Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Михаил Абрамов: Когда пройдет чуть больше времени, всяких нечистоплотных и неправильных чиновников не будет

Марина Калинина: Здравствуйте, это программа "Де-факто". В этой студии мы обсуждаем актуальные и интересные темы. И сегодня решили поговорить о меценатстве. А в гостях у меня предприниматель и меценат Михаил Абрамов. Миш, здравствуй. Поскольку я давно тебя знаю, будем, наверное, на "ты".

Михаил Абрамов: Да, так, наверное, лучше.

М.К.: Миш, хотела вообще спросить, с чего началось твое занятие меценатством. Почему вдруг ты решил этим заняться?

М.А.: Началось очень просто. Поскольку я Михаил, я решил приобрести икону с изображением архангела Михаила. И хотел приобрести древнюю икону. И проконсультировался у специалистов, какой самый лучший период в истории иконописи будет являться и ценным, и интересным, и важным для того, чтобы находился у меня дома. Мне объяснили, что XV-XVI век – это самый расцвет русской иконописи. И я начал поиски просто архангела Михаила. И понял, что это очень непростой процесс, потому что в принципе подобных предметов на рынке очень мало, их почти нет, огромное количество подделок.

Занимаясь этим, я стал знакомиться с искусствоведами, посещать Третьяковскую галерею, Русский музей, и потихоньку-потихоньку стал понимать вообще, как организован музейный процесс и музейное сообщество в иконописи, что оно из себя представляет на территории нашей страны. И, когда я полностью в этом разобрался - я уже буду укорачивать - то тогда я четко понял, что все музеи у нас замечательные, прекрасные, но в них нет одного, самого главного: ни в одном из музеев нет полной музейной концепции всего того, что значит для России на сегодняшний день икона. То есть, это отдельно выхваченные из определенного момента времени яркие шедевры.

Самый яркий пример – это Третьяковская галерея. Все иконы высочайшего уровня и прекрасного класса. Возьмем "Троицу" Андрея Рублева и еще колоссальное количество примеров. Их немного, всего-навсего чуть больше 100, но это выхваченные из контекста отдельные шедевры. Но общей картины от Византии с того момента, как Русь крестили, до сегодняшнего дня, конечно, эти памятники не объясняют.

Для того, чтобы разобраться во всем многообразии иконописи на Руси, надо проехать Тверь, Архангельск, короче говоря – везде по всем краеведческим музеям. И я решил, что в Москве должен обязательно появиться музей, который от Византии до сегодняшнего дня полностью через иконопись объяснит все развитие культуры. Примерно как был задуман с самого начала музей. И самое главное, что в этом таком моем начинании меня поддержали все ученые безоговорочно, потому что о таком музее, конечно, мечтали, о создании такого музея мечтали все музейные работники.

М.К.: Ты скажи, как называется музей, потому что…

М.А.: Музей русской иконы. Находится на Гончарной улице за высоткой на Котельниках. Это мой такой национальный проект, я им очень горжусь, потому что это 5000 экземпляров, 12 залов - от Византии, как я уже говорил, до сегодняшнего дня. И вход бесплатный, экскурсии тоже бесплатные. То есть, это такое мое реально детище, за которое мне перед всеми не стыдно, а самое главное – перед самим собой. Потому что решиться на такое, и с таким, что называется, размахом было непросто. Потому что частных музеев немного, и, конечно, частные музеи, которые собирают русскую икону – это особая ответственность. И, конечно, для нашего музея, для меня лично очень большим достижением и знаком серьезного уважения было то, когда нас мировое сообщество в лице ICOM - это музейное мировое сообщество, которое охраняется ЮНЕСКО - приняли в Международную ассоциацию музеев мира. Для нас это было очень важно, потому что назвать себя музеем может кто угодно, но мы музей, что называется, настоящий.

Потом, для того, чтобы поподробнее объяснить, музей – это не просто какая-то галерея или какое-то выставочное пространство. Это, в первую очередь, огромная научная деятельность, потому что все те иконы - то есть, замечательные памятники, которые попадают ко мне в музей – это новый пласт науки, никем не изученный, потому что на 80% или даже, наверное, на 90% - это все предметы, которые я возвращаю из-за рубежа на свою историческую родину. То есть, они все находятся где-то, но только не в России.

И сегодня я их привожу…

М.К.: Сколько лет ты этим занимаешься?

М.А.: 10 лет. В следующем году будет. Сейчас 9. В следующем году будет юбилей музея. На самом деле, для такого собрания и такого большого дела это срок очень небольшой. Но такой период в моей жизни, у меня были достаточно крупные суммы денег, которые я все израсходовал на это, и мне удалось приобрести 5 крупных коллекций.

М.К.: То есть, ты не яхты покупал, не самолеты, не пароходы, а именно решил…

М.А.: Я получился такой как бы антиинвестор, потому что те предметы, которые я возвращаю на территорию Российской Федерации, я их обратно вывезти не могу. То есть, пока они находятся где-то за рубежом, их можно продавать на "Сотбис", на "Кристис", на всяких других разных мировых аукционах. Там и, собственно говоря, я колоссальное количество этого всего покупаю. Но, как только они попадают на территорию Российской Федерации, юридически они принадлежат мне, но продать я это не могу никому, потому что это собственность всех россиян, и считается нашим национальным достоянием.

М.К.: Тебе друзья пальцем у виска не крутили, не говорили, что ты сумасшедший?

М.А.: Сумасшедший. Говорили практически все без исключения, что так никто со средствами своими не поступает. Но я уверен, что наступит такой момент, когда это будет колоссальному количеству людей понятно. Я никакой оценки ни от кого не жду. Но у меня есть в музее книга, где каждый посетитель может добровольно написать какую-то надпись. Вот таких книг, они большие, такого размера, по полметра, толстые – их исписан уже десяток, а, может быть, и больше. Люди пишут такие замечательные слова, и не только люди, а экскурсии, которые проходят, иностранцы, разные всевозможные люди. Я могу об этом долго рассказывать. Вот я, периодически приходя в музей, пролистываю все это, и, конечно, никакой другой благодарности по сути не надо.

М.К.: Миш, а что вообще сейчас происходит в России с меценатством? Ведь меценатство в XVIII-XIX веках подарило нам огромное количество прекрасных работ замечательных художников, и тогда тоже этих людей считали немножко сумасшедшими, которые открывают это все. Что сейчас? Как вообще к этому относятся?  Есть ли вообще желающие этим заниматься?

М.А.: Желающих, конечно, немного. Но они есть. Особо, конечно, никакие условия для этого не созданы. Но для иконописи, для предметов, которые ввозятся на территорию Российской Федерации, примерно где-то 4-5 лет назад был принят Государственной Думой очень хороший закон, который разрешает это все ввозить без пошлины. То есть, до этого времени, если ты хочешь создать бесплатный музей, как он создан у меня, ты должен был еще за каждый ввозимый предмет заплатить пошлину. Сегодня этого нет: ты ввозишь все это без пошлины. Конечно, это существенный плюс. Каких-то льгот…

М.К.: Обещало же государство льготы по налогообложению, в частности. Что-то сделано, или пока этот вопрос подвис?

М.А.: Здесь, конечно, государство подходит таким образом, что если это разрешить, то все жулики и всякие разные нечистоплотные люди моментально станут меценатами и будут этим пользоваться. Поэтому, наверное, какая-то логика у государства в этом есть, потому что разобраться, кто искренен в своих намерениях и действиях, а кто не очень, на сегодняшний момент сложно. Потом, понимаете, когда мы говорим о великих Щукине, Мамонтове или самых наших выдающихся меценатах Серебряного века – этому, конечно, предшествовало определенное развитие России как государства. Уже все было понятно. Все законы были определены. Уважение в обществе к этим людям было максимально почетное. Этим заниматься было очень престижно, почетно и очень уважительно. Сегодня к этому относятся с каким-то легким подозрением.

М.К.: Что пиар или что-то такое.

М.А.: То есть, я имею в виду власть. Кажется, что он создал музей – наверное, что-то собирается попросить или что-то еще. Ничего этого не происходит. Абсолютно искренне это создано. Поэтому пока такого диалога государства и частного мецената не существует. Но предпосылки к этому уже все созданы. Новый пласт научных открытий. И на самом деле, конечно, подошел момент, когда старая форма советского периода управления музеями, конечно, уже себя исчерпала. Все-таки, в мире частных музеев гораздо больше, чем музеев государственных. У нас пока все музеи под контролем государства. Это, конечно, не совсем правильно. То есть, этим занимаются, по сути, нанятые менеджеры, которые в своих поступках не до конца мотивированы. Примерно так выглядит сегодня музейная концепция. Конечно, она требует каких-то серьезных изменений.

Самая правильная форма, которая мне на сегодняшний день кажется – это частно-государственное партнерство. Когда государство должно оставить за своими предметами, естественно, свои права, но управлять этим должен какой-то частный человек, который доказал всем и всему мировому сообществу (или российскому), что именно он должен двигать этот музей вперед, или какую-то идею национальную, как русская икона. Мне кажется, это так.

М.К.: Ты же возил свою выставку даже в Рим?

М.А.: Это не просто в Рим. Это была выставка в Кастелло Сан Анджело, в Замке Святого Ангела. То есть, для итальянцев после собора Святого Петра это вторая по значимости площадка. А для выставочного пространства – первая. Потому что в соборе Святого Петра выставки не проходят, а там они проходят. Это было серьезное приглашение Папы Римского. В этом принимали участие кардиналы. Это было очень торжественно. Сейчас у нас месяц назад закончилась выставка в Праге, тоже такая очень масштабная, и в ней принимали участие два европейских музея – Национальный музей Праги, еще один музей, тоже такая уже международная выставка. То есть, на самом деле наш музей на сегодняшний день более понятен мировому сообществу, потому что решения принимает, по сути, один человек. Надо вывезти – пожалуйста. Обратился Папа Римский – никаких вопросов. А с государственными музеями, конечно, все это гораздо сложнее, все забюрократизировано до очень сложных моментов. И часто этого не получается.

М.К.: Миш, а не было таких проблем, допустим, с представителями православных церквей, что все-таки иконы должны храниться в церкви?

М.А.: Здесь наоборот. Очень большая поддержка со стороны Русской православной церкви, очень много приходит в музей священнослужителей, мы проводим такие специальные интересные вечера, где поют церковные песнопения, на это приходит колоссальное количество людей. Это хоры Сретенского монастыря, хоры других монастырей. Это очень интересно. И у нас, наоборот, большая дружба, мы делаем совместные выставки. Недавно в Австрии, - по-моему, 2 года назад - была интересная выставка "Икона под расстрелом". Там показывались иконы, которые были разрушены фашистами, какими-то вандалами, и так далее. Это очень интересно.

То есть, мы вместе с ними. Они прекрасно понимают, что эти замечательные памятники возвращаются на территорию России. Потом, мы очень много икон дарим храмам. Ведь музейная концепция выглядит каким образом? Сама музейная экспозиция не статична (одно и то же), она все время меняется. Удается приобрести какой-то новый предмет, и он лучше предыдущего того же сюжета – он отправляется в запасник. Сейчас у нас фонды уже достаточно большие в музее.

А потом из фондов мы смотрим: то, что не нужно – мы все дарим монастырям, и они с большой благодарностью у нас все это берут.

М.К.: Ты же еще и в реставрации храмов, я так понимаю, помогаешь?

М.А.: Да, сейчас у нашего фонда очень большой проект. Я о нем хотел бы… Правда, такого вопроса нет. Но, пользуясь случаем, хотел рассказать. Это на Преображенской площади большой храм, который восстанавливает наш фонд. Это Храм Преображения Господня. 2500 метров. Это первый случай в истории патриархии, когда изначально построен храм-музей. То есть, нижний уровень храма – это Музей Преображенского полка, где будет выставлено очень интересное, в том числе, и медийное такое пространство: сражения Преображенского полка… Я заранее рассказываю. Освящение будет 8-го, открытие, наверное, чуть позже в мае. Но мы готовимся к Дню победы, потому что там будут очень интересные мероприятия.

М.К.: То есть, откроется буквально вот-вот.

М.А.: Вот-вот откроется. Он построен. Мы 5 лет этим занимались, воссозданием этого храма. Это последний храм, который был взорван советской властью в 1964 году по указу Никиты Сергеевича Хрущева. Очень почитаемый и любимый москвичами. В нем служил такой настоятель Ерушевич, который был потрясающим проповедником. Такое количество собиралось людей, что храм не вмещал, он проповедовал на улице. Такой был почитаемый человек. Но сейчас храм восстановлен по старым чертежам. Помимо него еще восстановлены весь сквер и часть Преображенской площади, такой подарок городу сделал наш фонд.

М.К.: Здорово.

М.А.: Но там мы не одни, - еще, конечно, в этом принимали участие другие жертвователи. Но мы основные.

М.К.: Миш, а в других городах нашей страны ваш фонд какие-то проекты делает?

М.А.: В других городах только выставки. То есть, мы являемся спонсорами колоссального количества по России всевозможных разных выставок в краеведческих музеях. Мы делаем вместе с ними, привозим свои экспонаты. Это тематические выставки, которые мы делаем… в Костроме недавно была выставка, была очень интересная выставка, где родина Деда Мороза. Как это называется, я забыл. Это очень далеко, я туда летал, в Великом Устюге.

Все-таки у нас есть администрация, они больше этим занимаются. Но выставок очень много. В международных я участие принимаю. В таких региональных – очень выборочно.

М.К.: Но помощь-то финансовую оказываете все равно.

М.А.: Да. Мы очень много занимаемся наукой. То есть, описанием, выпуском каталогов, каких-то статей, защитой диссертаций. Вот это крутится вокруг нашего музея, огромное количество ученых. И сегодня даже мы начали собирать еще библиотеку специально на эту тематику. И у нас уже несколько десятков тысяч экспонатов библиотечного фонда, где можно изучать еще и эти вещи.

М.К.: Миш, а что для тебя вообще икона сама по себе?

М.А.: Это вообще очень долгий разговор. Я думаю, передачи на это не хватит. На самом деле, если говорить, очень укорачивая, то это богословие в красках. Можно абсолютно не читать Евангелие, не разбираться в каких-то сложных повествованиях, можно просто выстроить себе весь ряд икон, разобраться… Ведь иконы – это каноническая живопись, то есть, одно и то же. Там фантазий художника, иконописца никаких не существует. Поэтому, поняв икону, ты поймешь и все, что написано в Евангелии, и все, что хотели тебе сказать свыше. Примерно так.

М.К.: Миш, но не только ты занимаешься иконами и музеем. Ты же еще помогаешь очень много и детям. Расскажи об этом.

М.А.: Понимаешь, если я буду об этом рассказывать, получится, что здесь какой-то элемент, какой я хороший…

М.К.: А ты просто расскажи о своих делах. Люди сами решат, хороший ты или плохой.

М.А.: Я могу рассказывать о фонде. До икон тоже, если так можно сказать, проект, которым я очень горжусь – это 1996 год, приемник-распределитель детей, которые попали в трудную жизненную ситуацию. На самом деле это находится на Спартаковской площади, 10 в Москве в районе Бауманской. Такое место, которое я построил, где всех беспризорников, которые наводнили Москву… А все беспризорники едут в Москву, об этом у нас был тогда разговор с префектом Центрального округа Музыкантским. Сейчас уже много префектов сменилось. Но в то время он говорит: есть такая проблема, они их содержат в отделениях милиции в каких-то. Никто не понимает, как с этой проблемой быть, а это все-таки дети. Надо бы такое иметь специализированное место.

И вот я построил такое место, где они разделены по группам, маленькие – здесь, постарше – здесь.

М.К.: А дальше с ними что?

М.А.: Дальше там уже начинают работать государственные социальные службы. В итоге, как правило, дети оказываются в семьях. Но первый момент, когда они должны оказаться не в милиции, где условия абсолютно не для содержания детей, а в правильных помещениях со специалистами, - вот этим проектом я очень горжусь.

М.К.: Он до сих пор существует?

М.А.: Он существует. Он один из главных в Москве. И там замечательный директор Мария, которая, что называется, живет этой жизнью. Это постоянная помощь детям, поток, что называется. И проблема эта никуда не делась.

М.К.: До сих пор?

М.А.: Беспризорники, к сожалению, существуют. Не знаю, сейчас в каком проценте - их стало больше или меньше - но это один из главных центров, который помогает детям обрести правильную, что называется, будущую жизнь. А так, конечно, помощь существующим уже в Москве достаточно сильно развитым другим благотворительным фондам, которым мы просто помогаем средствами: "Подари жизнь" и так далее.

М.К.: Миш, скажи буквально в двух словах, что должно произойти, чтобы таких людей, как ты, стало больше, желающих помогать. Психология у нас какая-то не такая, у большинства?

М.А.: Мне кажется, что, конечно, к бизнесменам, к людям, которые все-таки дают рабочие места, двигают вперед промышленность, науку, занимаются вещами понятными, каким-то созиданием. Вот я занимаюсь строительством. У меня в Москве построено 56 зданий. Я смотрю на них – я четко понимаю, что я их создал, строителям зарплаты платил, стройматериалы покупал, и так далее. Конечно, к таким людям… Но я не на своем примере - таких бизнесменов, как я, огромное количество - должно быть соответствующее отношение государства. Я имею в виду не высших руководителей, которые относятся к таким людям с уважением, а всех структур, начиная от правоохранительных органов, пожарных инспекций и колоссального количества всяких других организаций, которые должны, по-другому не скажешь, таким людям помогать, а не мешать. И когда это все рано или поздно…

М.К.: То есть, хотя бы не мешали.

М.А.: Всего лишь на всего современной России больше 20 лет. Когда пройдет чуть больше времени, то все встанет на свои места, я надеюсь. И всяких нечистоплотных и неправильных чиновников не будет. Останутся одни только правильные. Бизнесмены, если доживут до этого времени, не разорятся, тоже останутся. И тогда, наверное, наступит этот замечательный Серебряный век, или даже назовем его Золотой, когда меценатов будет больше, и люди будут стараться сделать друг другу и всем остальным только добро.

М.К.: Надеюсь, что доживем до этого момента. Миш, спасибо огромное за интересную беседу. Это была программа "Де-факто", у нас в гостях был Михаил Абрамов, предприниматель и меценат. Увидимся. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Константин Косачев председатель комитета Совета Федерации по международным делам
  • Показать еще

    ГОСТИ

  • Ирина Кальченко пострадавшая при пожаре в Ростове-на-Дону
  • Михаил Кюрджев партнер адвокатского бюро "А2"
  • Валентина Лившиц очевидец (Ростовская обл.)
  • Мы возвращаемся к советской традиции выборов - подтверждению доверия к конкретному лицу

    Константин Калачев руководитель "Политической экспертной группы"
    вчера
    Александр Бастрыкин поручил проверить участившиеся случаи врачебных ошибок Также он поручил проверить законность процессуальных решений по таким делам
    вчера

    ГОСТИ

  • Сергей Щербаков кинолог
  • Сергей Щербаков: Работать с собакой надо с возраста 45 суток Такой щенок – пластилин, и можно вылепить любую модель поведения
    вчера

    ГОСТИ

  • Андрей Кочетков идеолог фестиваля "Том Сойер Фест"
  • Никита Михалков ушел из попечительского совета Фонда кино Он обвинил пресс-секретаря Медведева в "латентной русофобии"
    вчера
    В Росавиации опровергли информацию об аннулировании свидетельств пилотов Подготовка пилотов по старой программе легитимна, заявили в Росавиации
    вчера
    Россиянам предложили получать американские визы в посольствах США в других странах Такая практика не противоречит американскому законодательству
    вчера
    Тайны Коминтерна Фильм о военно-конспиративной и разведывательной деятельности Коммунистического интернационала
    вчера
    В столичном регионе ожидаются дожди и грозы В Москве и Подмосковье похолодает
    вчера
    "Коммерсантъ": Около 5 тысяч действующих пилотов могут лишиться свидетельств Росавиация аннулирует свидетельства пилотов 2006-2016 годов
    вчера
    Житель Кирова отдал судебным приставам долг в 42 тысячи рублей мелочью Пересчитывали мелочь сразу несколько специалистов
    вчера
    Пострадавшим при пожаре в Ростове-на-Дону выделят более 600 млн рублей Всего в результате пожара пострадали более 600 жителей
    вчера
    Москва готовит ответные санкции Вашингтону США приняли санкции из-за контактов России с Северной Кореей
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments