Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Роман Силантьев, исламовед: Уровень радикализации мусульман в Европе значительно выше, чем в самих мусульманских странах

Константин Точилин: Добрый день, это программа "Де-факто" Общественного телевидения России.  Сегодня будем обсуждать проблему, наверное, не только нашей страны, а проблему всего мира в целом, которая, пока еще эхом, коснулась нас. Наш гость сегодня Роман Силантьев, исламовед. Здравствуйте.

Роман Силантьев: Добрый день.

К.Т.: Говорить будем о последних террористических актах в Европе. Речь идет о карикатуре на пророка, которая была опубликована не в самом известном, наверное, французском журнале, скажем прямо. Даже не уверен, что террористы-исполнители когда-то хоть раз в своей жизни его в руках держали. Если вспомнить чуть раньше на несколько лет, были карикатуры в датской прессе. Тогда был скандал настолько далеко от Дании, на таких континентах, жители которых, наверное, и о Дании большого представления не имели. Опять же заметим при этом, что если говорить о Скандинавии, то там, наверное, наиболее комфортные условия для существования всех эмигрантов, всех пришельцев с Ближнего Востока. Если говорить о Франции, то тоже не самая худшая ситуация. Потому что если кто бывал в парижском квартале Сан-Дени, где усыпальница французских королей, кто рискнул туда доехать на метро и вышел, то, конечно поражаешься ощущению опасности, ощущению грязи, но ничего, жили. Были арабские кварталы – они сейчас есть, были арабские улицы, арабские в широком смысле, есть даже арабские городки, как говорят. И вдруг такая вот история! Это что, провал мультикультурализма, как к этому относиться, с вашей точки зрения?

Р.С.: Провал мультикультурализма уже давно признан, причем на уровне глав государств,  и это не есть какой-то секрет. Но вообще на самом деле случай то не уникальный. Вы правильно напомнили про датские карикатуры, которые убили людей, большинство из которых о Дании даже не слышали. В Нигерии многие погибли, в Северной Африке, в Пакистане, то есть, в общем, карикатуристы стали причиной смерти множества людей. До этого была история с "Сатанинскими стихами" Салмана Рушди, где погибло более десяти человек, но тем не менее. Причем из этих людей тоже далеко не все напрямую были причастны к изданию или переводу этой книги. Мы видим третий случай. Он ничуть не уникален на самом деле. Каждый раз мы наблюдаем одно и тоже: некая провокация. Бывает, такие провокации остаются незамеченными, бывает, их специально усиливают, как в случае с датскими карикатурами, когда самые мерзкие карикатуры дорисовал один исламист и именно в таком комплекте их показывали, что вызвало волнение в мусульманском мире. Но здесь такое ощущение, что люди сами на такой вариант напрашивались подобными действиями. То есть они оскорбляли, вот по уровню оскорбительности "Charlie" всех товарищей превзошли.

К.Т.: Надо сказать, что это стиль редакции, я специально посмотрел немного историю этого журнала. У них был очень серьезный конфликт, например, с сыном прошлого президента Франции Саркози. И тоже там и на коррупцию намекали, и на национальные аспекты, потому что он собирался жениться на девушке-наследнице крупного еврейского состояния. Они очень зло шутили о том, что он будет переходить в иудаизм. Но там, правда, ничем не кончилось: уволили главного карикатуриста, который сказал, что он ни за что эти карикатуры снимать не будет. Вот то, что произошло, с вашей точки зрения, это провокация французских художников? Или они считают, что они в своей стране в своем журнале имеют право на многое?

Р.С.: Они, безусловно, так считают. И по закону они это право имеют, судя по тому, что никакого судебного преследования в их отношении не велось. Но делать эти вещи, как мы видим, опасно для жизни. Эти люди погибли сами и погубили еще людей.

К.Т.: Те вообще ни при чем.

Р.С.: Да, тех же евреев в супермаркете, тех же полицейских. Но мало того, что они это сделали, они террористам оказали огромную услугу. Террористы благодаря этому теракту мощнейший моральный урон нанесли западному миру, и вот эта "Аль-Каида" сейчас опять на первых страницах в газетах. Исламское государство ее отодвинуло на задний план. Я, кстати, не исключаю, что это нападение под собой имело необходимость как-то о себе опять заявить именно "Аль-Каиде", ранее монополисту по сути, самой известной террористической организации и у них это блестяще получилось. То есть они достигли всех желаемых целей, да еще и перевыполнили.

К.Т.: То есть у вас конспирологическая в каком-то смысле теория, что вот этих французских художников каким-то образом подвигли к выполнению некоторых действий, из которых другие структуры извлекают, как это не цинично звучит, некоторую выгоду?

Р.С.: Я, кстати, не сторонник конспирологии, я особой конспирологии в произошедшем не вижу. Теракт простейший по организации, это не захват самолета, не попытка газовой атаки в Токио – это три человека с легким стрелковым оружием, особого профессионализма я в них не заметил. К сожалению, это одна из самых простейших форм: не стоит бешеных денег автомат Калашникова, не так сложно научиться им пользоваться, не так сложно атаковать слабозащищенную редакцию и вообще незащищенный супермаркет, для этого не надо быть гением спецназа, не надо быть каким-то преступным лидером. Это, в общем, могут сделать обычные боевики, даже начинающие. Но вот тот эффект, который этот теракт вызвал, он по многим параметрам превосходит эффект от нью-йоркского теракта. И вот этот вот марш многомиллионный террористам прекрасно показал самое слабое место той же самой Франции и куда надо бить.

К.Т.: Куда?

Р.С.: Бить по журналистам, например, либерального толка. То есть любой теракт, можно убить в Йемене 50 человек, 200 человек – никто не заметит. А можно убить одного журналиста во Франции, причем меньше сил на это затратив и эффект тот же будет.

К.Т.: Причем издания не первого ряда.

Р.С.: Да, не обязательно.

К.Т.: Не "Le Monde", скажем.

Р.С.:  Да, не обязательно убивать главных редакторов ведущих газет. Можно действительно найти любой журнал, который перепечатал эти карикатуры, хоть какой-то провинциальный журнал в Германии, хоть в той же Дании – все же редакции защитить невозможно.

К.Т.: Мы можем представить себе зеркальную ситуацию? Где-нибудь в Арабских Эмиратах публикуется некая карикатура, после чего какие-либо европейские фанатики устраивают взрывы и теракты?

Р.С.: Нет, не принято это делать. Просто есть понятие разных культур. Вот нам сейчас много рассказывали, что эти карикатуры – это смеховая культура, что это многовековое достижение французской цивилизации, это Франсуа Рабле, кто такая карнавальная, это у них стеб такой, такая особенность. Но правда, с другой стороны забывают, что у французов другая была культурная особенность, когда дворяне за косой взгляд кишки выпускали оппонентам, а не то, что за карикатуры.

К.Т.: Тоже в шутку.

Р.С.: За такие карикатуры и на дуэль бы не вызвали – просто прирезали и были бы в полном праве,  это ведь тоже культура французская.

К.Т.: К вопросу о культуре не французов, а скажем так в Европе. Смотрите, иcлам же лет на 600 моложе христианства, получается?

Р.С.: Многие мусульмане с этим бы не согласились: есть мнение, что ислам самая древняя религия, Адам и Ева были мусульманами. Это религиоведческая, скажем так, точка зрения.

К.Т.: Если иметь в виду учение пророка Мухаммеда, которое появилось в шестисотые годы. Давайте посмотрим, что происходило в Европе 600 лет назад, у нас, когда христианство было в этом возрасте. Сожгли на костре Яна Гуса и совершенно не поморщились из религиозных соображений. Англичане перебили французов при Азенкуре, потому что не по тому обычаю выбирали короля. Грюнвальдская битва – изгнание крестоносцев Тевтонского ордена. Я не говорю про гугенотские войны во Франции. Я не говорю про Варфоломеевскую ночь ту же самую. Куда далеко ходить, вспомним Тараса Бульбу, всеми нами любимого. Из-за чего там начинается война? Потому что ляхи ставят свои значки на нашей святой пасхе. Как же тут, действительно, не воевать после этого? Может быть, дело в том, что в наших цивилизации какие-то разные скорости и разные сейчас точки развития, и они поэтому не могут ужиться между собой? Или это упрощенная точка зрения?

Р.С.: Действительно, упрощенная. Вот как теория была у Гумилева этногенеза, что каждый народ вот он столько-то живет, примерно 2 тысячи лет, и есть молодость, зрелость и есть деградация. Правда, китайцы это как-то опровергают своим существованием.

К.Т.: Да, они как-то не читали и им повезло.

Р.С.: Например, буддизм и индуизм. Они старше и христианства и ислама, но это ничуть на их боеспособности не сказывается, что у нас радикальные индуисты есть, что радикальные буддисты. То есть буддизм старше христианства и по идее они должны чуть ли не в коммунизме жить и в полном гуманизме – ничего подобного. Есть масса буддистских террористов, та же секта "Аум Синрике", например. То, что мы наблюдаем и на Шри-Ланке, и в Индии, и во многих других местах – никакого миролюбия нет и близко. Евреи, в общем-то, религия древнее христианства и ислама. Они что, в гуманизм ударились? Нет, боеспособность вполне сохраняют. Что, есть какие-то принципиальные различия?! Нет, на самом деле эти все сравнения, что ислам через 600 лет будет таким же,  как западное христианство, очень сильно в этом сомневаюсь.

К.Т.: То есть в это вы не верите, в такое объяснение непонимания, я бы сказал?

Р.С.: Эта гипотеза никаких доказательств под собой не имеет.

К.Т.: Мне кажется, тогда становится понятным, что  людям, которые живут в пресловутой толерантности XXI века, договариваться с людьми, которые живут по понятиям века XIII?

Р.С.: Даже не в веке дело. У нас вполне может хай-тек с традиционной семьей соседствовать, а пользование продуктами высоких технологий с приверженность к шариату. Тут просто вопрос культуры. То, что мы наблюдаем в Западной Европе, это, на мой взгляд, закат цивилизации со всеми его очень печальными последствиями.

К.Т.: Почему?

Р.С.: В общем? Видим, как римская цивилизация закатывалась и многие другие цивилизации. Вот в последние десятилетия их истории наблюдалось то же самое: люди предавались разврату, люди не служили в армии, резко сокращалась рождаемость, привлекали варваров, поскольку никто в армии не служил, для защиты своих территорий.

К.Т.: Привлекали мигрантов.

Р.С.: Да. Потом варвары захватывали власть и вот этих всех сибаритов вырезали. Тут, к сожалению, есть аналогии. Так что Европа не лучший период своей истории демонстрирует. Может это, конечно, имеет обратимый характер, я не знаю, но сейчас, прямо скажем, деградация продолжается. История с этими карикатурами тому наглядный пример деградации.

К.Т.: Это разговор пока у нас все-таки теоретический. Вот последняя история, связанная собственно с событиями во Франции. Ходорковский заявил, что все газеты должны перепечатать карикатуры. Рамзан Кадыров сказал, что Ходорковский - враг всех мусульман. Наверное, не самое умное, мягко говоря, заявление Михаила Борисовича. Но, тем не менее, вступились же не за террористов, а вступились за мусульман. Вот как с этим быть? И чем это может нам аукнуться в России, вот в чем вопрос?

Р.С.: Это попытка перенести этот конфликт на нашу почву.

К.Т.: Извините, я вас перебью. Новость сегодняшнего дня: в московской Соборной мечети группа радикалов призывала идти к французскому посольству.

Р.С.: Место такое у нас известное - московская Соборная мечеть. Ну что ж, да, и такое у нас бывает. Но дело в том, что призывы перенести этот французский конфликт на нашу территорию действительно выглядят провокационно. Странный выбор: мы или за террористов или за извращенцев. Мне такой выбор не нравится: мы или "Шарли" или мы за "Аль-Каиду". Нам, русским православным людям, этот выбор не понять. Я вот такой на грани могу привести пример, к вопросу о том, что давайте перепечатаем карикатуру в знак солидарности. Вот есть у нас деятель, который себе органы прибивает к брусчатке на Красной площади. Смоделируем ситуацию, что во время такого прибивания его кто-нибудь убил. И нам предложат в знак солидарности с ним выйти на Красную площадь и сделать то же самое. Именно такое предложили сделать.

К.Т.: Вы будете смеяться, но такое предложение звучало на одной из радиостанций, причем со звериной серьезностью.

Р.С.: Все-таки, по-видимому, мы в разных цивилизациях.

К.Т.: Я прямо услышал – не поверил.

Р.С.: Мне, например, не понятно. Я не усматриваю логической связи в осуждении терроризма и оскорблении всех остальных. Почему за то, что террористы из "Аль-Каиды" постреляли карикатуристов, адвокат этого издания обещает оскорблять и христиан, и евреев, например. В чем здесь логическая связь, в чем причинно-следственная связь? Почему за действие террористов "Аль-Каиды" должны страдать христиане, которые тоже понесли потери, погибли их единоверцы? Погибли иудеи в этом теракте. Но, исходя из логики вот этих людей, надо и евреев оскорбить, потому что из "Аль-Каиды" фанатики были верующими, а значит надо отомстить всем верующим. Знаете, если это цивилизация, то, что тогда у нас варварство?

К.Т.: Еще к вопросу о цивилизационности. Смотрите, я может быть упрощаю, но ощущение такое, что нет терроризма в Европе, во всяком случае терроризма христианского. Есть ребята из Ирландской республиканской армии, которые совершенно не белые и пушистые. Но когда они совершают теракт, никто не говорит, что у терроризма нет веры и национальности, потому что они не за веру, а за свою Ирландию. Есть баски, есть еще разнообразные группировки. Но я не прав или только исламские террористы декларируют, что они именно террористы исламские? Это какой-то неправильный ислам у них? Каждый раз возникают исламские религиозные деятели, которые говорят, что терроризм не имеет веры, терроризм не имеет национальности – это они какие-то неправильные. Так они или неправильные или что-то не так? Внесите ясность, пожалуйста.

Р.С.: Есть у меня одна гипотеза: террористы могут быть и христианами, естественно. Есть изуверские секты, они были и раньше, и во времена Реформации, и в новейший период можно услышать, что какая-то там секта "Народный храм", массово потравила людей в Гайане, что какая-то там "Ветвь Давидова" устроит бойню на ранчо, есть такое. Но характер это имеет небольшой и главное понимать, что это секты. Не будет никогда Папа Римский извиняться за деятельность вот этой "Ветви Давидовой". Не будет Патриарх Московский и всея Руси говорить, что те люди, которые потравили в Гайяне своих верующих это не наши, не православные – это и так понятно. В христианстве четко можно отделить, вот есть канонические традиционные церкви, а есть секты. Понятно, вот есть "Свидетели Иеговы", а есть православные.

В исламе террористам, к сожалению, очень удается мимикрировать под мусульман нормальных. При этом масштаб совершенно другой, этих людей десятки миллионов, сочувствующих террористам, это не десятки людей. Те же "Братья-мусульмане" в Египте к власти пришли: десятки миллионов братьев-мусульман. Это целое мусульманское государство, это целые ваххабитские страны, которые поддерживают террористов. Значительная часть, не большинство, но очень многие  богословы, именующие себя мусульманами, поддерживают террористов. В том числе весьма известный такой Юсуф Кардави, например, из Катара, идеолог террористической организации "Братья-мусульмане". Это самый распиаренный мусульманский богослов в мире. Это и создает проблему, поскольку зачастую сейчас сложно разделить мусульман добропорядочных и террористов.

К.Т.: Смотрите, когда особенно в 90-х годах были волны преступности, в том числе и преступности этнической. Все твердили, что нет национальной преступности, нет религиозной преступности, вроде бы у нас мы как-то в голову вбили, уже понятно, что террорист и террорист. Но тут не получается сказать просто, что он террорист, потому что террорист. Он террорист, потому что у него есть некие идеи и они абсолютно религиозного свойства.

Р.С.: Да, к сожалению, в исламе вот эти секты, которые есть в любой религии, приобрели невероятный вес и успех, они захватили целые страны. Вот что бы было с нами, если бы Италию контролировали мармоны, или какая-то "Ветвь Давидова". Если бы в Троице-Сергиевой лавре засели какие-то товарищи из секты "суздальских педофилов" и от имени церкви делали бы какие-то заявления и преступления совершали, нам очень бы тяжело было бы жить как православным людям. В исламе, к сожалению, такое произошло. Там сектанты действительно захватили власть в серьезных богатых странах и активно распространяют свое влияние на страны другие. Эта "арабская весна" очень сильно подорвала позиции мусульман нормальных, в том числе и с американской помощью. Та же Сирия, например, в очень сейчас незавидном положении находится. И не так много государств осталось.

К.Т.: Нормальных, с  чьей точки зрения?

Р.С.: Которые традиционного ислама придерживаются, потому что все-таки есть мусульманские секты, а есть мусульмане традиционные. Очень просто отличаются сектанты с нашей точки зрения и для нас от мусульман традиционных: с мусульманами традиционными мы можем жить в мире и жили, а с сектантами нет. Вот с ваххабитами в мире жить нельзя. Только тактически это возможно, но они сами будут решать, когда этот мир нарушит, пока слабые, они делать этого не будут.

К.Т.: Почему нельзя?

Р.С.: Для них сам факт существования людей инакомыслящих и инаковерующих является вызовом.

К.Т.: Даже если они не рисуют карикатуры?

Р.С.: Даже если они не рисуют карикатуры. Тот факт, что в мире есть где-то места, где их законы не имеют значения, для них оскорбление. Они действительно мечтают о мировом господстве. Они уверены, что вся земля "обетованна" Богом.

К.Т.: Вся?

Р.С: Да, не только Кавказ, не только Ближний Восток, не только Сибирь нефтеносная, а все до последнего острова принадлежит им, как они считают. Все, кто с этим не согласен, имеют вариантов немного: или согласится или умереть, поскольку с Земли у нас бежать нельзя, то третьего варианта нет.

К.Т.: Процентное соотношение тех, кого вы называете нормальными и те, кто считают, что кроме них на свете не должно быть никого?

Р.С.: В России около 5% мусульман разделяют радикальные взгляды, что огромная цифра. По миру сложно мне сказать, но я думаю, что примерно такой уровень, но даже 1% это очень много.

К.Т.: То есть этот 1% будоражит весь земной шар?

Р.С.: Да, 1% от 1 миллиарда 300 миллионов – это много, а 5% это еще больше.

К.Т.: Само мусульманское сообщество в состоянии что-нибудь сделать или нет? И хочет ли оно этого?

Р.С.: Оно в состоянии что-то с этим сделать, но проблема в том, что не всегда у него это удается. Если бы Асад был бы один и нормальным, вот Рамзан Кадыров в целом с этой проблемой в Чечне справился. В принципе, справился с ней бы и Асад, и Каддафи, но вмешались внешние силы. И Сирия не просто со своими радикалами воюет, еще со всего мира к ней радикалы съезжаются.

К.Т.: "Понаехали".

Р.С.: Тут еще бомбить постоянно обещают, а в случае того же Ирака и Ливия еще и отбомбились. То есть реально вмешались на стороне террористов те же американцы, как мы видим в Ливии и теперь это страна погибшая, то есть, там уже страны как таковой нет. Конечно, можно Каддафи критиковать, но при нем гражданской войны не было.

К.Т.: Как тогда получается, что Европа, понимаю всю неправильность того, что вы называете неправильным исламом, поддерживает почему-то тех, кого поддерживать и не следовало бы. Ведь все уже обожглись, и Россия, и Европа, и Штаты?!

Р.С.: Постоянно парадокс, вот я как правозащитник могу сказать, что многие мои знакомые правозащитники сначала поддерживают ваххабитов, потом их ваххабиты убивают, потому что там и журналистов касается и много кого еще. И каждый раз это повторяется. Я не знаю, как это объяснить. Но люди - ревнители демократии, ревнители прав человека - поддерживают тех, кто в принципе отрицает понятие прав человека, демократию, а потом удивляются, как так получилось, если успевают удивиться, конечно.

К.Т.: А вообще мы должны в такой ситуации оперировать демократиями, правами человека и всем остальным, или мы должны воевать по тем правилам, по которым воюет противник, если это война? И война ли это, кстати?

Р.С.: К сожалению, это война. Это война носит глобальный характер, в нее вовлечены сотни миллионов людей. Действительно, многие потом напишут, например, что третья мировая война началась год назад или два года назад или вот-вот начнется, потому что география боев все шире и шире.

К.Т.: Тогда по каким мы правилам играем: мы играем по правилам XXI века с гуманностью, с тремя полами и черт знает, с чем еще, или мы играем в жесткие средние века?

Р.С.: Мы сейчас склоняемся ко второму варианту, поскольку террористы по хорошему не понимают. В этом смысле позиция Кадырова абсолютно правильная.

К.Т.: Но какой тут возник вождь, вы уж извините, что мы в XXI веке и так нельзя? А кто сказал, что в XXI веке можно срывать с другой стороны?

Р.С.: То, что нам предлагают делать, как выйти на ринг с боксером, у которого кастет и нож, и выйти против него в перчатках обычных боксерских, а потом удивляться, что он тебя постоянно будет побеждать.

К.Т.: В XXI веке мы отказались от кастетов.

Р.С.: Как-то с террористами договариваться не получается, урон они огромный наносят. Те зверства, которые они творят, честно говоря, новую планку они уже подняли. Раньше у нас Пол Пот в этом смысле был рекордсменом, но то, что делают в том же Исламском государстве, как-то знаете, какое там средневековья, в средневековье так и близко не было, чтобы так люди упивались как сердца на камеру ели, девочек насиловали демонстративно, над трупами так издевались. Многие там пределов зла новых достигли.

К.Т.: Думаю, что многие скажут, что пусть они там у себя в Исламском государстве хоть друг друга поедом едят. Французам, например, что делать?

Р.С.: А ничего уже не делать.

К.Т.: Потому что я думаю, что если завтра будут выборы, то вполне может выиграть человек, который скажет, что мы всех "не-французов" сейчас берем и  - "до свидания с пляжа"? Думаю, что очень многие его поймут, и тут же забудут и про XXI век и толерантность или нет?

Р.С.: Может такое случится. Мне кажется, что в соревновании толерантности и инстинкта самосохранения победит все-таки инстинкт самосохранения.

К.Т.: Вопрос, что наступит раньше.

Р.С.: Да, успеет ли он победить, но, в общем, от терроризма никто не защищен. Проблема в том, что террористы – это граждане тех стран, а не эмигранты.

К.Т.: В том то и дело.

Р.С.: И их много. У нас ведь террористов из Западной Европы тысячи воюет только в Исламском государстве. А сколько их осталось на месте?! Уровень радикализации мусульман в Европе значительно выше, чем в тех же странах мусульманских. Многих просто радикальных проповедников выдавили в ту же Данию, в ту же Францию.

К.Т.: Чтобы они у себя дома воду мутили.

Р.С.: Именно. При чем даже радикальных по меркам радикалов, из той же ваххабитской Саудовской Аравии туда людей сгоняли, то есть это просто в квадрате радикалы, как говорится и они прекрасно себя чувствуют.

К.Т.: Уроки для России. Как все эти события, которые в такие спокойные рождественские праздники случились, к счастью, не у нас, к несчастью, у наших соседей, какие Россия должна сделать выводы, какие нас ждут угрозы и как нам бороться?

Р.С.: Знаете, у нас опыт позитивный. Мы можем порадоваться своей правовой системе: у нас есть законодательство, которое делает невозможным публикацию таких карикатур, даже запрещать не надо дополнительно, просто уже продумано на самом деле.

К.Т. Дело же не в карикатурах.

Р.С.: У нас уровень цивилизованности значительно выше. Мы сейчас можем реально чувствовать моральное превосходство над теми же французами, поскольку многие с удивлением, ну, там и двойные стандарты, отсутствие причинно-следственных связей и логики у людей, и вот этот вот сортирный юмор, который, как высшее достижение у нас позиционируется – для нас это, слава Богу, немыслимо. Мы сейчас стоим на более высокой ступени развития цивилизационного.

К.Т.: За счет того, что мы живем вместе несколько различных религий, несколько различных этносов практически не одну сотню лет и умеем, научились. У нас как-то притирка прошла эта.

Р.С.: Да, причем у нас есть положительная тенденция: у нас улучшаются межрелигиозные, межнациональные отношения сейчас, они не ухудшаются, как в той же Франции, в том числе и благодаря законодательным мерам.

К.Т.: Нам сейчас как нужно, поддержать Францию, не поддержать Францию, занять нейтральную позицию, сунуть руки в карманы и смотреть, ну, вот, ребята, мы вас предупреждали. Что делать?

Р.С.: А мы всегда поддерживали войну с терроризмом, зачем нам это дополнительно делать. Но мы настаиваем на том, что эта война должна быть честной: надо бороться со всеми террористами, а не только с вредными конкретно для тебя. Потому что все страны Западной Европы и США одних террористов поддерживают, а против других борются. Мы против такого.

К.Т.: Последние события какую-то конкретную непосредственную угрозу сейчас несут или нет?

Р.С.: Нам нет, а Европе несут.

К.Т.: Спасибо. Роман Силантьев, исламовед, был гостем студии программы "Де-факто". Надеюсь, ничьи религиозные и национальные чувства мы за эти 26 минут не оскорбили, во всяком случае, не пытались. Это "Де-факто", увидимся. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Константин Косачев председатель комитета Совета Федерации по международным делам
  • Показать еще
    ФАС дала "большой четверке" время до конца года на отмену роуминга внутри РФ Отсрочка связана с ходатайствами мобильных операторов о продлении сроков
    11 минут назад
    Сайт NASA обвалился из-за солнечного затмения На сайт пришло слишком много желающих посмотреть трансляцию солнечного затмения
    56 минут назад
    Открытое горение на месте крупного пожара в Ростове-на-Дону ликвидировано В результате пожара пострадали 118 жилых домовладений
    час назад
    час назад
    Минприроды опровергло слухи о застройке парка "Лосиный остров" Продажа части парка невозможна по закону
    вчера
    Мединский назвал "Оскар" перепиаренной премией Он призвал не придавать большого значения претенденту из России на премию
    вчера
    Премьера фильма "Матильда" Алексея Учителя состоится 23 октября в Мариинском театре В Москве фильм покажут 24 октября в кинотеатре "Октябрь"
    вчера

    ГОСТИ

  • Николай Миронов руководитель Центра экономических и политических реформ
  • Россия выплатила последний долг СССР Деньги были перечислены Боснии и Герцеговине
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Алексеенко помощник руководителя Россельхознадзора
  • ГОСТИ

  • Сергей Крылов генеральный директор "Лиги защиты должников по кредитам"
  • вчера
    вчера

    ГОСТИ

  • Алексей Седой профессиональный инструктор по выживанию, эксперт по безопасности
  • Алексей Седой: Терроризм, как вирус, постоянно мутирует Как выжить при теракте: советы профессионального инструктора
    вчера

    У нас 800 млрд должны за ЖКХ неотключаемые потребители и бюджетники. Вот на них надо обратить внимание Минстрою

    Татьяна Овчаренко руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ
    В Красноярске власти окажут помощь пострадавшим от аномального ливня Прежде всего речь идет о 40 семьях из частного сектора
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments