакой любви к индюшатине.

То есть примеров хороших много. И поэтому, если бы не раздражающий фактор, когда все уже самые ленивые люди сказали: ну что же Владимир Владимирович держит рядом с собой людей, которые могут только по айфону читать цифры, не владеют информацией ни о чем. Это остается загадкой. Мы так в публикациях и пишем - "Главная загадка Путина". Человек, который авторитетный, совершенно в теме всего, с прекрасной памятью и даже внешний его фактор молодой и подтянутый, по крайней мере, моложавый и подтянутый, и несоответствие с тем, что происходит в правительстве – это, конечно, очень удручает.

К.Т.: Традиционная история про хорошего царя и плохих бояр.

А.У.: Может быть. Да. Но тут не перегнуть палку уже с плохими боярами. Потому что популярность – это такая штука. Сегодня вы популярны, а завтра в одночасье все может сдуться, как какой-то резиновый воздушный шарик.

К.Т.: Вы так сейчас вскользь сказали, что ищете позитивные темы. Мы их тоже ищем. Не скажу, что это самое легкое занятие на свете. Но есть же такое распространенное мнение у журналистов, что чего писать о том, что все хорошо, нужно писать о том, что плохо. Это рейтинги. Как вы это, разделяете или нет? Или есть наоборот у читателей запрос на что-то позитивное, доброе, полезное?

А.У.: Я же ориентируюсь на себя. Я для себя ввел такую аксиому, что я средний человек. У меня средние потребности в какой-то информации. Хотя у меня два высших образования все-таки. Это уж немного выше среднего уровня. Причем, образование получено еще в советское время. И поэтому одно из них – это Московский авиационный институт. И поэтому для меня до сих пор, когда в моей деревеньке, где я живу, над нами пролетает самолет, я всегда выйду и посмотрю, что это за самолет, я знаю всех их типы. И поэтому я выбрал для себя, когда начиналась газета 10 лет назад, что авиационная тематика должна стать для нас одной из самых главных. Поскольку в душе все мы хотим летать, многие во сне летают. Причем, не только в детстве, но и с возрастом. У меня, кстати, частенько такое бывает. И поэтому мы стали писать об авиационных двигателях, мы стали писать о гражданской авиапромышленности. Не авиации, а именно промышленности. И оказалось, что эта тема настолько трогает людей, что у нас стал расти тираж.

Когда 10 лет назад появился первый номер газеты, то только главный редактор "Комсомольской правды" Сунгоркин сказал, что это тот случай, когда "безумству храбрых…" Все остальные сказали, что собрались какие-то пацаны для распила чьих-то денег. Как положено.

К.Т.: Ну как не похвалить коллег?

А.У.: Мало того, мой бывший начальник в газете, в которой я работал, он донес президенту страны о том, что газета открыта на деньги Березовского. И мгновенно мы были выброшены из эфира, все наши рекламные ролики. И вот в такой ситуации мы, конечно, были близки к отчаянию, но все-таки взялись за дело, начали писать о сельском хозяйстве, о самолетах, о том, что, оказывается, в Российской Федерации еще существуют огромные заделы по ракетным двигателям и по двигателям авиационным. И мало ведь кто знал, что, например, американские вооруженные силы закупают наши ракетные двигатели, и их ракеты "Атлас", в том числе и со шпионскими спутниками, в том числе и те, которые забросили на Марс знаменитую колясочку, которая называется "Curiosity" - без российских ракетных двигателей не было бы ни современной американской космонавтики…

К.Т.: Мы плавно вкатываемся с вами в тему космоса, которая тоже, я так понимаю, одна из ваших любимых, и тоже сейчас у вас висит на сайте. Есть, о чем поговорить. Потому что этой весной первый запуск с Восточного. Вроде как и достижения, и скандалы с этим связаны.

А.У.: Скандалы – то, что воруют. Есть такой знаменитый журналист по фамилии Губарев. Он работал в газете "Правда". Я его как-то спросил. Он автор спектакля "Саркофаг". Я сказал: "Вот вы все знаете. Когда же, наконец, разворуют страну все эти жуки?". Они мне ответил: "Никогда. Если б вы знали, сколько богатств и в земле, и в науке, и в идеях, и вообще во всем, то разворовать это невозможно". То, что касается Восточного, то были критики. Но один из критиков, такой Виталий Лопота, он критик в хорошем смысле слова. Он, например, говорил: "Зачем делать такую огромную яму под стартовым столом 70 м, когда можно было сделать отбойники в несколько раз дешевле". Знаете, как на морском старте. Понятно, что идет струя из сопла ракеты. И она не уходит куда-то в бесконечность, а просто по таким каналам уходит в стороны. Но нет, почему-то сделали все-таки такую яму. Понятно, что хотелось освоить бюджет. А вообще-то то, что построили космодром – это замечательно.

Я когда смотрел первый старт с этого космодрома Восточный (слава богу, если его назовут, конечно, именем Юрия Гагарина, это обязательно нужно сделать), то, конечно, у меня была гордость, как и у всех людей, которые там в соседних городах с крыш смотрели, как взлетает этот летательный аппарат.

К.Т.: Две ночи подряд.

А.У.: Да. И поэтому гордость переполняет, конечно. А что касается этого космодрома, то, конечно, хорошо было бы еще вернуть в Россию так называемый "Морской старт", который сегодня принадлежит Российской Федерации, находится где-то…

К.Т.: А что это такое?

А.У.: "Морской старт" – это такая бывшая нефтяная платформа, которую переделали для запуска космических ракет. Это было совместное предприятие фирмы "Боинг", фирмы "Энергия" и украинского завода "Южмаш", где ракета "Зенит", откуда отправлялись с экватора в космос. Но в силу каких-то непонятных причин сегодня этот "Морской старт" законсервирован, хотя он принадлежит нам. Находится он в Калифорнии, стоит на причале. И, конечно, нужно его вернуть, потому что мы упускаем огромные возможности, для того чтобы забрасывать на орбиты с совершенно малыми затратами очень тяжелые грузы.

К.Т.: Раз уж нас с вами занесло в Калифорнию, а я продолжаю идти по вашему сайту, международная обстановка, естественно, представлена.

А.У.: Очень тяжелая.

К.Т.: Турция, Евросоюз, американские выборы. Как вы считаете, из этих сюжетов какой наиболее интересен и наиболее значимый сейчас для России? За чем следует наблюдать наиболее пристально?

А.У.: Для меня, например, безумно интересен вот этот спектакль. Вообще американские выборы – это интересное наблюдение, кто бы там ни участвовал. У них, например, в отличие от нас, разрешено рассказывать про всех, кто с кем спит, у кого внебрачные дети, кто там какие-то пороки имел. У нас же сейчас это запрещено.

К.Т.: Может, и к лучшему, с другой стороны?

А.У.: Нет. А почему? Ведь если у вас есть какой-то порок, то к вам завтра придет некто и скажет: "А ну-ка, давай-ка…". В Америке это невозможно. Рассказывать тут не стоит. В Америке это все открыто. Сегодня, конечно, спектакль мне напоминает выборную кампанию 25-летней давности, когда к власти в стране приходил Борис Николаевич Ельцин. Я тогда был депутатом, был рядом с ним, даже дневники вел в нашей совместной поездке по Российской Федерации.

К.Т.: В троллейбусе.

А.У.: Нет, в троллейбусе меня еще не было. Я с ним летал не на правительственных самолетах, а на самолетах, например, Одесса-Чита. И когда мы заходили в самолет, он садился всегда около пилота в первом ряду, и почти сразу после взлета выстраивалась огромная очередь в туалет, который находится впереди. Всем хотелось посмотреть на Ельцина. Так вот, Трамп напоминает мне сегодня те времена, когда он говорит какие-то рубленые фразы, называет негодяев негодяями. Все, что на уме, то и на языке.

К.Т.: Но при этом все наблюдатели практически как один говорят, что при всем при этом вряд ли у него есть шансы победить в результате. Потому что истеблишмент не допустит.

А.У.: По-моему, эти наблюдатели переехали из позднего Советского Союза, когда были выборы Ельцина, они сегодня все живут в Америке и занимаются тем же самыми наблюдениями.

К.Т.: Наблюдают.

А.У.: Да. Они наблюдают. И они будут наблюдать, как Трамп медленно, но верно удушит всех остальных. Трамп – это современный Борис Николаевич Ельцин. Может быть, немножко… как вам сказать… похозяйственнее, что ли. Он все-таки сделал свои миллиарды сам. Но то, что будет дальше в Америке – это большая загадка. Потому что, конечно, там происходит ломка, страна находится перед проблемами, которые в России решаются уже 25 лет. У нее все время какие-то внутренние напряжения. У нас они раньше случились, сейчас в Америке они происходят. Поэтому, конечно, для меня внешняя политика – это, конечно, американские выборы. И будет интересно смотреть, что будет после них.

К.Т.: С одной стороны, интересно. А, с другой стороны, насколько мы вообще все-таки, честно говоря, зависимы или независимы от того, кто придет на место Обамы?

А.У.: Страна зависима в экономике. Просто зависима на 100%. Видите, что они делают? Наша экономическая элита рассчитывает только на западные кредиты. У них не хватает ума, например, вспомнить, а как во времена советской власти финансировалась промышленность. Ведь нам ничего не давали. И золотой запас был уж не такой большой. Но финансировали же. А ответ очевидный: что банкам запрещено было тратить деньги, например, на закупку валюты, играть на бирже, играть с ценными бумагами. Если банк получал деньги, например, на строительство автозавода в Тольятти.

К.Т.: То они и шли на строительство автозавода, а не прокручивались.

А.У.: А сегодня, вспомните, Владимир Владимирович приезжает на завод в Химки, где делают ракетные двигатели, и говорит: "А что же у вас оборудование такое старое? Мы же вам деньги выделили". - Какие деньги? - отвечает руководитель предприятия. – Два миллиарда мы вам выделили. Оказывается, что эти 2 млрд поступили в какой-то банк, и за 2 года они до этого предприятия не дошли.

В Советском Союзе такого не было. Вот и загадка. Это я опять перешел к экономике. А говорил я о зависимости нас от мировой экономики. Мы полностью завязаны, например, на доллар. Мы завязаны сегодня, правда, в меньшей степени, на ВТО. Потому что ВТО на наших глазах уже, по-моему, вообще разрушилось. И сегодня самое время взяться за то, чтобы, воспользовавшись ситуацией, создавать свою промышленность. К примеру, я уже и сам писал, что если Евросоюз еще раз заявит, что мы продляем санкции, то нужно объявить о том, что мы санкции продляем на 10 лет, потому что люди сегодня вкладывают деньги.

К.Т.: Ну да, чтобы они могли как-то рассчитывать.

А.У.: Да. Я разбиваю яблоневый сад. Но если завтра опять появятся яблоки, то получится, что я и деньги взял взаймы.

К.Т.: Мало сада. Нужно ж и в хранение, и в логистику вкладываться.

А.У.: Я должен знать, что 10 лет у меня будет эта возможность. Но наше правительство, по-моему, на эту тему вообще не думает. Это очень сложно.

К.Т.: Буквально 5 минут у нас с вами осталось. Давайте все-таки вернемся к юбилею газеты. С точки зрения экономики издательская кухня, газета как бизнес – сейчас зона рискового земледелия, или нет? Или вы себя достаточно комфортно чувствуете?

А.У.: Нет. Комфортно, конечно, мы себя не чувствуем. Но хочу сказать, что если в газете нет совсем никаких посторонних издержек, нет персональных автомобилей, нет принадлежащих вам зданий, нет огромного числа обслуживающего персонала, нет дорогостоящих командировок, нет начальников, которые считают, что все их, а работники могут довольствоваться совсем малым, то тогда мы очень похожи на вашу телекомпанию в этом смысле, где нет ничего лишнего, где есть только то, что мы производим. Вы делаете телепередачи, которые все смотрят с удовольствием. Они совершенно не тривиальны, они интересны. У вас интересные авторы, не затасканные, которые гуляют из одной студии эфиров…

К.Т.: Приятно слышать. Спасибо. Но юбилей все-таки у вас. У нас чуть попозже, у нас 19 мая, и не юбилей пока еще. Дата некруглая. А вы заметили, что о ситуации в стране можно судить по тому, какая реклама идет в средствах массовой информации. В жирные годы одни рекламодатели и ролики, и печатные макеты, в кризисные годы… По вам это тоже как-то можно следить, какие выводы?

А.У.: Газетная и телевизионная реклама отличаются. У нас, например, не дают рекламу автомобильные продавцы, бренды. У нас в основном рекламу дают всякие медицинские препараты, причем, не такие серьезные, а, как правило, БАДы. У нас раньше было немножко проще. Мы заключали договоры, например, с областями на пиар. И мы совершенно официально по договорам печатали статьи…

К.Т.: Теперь вроде как завершили…

А.У.: Это сейчас запретили, тратить деньги… Вообще любая газета может выжить, если у нее есть подписчики. Например, подсчитано, что для нашей газеты, чтоб мы могли полгода совершенно спокойно жить без рекламы, нужно, чтобы на нее подписалось 60000 человек.

К.Т.: А сколько у вас подписчиков сейчас?

А.У.: У нас примерно 20 с чем-то. Я сейчас в каждой своей статье на первой полосе решил такие воззвания делать к людям, чтоб подписывались, потому что сегодня очень сложно жить распространителям газет.

К.Т.: У вас есть буквально 30 секунд, чтобы обратиться с воззванием к вашим читателям, которые, я думаю, и наши зрители в то же время.

А.У.: Я очень благодарен всем, кто смотрит передачу на этом замечательном телеканале. И хочу обратиться, что если вы не боитесь остаться без газеты, поскольку распространителей просто душат, например, подъемом цены за аренду помещений, то, конечно, нужно подписаться на газету и заниматься любимым чтением и дальше, как минимум, полгода. Так что большое спасибо.

К.Т.: Ну что ж, спасибо вам, что нашли время в этот юбилейный день приехать. Напоминаю, 12 июня 10 лет "Аргументам недели". И гостем нашей студии был главный редактор этой замечательный газеты Андрей Угланов. Это была программа "Де-факто". Счастливо. Увидимся.  

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Константин Косачев председатель комитета Совета Федерации по международным делам
  • Показать еще
    15 минут назад
    В российском интернете появилась карта с "Индексом шаурмы" На карте указаны цены на шаурму во всех регионах России
    2 часа назад

    Кризис закончится тогда, когда дистанция между зарплатой и потребительской корзиной начнет расти. Все остальное – разговоры

    Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
    Матвиенко предложила власти активнее вести диалог с гражданами после протестов По мнению спикера, в каждом городе нужно определить места для проведения массовых акций
    6 часов назад
    Альберт Артемьев: Меня удивляет, что йоги считают мою музыку лучшей для медитации Композитор представляет трек в стиле нью-эйдж "Космический ветер"
    7 часов назад
    LinkedIn согласилась платить в России "налог на Google" Заблокированная социальная сеть зарегистрировалась в Федеральной налоговой службе
    7 часов назад
    ЭРА неравнодушных Волонтеры занялись решением экологических проблем Рязани
    7 часов назад
    Александр Попов: проверено на себе Собственное заболевание подтолкнуло воронежского предпринимателя к созданию центра "Безбарьерная среда"
    7 часов назад

    ГОСТИ

  • Алексей Шадрин руководитель экологического фонда "Русский углерод"
  • Лауреаты "Ники" выступили в защиту политзаключенных и задержанных 26 марта Режиссер Александр Сокуров назвал ошибкой отсутствие диалога с вышедшей на улицы молодежью
    9 часов назад
    Стали известны подробности нападения на Росгвардию в Чечне - РБК Служащие подразделения были без оружия, дежурные спали
    10 часов назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments