Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Владислав Ряшин: Такие сценарии, которые иногда рисует жизнь, никакой сценарист не придумает

Гости

Владислав Ряшинрежиссер, продюсер, сценарист

Сергей Николаевич: Здравствуйте! Это программа "Культурный обмен" на Общественном телевидении России. С вами Сергей Николаевич. Сегодня мы будем говорить о телевидении, о том, как создаются сериалы, и почему сюжетами многими из них послужили реальные судьбы ярких, неординарных и талантливых женщин. Моим собеседником станет известный продюсер, генеральный директор компании Star Media Владислав Ряшин.

Владислав Ряшин – кино- и телевизионный продюсер, основатель и генеральный продюсер группы компаний Star Media, член Академии российского телевидения, член Ассоциации продюсеров кино и телевидения, член Гильдии продюсеров России, член Международной академии телевизионных искусств EMMY. Неоднократно номинирован на звание Лучшего продюсера на конкурсах ТЭФИ и Monte-Carlo Television Festival. Лауреат премии "ТЭФИ-2014" и премии "Медиаменеджер-2014".

Сергей Николаевич: Здравствуйте, Владислав Викторович.

Владислав Ряшин: Добрый день.

Сергей Николаевич: Я знаю, что в телевидение люди всегда приходят какими-то окольными и сложными путями, то есть напрямую научиться на продюсера, наверное, невозможно. Я так понимаю, что у Вас ведь филологическое образование?

Владислав Ряшин: Да, да, изначально филологическое образование. Но тем не менее как-то так телевидение вошло в мою жизнь еще в юности, еще будучи студентом, а точнее – даже курсантом Минского высшего инженерного зенитно-ракетного училища Войск ПВО СССР. Телевидение как-то ворвалось в мою жизнь – и все, и больше не отпустило.

Сергей Николаевич: То есть это произошло прямо в самые такие юные годы. Но Вы специально на это не учились?

Владислав Ряшин: Нет, я специально на это не учился. У меня было, получается, незаконченное высшее инженерное образование. И меня пригласили, именно находясь в армии, в создание местного кабельного телевидения – для того, чтобы я помог своими скорее инженерными навыками. И моя первая телекомпания – это кабельное телевидение военного городка при военном училище. Собственно, мы начали это маленькое телевидение развивать. И первая телекомпания состояла из трех человек: был лейтенант, прапорщик и я.

Сергей Николаевич: А дальше, я так понимаю, уже был Киев и телеканал "Интер"?

Владислав Ряшин: Сначала был город Запорожье и телекомпания "Хортица". Я делал свою авторскую программу, потом несколько авторских программ. Потом у меня начали выходить в эфир не только в Запорожье…

Сергей Николаевич: То есть Вы были ведущим?

Владислав Ряшин: Я был ведущим, продюсером, автором, ведущим и продюсером этой программы. Программа называлась "Стробоскоп". Это была такая тоже, в общем, культурная…

Сергей Николаевич: И кого Вы приглашали в качестве своих героев?

Владислав Ряшин: Мы рассказывали на самом деле о театральных премьерах в Украине…

Сергей Николаевич: То есть она общекультурная была такая?

Владислав Ряшин: Ну, она скорее была все-таки, наверное, шоу-бизнесовая, то есть все-таки акцент был на музыке. Хотя мы говорили не только о популярных исполнителях, но и о джазовой музыке, о разной музыке. И на этом был акцент, но, в общем-то, и другие какие-то события культурной жизни Украины мы тоже освещали. В общем, не замыкались исключительно на Запорожье, поэтому программа начала очень быстро выходить по всей стране в эфире различных областных телекомпаний.

А затем, когда в 1996 году, собственно, было объявлено о том, что будет вещать общенациональный телеканал "Интер", я уже пришел туда и начал делать программу "Мелорама", которая тоже была, в общем-то, по сути некой новой ступенькой того проекта, который мы делали ранее. Я пришел с моей же командой. То есть, по сути, мы заменили название, несколько изменили концепцию, но в общем говорили о том же.

И уже постепенно, step by step, что называется, мы начали делать не только эту программу, но и какие-то другие появились, первые мюзиклы. Если вы вспомните, в начале 2000-х годов телевизионные мюзиклы были, в общем, в некой моде, что ли. В 2001 году появился наш первый мюзикл "Вечера на хуторе близ Диканьки". Мы уже на финише производства договорились о том, что Первый канал будет нашим партнером. А уже все последующие мы вместе продюсировали, вместе с Первым каналом. Александр Файфман и Константин Эрнст уже были полноценными сопродюсерами последующих проектов.

И дальше были уже мюзиклы "Золушка", "Сорочинская ярмарка", которую мы, в общем-то, делали тогда в такой очень тесной кооперации. Композитором и "Диканьки", и "Ярмарки" был Константин Меладзе. И в общем-то, в течение четырех или пяти лет эти мюзиклы были, помните, законодателями мод даже в новогоднем эфире.

Сергей Николаевич: Да, все звезды собирались там.

Владислав Ряшин: То есть они вытеснили даже "Голубые огоньки". Вот какие-то новые формы.

Сергей Николаевич: То есть это была такая копродукция на самом деле Первого канала и…

Владислав Ряшин: И телеканала "Интер".

Сергей Николаевич: …и телеканала "Интер", да.

Владислав Ряшин: Телеканала "Интер", который я уже возглавил в 2001 году и уже был генеральным продюсером канала.

Сергей Николаевич: Кроме программ, которые Вы производили… Вы назвали как бы топовые такие произведения, вот эти Ваши мюзиклы, но было же еще и достаточно много программ, которые выпускал "Интер", то есть которые шли на украинском телевидении.

Владислав Ряшин: Ну, "Интер" был лидером собственно украинского эфира – национальный канал, канал номер один. Сейчас конкуренция обострилась, но "Интер" все равно в числе лидеров. Поэтому, конечно, большое количество проектов мы делали, так сказать, исключительно для "Интера". Что-то мы делали совместно с партнерами, что-то мы делали в копродукции. А в 2006 году, так сказать, я покинул телеканал "Интер", и уже мы создали…

Сергей Николаевич: Star Media.

Владислав Ряшин: Да, компанию Star Media, которой, собственно, в прошлом году исполнилось 10 лет.

Сергей Николаевич: Значит, у Вас юбилей?

Владислав Ряшин: Да.

Сергей Николаевич: Star Media стал специализироваться на сериалах. И сериальная продукция, в общем, действительно стала как-то определять и моду, и вообще нашу жизнь намного. Вы в данном случае ориентировались на какие-то западные образцы, когда принимались за тот или иной проект, или хотели выдать абсолютно оригинальную историю?

Владислав Ряшин: Ну, сериальное производство в России, да и в Украине – неважно где, так сказать, на наших просторах – так или иначе начало развиваться чуть-чуть позже (я имею в виду – в массовом, таком индустриальном масштабе), нежели в Соединенных Штатах или в Европе. Конечно, мы хорошо помним наши сериалы еще советские. "Семнадцать мгновений весны" – это в чистом виде сериал. И это шикарный пример качественного сериала, по сути многосерийного кино.

Сергей Николаевич: Фильма, да-да.

Владислав Ряшин: Многосерийного фильма. И естественно, когда телеканалы и продакшн-компании начали все больше обращаться к этому жанру продукта, то, конечно, мы ориентировались и смотрели на тот опыт, который уже прошли наши коллеги в других странах. Но мне кажется, мы достаточно быстро догнали как минимум европейских коллег. Конечно, наших американских коллег догнать сложно, у них другие бюджеты принципиально, они работают на весь рынок, на весь мир.

Сергей Николаевич: На весь мир, да.

Владислав Ряшин: Мы же работаем, по сути, на ограниченную все-таки его часть. И это понятно. Так сказать, мы не можем соревноваться бюджетами. Тем не менее, конечно, мы ориентируемся на лучшие образцы. И ориентировались. Поэтому можно встретить и ранее, и сейчас адаптации успешных, например, каких-то мировых форматов, которые, в общем-то, попадают на наше телевидение. И мы этим занимались, и наши коллеги этим занимались. То есть в этом ничего как бы плохого нет, я считаю. Это, наоборот, получение опыта.

И на первом этапе это даже было необходимо для того, чтобы индустрия как бы, знаете, немножко набралась, что ли, обросла мышцами, и дальше уже наши авторы, наши драматурги, соответственно, начали больше и больше предлагать оригинальных историй. В общем-то, на мой взгляд, уже некоторые из них абсолютно не хуже каких-то там западных образцов. На самом деле к сериалу надо относиться, как к типу, виду или жанру продукции. И далее в нем уже представлен весь спектр, скажем, различного типа продукта.

То есть, если сравнивать, например… Я иногда сравниваю сериалы с печатной продукцией. Печатная продукция – можно найти как желтую прессу, так и серьезные издания, периодические, еженедельные. Ну и конечно, вершина всего – это художественная литература, это роман. Так и в сериалах. То есть, например, длинную, какую-то долгоиграющую, на сотни серий мелодраму, которую принято называть "мылом"… Собственно, ничего позорного в этом нет. Soap opera – это то наименование, которым называют это во всем мире.

Сергей Николаевич: Ну, принято во всем мире.

Владислав Ряшин: Да. И это можно, наверное, сравнить с ежедневной, такой ненапрягающей, несерьезной газетой, которая рассчитана на определенную аудиторию. Это как entertainment такой, как жвачка. К этому надо спокойно относиться. Более серьезные продукты, выходящие в прайме, не длинные – их можно, наверное, сравнить (в зависимости от темы, естественно) с более серьезными изданиями. Что-то можно сравнить (я имею в виду – по подходу, не по тематике, конечно, а по подходу) с газетой "Коммерсантъ", например. Какие-то отдельные сериалы, наверное, могут претендовать… "многосерийные фильмы" я бы уже их назвал – они могут претендовать, быть может, даже, так сказать, на сравнение, например, с художественной литературой, серьезной уже. Понятно, что…

Сергей Николаевич: То есть для каждого потребителя, для каждой аудитории есть свой продукт?

Владислав Ряшин: В общем, я бы так сказал. Конечно, да.

Сергей Николаевич: Надо сказать… Вот Вы вспомнили "Семнадцать мгновений весны", и я подумал о том, что только сейчас американская индустрия подходит именно к телевизионным фильмам, ну, фактически с критериями и с позиций большого кино. То есть все больше это большое кино как бы проникает в пространство телевизионного сериала. Я так полагаю, что этот процесс происходит и у нас?

Владислав Ряшин: Конечно, это тренд мировой и наш в том числе. И случилось это не спонтанно, был некий путь. И этот путь, в общем-то… С одной стороны, на этот путь и на результат этого пути влияла собственно сама индустрия, подход к производству сериалов, требования аудитории, которая все более и более с точки зрения качества…

Сергей Николаевич: Возрастала.

Владислав Ряшин: Возрастала. А с другой стороны – трансформация кинобизнеса, киноиндустрии, поскольку кино не только в России (просто в России это более ярко выражено, а в мире чуть менее, но все равно это ярко выражено), кино все больше уходит все-таки… Если мы говорим о мейнстриме, не о фестивальном кино, то большая часть хитов, блокбастеров, которые собирают сотни миллионов долларов или миллиарды долларов по миру, – это аттракционы. Это фильмы-аттракционы, которые имеют свои, так сказать, определенные характеристики, подходы, бюджеты и так далее. И вдруг оказалось, что… Ну и кроме того, не каждое произведение… не каждую историю, точнее вот так, можно рассказать в рамках 90, 100 или даже 120 минут экранного времени. И вот эти истории тоже очень качественные. Они начали переходить в телевидение.

Сергей Николаевич: В формат телевидения, сериала.

Владислав Ряшин: В формат уже сериала – многосерийного фильма. И вслед за этими историями подтянулись серьезные режиссеры. Мы видим, что известнейшие мировые, американские режиссеры, которые снимали только кино, сейчас с радостью подхватывают какие-то серьезные, качественные и дорогие сериалы. Но и бюджеты каждой серии сериала уже…

Сергей Николаевич: Уже приближаются к кино.

Владислав Ряшин: Уже потихонечку приближаются к кинопродукту.

Сергей Николаевич: И все-таки вот сериал – это же довольно дорогостоящая и сложная история: и производство, и артисты, и режиссеры, и бюджеты, и так далее, и так далее. Но ведь с чего-то это все начинается. Начинается с идеи? Или с чьей-то мечты? Или с какой-то заявки сценарной? Вы можете назвать один-два примера, когда Вы выбрали эту историю и решили, что на нее надо поставить? Потому что, как я понимаю, вся ответственность, финансовая по крайней мере, всегда на Вас.

Владислав Ряшин: Здесь бывает, так сказать, конечно же, два пути, что называется. Вы очень хорошо сказали про идею и мечту. Это один из путей, когда действительно возникает идея, и эта идея дальше брейфуется автором, быть может, кому-то из режиссеров… То есть формируется в результате ряд людей, которые загораются этой идеей. И дальше то потихонечку превращается уже в какую-то заявку сначала. Эта заявочка уже брейфуется, например, каналом. Если виден отклик живой какой-то, то…

Сергей Николаевич: То есть это многофазовая такая история, да?

Владислав Ряшин: Конечно, конечно, да, это многофазовая история. И если мы видим отклик какой-то, и мы понимаем, и мы чувствуем, что у аудитории тоже будет этот отклик, то тогда мы начинаем все больше и глубже эту тему разрабатывать. И это превращается уже в сценарий, например, как минимум первой серии, а может быть, нескольких серий и уже с синопсисом всего сезона, если это многосезонная. А если законченная история, то просто синопсис всей истории. Зачастую мы тестируем эти идеи у себя внутри на таком продюсерском сообществе нашем внутреннем. Я имею в виду – в рамках нашей компании. Я бы сказал – в продюсерско-редакторском таком кругу. Можем иногда делать какие-то фокус-группы. В ряде случаев, как, например, с каналами СТС, мы делаем пилоты. В ряде случаев, если мы понимаем, что нашей профессиональной экспертизы достаточно и мы верим в то, что может получиться, то пилот не нужен. И только потом уже принимается решение о полноценном запуске.

Сергей Николаевич: За это время не умирает мечта, не выдыхается, нет?

Владислав Ряшин: Вы знаете, если выдыхается – значит неверная была, значит где-то ошиблись в чем-то. Или не время для этой реализации.

Сергей Николаевич: Для этой мечты, для реализации.

Владислав Ряшин: Может быть, не время для этой реализации.

Сергей Николаевич: Я, так сказать, проглядывая Ваш огромный список фильмов, которые были выпущены Star Media, обратил внимание, что наибольшим успехом, таким зрительским успехом пользовались истории такие байопические – это биографические истории и истории знаменитых женщин. Я знаю, что как-то Вы были первыми, кто фактически вернул нашему зрителю прекрасную польскую певицу Анну Герман. То есть это ими не забывалось, но все время казалось, что она принадлежит к какой-то древней советской истории. И вдруг эта такая трагическая, пронзительная история этой Эвридики, ее судьбы и судьбы ее родителей, ее собственных песен. Как Вы пришли к этой идее?

Владислав Ряшин: Это было уже достаточно давно, поскольку "Анна Герман"… На самом деле от момента возникновения идеи и до момента эфира прошло около трех лет. Поэтому могу сказать, что возникла идея внутри компании. Мы как-то очень быстро нашли общий не только язык, а вообще общий интерес к этой истории с нашими партнерами, с Первым каналом. И действительно захотелось сделать и показать историю этой удивительной женщины, песни которой по-прежнему живы, но уже их начинают подзабывать. А вообще историю ее жизни, может, и не знали.

Дело в том, что… Почему байопики? Я начну, наверное, даже с этого, скорее. Потому что такие сценарии, которые рисует жизнь, иногда, так сказать, никакой сценарист не придумает. И она подкидывает такие сюжеты, которые просто бери и снимай, тем более когда это светлая история. А мы стараемся не заниматься чернухой. И когда эта жизнеутверждающая история, несмотря на весь ее трагизм в конце, потому что мы понимаем, чем все закончится, но тем не менее как человек…

Сергей Николаевич: Прожил эту жизнь.

Владислав Ряшин: …прожил эту жизнь, как он отнесся и что он сделал. Собственно после фильма об Анне Герман мы опять же на таком… Это один из примеров рождения…

Сергей Николаевич: Идеи?

Владислав Ряшин: Идеи, да. Мы сидели вместе, так сказать, втроем – с Константином Львовичем Эрнстом, Сергеем Титинковым, который руководит кинопоказом Первого канала. И мы говорили о том, что после такого успеха и такого живого отклика аудитории на этот фильм хорошо бы поискать какие-то…

Сергей Николаевич: Еще героев и героинь, да?

Владислав Ряшин: Поискать героинь, да. И я говорю: "А вот есть очень интересные женщины-дворянки, которые решили в корне изменить свою жизнь и стали революционерками, причем некоторые из них радикальными, с очень интересными поворотами, с очень интересными судьбами. Может, в эту сторону посмотреть?" И тут вдруг Константин Львович говорит: "Если уж идти в то время, то – Мата Хари". И мы такие замерли… Мата Хари. Я говорю: "О'кей, мы попробуем поднять этот пласт и посмотреть, что может получиться".

И собственно вот так возник проект "Мата Хари". И уже постепенно-постепенно… Мы только-только начали думать, еще не было даже автора сценария толком. И я, находясь в командировке в Амстердаме, захожу в какой-то музей и вдруг вижу бюст Мата Хари и стену, посвященную ей, с фотографиями, с какими-то документами и так далее. И это происходит… То есть я неоднократно бывал в этом городе и вроде бы даже в этот музей заходил, но как-то не попадал. А тут вдруг после нашего разговора проходит неделя и – раз!.. В общем, какие-то такие вещи на самом деле с байопиками происходят, то есть когда какие-то знаки…

Сергей Николаевич: Герои вам посылают.

Владислав Ряшин: Герои нам посылают. Это удивительно, но так оно и есть.

Сергей Николаевич: То, что касается Мата Хари, то тут была особая территория, потому что, в общем, кинематографом эта фигура достаточно хорошо изучена. Был фильм и с Гретой Гарбо, был фильм и с Жанной Моро. Даже где-то в 80-е годы, кажется, была версия с Сильвией Кристель. Ну, она была всегда таким секс-символом этого начала века, сама эта героиня. То есть тут Вы не были первопроходцами, да?

Вот то, что касается выбора персонажа, и более того, то, что касается самой Мата Хари – это же огромный такой международный фон ее деятельности, артистической в том числе, что это и Франция, и Нидерланды, это фактически все главные столицы мира перед Первой мировой войной. Вы понимали, что это очень большой бюджет, и это международный уже будет проект, если это снимать всерьез?

Владислав Ряшин: Да, мы понимали это, но не сразу. Мы начали это понимать постепенно.

Сергей Николаевич: До вас дошло, что если это делать всерьез, то это делать надо, конечно, на многих площадках, на многих локациях.

Владислав Ряшин: Да. Я признаюсь, что и "Анну Герман" мы решили… Собственно, почему, может быть, возникла идея "Мата Хари", и не побоялись – ни канал, ни мы – на эту территорию зайти? Потому что опыт с "Анной Герман" был, в общем-то, уникальным по отношению к другим байопикам. Когда мы делаем или наши коллеги делают по биографии реального человека кино или сериал для нашего рынка на русском языке, то все понятно: жил здесь, работал здесь. Создается другая эпоха, но тем не менее это…

Сергей Николаевич: Это все равно все наше.

Владислав Ряшин: Это все равно все наше. Анна Герман была наша и не наша. Она в детстве была, во время войны, дочерью опального на самом деле поляка, быстро лишилась отца, быстро уехала в Польшу, в общем-то. И более того, она там поднималась как певица.

Сергей Николаевич: Ну да, все-таки она стала знаменитой прежде всего там. Она польская певица.

Владислав Ряшин: Польская. Успех Сан-Ремо как раз с "Эвридиками". И только потом, так сказать, она уже для нас стала нашей. И эта история – история итальянская ее, история польская ее – она, в общем, не наша. Но мы решили тогда снимать ее по-взрослому. То есть мы Польшу снимали в Польше, Вроцлав – во Вроцлаве, Варшаву – в Варшаве, Италию – в Италии. И по сути, так сказать, картинка большей части сериала была не наша, язык не наш, то есть мы дублировали. Ну, мы хотели сохранить эту правду восприятия. Потому что если бы вдруг в Польше и в Италии все бы говорили на русском языке…

Сергей Николаевич: Ну, было бы странно.

Владислав Ряшин: Было бы странно, да. И мы поняли, что для зрителя не это важно – то есть не то, на каком языке говорят герои, а важна все-таки история и понимание. Это был первый опыт. Поэтому когда "Мата Хари" и действие происходит в Гааге, в Париже, в Мадриде, в Берлине и на острове Ява, то, в общем-то, вопрос: а на каком же языке снимать и кто будет играть Мата Хари? И тогда стало понятно, что у нас мы эту историю не снимем. В какой-то момент времени мы, изучая локации различные европейские, пришли к выводу, что это должен быть Лиссабон… ну, Португалия. Не Лиссабон, а Португалия.

Сергей Николаевич: Именно Португалия, да?

Владислав Ряшин: Да. За счет аутентики, архитектуры, в которой можно было найти кусочки Амстердама, Гааги…

Сергей Николаевич: И Парижа.

Владислав Ряшин: И Парижа, и Мадрида, да. И следующий вопрос: на каком языке снимать и кого? И приняли решение, что будет опять же, наверное, не очень правильно, если, так сказать… Пошучу. Я очень трепетно на самом деле отношусь к Сергею Безрукову, но просто такое уже в народе есть… "Если Сергей Безруков сыграет Мата Хари, будет, в общем, не очень хорошо, даже с чудесами грима". Поэтому решили, что это все-таки должна быть иностранная актриса.

Сергей Николаевич: А как вы нашли эту Ваину Джаконте?

Владислав Ряшин: Джоканте.

Сергей Николаевич: Джоканте, да.

Владислав Ряшин: Мы в течение девяти месяцев фактически рожали ребенка, проводили этот каст.

Сергей Николаевич: Кастинг.

Владислав Ряшин: Да. Пробовали разных актрис – и европейских, и американских, и так далее. Причем Ваина пришла одной из первых, и как-то мы сначала не обратили внимание. Каст продолжался, продолжался, продолжался, а мы все никак не могли выбрать типаж. И как-то вдруг увидели фильм, причем короткометражный фильм, где Ваина играла две роли, как бы одну и вторую – эго и альтер эго. Это была фестивальная картина. И вдруг мы увидели. "Что это за актриса?" – "Ваина Джоканте". И тут нам говорят: "Так она же была у нас". Мы говорим: "Да? А ну-ка срочно поднять эту пробу". Поднимаем. Ну, как-то вот не обратили внимания. "А можно еще раз позвать, пригласить ее?" – "Да, пожалуйста". И вот она приехала снова, еще раз попробовали. И тогда поняли, что это все-таки она.

Сергей Николаевич: Это то, что нужно. Ведь актриса должна была уметь танцевать, насколько я понимаю, да?

Владислав Ряшин: Да.

Сергей Николаевич: И Ваина была пластичная и, в общем, освоила эти танцы Мата Хари?

Владислав Ряшин: Конечно, сложно было бы требовать от актрисы быть профессиональной танцовщицей. Понятно, чтобы она должна была иметь пластику и так или иначе какими-то базовыми навыками обладать и тренироваться. И у нас был на проекте хореограф, даже несколько, тренера, коучи, которые обучали ее, она занималась. Но, конечно же, мы использовали в фильме дублершу.

Сергей Николаевич: А, была дублерша?

Владислав Ряшин: Да, была дублерша, конечно же. Но Ваина молодец, она старалась.

Сергей Николаевич: Я неслучайно завел разговор о такой обширной географии этой истории, потому что знаю – в какой-то момент кризис больно ударил по этому проекту, и вам пришлось отказаться от идеи съемок в разных столицах, и все сосредоточилось в Лиссабоне. Но там было такое счастливое стечение обстоятельств, связанное с неким отелем или пространством, где вы начали съемки. И там вы обнаружили огромный какой-то архив именно времен Мата Хари.

Владислав Ряшин: Да, так и было. Ну, это было еще до кризиса. Это был действительно первый съемочный день. Это был особняк, который нам дали в аренду на несколько, по-моему, недель. В общем, когда наши художники спросили: "Можно ли нам там что-то с этим делать?" – нам сказали: "Пожалуйста, можете делать все, что хотите. Декорируйте, как хотите. Кроме фасада, конечно, только внутри. Потому что с 1 января это здание заходит на реновацию, и там будет отель. И там вообще все будет внутри убираться просто, поэтому делайте, что хотите".

И художники, обнаружив, что в одной из комнат не хватает пространства, и простукивая одну из стен, поняли, что это фальш-стена. Это первый съемочный день, это подготовка к первому съемочному дню. И они решили ее, так сказать, естественно, убрать. Они посмотрели, что там дальше, можно получить пространство. Убрав стену, обнаружили потайную комнату, которая была спрятана за этой стеной, которая была достаточно долго в использовании, потому что публикации и фотографии были с 1860-х годов и по 1930-е годы. Потом, видимо, так сказать, та семья, которая там жила, или люди, может быть, кто-то умер, кто-то переехал. Ну, владельцам это было не интересно. Может, они и не знали, что там есть эта комната.

В общем, там была стена, которая была сплошной, без всяких дверей потайных и так далее. И там были действительно какие-то вырезки, огромное количество газет, журналов в идеальном состоянии, потому что на них не попадал свет. Там одна и та же температура, законсервированное все. В идеальном качестве фотографии, статьи, причем парижских газет и журналов, португальских, мадридских, то есть разных. Люди там что-то собирали, какую-то информацию. И это нам здорово очень помогло, потому что для наших художников по костюмам это просто был подарок судьбы.

Сергей Николаевич: Подарок, да?

Владислав Ряшин: И шутили, что Мата Хари решила, поскольку она была модницей, она решила, чтобы максимально…

Сергей Николаевич: Приблизиться к ее времени.

Владислав Ряшин: Приблизиться к ее времени, да, к ее эпохе. Это было нам послано. И это использовалось. Например, шляпные уборы фактически все взяты оттуда.

Сергей Николаевич: Из этих вырезок, да?

Владислав Ряшин: Из этих вырезок. Они делались оттуда, да. Костюмы, большое количество деталей оттуда. Поэтому это, конечно, было такое прямо…

Сергей Николаевич: Такой подарок судьбы.

Владислав Ряшин: Да. И тоже какая-то была в этом мистика – именно в первый же день.

Сергей Николаевич: Я читал просто то, что потом все-таки главная локация оказалась в Португалии, в Лиссабоне.

Владислав Ряшин: А мы и планировали так.

Сергей Николаевич: А, вы так и планировали?

Владислав Ряшин: Да-да-да. Когда грянул, так сказать, кризис, в первую очередь валютный (имеется в виду, что курс рубля очень здорово упал), то понятно, что было сложно быстро перестроиться. И мы, в общем-то, несмотря на это, досняли тот блок, который в той экспедиции был запланирован. Просто потом сделали паузу. "Когда считать мы стали раны…" Так и здесь – когда раны посчитали и поняли, что перегруппируемся. Но все равно понятно, что мы…

Сергей Николаевич: "Доведем эту историю до конца".

Владислав Ряшин: Конечно, нужно довести до конца. И опять же с нашими партнерами, с каналом мы чуть-чуть с задержкой по срокам, но тем не менее мы завершили проект.

Сергей Николаевич: Тем не менее это не помешало успешному и прокату, и продаже этого сериала в другие страны. Более 30 стран купили.

Владислав Ряшин: Да.

Сергей Николаевич: Это, в общем, совершенно уникальная история в практике российских сериалов, которые пока остаются сугубо таким внутренним делом, локальным продуктом.

Владислав Ряшин: Нет в мире традиции покупать и дублировать на какой-либо язык русскоязычное… Ну, как раз с кино с проще, кино как раз есть.

Сергей Николаевич: Есть, да, конечно.

Владислав Ряшин: А вот сериалы…

Сергей Николаевич: Сериалы – нет. Да?

Владислав Ряшин: Сериалы – нет. Ну, пока нет.

Сергей Николаевич: И то, часто это было заранее снято на английском языке, это было…

Владислав Ряшин: Да. Поэтому мы, в общем-то, и рассчитывали, что, снимая на английском языке, мы попробуем чуть приоткрыть эту дверь, обратить внимание на качество контента, который мы можем сделать, и в надежде, что это поможет в дальнейшем и нам, и не только нам…

Сергей Николаевич: Продвигать эту историю.

Владислав Ряшин: Ведь этот мировой тренд и мода на так называемый… Уже есть слово "scandi-style". Нуар, scandi-style, нуар. Но это тоже было step by step, постепенно. То есть сначала, так сказать, один сериал прорубил себе какую-то тропинку, потом второй, потом третий – и это превратилось в дорогу, и вдруг это стало модно во всем мире. Американцы очень внимательно сейчас смотрят за всем, что делают скандинавы.Скандинавы начали как бы уже по-другому…

Сергей Николаевич: Посматривать по сторонам.

Владислав Ряшин: По-другому вкладываться в качество и так далее. Есть примеры, что называется, к которым надо стремиться. И мы решили, что, попробовав на английском языке, быть может, действительно нам получится чуть активнее продавать. Дело в том, что наш продукт продается в мире, но он продается на каналы даже не второго или третьего эшелона. Это, как правило, нишевые какие-то платформы. Часть из них на русскоязычную аудиторию местную, часть дублируется. Но это все на такие…

Сергей Николаевич: То есть надо было приподнять уровень.

Владислав Ряшин: Да, да, да. И в общем-то, нашей задачей было и есть – попробовать пробиться на каналы, так сказать, ведущие европейских стран. Могу сказать, что, кроме России и Украины, где сериал уже успешно прошел, первой страной, где он прошел, была Португалия. Хотя история не их, они, конечно, использовали в промо-кампании, что сериал у них снимался. И показали уже. И показал канал, который в первой даже не тройке, а двойке. Один из ведущих каналов Португалии показал сериал. И показал с очень хорошими показателями – там доля была в районе 17, что для этого канала и для Португалии очень прилично. И это означает, что его посмотрели примерно чуть ли не с такой же активностью, чуть меньше, в принципе, с примерно такой же активностью, как и в России. И таких примеров не было.

Сергей Николаевич: Я думаю, что тут не в последнюю очередь сработало и имя, бренд. Все-таки Мата Хари – это такая абсолютно международная звезда.

Владислав Ряшин: Конечно.

Сергей Николаевич: Собираетесь ли Вы как-то продолжить вот эту линию биографических фильмов, в центре которых судьбы знаменитых женщин?

Владислав Ряшин: Да, у нас есть несколько проектов. Один из них находится на стадии девелопмента, разработки. Это тоже уникальнейшая судьба уникальнейшей женщины – Софии Потоцкой. Потоцкой она стала, конечно, так сказать, уже ближе к концу своей короткой, но яркой жизни. Поначалу у нее была греческая фамилия. Она вообще гречанка, родившаяся в Стамбуле во времена Оттоманской империи в середине XVIII века. И дальше, так сказать, ее приобретает в сексуальное рабство посол польский Оттоманской империи. Она становится постепенно (не сразу, но постепенно) сначала графиней, выйдя замуж за польского графа. Затем – любовницей польского короля. Затем – его доверенным лицом. Затем – любимой женщиной графа Потемкина. Затем – так сказать, как многие называли, шпионкой Екатерины. Затем – женой графа Потоцкого, и вот она стала Потоцкой. И это, поверьте, я рассказал штрихпунктиром только, так сказать, какие-то точки, а там столько всего интересного!

И вот мы взяли эту историю, как бы сама жизнь нам ее дает. И решили, как к ней подступиться. И тут как раз уже помог наш сериал "Мата Хари", потому что мы тоже понимали, что, наверное, правильно бы заходить на этот проект, как на международный проект. И хорошо бы, чтобы дистрибьютор появился не в конце уже производства, как у нас получилось в случае с "Мата Хари", а в начале. И конечно, когда уже компании, крупные международные компании, когда они видят качество нашего продукта и понимают, за какие деньги мы это можем сделать… И вот мы им показываем: "У нас сейчас такая-то история в разработке". Конечно, они уже по-другому, с другим вниманием смотрят. И они: "А, вы сделали это? Ага, вы сделали такое качество, вот такой у вас продакшн, такие-то деньги. О'кей, о'кей. А что еще у вас?" – "А вот у нас есть это". – "Да? Очень интересно. Давайте мы подумаем". И как-то очень быстро подумали, вернулись к нам. И мы подписали уже контракт о совместном…

Сергей Николаевич: То есть это уже запущено в производство, да?

Владислав Ряшин: Это не запущено в производство съемки, но это запущено в девелопмент, в написание сценария, в разработку. И кстати говоря, этот опыт… Это компания Fremantle International – крупнейший международный дистрибьютор. Мы подписали с ними этот контракт.

И возвращаясь к вашему вопросу, как происходит процесс от идеи до какого-то следующего этапа, могу сказать, что мы получили очень любопытный опыт, когда еще даже без наличия режиссера в проекте… У нас была общая встреча такая: продюсерская группа, то есть мы и наши партнеры из Fremantle, авторы, которые должны собственно писать. В данном случае мы вместе с нашими партнерами решили попробовать поработать с британскими драматургами, сразу писать на английском языке. И компания Fremantle, будучи дистрибьютором, подтянула свою sales-команду, то есть своих продавцов, и свой маркетинг.

И вот мы собираемся – 10 человек – в большой переговорной комнате. И такая огромная кипа различных фотографий и картинок из разных фильмов, сериалов, журналов – из чего угодно. И задача этого упражнения была такова, чтобы… То есть как мы видим наш сериал с точки зрения лиц, костюмов, стиля, объектов, натуры? Как это должно выглядеть, чтобы все, в данном случае и продавцы в будущем, и маркетинг…

Сергей Николаевич: Ну, что это такое будет, что это будет за продукт.

Владислав Ряшин: Что это такое, да. Авторы, понимая и держа в голове эту картинку, и продюсеры. Чтобы все пришли к одному мнению, что вот эта картинка должна быть. Если хоть один человек был против… То есть, в принципе, ничего нового. Мы это делаем внутри себя и так, только это просто по-другому немножко выстраиваем. Но интересное правило было: если хоть один человек против, то картинка снимается. И в результате двухчасовых дискуссий… Вот такая же стена, как у вас, которая полностью в этих картинах, фотографиях, с которой все согласились. То есть ни одной нет картинки…

Сергей Николаевич: Ни одного возражения не было.

Владислав Ряшин: Да. И вот тогда авторы говорят: "Все, нам теперь абсолютно все понятно". Сэйлзы говорят: "Да, нам все понятно". Маркетинг говорит: "Да, мы это сможем продать вместе с сэйлзами, презентовать правильно. Это то, что может быть интересно рынку".

Сергей Николаевич: Последний вопрос, хотел просто спросить. Вы же очень как бы завязаны на прокате, на успехе. Как правило, цена продюсера определяется успехом его предыдущего проекта, и никакие былые заслуги в расчет не берутся. И все-таки что для Вас успех?

Владислав Ряшин: Очень правильно на самом деле в данном случае описали судьбу продюсера и его как бы в этой связи жизненный тонус, который автоматически подкрепляется. Я бы это, наверное, мог бы сравнить с эскалатором, который постоянно движется вниз, а ты должен, находясь на нем… А это, кстати говоря, не только у продюсеров, но и у режиссеров, да и у актеров, наверное, тоже. И мы по этому эскалатору идем. В зависимости от скорости движения ты либо поднимаешься выше, либо опускаешься ниже. Если ты остановился, то вдруг – раз! – открыл глаза, а ты уже вообще внизу.

Я бы все-таки, наверное, успехом, как это ни звучит неправдоподобно, назвал бы вот это движение. Пока мы в движении, мы живем. Каждый новый проект – это наш любимый проект. Каждый новый проект – новый вызов, новое испытание, новая энергия так или иначе, новые герои, жизнь которых мы проживаем вместе с режиссерами, вместе с авторами, вместе с актерами, которые погружаются, быть может, еще глубже, чем мы, продюсеры. Но тем не менее мы тоже погружаемся в эти судьбы, в эти истории. И в этом, наверное, кайф.

Конечно же, если не будет успеха в виде рейтингов, цифр, экономики какой-то понятной и внятной (а мы должны думать и о ней), то мы просто спустимся быстро вниз по эскалатору. А раз мы еще в движении – значит мы не там, не внизу, значит мы идем. И это кайф.

Сергей Николаевич: Это был Владислав Ряшин в программе "Культурный обмен" на Общественном телевидении России. А я, Сергей Николаевич, прощаюсь с вами. Всего доброго, до свидания!

Написать комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Зельфира Трегулова генеральный директор "Всероссийского музейного объединения - Государственная Третьяковская галерея".
  • ГОСТИ

  • София Троценко арт-продюсер, основатель Центра современного искусства "Винзавод", советник министра культуры РФ
  • ГОСТИ

  • Елена Шубина российский издатель, ведущий специалист в области русской современной прозы
  • ГОСТИ

  • Валерий Фокин Художественный руководитель и директор Российского государственного академического театра драмы им. А. С. Пушкина — Александринского театра
  • ГОСТИ

  • Юлия Меньшова телеведущая, актриса, лауреат национальной телевизионной премии ТЭФИ
  • Показать еще
    Яндекс запустил новую версию поисковика, которая анализирует смысл страниц В новом поисковике используется алгоритм нейронных сетей
    вчера
    Тулеев провел первое совещание после операции Он перенес тяжелую операцию на позвоночник
    вчера

    ГОСТИ

  • Наталья Зубаревич профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики
  • ГОСТИ

  • Леонид Млечин писатель-историк
  • Леонид Млечин: Генералам не надо заниматься политикой Почему страх перед повторением корниловского мятежа давлеет над нашей историей уже 100 лет?
    вчера

    ГОСТИ

  • Павел Подлесный руководитель Центра российско-американских отношений Института США и Канады РАН
  • ГОСТИ

  • Ольга Серенкова командир межрегионального поискового отряда "Группа "Поиск"
  • В России женщины в среднем получают на 25% меньше мужчин, хотя уровень квалификации у них зачастую выше

    Елена Герасимова директор "Центра социально-трудовых прав"
    Украина завела против Натальи Поклонской второе уголовное дело Ранее Киев обвинял Поклонскую в госизмене
    вчера
    36 россиян с июля заразились вирусом Коксаки в Турции Ранее турецкая Анталья была признана Роспотребнадзором небезопасной для россиян
    вчера
    вчера
    Девушка приковала себя к памятнику Ленину в центре Новосибирска В руках у нее был российский флаг с картонкой "Я умираю"
    вчера
    Личность погибшего при пожаре в Ростове-на-Дону пока не установлена В Ростове-на-Дону в течение 20 часов горели жилые дома
    вчера
    Красная пропаганда Документальный фильм о технических новинках и пропагандистских изобретениях большевиков
    вчера
    В Москве задержан Кирилл Серебренников Он находится в статусе подозреваемого
    вчера
    вчера
    У американского посольства в Москве выстроилась очередь на получение визы С 23 августа выдача виз россиянам в США будет приостановлена
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments