Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Алексей Зубец: Правительству надоело раздавать дома или деньги всем, кто потерял свое имущество, не застраховав его

22:20, 18 марта 2015

Страховой рынок переживает непростые времена. Сегменты ОСАГО и КАСКО находятся в глубочайшем кризисе. Убыточность этих видов страхования превышает разумные пределы, а страховщики саботируют продажу полисов "автогражданки". О проблемах отрасли мы говорим в студии с Экс-советником президента Всероссийского союза страховщиков  Алексеем Зубцом.

Ольга Арсланова: Здравствуйте! Это программа "Де-факто". В ближайшие полчаса будем говорить о страховании всего и вся. Я приветствую профессора Финансового университета при Правительстве России, экс-советника президента Всероссийского союза страховщиков Алексея Зубца. Алексей Николаевич, здравствуйте.

Алексей Зубец: Здравствуйте.

О.А.: Не напутала ничего?

А.З.: Я, вообще-то, еще являюсь руководителем Департамента стратегического маркетинга в страховой компании "Росгосстрах". У меня много разных титулов, в том числе позиции и в науке, и в бизнесе.

О.А.: Давайте поговорим о страховом рынке. Последняя новость, которую все обсуждают – пожар в торговом центре "Адмирал". После этого заговорили о том, что, может быть, нужно владельцев помещений, организаторов массовых мероприятий обязать страховаться. Соответственно, люди, которые страдают в таких ситуациях, могут получить компенсацию. Жизнеспособна эта идея?

А.З.: Вы знаете, принципиально эта идея обсуждается не первый год. Она обсуждалась после пожара в клубе "Хромая лошадь". Были теракты в местах массового скопления народа. Здесь масса проблем, которые связаны с тем, как определить то место, которое является местом массового скопления.

О.А.: Торговый центр – это как раз наилучший пример.

А.З.: Да. Но, например, кафе с каким-то небольшим количеством столиков – является ли оно местом скопления народа? Если там что-то произойдет, оно будет покрываться этим видом страхования или нет?

О.А.: Предполагается, что в этом кафе в определенное время может быть много людей – значит, они могут теоретически пострадать.

А.З.: Конечно. По-хорошему, безусловно, такой вид страхования должен быть. Но на пути создания такого вида страхования существует масса сложностей. Одна из них состоит в том, что на владельцев бизнеса необходимо повесить обязательное страхование и заставить их платить страховую премию. Понятно, что владельцы бизнеса этого делать не хотят. Они понимают, что это дополнительная нагрузка на их бюджеты, поэтому всячески отбиваются. И в значительной степени из-за противодействия разного рода организаций, бизнеса эти идеи не вполне успешно продвигаются, с одной стороны. А с другой стороны, все-таки считается, что сами владельцы бизнеса должны понимать, на какую ответственность они идут, приглашая к себе людей в торговые центры, в кафе и т.д., и сами должны страховать свою ответственность.

О.А.: Сейчас получается, что эти люди никакой ответственности не несут?

А.З.: Почему? Они несут ответственность по суду. Если у них нет страхования ответственности перед теми людьми, которые пострадали в их торговых центрах, ресторанах или клубах, существует судебная ответственность за нарушение правил пожарной безопасности, правил строительной техники. Следствие покажет, но СМИ пока говорят о том, что в ТЦ "Адмирал" не были выполнены требования противопожарной безопасности. За это отвечает владелец, который должен был следить за состоянием своего объекта.

О.А.: И тот, кто проверял и принял этот объект.

А.З.: И тот, кто проверял, кто принял, и арендатор, который использовал эту постройку под торговый центр. В СМИ прошла информация, что эта постройка не была предназначена первоначально для того, чтобы она была торговым центром. Здесь целая гроздь ответственных, которые, в принципе, должны своими деньгами, своим состоянием, своими домами, квартирами и капиталами отвечать перед семьями тех людей, которые погибли. Перед теми людьми, которые пострадали, и перед теми людьми, которые потеряли там имущество, потому что там сгорела масса всякого товара. То есть, если не страховая ответственность, то судебная.

О.А.: Сейчас у этих людей есть только один путь, и это путь в суд.

А.З.: По факту – да. По той информации, которая проходила опять же в СМИ, этот центр был застрахован, но на очень небольшую сумму, которая не покрывает и нескольких процентов суммарного ущерба, поэтому дорога в суд совершенно очевидна.

Здесь есть целый ряд проблем. 

Главная из проблем состоит в том, что в России нет на сегодняшний день нормативно утвержденной стоимости человеческой жизни, то есть суды самостоятельно принимают решения, какие возмещения заплатить семьям погибших.

 Тогда как, например, в Воздушном кодексе есть сумма в 2 миллиона рублей, и авиакомпании семьям погибших пассажиров должны заплатить эту сумму (плюс на похороны).

О.А.: Когда происходят различные чрезвычайные ситуации, бедствия, катастрофы, мы видим, что та сумма, которую выплачивает государство, значительно меньше.

А.З.: Это не всегда так. Очень часто государство выплачивает как раз больше этой суммы. Но если брать установленный размер, то это 2 миллиона. Это некая общепринятая точка зрения. Но совершенно не факт, что суды назначат семьям погибших людей в этом торговом центре эти возмещения. Отсутствие такой нормативной базы усложняет поиск правды. Если бы была стандартная страховка на эту сумму, 2 миллиона, – это облегчило бы для семей пострадавших получение возмещения.

О.А.: Как сейчас идет работа над этим законопроектом, который, насколько я знаю, в свое время уже обсуждался – об обязательстве застраховаться вот таким владельцам?

А.З.: Вы знаете, это пока на уровне разговоров. 

Пока нет никаких готовых законов на выходе, которые бы требовали от владельцев мест скопления народа (ресторанов, торговых центров или стадионов) страховать свою ответственность перед теми людьми, которые находятся на их территории.

О.А.: Мне кажется, что посетители тех же самых концертных залов, которые, в том числе и в Москве, странно с точки зрения пожарной безопасности оборудованы, наверняка готовы заплатить больше за билет для того, чтобы какая-то определенная сумма накапливалась и выплачивалась в виде страховки.

А.З.: На самом деле клубы, рестораны и всякого рода концертные залы, где крошечные лестницы и длинные подземные коридоры, которые неизвестно куда ведут (50-метровый подземный узкий коридор, который ведет от входа до места, где происходит выступление артистов), безусловно, должны быть перестроены. Нельзя допускать, чтобы люди рисковали своей жизнью. Ну, будет страховка. Но если погибнут люди, страховка людей не вернет.

О.А.: Но, тем не менее эти клубы работают, в том числе и в Москве.

А.З.: Да, я знаю. Я сам бывал в таких местах.

О.А.: Их проверяют наверняка раз в три года?

А.З.: Плохо проверяют. Должны быть новые противопожарные требования. Клуб "Хромая лошадь" сгорел, и там погибла масса народу. Даже выход был, но они просто не успели выскочить из этого помещения, так быстро там было все охвачено огнем. Мы знаем, что там были использованы те материалы, которые нельзя было использовать для внутренней отделки, – которые выделяли ядовитые газы. И вдохнув этот газ один раз, человек просто умирал с одного вдоха. Тут даже никакие пожарные выходы не помогут при такой истории. Контроль за противопожарной безопасностью и за всякого рода подходами и переходами должен быть, естественно, улучшен, увеличен. Надо понимать, что никакие деньги людей не вернут, даже если будут такие фонды.

О.А.: А что вы можете посоветовать посетителям таких потенциально опасных объектов? На что стоит обращать внимание? Потому что я, например, на пожарные лестницы теперь смотрю после всех этих историй.

А.З.: Не надо туда ходить, потому что жизнь дороже. Опять же, пошли люди в "Хромую лошадь" – 100 человек там и осталось. Не стоит рисковать. С другой стороны, люди, которые пошли, не знали же, что там ядовитые материалы для отделки стен. Нужно больше контроля, больше жесткости в обращении с теми, кто нарушает правила противопожарной безопасности, борьба с коррупцией.

Мы знаем, что по делу "Адмирала" в Казани уже есть обвинения, подозрения относительно чиновников, которые не проявили должного внимания при контроле этого центра. Там одна из чиновниц, насколько я знаю, вообще в бегах уже. Чиновники должны понимать, что в любом случае это будет им дороже. Никакие взятки, никакая коррупция не покроют издержек от тех лет, которые они проведут в тюрьме после такого случая.

О.А.: В Казани сейчас обещают более тщательные массовые проверки. Всегда после таких событий вдруг более жесткие проверки следуют.

А.З.: И это справедливо, это правильно.

О.А.: По вашему опыту, они действительно становятся более тщательными?

А.З.: Конечно. Наша страна развивается, и в контрольном бюрократическом аппарате дисциплина наводится. 

Если мы возьмем ту же самую коррупцию и социологические исследования по коррупции, то мы увидим, что взяток в нашей стране стали давать реально все-таки намного меньше.

О.А.: Может быть, просто беднее становится население?

А.З.: Нет. Все-таки выстраивается некая вертикаль власти, и чиновникам объясняют, что их степень свободы ограничена. И при всех обстоятельствах чиновники не могут себе позволить рисковать жизнями тех людей, за которых они отвечают. Более жесткий бюрократический контроль, более жесткая дисциплина среди чиновников – это факт, который приводит к тому, что взяток все-таки стали давать и брать меньше, это правда. Я думаю, что надо двигаться по этому направлению – объяснять всякого рода контрольным инстанциям, чиновникам, что есть вещи, которые делать нельзя по определению, и рисковать жизнями людей за деньги тоже нельзя. Я думаю, что это подействует.

О.А.: Поговорили мы о государственной ответственности, об ответственности собственников. Есть и личная ответственность за свое здоровье и за свое имущество. Насколько я понимаю, сейчас, в кризис, у рынка страхования и здоровья, и имущества не очень простые времена. Но когда они были простыми? У меня такое ощущение, что особым спросом ни тот, ни другой вид страхования не пользуется у нас в стране.

А.З.: Я бы так не сказал. Например, у нас на рынке страхования недвижимости населения – квартиры, частные загородные дома, жилые дома, потому что мы знаем, что очень многие российские города наполовину застроены частными домами, – наоборот, бум. Этот вид страхования в последнее время очень быстро развивается, быстрее, чем когда бы то ни было. На сегодняшний день социологические исследования показывают, что страхование недвижимого имущества населения – это один из наиболее востребованных видов, тот вид, на который есть спрос.

О.А.: Но там очень большой процент как раз ипотечников, которых обязуют это делать.

А.З.: Не только ипотечники. Ипотечники – это малая часть. Все-таки надо понимать, что главное имущество, которым располагают на сегодняшний день россияне – это квартиры и дома. Это самая дорогая часть того, чем располагают наши сограждане. И они понимают, что, если они потеряют дом или квартиру, у них просто не будет денег на то, чтобы купить новые.

О.А.: Но ведь есть прецеденты, когда после стихийных бедствий людям компенсирует государство. Люди строят дома после наводнений на эти деньги, или им дают уже готовое жилье – и они понимают, что, в общем-то, страховать не обязательно.

А.З.: Этого больше не будет.

О.А.: Почему не будет?

А.З.: Государство переходит к новой системе общения с жертвами всякого рода стихийных бедствий. В разных регионах страховая система будет выстроена по-разному. Государство готово субсидировать страхование недвижимости для населения. В разных регионах предлагаются разные схемы с разным участием региональных бюджетов, но государство будет субсидировать либо премии (выплаты страховым компаниям), либо возмещения в случае пожара, наводнения и т.д. Тем людям, у которых нет страхового полиса – да, им, скорее всего, построят дома, но это будет социальный наем, то есть дома будут государственные. 

Никто больше не будет дарить недвижимость тем людям, которые не проявили достаточного желания самим защищать собственное имущество. Этого больше не будет.

О.А.: Это очень важный момент. Немногие об этом знают.

А.З.: Этот документ находится в процессе подготовки. Уже есть ряд регионов, где проводится эксперимент. Например, в Краснодарском крае такой эксперимент на сегодняшний день уже действует. Но надо понимать, что государственный бюджет не безграничен, и государственным органам, правительству надоело бегать с кошельком и всем, кто потерял свое имущество по разным причинам, не застраховав его, раздавать дома или деньги. Решено с этим покончить. Варианты прорабатываются, но мейнстрим движения такой. Поэтому мы считаем, что общее количество застрахованных домов будет расти.

Если говорить о страховании автотранспорта, то здесь, действительно, есть определенный кризис, потому что мы знаем, что 40% автомобилей в нашей стране продается в кредит, а кредитные автомобили страхуются.

О.А.: Это сейчас обязательно, в отличие от страхования недвижимости?

А.З.: Это вмененное страхование, которое формально необязательное. Но банк, выдавая кредит, заставляет получателя кредита страховать залог, то есть, автомобиль – соответственно, кредитные автомобили застрахованы. Чем больше автомобилей куплено в кредит, тем больше полисов страхования КАСКО. И понятно, что есть люди, которые сами покупают полис КАСКО, даже если их машина куплена не в кредит, потому что жалко потерять дорогую машину.

В России застраховано порядка 12% частного автопарка населения и порядка 15% объектов недвижимости. Из-за того, что у нас в феврале произошел достаточно серьезный провал по продаже новых автомобилей, наверное, в течение года рынок КАСКО будет каким-то образом стагнировать. А может быть, и нет. Посмотрим. Надо понимать, что цена страховых полисов растет, потому что машины, как правило, иностранные, запчасти импортные, и цена ремонта растет.

О.А.: И, естественно, чем старше автомобиль…

А.З.: Чем старше автомобиль, тем страховка меньше. Но, тем не менее, если мы берем основную массу российских автомобилей, цена их ремонта сильно зависит от курса доллара. В общем, можно говорить о том, что здесь нет такой уж прямой зависимости с кризисом, и вполне возможно, что рынок КАСКО не так сильно упадет, как продажи новых автомобилей.

Рынок страхования недвижимости – как я уже сказал, это рынок, который сейчас как раз находится на подъеме. Я бы не сказал, что рынок имущественного страхования физлиц в каком-то кризисе. Вы совершенно правы в том, что касается рынка корпоративного страхования – там действительно не все очень хорошо, потому что этот рынок привязан к инвестициям. Чем больше предприятие инвестирует в развитие, в новое строительство, в приобретение дорогой новой техники, оборудования и т.д. – инвестиционные проекты – все это страхуется. Так как доля инвестиций в ВВП сейчас падает, и инвестиции – это не самая приоритетная история в кризис…

О.А.: То страховать нечего.

А.З.: Не то чтобы страховать нечего, но этот рынок стагнирует, это правда. А у физлиц все просто замечательно.

О.А.: А с чем вы это связываете – с ростом ответственности и осознанности или с пониманием того, что случается такое не только с ближним, но и с тобой может произойти?

А.З.: Как я уже сказал, россияне понимают, что недвижимость – это все-таки главное имущество, которым они владеют. Понимание, что это вещь необходимая, в сознании россиян присутствует. И потом, надо понимать, что обязательное страхование недвижимости в нашей стране существовало до 1998 года. Оно было введено в 60-х годах XIX века в системе земского страхования после отмены крепостного права и просуществовало до 1998 года – больше 100 лет. Культура этого страхования в нашей стране есть. И на самом деле страхование недвижимости – это не слишком дорогой вид, в отличие от страхования КАСКО, которое может стоить несколько тысяч долларов.

О.А.: Кстати, давайте о цене. Есть какие-то средние цифры? Давайте поговорим о Москве. Почему я спрашиваю? Я сделала небольшой опрос, спросила своих знакомых, коллег – никто не страхует московские квартиры. В основном это старый советский жилой фонд, страховать дорого, каждый год затапливают, какой-то мелкий ремонт требуется – получается, что выгоднее сделать этот ремонт.

А.З.: Тут ведь есть разные варианты страхования. Вы можете купить полис страхования своей отделки в квартире и домашнего имущества – это одна история. В зависимости от того, какое имущество у вас имеется в квартире, это может стоить очень дорого или очень дешево. Это зависит от того, что вы страхуете и по каким ценам. Потому что, если у вас есть какой-то французский дизайнерский диван, который стоит несколько тысяч долларов, и, не дай бог, его зальет прорывом канализации, – вы его потеряете. Понятно, что его восстановить будет невозможно. Это одна история.

Если вы страхуете свою квартиру в рамках какого-то коробочного продукта, который предлагает вам минимальное покрытие, то это может быть дешево – сотни рублей. Почему люди не страхуют свои дома? Если у них есть имущество, это странно. В принципе, они должны это делать. Но ведь при этом может быть случай, когда у них, например, в квартире прорвет водопровод, и они затопят всех, кто под ними. Поэтому если у людей нет денег на то, чтобы купить полноценную страховку, пусть хотя бы купят страхование ответственности перед третьими лицами. Если они зальют тех, кто под ними, – соответственно, страховая компания оплатит ремонт всем тем, кто живет ниже. Если вы живете на 14-м этаже и залили с 1-го по 13-й, страховая компания оплатит всем соседям ремонт их квартир. Представьте, сколько будет стоить та же самая история, если вам придется это делать самим.

О.А.: А придется это делать?

А.З.: Естественно, это ваша ответственность. Есть разделение водопровода и труб по ответственности – ответственность ЖЭКа и ваша личная ответственность. Но если в вашей части квартирных коммуникаций произойдет прорыв, то платить будете вы – а это дорого. И, не дай бог, у вас какой-нибудь богатый человек живет с дорогой отделкой, с евроремонтом – это будет достаточно болезненное мероприятие. Поэтому если вы считаете, что у вас нечего страховать, что это дорого, то подумайте о своем кошельке и о ближнем.

О.А.: Если говорить о страховании собственного имущества, насколько сложную процедуру нужно пройти, чтобы получить эти деньги – компенсацию?

А.З.: Это несложно. Процедура в страховых компаниях, как правило, отлажена. Это занимает какое-то время на оценку, на экспертизу, на вызов специалиста, который должен все это осмотреть. Там нет никаких сложных процедур.

Мы проводили исследование по удовлетворенности тех людей, которые получали возмещения, размером и быстротой выплат: около 80% довольны процессом получения возмещений, через который они прошли, 20% недовольны. Но они недовольны, как правило, размером возмещения, потому что очень часто страхуют какие-то дорогие вещи как стандартные. Тот же самый диван – это не просто диван, а работа какого-нибудь известного французского дизайнера. И когда приходит возмещение, его оплачивают, как стандартный диван, несмотря на то, что это произведение искусства, дорогое, кожаное и т.д.

Одна из основных причин – недовольство размером возмещений. Но очень часто оно связано с тем, что просто застрахованное имущество застраховано не так, как надо. А так в страховании имущества практически нет никаких проблем. Это отработанный и достаточно легкий вид и для страховой компании, и для потребителя.

О.А.: Вы сами что страхуете?

А.З.: У меня много чего застраховано: машина, здоровье, загородный дом и т.д. У меня большое количество полисов.

О.А.: По поводу полисов ОСАГО очень много скандалов, в частности в Краснодарском крае (да во многих регионах), когда невозможно людям было купить "голый" полис – им навязывали дополнительные услуги. Как с этим бороться? Что отвечать таким недобросовестным страховщикам? Как здесь простой россиянин может сам себя защитить?

А.З.: Есть управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС), которые борются с такими компаниями и требуют от них, чтобы они продавали страховку без каких-либо накруток. Сейчас мы находимся на пороге повышения стоимости ОСАГО, и, в принципе, Центральный банк обещал к 1 апреля подготовить предложение по повышению тарифа.

О.А.: Напомните, о каких суммах идет речь.

А.З.: Там нет пока никаких сумм, там есть разговоры о суммах. Пока что, к сожалению, у нас нет понимания, на сколько стоимость будет повышена. Там есть разные предложения из разных источников. Я слышал предложение – 40% плюс 15% тарифный коридор. Там просто идет же повышение размера возмещения в связи с гибелью человека на дороге, оно повышается до 400 тысяч рублей – в связи с этим требуется повышение стоимости страховки. Как только будет повышена стоимость полиса, то у тех компаний, которые сегодня вынуждены продавать какие-то дополнительные продукты для того, чтобы просто выжить (потому что страхование ОСАГО – это тяжелый вид страхования на сегодняшний день, правда), пропадет стимул пытаться навязывать своим клиентам какие-то дополнительные страховые продукты. Я думаю, что это явление, которое исчезнет само вслед за повышением стоимости полиса ОСАГО.

О.А.: У нас немного времени остается, а мы еще не обсудили такой вид страхования, как страхование жизни. Мы знаем, что, когда выезжаем за рубеж – не самостоятельно, а через туристическую компанию, – мы обязаны это делать.

А.З.: Обязаны это делать при въезде в Европейский союз, даже если вы въезжаете не через туристическую компанию, а самостоятельно, – потому что Европейский союз требует наличия полиса страхования от тех людей, которые попадают на его территорию.

О.А.: Если это не вменяется и это не обязательно, насколько активно россияне сейчас страхуют свою жизнь и свое здоровье?

А.З.: Страхование здоровья идет, как правило, за счет предприятий (это такой корпоративный вид), потому что предприятия получают налоговые льготы на страхование здоровья своих сотрудников, там есть вычет из налогооблагаемой базы. Поэтому добровольное медицинское страхование за счет средств предприятий – это популярный вид. Он чувствует себя нормально. Несмотря на кризис, этот сегмент не снижается.

О.А.: То есть, эти программы сохраняются сейчас?

А.З.: Конечно. Это способ снизить размер налога на зарплату, вывести часть социальных программ из-под налогообложения, – почему предприятия, собственно, им активно и пользуются.

Точно такая же история есть по несчастным случаям: там есть квота, которую вы можете относить на себестоимость продукции без налогообложения. Поэтому самым популярным видом в России, если брать личное страхование, является как раз страхование от несчастных случаев. Полисов страхования от несчастных случаев продается в нашей стране несколько десятков миллионов в год.

Если говорить о добровольном медицинском страховании за счет самих физических лиц, то этот вид гораздо менее популярен, потому что это дорогие полисы. Хороший полис может стоить несколько тысяч долларов на семью, и не все готовы покупать такие полисы. Если говорить о страховании жизни, то это один из самых быстрорастущих сегментов на нашем рынке, у которого хорошие перспективы роста.

О.А.: Спасибо большое, что к нам пришли. Я напомню, что мы беседовали с профессором Финансового университета при Правительстве России, экс-советником президента Всероссийского союза страховщиков Алексеем Зубцом. Приходите к нам еще. 

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Константин Косачев председатель комитета Совета Федерации по международным делам
  • Показать еще

    У нас нет резервной армии труда. Мы не можем нарастить численность занятых в промышленности, чтобы сделать экономический рывок

    Георгий Остапкович директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

    ГОСТИ

  • Леонид Антонов координатор общественного движения "Автомобилисты Москвы"
  • Совет при Минобрнауки призвал отменить решение по диссертации Мединского Ранее ВАК постановил сохранить за Мединским докторскую степень
    вчера

    ГОСТИ

  • Полина Кирова руководитель аналитического агентства "Рыбсеть"
  • Замглавы МИД Алексей Мешков отправлен в отставку На пост соответствующим указом назначен Александр Панкин
    вчера
    Гидрометцентр: Зима в России ожидается около нормы Тем не менее, будут периоды похолодания и потепления
    вчера

    ГОСТИ

  • Ирина Делюсина палеоклиматолог, научный сотрудник Факультета наук о Земле и планетах Калифорнийского университета
  • В Петербурге открылся форум "Стратегическое планирование в регионах и городах России" На нем специалисты обсудят проекты развития субъектов страны
    вчера
    Как татуировки помогают забыть о домашнем насилии? Сегодня герой рубрики "Один в поле воин" жительница Уфы Евгения Захар
    вчера

    ГОСТИ

  • Ирина Абанкина директор Института развития образования Высшей школы экономики
  • Лидия Антонова член Комитета ГД по образованию и науке
  • Амет Володарский руководитель проекта росвуз.рф
  • Анна Кульчицкая председатель Московского регионального отделения "Родительского всероссийского сопротивления"
  • Виктор Панин руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг
  • Александр Руденко член регионального штаба ОНФ в Московской области, директор школы №1 г. Дубны
  • Деньги и школа Платные услуги в школе - это нормальная ситуация или узаконенное преступление?
    Полный выпуск вчера
    Наши люди в Сан-Франциско Ректор Дипломатической академии МИД профессор Бажанов - о работе российского консульства в Калифорнии
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments