Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Депутат ГД Антон Гетта: Мы приняли соответствующие законы, и на государственном уровне "золотых парашютов" больше нет

Константин Точилин: Добрый день! Добрый вечер! Доброй ночи или доброго утра! Кому уж как повезло с часовым поясом. Общественное телевидение России, как обычно, одновременно работает на все регионы и все часовые пояса нашей страны. Это программа "Де-факто". И вот уже вторую неделю подряд мы в рамках этой программы познакомим вас и познакомимся сами с новыми лицами депутатов Государственной Думы. Напомню ещё раз, что по результатам выборов состав нижней палаты обновился практически наполовину. И вот с новыми депутатами продолжаем знакомство. И сегодня у нас в студии Антон Гетта, Единая Россия. Известный, наверно, многим в прошлом, как активист проекта Общероссийского Народного Фронта "За честные закупки", всё так?

 Антон Гетта: Всё так.

Константин Точилин: Ну, давайте начнём с анкеты. Родился, учился, женился…

Антон Гетта: Родился в Ростове-на-Дону, учился там же. Закончил Институт Народного Хозяйства, раньше назывался. Сейчас это РГУ. Ну и, собственно, избирался от своего родного региона, от Ростовской области по партийным спискам, партия ЕР. Сегодня уже работаю депутатом ГД.

Константин Точилин: Ну, давайте всё-таки о прошлом сначала. Специальность какая в институте была?

Антон Гетта: Экономика в информационных системах. Экономика, как мне кажется, и сегодня одна из главных проблем, вопросов, задач, которые нужно решать грамотно и тогда у нас всё в порядке будет и с социальными вопросами, и с другими по развитию страны. По решению тех социальных задач, которые нужны нашим людям. Именно этим планирую заниматься в рамках деятельности, дальше продолжать экспертом в НФ и в рамках уже законотворческой деятельности в ГД.

Константин Точилин: А после института, собственно, где удалось поработать? Насколько есть представление, в чём реальная экономика и реальная жизнь состоит?

Антон Гетта: Когда я учился, тогда реалии были немного другие, нежели сейчас.

Константин Точилин: Всё меняется, конечно.

Антон Гетта: Да, обзавёлся семьёй ещё на третьем курсе института. Ребёнок появился, нужно было думать о хлебе насущном, и мы занимались с моим товарищем малым предпринимательством, занимались спецодеждой – был такой некий малый бизнес.

Константин Точилин: Вы что, шили? Или покупали-продавали?

Антон Гетта: Покупали-продавали, потом начали уже шить. Ну, и сегодня эта компания работает, работает успешно. Правда, я из неё вышел достаточно давно. А мой товарищ, мой компаньон продолжил.

Константин Точилин: Вы вышли, как действующее лицо или совладельцем остаётесь по-прежнему?

Антон Гетта: Нет, я совладельцем, во-первых, не имею права, а, во-вторых, лет, может быть, 5, а то и 7, как мы с компаньоном разошлись. Продолжаем дружить, но не работать вместе. Дальше я работал и в органах власти муниципальной и федеральной. Ну, а последние 3 года в НФ, в общественной деятельности возглавляю проект "За честные закупки". Тот проект, который, опять же, наводил порядок в экономике, борясь с расточительством бюджетных денег, "серыми"

схемами, казнокрадством. Всё опять же тем, что нужно.

Константин Точилин: Ну, об этом мы чуть позже обязательно поговорим. А как вот так получилось, что занимались Вы бизнесом, видимо довольно успешно.

Антон Гетта: Сравнительно успешно. На содержание семье хватало. Не скажу, что это были даже сотни тысяч рублей, но это были какие-то деньги, которые позволяли мне тогда кормить семью и воспитывать ребёнка.

Константин Точилин: А как Вы угодили вообще во властные какие-то структуры?

Антон Гетта: Когда, опять же, понимая, что несовершенна наша система, тех же закупок, понимая, что компания, которая развивается, компания малого бизнеса просто даже не может мечтать себе о том, чтобы выиграть государственный контракт, просто решил, что, наверно, надо идти и помогать в целом таким малым компаниям, как наша была. Чтобы в честной конкурентной борьбе они могли не только побеждать среди коммерческих компаний, но и на государственных контрактах. И, в том числе, продолжая и эту работу, считаю, что самое необходимое для малого бизнеса – мы много говорим сегодня о поддержке, о развитии малого бизнеса. Если мы дадим гарантированную работу этим компаниям, то даже с барьерами не надо помогать, все остальные проблемы они решат, если будут загружены их компании работой, гарантированной и нормально оплачиваемой.

Константин Точилин: Антон, скажите, а было какое-то, может быть, событие, когда Вы, ну не знаю, может быть, Вы тендер какой-то не выиграли или не смогли зарегистрироваться, чтобы участвовать. И вот так: всё, баста, надо что-то вот менять в этом отношении. Какая-то конкретная личная история была?

Антон Гетта: Была ещё в 2000-х годах. Опять же, не могли мы никак выигрывать конкурсы, хотя предлагали, поверьте, самые конкурентноспособные цены и качество товара. Но не получалось, не получалось.

Константин Точилин: Может быть, надо было откаты правильные предлагать?

Антон Гетта: Вы знаете, никогда этим не занимались и не хотели заниматься, потому что прекрасно понимали, что все эти откаты, они идут в карманы чиновников, а не идут, там, в уменьшение цены или в развитие компании.

Константин Точилин: Ну, никто таких иллюзий и не строит, однако многие в такой схеме действуют.

Антон Гетта: В 90-е, в 2000-х без этого, наверно, не решался ни один вопрос. Сегодня, поверьте, зная, как было тогда, как сегодня, продолжаю некую деятельность экспертную в организации "Опора России", я вижу конкретные изменения в этой сфере. И сегодня обеспечиваем малые компании честным заказом, как я уже сказал, мы даём эту гарантированную работу и они уже платят налоги и платят хорошие зарплаты.

Константин Точилин: А Вы всегда были такой принципиальный, что, вот, не будем платить и всё? Может, Вы и гаишникам взятки не давали?

Антон Гетта: Ну, бог миловал, и бывали штрафы, конечно, попадали за какие-то там превышения скорости. Оплачивали официально всегда. Сегодня, понятно, у нас уже система фотофиксации работает и я, честно, гаишников практически не вижу на улицах. Ну и правильно, чтобы не было неповадно никому, ни из моих, вдруг, коллег депутатов, ни из других, кто имеет какие-то полномочия от этой ответственности уходить, потому что все равны перед законом должны быть.

Константин Точилин: Как Вас занесло в Народный фронт? Следующая ступень биографии.

Антон Гетта: Когда-то в 2013 году, когда мне предложили попробовать реализовать проект, который только-только зарождался, предложил мой старший, так скажем, товарищ, Александр Владимирович Бречалов, который сегодня является сопредседателем фронта. Мы пошли, с моим коллегой ещё с одним – он начал реализовывать другой схожий проект "Народная экспертиза". Он у вас был – Николай Николаев.

Константин Точилин: Он у нас часто бывает, да.

Антон Гетта: Да, он частый гость, он тоже рассказывает о той деятельности, над которой работает в НФ.

Константин Точилин: И тоже избрался, да.

Антон Гетта: И мы, взявшись, сначала не до конца понимая, как мы будем с чиновниками бороться, чиновники самого высокого уровня, губернаторы. Или где-то даже федеральные, замы министров были. Но, опять же, под неким таким руководством нашего лидера, лидера ОНФ, В.В. Путина, мы прекрасно понимали, что здесь уже нет никаких барьеров, ограничений. Если люди, у нас система была построена через активистов, активисты видят в своём регионе эти бесчинства, они нам сообщали эти сигналы, а мы, вплоть до огласки, до доведения, в случае необходимости, до Президента этих сигналов, мы проблемы решали. Где-то в ручном порядке, ну, а где-то уже в системном, когда просили изменить законодательство.

Константин Точилин: Скажите, а вот основные направления Вашей именно ОНФевской деятельности, это в чём заключалось?

Антон Гетта: Как я уже сказал, это проект "За честные закупки". Это борьба с расточительством, казнокрадством бюджетных денег, это контроль за выполнением майских указов Президента, которые касаются и строительства детских садов, школ, многого другого. Переселение из ветхого аварийного жилья. Когда мы говорим, что нужно этой работой заниматься и мы будем продолжать это делать. Сегодня очень много решено, для многих семей решена эта проблема, но дальше ещё она остаётся. Это и вопросы экологии. У нас есть проект "Зелёный щит", когда мы вокруг городов делаем зелёную зону. Это и проблемы, связанные с развитием того же малого предпринимательства. И проблемы, связанные с людьми, которые пострадали от недобросовестных займодателей – у нас есть "За права заёмщика", в которой отслеживают, как там проценты из вроде бы маленьких превращаются в 700% годовых, когда это всё маскируется и прячется и люди просто потом не знают, как им дальше жить.

Константин Точилин: А Вы сможете с этим что-то сделать?

Антон Гетта: А уже этот процесс идёт. И обратившимся, пострадавшим людям помогаем, так скажем, точечно, в ручном режиме, и меняем, опять же, с коллегами законодательство. Видим, какие пробелы есть сегодня и в федеральных законах, которые срочно нужно устранять, чтобы просто у этих мошенников, у этих людей, которые решили, что они будут обманывать граждан наших, чтобы у них просто лазеек не оставалось. И ответственность усиливалась.

Константин Точилин: Давайте… Я просто, готовясь к программе, посмотрел, что про Вас пишут, да, какие-то основные этапы деятельности. Вот, была история с "золотыми парашютами", да?

Антон Гетта: Да-да.

Константин Точилин: Давайте вспоминать.

Антон Гетта: Давайте. "Золотые парашюты" - это то, что очень любили корпорации, государственные компании, когда они призваны за бюджетные деньги решать определённые задачи, когда они нам рассказывали, что мы – государственная корпорация, мы – не государственное учреждение, мы не тратим государственный бюджет, не расходуем его, мы им отвечали: ребята, вам функция государством дана, допустим, нефть добывать или газ, или какие-то нанотехнологии создавать или развивать особые экономические зоны, а вы, взяв эти бюджетные деньги, разместив их на счетах, и ничего не делая, - это где-то даже можно поговорку применить "простота хуже воровства". А нам тоже так отвечали иной раз: мы же не украли деньги, просто держим на процентах в банках, получаем себе зарплату, платим по миллиону рублей и нам всё нравится, всё устраивает. А то, что ещё нужно и цели какие-то достигать, нам как-то вот не понятно и не хочется этим заниматься. И "золотые парашюты" при потере должности, когда топ-менеджер госкомпании мог рассчитывать по своему договору трудовому на выплату колоссальную, выплату там, миллионы рублей, уходя с должности, так же были эти "золотые парашюты" и у депутатов, и у бывших губернаторов, которых люди не поддержали, и у муниципальных депутатов, и у депутатов законодательных собраний. Когда люди их не поддержали на следующий срок, не выбрали, им почему-то были положены вот такие "золотые парашюты", когда им годовое содержание выплачивалось после того, как они не избрались на следующий срок.

Константин Точилин: А Вы говорите "были"…

Антон Гетта: Да, мы приняли соответствующие законы. Этого нет, этого нет.

Константин Точилин: Вообще?

Антон Гетта: Вообще. В конце 2016-го года был принят соответствующий закон, который уже запретил эти "золотые парашюты" и на уровне государственном.  Государственным чиновникам, тем, кто на госслужбе. А по госкомпаниям ещё раньше, где-то, по-моему, в районе лета 2016 года мы тоже с этой проблемой справились. И сегодня все государственные компании понимают, что не только "золотые парашюты" не получится получить, но и зарплаты будут привязаны к эффективности деятельности этой компании. Если таковой нет, то и зарплат не будет тех, к которым они привыкли. Да, это на законодательном уровне мы тогда, как активисты НФ, предлагали, а наша партия ЕР, она уже превращала эти инициативы в законы. И такие соответствующие были приняты решения.

Константин Точилин: Вот, кстати, на днях некоторые активисты, правда, не ваши, предлагали приравнять зарплату депутата к средней зарплате по стране.

Антон Гетта: Это внесли на прошлой неделе депутаты Справедливой России. Ну, я не знаю, насколько эта мера будет принята, потому что всё равно это популизм, как мне кажется, некий. Да, понятно, что у нас сегодня, к сожалению…

Константин Точилин: В общем, в каждой идее есть и популистская составляющая, и здравая, наверно. И не здравая…

Антон Гетта: Мне бы хотелось, чтобы… Ваша точка зрения, когда депутат ГД будет получать зарплату, как предлагается, среднюю по стране – это где-то в районе 36-40 тысяч рублей, по-моему.

Константин Точилин: Мы мерили – у нас меньше получалось.

Антон Гетта: Ну, может быть, даже и меньше. Во-первых, насколько он будет независим от разного рода лоббистских предложений и вопросов. Сегодня, получая достойную зарплату, депутат ГД, он защищён от этого рода, так скажем, предложений. И даже сегодня мой коллега из комитета по борьбе с коррупцией…

Константин Точилин: Есть предложения, от которых нельзя отказаться, как мы знаем.

Антон Гетта: Ну, и с такими мы будем продолжать бороться. И вам, журналистам, представителям СМИ, хотим большое спасибо сказать за освещение этой работы. Когда в советские годы просто табу было наложено на партийные должности, на которые, извините, когда пол-Кубани Медунов когда-то украл, а его, по-моему, только с должности сняли. И только потом там начали какие-то разбирательства проводить, а сейчас это всё делается по…

Константин Точилин: Я что-то снова слышал про пол-Кубани на тракторном марше фермеров. Только уже не про Медунова, да.

Антон Гетта: Мы этот вопрос поднимаем. И у нас была учёба. И когда, опять же, моя коллега сегодня, депутат ГД, активист, эксперт НФ, Наталья Костенко – она избрана от Краснодарского края – она задавала этот вопрос прямо и открыто министру Ткачёву, который был раньше ещё и губернатором Краснодарского края. Но пока тоже внятного ответа не получили.

Константин Точилин: Он сказал, что всё хорошо.

Антон Гетта: В том-то и дело, он сказал, что он не видит проблем.

Константин Точилин: Будете этим заниматься?

Антон Гетта: Будем продолжать заниматься, да. Пока эта проблема не будет решена, пока люди об этом не скажут, а не наши федеральные министры.

Константин Точилин: Ещё одно направление Вашей работы, как я посмотрел, дорогие автомобили, да?

Антон Гетта: Да-да, это тоже направление.

Константин Точилин: Чего удалось добиться?

Антон Гетта: Почему это стало одним из основных наших направлений деятельности. В 2014 году, в 2015. Потому что, опять же, это беспокоило граждан, которые не видели дорог в своих муниципальных образованиях, в селах, в городах, а видели, какие машины себе главы покупают или руководители областных или краевых администраций. И мы этот вопрос постоянно поднимали, сами устали от постоянного упоминания снова какой-то там дорогой машины, купленной за бюджетный счёт. Индекс расточительности создали, вели его, ежеквартально публиковали.

Константин Точилин: Сейчас ведётся или он заглох?

Антон Гетта: Он ведётся. Но я Вам больше скажу, сегодня добились, опять же, нормирования, введения нормирования на государственном уровне. Т.е. сегодня, даже депутат ГД, вот я, сегодня не имею закреплённой машины – есть диспетчерская.

Константин Точилин: На чём Вы приехали?

Антон Гетта: Я приехал на Форде, точно не знаю, как она называется, то ли Фокус то ли Мондео.

Константин Точилин: Мондео, я думаю.

Антон Гетта: По-моему, даже не Мондео – не важно. Это машина, которая мне положена, когда приехать необходимо на передачу к вам. Её вызываешь, как такси, как диспетчерскую, и приезжаешь. Потом она уезжает и работает с другим депутатом. И вот такие нормы положенности, так скажем, они сегодня работают по всем уровням, начиная с такого уровня, как ГД. И это реально экономия бюджетных средств. Мы рассчитывали в индексе расточительности до 20 миллиардов рублей в год, потраченных вот на такие вещи. Сэкономив их, мы больше детских садов построим, школ и решим для людей задачи.

Константин Точилин: Только ещё, чтобы они действительно где-нибудь отпечатались, как сэкономленные. Интересно было бы на это посмотреть. Чтобы потом они пошли туда, куда Вы говорите, а не на ещё одну статью расходов.

Антон Гетта: Обязательно. Совершенно с Вами согласен. А ещё бывает, знаете как? Это постоянная борьба брони и пули. Мы создаём здесь, принимаем решения, что нельзя покупать дорогую машину – чиновники начинают их арендовать. И перед Вами сидящий, на тот момент, активист НФ, поднимал этот вопрос перед лидером, перед В.В. Путиным. И мы приводили пример тогда, по-моему, ФОМСА, Федерального Фонда Обязательного Медицинского Страхования, когда за 8 млн. за 2 года, даже без водителя машину арендовали. Конечно, после того, как мы озвучили эту проблему, то удалось в тот же момент сократить и только один год они оплатили – 4 млн. А 4 млн. осталось в бюджете фонда. Но и эти проблемы мы сегодня решили, прописав чётко, какие машины можно арендовать с теми же определёнными ограничениями по мощности, по классу и т.д.

Константин Точилин: Ещё одна громкая история была: корпоратив Роснано. Все, наверно, его помнят. И замечательный А.Б. Чубайс, который говорил, как у него много денег. Собственно, Вы тогда и призывали разобраться, в чём тут дело. Призывы были, корпоратив был, а удалось ли разобраться?

Антон Гетта: Призывы были. Опять же, если говорить в целом о корпортаивах. Мы в 2013 году проанализировали на полмиллиарда рублей таких корпоративов за счёт бюджетный или за счёт государственной компании, компании с госучастием. Выявили. В 2015-м или даже в конце 2014-го, празднуя 2015-й – у нас просто статистика была – уже всё меньше и меньше желающих было такой корпоратив за бюджетный счёт проводить. Почему? Потому что, опять же, Президент тогда сказал, что страшно себе представить, чтобы в КГБ СССР за бюджетный счёт корпоративы проводили. Да, праздник встречать нужно, но сбрасываться и проводить его, а никак не за государственный счёт. И мы с этой проблемой сегодня, можно сказать, справились. Бывают хитрости некие, пытаются сказать, что они будут подводить итоги года, что у них там обучение, обязательно обучающий семинар нужно провести в 20-х числах декабря. То же так же с улыбкой, как Вы сегодня…

Константин Точилин: Где-нибудь в хороших местах…

Антон Гетта: Где-нибудь в хороших ресторанах, с караоке, с гастрономическими изысками. Так же с улыбкой относимся и просим, извините, не дурить голову активистам, потому что они всё это видят. Мы будем продолжать предавать это огласке и будет стыдно потом просто.

Константин Точилин: Ну, вот по практике по Вашей, самый вопиющий, с Вашей точки зрения, пример растраты государственных денег. Даже не воровства, а бессмысленных каких-то трат таких.

Антон Гетта: Это было достаточно давно, но всё-таки. Когда мы видели, как бывший губернатор Сахалина Хорошавин покупал себе всё те же машины больше 8 млн. рублей стоимостью.

Константин Точилин: Он покупал или из бюджета покупалось?

Антон Гетта: Из бюджета, конечно, это покупалось из бюджета Правительства Сахалинской области. Т.е. из бюджета людей, живущих на Сахалине. Стол за 1,5 млн. рублей. Извините, унитаз за 220 тысяч рублей в кабинет. Перелёты там были и т.д. И вот это тоже вызывало реальные вопросы. Ну а такую точку жирную уже поставил Следственный Комитет, когда мы опять же поднимали вопрос, почему одна и та же компания на Сахалине с завидной регулярностью миллиарды выигрывает на конкурсной основе по строительству каких-то там энергетических объектов и т.д. Так же точно были перелёты, когда у нас в Японию и обратно, Правительству Нижегородской области необходимо было слетать на вип-борте, чартер и заплатить за него десятки миллионов рублей. Слетать в Японию и обратно. Нам потом пытались рассказать, что японцы тогда будут инвестиции вкладывать – мы летали за инвестициями.

Константин Точилин: Ну, конечно, да.

Антон Гетта: Ответ был: ребят, японцы, увидев, как вы относитесь к деньгам, они вряд ли будут вкладываться.

Константин Точилин: Перепрячут их в другое место.

Антон Гетта: Да, а если вы будете скромнее себя вести, быстрее и с инвестициями придут. 

 

Константин Точилин: Знаете, я Вам, наверно, ещё работу подкину, потому что новость, буквально, последних дней. Собственно, закупка мебели для ГД. Я цитирую "МК", он ссылается на Интерфакс. "Из документации следует, в управление делами заказана мебель. В заказах значатся деревянные столы, письменные столы, шкафы для одежды и 521 офисная тумба. Цена тумб при этом составляет от 32,5 тысяч до 110 тысяч рублей за штуку." Я так спросил у Яндекса, скажу Вам честно, буквально, 10 минут назад, перед съемками. Ну 5, 3, 4 тысячи рублей тоже вполне себе тумба, наверное, функцию свою выполняет вполне себе. Будете в этом возиться или уже всё?

Антон Гетта: Как Вы, наверно, правильно понимаете: начинать во всём нужно с себя. Реально видя ту мебель, которая сегодня устанавливается в кабинетах, - где-то остаётся старая, где-то докупается, где-то за 5 лет она пришла в негодность – помимо самой стоимости той же тумбы или стола, ещё и какое-то качество, чтобы прослужило дольше, чтобы, опять же, через полгода не пришлось менять.

Константин Точилин: Ну не 100 тысяч за тумбу-то, с другой стороны.

Антон Гетта: Я с Вами согласен, но таких тумб не будет много. Мы посмотрим, и с позиции нормирования той же.

Константин Точилин: Но смотреть-то Вы будете?

Антон Гетта: Конечно, обязательно, потому что опять же говорю: начинать нужно с себя. По машинам я Вам уже пример привёл. То, что сегодня касается той же мебели, наш комитет по регламенту и мы в помощь будем, чтобы все эти закупки были, конечно, самыми прозрачными и рачительными. Чтобы примером показывать тем же губернаторам, как можно.

 Константин Точилин: Вы не боитесь, что Вас поймут неправильно? Вот Вы свежеизбрались, люди там сидят годами – все привыкли, всем удобно. Потом, Вы меня извините, очень многие из тех, кого Вы на чём-то ловили в бытность свою, собственно, в НФ, они – члены ЕР. И как вот это вот всё?

Антон Гетта: Это неважно. Ещё раз, мы не будем смотреть на коррупционера, какую должность он занимает…

Константин Точилин: Да он, может, не коррупционер – ему просто тумбы за 200 тыс. нравятся.

Антон Гетта: Или расточителя, или неэффективного управленца. Просто даже не будем смотреть, ни на должность, ни на принадлежность к партии.

Константин Точилин: А как?

Антон Гетта: Если человек принял такое решение, что он будет за бюджетный счёт себе комфортные условия обеспечивать, если он, при этом, ещё свои карманы собрался набивать…

Константин Точилин: Комфортные-то ради бога.

Антон Гетта: Понятно, да, но, если в этом будет перебор, то будем поправлять. Поправлять, в том числе, и с позиции ГД, и НФ. И обязательно будем этим чиновникам подсказывать, что, ребята, если вы ещё и относитесь к партии ЕР, то вот с себя начиная, надо показывать дальше примером. И, поверьте, ну, во-первых, мы уже давно перестали бояться, что нас поправят или, не дай бог, ещё там угрожать будут или противодействовать. Уже этого давно нет. Но этой работой будем продолжать заниматься, несмотря, ни на должности, ни на партии.

Константин Точилин: Ну как нет? Вот Ваши коллеги приходили по фронту, здесь, в этой студии сидели и говорили, что в ряде губерний, когда какие-то расследования фронт проводил, и угрожали, и мешали официальные вполне себе лица. Я думаю, что с партбилетом.

Антон Гетта: Были такие случаи единичные, были. У нас было непонимание в Пермском крае в какой-то момент.

Константин Точилин: В Твери, насколько я помню.

Антон Гетта: В Твери были у нас проблемы. Были у нас проблемы, когда мы занимаемся, опять же, вопросами экологии. Видим, как варварски вырубается лес. Вы представляете, какие до сих пор криминализированные, так скажем, структуры, организации, или просто какие-то команды работают в лесу. Были угрозы, были угрозы, в том числе, физической расправой с нашими активистами. Но, опять же, мы никогда не бросим, все фронтом, так скажем, будем стоять, защищая нашего активиста, с подключением и привлечением правоохранительных органов к ответственности тех личностей, которые думают, что они могут запугать или угрожать нашим активистам.

Константин Точилин: Антон, но вот Ваша работа во фронте. Ваша и не только Ваша – работа фронта, она настолько выгодно отличалась от работы ЕР, что вот Вы не боитесь каких-то репутационных рисков? Вы прекрасно себя зарекомендовали, прекрасные проекты: действенные, громкие, результативные. Было видно, что власть в лице Президента, который формально возглавляет фронт, чего-то делает, да? А вот Вы вливаетесь в эту ЕР, с которой Вы и боролись, собственно. Зачем?

Антон Гетта: Вы знаете, почему мы не можем даже беспокоиться об этом, не то что бояться?

Константин Точилин: Почему НФ сам по себе не пошёл на выборы? Вот, как НФ – прекрасная совершенно организация в незапятнанных белых одеждах.

Антон Гетта: НФ – это общественная организация, это движение, и оно не собиралось переучреждаться, потому что задачи другие. Всё так же работать с активистами, снимать напряжение, снимать проблемные вопросы с земли, так скажем, с городов и районов. И потом с ними работать. А что касается сегодня, в целом, партии ЕР, перезагрузка произошла, обновление больше, чем наполовину. И наших коллег, активистов от НФ, около 90 человек пришло в партию после выборов в ГД. Соответственно, почему это произошло? Да, только потому что это единственная партия в стране, ЕР, провела предварительное голосование. И таким, как я, общественникам, у которых нет каких-то возможностей там сверх, чтобы пойти на выборы в ГД – я об этом даже мечтать не мог, не будучи ни предпринимателем, ни чиновником – когда я в этих структурах работал. А только благодаря тому, что нам была предоставлена возможность к людям выйти и рассказать, чем ты занимался до этого, что ты планируешь делать в ГД, мы пошли уже, как кандидаты от ЕР. И, победив, собираемся, в том числе,  - я ещё раз повторяю, 90 человек только от НФ и других организаций пришло сегодня депутатами – мы будем это повестку продолжать вести.

Константин Точилин: А вот Вы начали уже общаться. Как на Ваш взгляд, Ваши коллеги, которые давно в Думе, которые такие депутаты со стажем, может быть, даже и с мозолью на каком-то месте, насколько они вообще представляют себе реальную жизнь? Нет у Вас ощущения, что многие как-то оторвались от этого на Охотном ряду или нет?

Антон Гетта: Неделя прошла, чуть больше недели после того, как мы уже встретились все в Думе и начали рабочий процесс на Охотном ряду. Общаюсь больше, конечно, со своими коллегами, такими, как Николаев, другие коллеги из НФ. И, понятно, мы сегодня, что обсуждаем, да то, что слышали во дворах, на предприятиях, когда мы проходили предвыборную кампанию. Опять же, как она строилась – Вы мне не дадите соврать – сегодня было гораздо меньше вложено даже средств в биллборды, в какие-то рекламные ролики, в СМИ, а всё проходило во дворах.

Константин Точилин: Ну, в Москве много было…

Антон Гетта: Мы участвуем во всех этих обсуждениях, мы слышали от людей, какие проблемные вопросы, начиная от крон деревьев, которые нужно срочно срезать, до проблем, связанных с канализованием, или управляющими компаниями или капитальным ремонтом. Мы всё это слышали и видели. Мы собрали за время моей кампании, которую я вёл в Ростовской области, больше тысячи наказов от людей. Что успокаивает? Во-первых, ЕР программу создала про людей, про все те же самые проблемы. И наше отношение, ну, как минимум, отношение моего региона, губернатора Ростовской области, который сказал всем нам, кандидатам в тот момент ещё от ЕР, что все наказы должны быть сведены, систематизированы, и мы, как только выходим из избирательной кампании, начинаем с ними работать. И сегодня этот процесс уже запущен. И это позволило, с некой такой уверенностью, сдавать этот, наверное, самый сложный экзамен в моей, как минимум, жизни во дворах. И с коллегами, когда Вы спрашиваете, что мы обсуждаем – да мы обсуждаем всё те же проблемы, как быстрее начать людям отвечать на их вопросы, на их просьбы. Потому что нам, опять же, идти к ним. Самое стыдное будет, если, вдруг, что-то обещал, а не выполнилось ни на грамм. Наверно, человеку даже появляться нельзя будет.

 Константин Точилин: Главное, чтобы не засосала, что называется, среда.

Антон Гетта: Я с Вами согласен абсолютно. И с наказами, и с системой, и с законами мы будем работать.

Константин Точилин: И было бы, конечно, очень обидно, если бы закончилась на этом такая яркая и плодотворная деятельность НФ.

Антон Гетта: Она не заканчивается. Она, возможно, будет теперь ещё и усилена. Когда мы просили наших коллег, чтобы принимались законы по устранению всех этих проблем. А сегодня мы сами становимся депутатами, которые будут и с этими инициативами, в том числе, выходить и эти проблемы для людей решать.

Константин Точилин: Ну что ж, остаётся только пожелать Вам удачи. Антон Гетта был гостем нашей программы. А мы продолжаем знакомить вас с новыми депутатами ГД. Это была программа "Де-факто". Счастливо! Увидимся! 

Написать комментарий

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Константин Косачев председатель комитета Совета Федерации по международным делам
  • Показать еще
    В Омске проходят масленичные гуляния В Омской области в масленичных гуляниях участвуют тысячи горожан
    час назад
    В Карелии проходит заключительный этапа Кубка мира по ралли-рейдам Командам предстоит преодолеть еще 200 километров
    2 часа назад
    Тысячи жителей Бурятии участвуют в специальном обряде очищения огнем По традиции жители республики проходят его перед встречей буддистского нового года
    вчера
    В Краснодарском крае открылся новый вид туризма с дегустацией сидра Первая в крае ферма сидра открылась на месте заброшенного совхоза
    вчера
    В Липецкой области на празднике проводов зимы сожгли чучело белого ходока из "Игры престолов" Площадкой для праздника стал археологический парк Аргамачи-Пальна в Елецком районе
    вчера
    вчера
    В Таджикистан доставлена российская гуманитарная помощь На севере и востоке Таджикистана сошли снежные лавины
    вчера
    Советская гимнастка Корбут выставила на аукцион олимпийские медали Среди них пять олимпийских медалей из Мюнхена–1972 и Монреаля–1976
    2 дня назад
    Прокуратура начала проверку после пожара в тверской детской больнице Кровля детской областной клинической больницы вспыхнула минувшей ночью
    2 дня назад
    Новосибирская школьница, спасшая тонущего ребенка, получила премию "Горячее сердце" Девочка победила в номинации "Дети-герои" за спасение тонущего ребенка
    2 дня назад
    Виталия Чуркина похоронили на Троекуровском кладбище в Москве На церемонии похорон присутствовали несколько десятков знакомых, родных и близких Чуркина
    2 дня назад
    Чешский парламент одобрил идею об отпуске для отцов после рождения ребенка Молодые папы могли бы воспользоваться недельным отпуском по уходу за ребенком в течение шести недель после его рождения
    2 дня назад
    Собянин пообещал "не отправлять людей на выселки" при расселении "хрущевок" С жителями пятиэтажек будут предварительно советоваться
    3 дня назад
    Во Владивостоке рабочие вручную разбирают многоэтажку-самострой Здание находится рядом с бывшей усадьбой писательницы Элеоноры Прей
    3 дня назад
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    banner instagram facebook