Прямо сейчас
СМОТРИТЕ ДАЛЕЕ
Написать в прямой эфир

Агрохолдинги против фермеров. Кто накормит Россию?

Гости

Игорь Абакумовдоцент МСХА им. К.А.Тимирязева, издатель портала "Крестьянские ведомости"

Борис Акимовсоздатель фермерского кооператива

Василий Вершининпредседатель партии "Возрождение села"

Иван Гараевгенеральный директор института органического сельского хозяйства

Виктор Кирочкинзаместитель председателя подкомитета ТПП РФ по развитию рыбохозяйтвенного комплекса России

Андрей Овечкинфермер (Краснодарский край)

По данным Всероссийской сельхозпереписи, которую организовал Росстат, за последние 10 лет в России почти вдвое сократилось число сельскохозяйственных организаций и фермерских хозяйств. По мнению экспертов, этот процесс чреват монополизацией рынков, появлением олигополий, ростом сельской безработицы, а в перспективе,  агрохолдинги могут и вовсе оставить страну без сельского населения.

Какой должна быть аграрная политика России? Кто прокормит страну и обеспечит импортозамещение – крупные агрохолдинги или обычные фермеры? Что дает развитие фермерских кооперативов населению – и сельскому, и городскому? Как вопрос обеспечения продуктами питания решается в других развитых странах мира?

"Только я взялся за яйца, как сразу масло пропало". Александр Лукашенко.

За последнее десятилетие в России почти в два раза сократилось число сельскохозяйственных организаций и фермерских хозяйств. Таковы данные Всероссийской сельхозпереписи, которую провел Росстат. Эксперты опасаются, что-то этот процесс чреват монополизацией рынков агрохолдингами, ростом сельской безработицы, а в перспективе – и вовсе исчезновением сельского населения.

Дмитрий Лысков: 110 лет назад в нашей стране началась Столыпинская реформа. Она пыталась разрешить ключевой для России вопрос, а именно земельный. Потом уже кто его только ни решал: и большевики во главе с Лениным, и Сталин, и реформаты в девяностые. И вот сейчас фермеры пытались добраться до Москвы на тракторах, чтобы опять же потребовать земли.

Василий Федорович, так что же получается – земельный вопрос у нас в стране до сих пор не разрешен?

Василий Вершинин: Ну, он не только не разрешен, но он, мягко выражаясь, искажен. По сравнению со всеми предыдущими – и с большевиками, и с реформой 1861 года – он выглядит гораздо хуже. Если берем… У нас обычно говорят, что крестьян раскулачивали. Ну, оно было так действительно. Но, по крайней мере, основная масса крестьян оставалась на земле. А на сегодня основная масса изгнана с земли. Она если и проживает, то к земли она не имеет отношения, на которой она проживает. Она работает где-то в Сибири, в городах и прочее. Вот так вот. Лишены крестьяне земли в массе своей.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо.

Андрей Владимирович, вы приехали к нам из Ростовской области, чтобы как раз рассказать, как это происходит, как крестьяне лишаются земли.

Андрей Овечкин: Краснодарский край, Лабинский район.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Андрей Овечкин: Ну, что я могу сказать? Да, я могу согласиться с коллегой. Действительно, когда у нас были колхозы, даже из городов люди привлекались для обработки земли, для сборки урожая. Что мы имеем на данный момент? Если фермер, то у него, как правило, основная масса работает односельчан, то есть он им дает рабочие места. А если крупный агрохолдинг, как у нас, например, концерн "Покровский", он привлекает лиц из Ростовской области, в том числе и механизаторов. То есть что получается? Хуторов у нас уже в Краснодарском крае практически не осталось, остались уже станицы. Люди просто, правильно, разъезжаются, вахтовым методом едут в мегаполисы. У них нет рабочих мест. Им надо кормить семьи. И плюс агрессивная политика концерна "Покровского", который дает очень большие деньги за пай, всячески принуждает, чтобы этот пай был продан. И, соответственно, наши станицы беднеют.

Прямой пример, только противоположный – станица Ильинская. Население – 4200. И 238 крестьянско-фермерских хозяйств. Там станица благоухает, инфраструктура развита. То есть, как правило, крупный землепользователь мало того, что он поглощает более мелкого, а потом отчитывается, что у него возросли урожаи – но не за счет того, что он с одной и той же площади собрал более высокий урожай, а за счет поглощения.

Еще что я хочу сакцентировать? И фермер, и крупный агрохолдинг – это землепользователи. И за фермером, и за агрохолдингом стоит собственник земли, именно пайщик, хозяин. И задуматься одним вопросом: почему арендодатель хочет поменять арендатора? Значит – отношения не складываются. И как правило, в подавляющем большинстве именно от крупного землепользователя станичники, пайщики уходят именно к тому "доморощенному", потому что мы местные, у нас совершенно другие взаимоотношения друг с другом.

Дмитрий Лысков: Андрей Владимирович, то есть крупный агрохолдинг скупает земли мелких хозяйств?

Андрей Овечкин: Да. Например, Первая Синюха – он дает 500 тысяч за пай площадью четыре… Извиняюсь, площадь не уточню, у нас доли в каждом поселении разные. Ну, в районе 4 гектар. Фермер, соответственно, не может с ним конкурировать реально. Ну, это очень высокие деньги. Скажем так, когда не было обострения этого конфликта, пай стоил 150 тысяч. То есть цена возросла втрое.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Виктор Алексеевич, я недаром упомянул Столыпинскую реформу. Петр Столыпин, собственно говоря, разрушал общину для чего? Чтобы внести в деревню конкуренцию, чтобы успешный хозяин скупил земли у менее успешных, выделив таким образом безземельный пролетариат. Не то же самое сейчас происходит? Не "невидимая рука рынка" сейчас просто выталкивает фермеров из сельского хозяйства?

Виктор Кирочкин: Вы знаете, пример, конечно, такой эксклюзивный, наверное. Нельзя говорить, что вертикально интегрированный холдинг – это зло, это какой-то разрушитель и так далее.

Дмитрий Лысков: А мы такого и не говорили.

Виктор Кирочкин: В любом случае земля – это тот материал, как вы сказали, из-за которого возникают все битвы, включая и использование земли не только для строительства коттеджей, но и для развития свиноводческих ферм, подсобного мелкого хозяйства. Единственное, что сейчас можно подчеркнуть, поддержать коллегу – это то, что у нас возникает не одно правовое поле. Крестьянин, фермер мелкий, работая на своем комплексе, он немножко в ущемленном таком… ну, может быть, не совсем в ущемленном, но у него меньше привилегий, чем у агропромышленного холдинга. Почему? Потому что…

Дмитрий Лысков: А в чем это выражается?

Виктор Кирочкин: Это выражается элементарно. Вы обратите внимание, как у нас в последнее время вспышки АЧС. То есть территориально агропромышленный холдинг, распространяясь по стране, он на той территории, где он планирует развитие, видит он эти крестьянские хозяйства, и он предлагает их выкупить у них. А если отказываются, то возникает АЧС.

Андрей Овечкин: Конфликт.

Виктор Кирочкин: Понимаете, да? То есть правовое поле одно и то же, но тем не менее: "Либо ты мне продашь, я выкуплю, либо у тебя будет АЧС".

Дмитрий Лысков: "Возникает" – вы имеете в виду, что умышленно заражают? Или просто объявляют?

Виктор Кирочкин: Возникает, скажем так, один из симптомов… Ведь АЧС – это заболевание свиней. А у нас зачастую возникает так, что АЧС – это симптом конкурентной борьбы. То есть я – агропромышленный холдинг. У меня есть какая-то поддержка, в отличие от крестьян, в правительстве, где-то в других инстанциях, в администрации. Я, соответственно, пытаюсь каким-то образом привлечь туда ветеринарные органы, органы, которые контролируют АЧС.

И соответственно, возникает невольно вопрос: а почему? Почему там, где агропромышленный комплекс захотел поиметь место и развивать свой комплекс, местные фермеры начинают вырезать скотину, вырезать свиней? То есть обратите внимание – я говорю о правовом поле. Оно должно быть одинаково для всех, но тем не менее есть дисбаланс. "Я крупный. Я все равно тебя куплю. По-хорошему не продашь? Я тебе АЧС сделаю". Правильно я говорю, коллега? Вот зачастую эта процедура.

Андрей Овечкин: Да, да, да. Я с вами совершенно согласен, да, однозначно.

Дмитрий Лысков: Иван Анатольевич, знаете, мне невольно это напоминает ситуацию в Соединенных Штатах Америки 30–40-х годов, когда банки с внешним финансированием скупали крестьянские земли, а у тех, кто не хотел, точно так же (давлением, разнообразными обвинениями) отнимали. Мы что, просто отстаем, если угодно, от мировой конъюнктуры, ну, лет так на восемьдесят?

Иван Гараев: Это специфика развития, соответственно, сельского хозяйства в России. Если сравнивать, допустим, специфику в Европе или в Америке, то по уровню развития сельского хозяйства, фермерства мы, конечно, отстаем и на 20, и на 30 лет, потому что, допустим, все сельское хозяйство в Европе держится на фермерах, там нет крупноконтурного сельского хозяйства.

В России же наоборот, все колхозы – это 5 тысяч гектар минимум. Соответственно, та земля, которая была в паях роздана колхозникам… Понятно, они сами, не имея орудий труда (ну, это же нормально), не пошли свои паи возделывать. Они просто их продали либо сдали в аренду. Так постепенно-постепенно фермер и высевался. Те, кто имел возможность и предпринимательскую инициативу, они купили, взяли трактора в колхозе либо еще где-то и начали конкурировать с холдингами. Их все меньше и меньше.

Вопрос заключается в себестоимости. Холдинг за счет масштабирования, за счет технологий может дать низкую себестоимость на продукцию. Фермер такую себестоимость не может дать, потому что реальная зарплата у колхозника сейчас в том же самом Краснодарском крае не больше 20 тысяч. Причем это Краснодарский край, это еще хорошая зарплата. А если взять севернее, центральные регионы, то там и 15, и 13, и того меньше. Это первая проблема.

И за такую зарплату просто те же самые односельчане не хотят даже к своему фермеру идти. Мы знаем многих фермеров, работают с Таджикистаном и Узбекистаном люди, даже с Китаем и с Кореей – просто потому, что выше платить не позволяет себестоимость. Потому что когда ты вырастил, условно говоря, огурец, и по 13 рублей его в июне-июле забирают, в сезон, допустим, в том же самом Краснодарском крае – и у фермера нет возможности выйти на рынок и его продать. Посмотрите, кто у нас, допустим, на Даниловском рынке работает.

Дмитрий Лысков: Ну, давайте мы еще вернемся к этому моменту.

Борис Алексеевич, вы создатель фермерского кооператива, объединения фермеров. Вы сталкиваетесь с этой проблематикой? Вас тоже выживают агрохолдинги?

Борис Акимов: Ну, и да, и нет. То есть мы все-таки работаем в таком узком секторе – небольшие, семейного типа фермерские хозяйства, в большей степени в средней полосе России, чуть-чуть на юге. И они специфические – они работают в таком органическо-экологическом направлении. И сказать, что массово сталкиваются с тем, что их душат, нельзя.

Дмитрий Лысков: Почему так получается? Или дело в районировании, если угодно? Или средняя полоса никому не выгодна?

Борис Акимов: Да, средняя полоса, конечно, гораздо меньше интересная. Какая-нибудь Ярославская область, Тверская и даже север Тульской области или север Калужской области гораздо менее интересен агрохолдингу, чем Орловская, юг Тамбовской или Краснодарский край. То есть тут, конечно, от района многое зависит.

Плюс все-таки, как я уже сказал, наши фермеры небольшие и сосредоточены в таком специфическом экологическом производстве. Но это не значит, что полостью они свободны от такого давления, в той или иной степени они сталкиваются. У нас были примеры как раз с африканской чумой, когда просто в Тульской области один фермер, у которого было 300 голов… То есть для агрохолдинга, в общем, и не конкурент даже, но так как они, можно сказать, "выжигают" территорию (в прямом и переносном смысле), то такая "зачистка" была произведена. И у человека просто была найдена или "найдена" АЧС – и все поголовье было уничтожено.

Дмитрий Лысков: А какие-то меры борьбы существуют с подобными потенциально огульными обвинениями во вспышках африканской чумы свиней?

Борис Акимов: Вообще единственный способ на самом деле борьбы, как мне кажется, исходит от какого-то негатива, позитива, потому что бороться просто каждый раз с системой, которая подавляет ростки, очень сложно. Поэтому лучше говорить о том, какая существует вообще альтернатива. То есть мы всегда говорим: посмотрите на ту же Данию, например, где нет никаких агрокорпораций, которые занимались бы свиньями, но при этом они производят сопоставимое с Россией количество свинины, а все в руках малых семейных ферм.

То есть мы говорим о том, что, наверное, государству пора просто задуматься, что эффективность, которой он все меряет, на самом деле как бы эффективность, на самом деле она совсем не такая, как кажется. И часто гораздо более эффективно помочь на самом деле маленьким фермерам, которые, может быть, объединятся в кооператив, чем какому-то агрохолдингу, который потом по какой-то причине обанкротился – и 2 миллиарда куда-то исчезли. В общем, история современной России показывает, что агрохолдинги совсем на самом деле не так эффективны, как им хотелось бы быть.

Дмитрий Лысков: Обсудим и этот вопрос тоже.

Андрей Владимирович, вы, я видел, давно просили слово. Хотели добавить?

Андрей Овечкин: Да, я хотел бы добавить именно на последние слова про "обанкротился" – как АПК "Маяк", который задолжал, и была коррупционная схема вывода кредитных средств.

И еще я хотел бы, коллеги, по поводу заработной платы. У нас были баталии на полях с концерном "Покровским", достаточно много видеоматериалов в интернете. И наши местные два тракториста, они у них работали механизаторами. Был конец марта. Ну, общаемся, люди. Я говорю: "Ребята, если не секрет, а сколько вы получаете?" Они говорят: "Ну, мартовская зарплата – шесть". Я говорю: "Что? Тысяч?" Они: "Да". Я говорю: "Реально шесть тысяч? Вы работаете на агрохолдинг, крупный сельскохпроизводитель".

Хорошо, баталии наши продолжаются. Если не ошибаюсь, это или конец апреля, или май уже был, опять эти же ребята, опять мы им пытаемся препятствовать обрабатывать наши поля, спорные участки. Я говорю: "Что получили за этот месяц?" – "Двенадцать". Это зарплата? Эту зарплату платит агрохолдинг, тот человек, который набивает себе карман, один. То есть эта информация как бы… Не могу я назвать источники. Ну, я живу в Лабинске, вокруг станицы, и я знаю, где, в каких хозяйствах концерн "Покровский". Агроном – средний специалист, ведущее звено – получает до 20 тысяч рублей. Если в штате есть…

Дмитрий Лысков: То есть зарплаты очень и очень низкие?

Андрей Овечкин: Отвратительные! Ну, не будем брать в пример зарплату директора, естественно.

Дмитрий Лысков: Как оно обычно и бывает.

Андрей Овечкин: Секунду…

Дмитрий Лысков: Я прошу прощения, к нам присоединяется Игорь Борисович Абакумов. Игорь Борисович, прошу вас, проходите за стойку. Прошу прощения, вынужден был вас перебить. Продолжайте мысль.

Игорь Абакумов: Добрый день.

Дмитрий Лысков: Пожалуйста.

Андрей Овечкин: Значит, зарплата водителя составила в зимний период одну тысячу рублей. Ну, это абсурд!

Борис Акимов: Такие бывают зарплаты?

Андрей Овечкин: Да, в агрохолдинге "Покровском". Я опять повторюсь. Часть – это были с Ростовской области, это, как правило, охрана, даже механизаторы. Вот свежая информация: концерн "Покровский" (АПП "Родина") на данный момент уничтожил все посевы люцерны. Люцерна у нас используется КРС. И опять же от сельхозуправления…

Дмитрий Лысков: Для крупного рогатого скота.

Андрей Овечкин: Да-да-да. КРС – крупный рогатый скот.

Дмитрий Лысков: Ну, чтобы мы не говорили в терминологии. У нас зрители не все из сельского хозяйства.

Андрей Овечкин: Поступила информация, что 450 голов… Я могу в этой цифре ошибаться, но от 400 до 500 коров будут вырезаны. То есть что из этого следует? Люцерну они запахали. Понятно, что они запас не будут делать кормов. И примерно 50–60 человек останутся без работы.

Дмитрий Лысков: Спасибо вам за этот комментарий, за рассказ.

Андрей Овечкин: И один момент. На уборку концерны набирают наемных водителей, точнее – водителей с КамАЗами. Скосили, убрали – все свободны.

Дмитрий Лысков: Ну, сезонные работы.

Игорь Борисович, я посмотрел результаты сельхозпереписи, которая сейчас идет. Конечно, они предварительные.

Игорь Абакумов: Предварительные.

Дмитрий Лысков: Предварительные, да. Вот что меня поразило: у нас получается, что на данный момент 0,113% сельскохозяйственных организаций контролируют 81,5% всех пахотных земель в стране. То есть получается, что фермерские хозяйства, по сути, уже вытеснены?

Игорь Абакумов: Ну, они не вытеснены. Давайте… Это очень общо сказано, что они вытеснены. Василий Федорович не даст мне соврать, он большой специалист в части развития фермерского движения. Фермеры собирают примерно 23–25% зерна (по разным оценкам). Фермеры и мелкотоварный сектор с фермерами производят порядка 48% молока – почти половина. Фермеры и мелкотоварный сектор производят не менее 50% (ну, спорные есть оценки, и до 60%) картофеля и овощей.

То есть этот сектор претендует, если рассматривать весь агропромышленный комплекс как некую корпорацию, как некий агрохолдинг, как некую такую структуру коммерческую, то они претендуют как минимум на блокирующий пакет акций при распределении субсидий, дотаций, денег, всего, внимания, в том числе и телевизионного внимания. Они претендуют на это дело. Стало быть, при борьбе крупного с мелким речь идет прежде всего о деньгах. Давайте говорить нормальным человеческим языком. Это не вопрос идеологии.

Дмитрий Лысков: Что вы вкладываете в вопрос денег? Государственные субсидии и государственную помощь?

Игорь Абакумов: Конечно, конечно. Государственная помощь и государственные субсидии. Это средства на развитие сельской местности, которые урезаются, урезаются и урезаются во благо непонятно каких целей. Ну, понятно, в общем, если рассматривать это дело в отрыве от сельского хозяйства, но к сельскому хозяйству это не имеет никакого отношения. Так что речь идет прежде всего о деньгах. Это не вопрос идеологии, как это было при советской власти. Это не вопрос борьбы крупного с мелким. Это просто примитивная борьба за деньги, за государственный бюджет, за "государственный пирог". Но при этом никто не заботится о последствиях. Агрохолдинг…

Дмитрий Лысков: К последствиям подойдем чуть-чуть позже.

Игорь Абакумов: Да, хорошо.

Дмитрий Лысков: Василий Федорович, насколько большие деньги сейчас вращаются в этом секторе? Потому что, с одной стороны, мы слышим, что это борьба за деньги. А с другой стороны – бюджеты-то урезаются, урезаются и урезаются.

Василий Вершинин: Простите, это не совсем моя тема, и вряд ли я вам смогу ответить…

Дмитрий Лысков: Я, конечно, не бухгалтерских отчетов у вас прошу, это естественно.

Василий Вершинин: Но я бы хотел несколько остановиться на другом. Вот Игорь Борисович вспомнил… вернее, он прекрасно знает. Именно с него, может быть, начинался вот этот разговор о фермерстве. В 1983 году он опубликовал интервью со мной, оно называлось "Семейная ферма". Это был 1983 год. И затем мы вместе с ним участвовали во всех перипетиях по созданию Ассоциации крестьянских хозяйственных кооперативов.

Это я говорю для чего? Потому что дальше я не совсем приятные вещи буду говорить в адрес организаций фермеров и кое-каких фермеров. Простите, сегодня тема разговора: "Фермеры и холдинги". Ну, это же разжигание национальной… социальной розни! Я по-другому не могу расценить. Не одни вы этим занимаетесь. Идешь – фермерский рынок, фермеры, фермеры. Но фермеры у нас – часть сельхозтоваропроизводителей, которая производит, по разным подсчетам, 10–11%. Но кроме фермеров… Фермеры – это у нас организационно-правовая форма, в отличие от Запада, где слово "фермер" означает "сельхозтоваропроизводитель", это не организационно-правовая форма. Вот это не могут никак многие граждане уловить.

Дмитрий Лысков: Но ведь в США, например, разделяют достаточно четко компанию PepsiCo и фермеров простых, которые выращивают…

Василий Вершинин: Нет.

Дмитрий Лысков: И это совершенно разное…

Василий Вершинин: Простите, нет такой организационно-правовой формы в США. В США есть партнерство, корпорация, индивидуальные предприниматели, но все они либо фермеры, либо владельцы ранчо. Это слово равнозначно у нас примерно слову (уже становится бывшим) "крестьянин" или "сельхозтоваропроизводитель". У нас же отдельная организационно-правовая форма. А их у нас…

Кроме фермеров, есть производственные кооперативы (колхозы), это по закону, этот термин сохранился, производственные кооперативы (коопхозы), акционерные общества, товарищества, личные подсобные хозяйства. А мы говорим об одних фермерах. Они все страдают в равной степени от такого неравенства. У нас есть субъекты малого предпринимательства. Есть закон, по которому мы не разделяем организационно-правовую форму. Будь он акционер, товарищество, если до 100 работников у него, то он относится к субъектам малого предпринимательства, и 400 миллионов реализации год.

Поэтому надо нам, когда мы говорим о противопоставлении фермеров… Вот видите, я уже тоже оговорился. Холдинги – их надо противопоставлять субъектам малого предпринимательства. Ведь у нас умышленно велась долгие годы… Вот мы говорим о холдингах. Конечно, критически… Вот наша партия, которую я представляю, "Партия возрождения села", конечно, она выступала и выступает против такого разделения, когда основная масса изгоняется с земли, по сути, изгоняется из сельского хозяйства.

Но еще раз говорю: надо вместе выступать всем формам. У нас же 20 последних лет шло разжигание вот этой розни – "фермеры против колхозов"! Конкретно занималась организация АККОР, возглавляла ее.

Дмитрий Лысков: Ну, сейчас-то такого разжигания, согласитесь, уже нет.

Василий Вершинин: Как это нет? Простите…

Дмитрий Лысков: И вы говорите больше о юридических аспектах…

Андрей Овечкин: Сейчас, дайте закончить. Какие аспекты? Нет разжигания, когда, допустим, почетный председатель АККОР Башмачников – доктор, профессор и прочее! – пишет статьи: "Полноценное потомство могут производить только фермеры. А вот если он родился от работника сельхозорганизации, неполноценное потомство"?

Дмитрий Лысков: Ну, мы не будем сейчас брать такие уже радикальные примеры.

Василий Вершинин: Ну, простите, вы…

Дмитрий Лысков: А вот Андрея Владимировича спросим. Действительно ли есть некое разжигание вот таких противоречий?

Андрей Овечкин: Я первое ваше выступление совершенно не понял. А конец мне очень понравился, и я понял.

Во-первых, никакого разжигания не было, его нет. Я здесь категорически согласен. После прихода Владимира Владимировича Путина на пост президента ситуация в стране начала меняться, и меняться экономически в том числе. И земельный ресурс стал представлять интерес. Как раз в девяностые у нас распадались колхозы. Я думаю, со мной все согласятся. Допустим, пример – экс-губернатор Ткачев. Не надо говорить, сколько он себе… ну, скажем так, набрал земли. И в то же время как раз стал развиваться и фермер.

Я, например, с МТС начинал – по крупицам, по крупицам, по крупицам. И когда крупный землепользователь понял, что земельный бизнес приносит очень высокий доход, несмотря на то, что низкий урожай, но за счет вала цифра получается хорошая, он просто-напросто стал поглощать нас – более мелких производителей.

Дмитрий Лысков: Нет, мы уже говорили об этом. Это, в общем-то, с одной стороны, рыночная совершенно ситуация.

Андрей Овечкин: И мало того, пользовались… Административный ресурс, давит прокуратура, давит полиция, то есть привлекаются, проверки и так далее, и так далее.

И самый главный фактор. У нас всех примерно 95% проблем – это суды общей юрисдикции. У нас на руках конкретно есть решения за подписью одного и того же судьи, где по одной и той же статье выносятся два разных решения, но в обоих случаях за этими решениями стоит или концерн, или крупный землепользователь, но не в пользу собственника.

Дмитрий Лысков: Чтобы я окончательно понял ситуацию. Вначале предлагают выкупить пай за очень большие деньги, а если человек отказывается, начинается административное давление?

Андрей Овечкин: Все дело в том, что станица чем живет? Она живет хозяйством…

Дмитрий Лысков: Андрей Владимирович, я прошу прощения, мне просто нужно опросить и всех остальных.

Андрей Овечкин: Да-да-да, конечно.

Дмитрий Лысков: Борис Алексеевич, чтобы закончить вопрос, может быть, вы чувствуете негатив, когда вас называют "фермером"? Может быть, коннотации какие-то нехорошие, давление вот это, о котором мы услышали?

Борис Акимов: Да нет. Я думаю, что это просто все вопрос контекста. Слово "фермер" может быть использовано как слово, которое означает какой-то образ жизни определенный, а может быть в юридическом контексте использовано. Я скорее вне юридического контекста это употребляю, а коллега – скорее в юридическом.

Василий Вершинин: А я оскорблен вашим термином! Я крестьянин, я не фермер.

Борис Акимов: Поэтому я это слово люблю. Иногда некоторые его не любят, потому что, например, оно иностранное, и говорят: "Говорите "крестьяне". Ну, как-то крестьянин уже в современном сознании – это не тот человек, который обязательно живет землей. Может быть, это просто житель деревни. И тоже говорят "крестьянин", хотя он просто пенсионер.

Дмитрий Лысков: Мне кажется, что в современном русском языке уже устоялось это понятие "фермер".

Андрей Овечкин: Простите, мало ли что в нашем русском языке устоялось.

Дмитрий Лысков: Виктор Алексеевич, в свое время, собственно говоря, и во времена НЭПа тоже вставала эта огромная проблема, и до революции она тоже была. Как мелкому индивидуальному хозяйству организовать, собственно говоря, механизацию этого хозяйства, повышение урожаев, агрономическую помощь и так далее? Ну не может частный собственник, пусть у него даже 100 рабочих, прикупить достаточное количество тракторов просто на свою прибыль! А агрохолдинг может. Вот как решать это противоречие?

Виктор Кирочкин: Ну, это задача, наверное, государства – выходить с инициативой. А самому работнику, который пытается создать то, что вы перечислили, надо тоже проявлять инициативу, искать деньги, показывая о том, что он актуален, о том, что он прибыльный, о том, что он силен, о том, что он даст определенный продукт, который будет востребован, продукты, доступные для эконом-класса, эконом-населения. Ну, вы понимаете.

Касаясь вопроса нашей передачи, скажем так, в сожительстве совместном мелкого и среднего бизнеса и агрохолдингов. Вот тут я опять коснусь правового поля, потому что здесь не может быть, как правильно говорит коллега, войны какой-то, каких-то столкновений и стычек, поэтому взаимоотношения мелкого, среднего бизнеса и агрохолдинга крупного решаются на законодательно-правовой базе.

Что у нас произошло, когда у нас возникли ситуации с Западом, когда 6 августа 2014 года Владимир Владимирович издал указ о проведении ряда социально-экономических мер с точки зрения безопасности Российской Федерации? Как раз это был один из вариантов защиты России. А 7-го числа, на следующий день, что выходит? Постановление Правительства о запрете ввоза в России – чего? – свинины, говядины, птицы, сыров.

То есть мелкий и средний бизнес, который существовал на импорте, не имея своего убойного цеха, своего скота, он просто стал разваливаться. А это было только на руку агропромышленным вертикальным холдингам, которые имели свой цех, свою пшеницу и комбайны. Понимаете, да?

Дмитрий Лысков: Понимаю, конечно. Которые имели стада, которые имели птицефабрики и которые могли заместить как раз возникший на рынке дефицит.

Виктор Кирочкин: Совершенно верно.

Андрей Овечкин: И пустить под нож.

Виктор Кирочкин: И что интересно – африканская чума в России как таковая появилась только в 2008 году. Обратите внимание, в Европе она появилась в 1957 году, а в России – только в 2008 году. Потому что в рамках плановой советской экономики, где отсутствовал рыночный механизм конкуренции, она не должна была появиться. Причем она появилась в 2008 году – тогда, когда надо было в Краснодаре определенному контингенту подрасти, а окружение подрезать.

Дмитрий Лысков: То есть у нас АЧС нет? Это только фактор недобросовестной конкуренции, вы сейчас хотите сказать?

Андрей Овечкин: Совершенно верно. 95%. Это, может быть, и был какой-то локальный случай. Может быть.

Виктор Кирочкин: Такая мысль доминирует, и доминирует именно у крестьянско-фермерских хозяйств – именно у того производителя, о котором мы сейчас говорим, к которому и ваш вопрос: как ему подняться, как ему встать, как со времен Столыпинской реформы показать себя? Только в рамках нормативно-правового поля и волеизъявления государства, которое заинтересовано в наличии таких фермерских хозяйств. А оно, я так понимаю, заинтересовано в крупных агропромышленных холдингах.

Дмитрий Лысков: Иван Анатольевич… Да, вы хотели добавить?

Иван Гараев: Здесь, может быть, не совсем соглашусь, что государство заинтересовано только в агрохолдингах. Конечно, в этом направлении, скажем так, больше… Правильно было сказано, что весь вопрос в деньгах. Большее финансирование идет.

Виктор Кирочкин: Ну конечно, естественно.

Иван Гараев: Но для фермеров тоже все дотации открыты. Допустим, дотации на кооперативы – они же невостребованные. А невостребованные потому, что просто люди не могут взять и объединиться. Вот мы, допустим, месяца два или три назад перед "Золотой Осенью" общались с Минсельхозом Калужской области. Они говорят: "Будете брать? Вот 70 миллионов". А объединять-то некого, людей-то нет.

Виктор Кирочкин: Василий Федорович, почему деньги не берете?

Иван Гараев: В Калужской области, допустим, там у нас есть опытные поля, 54 гектара. На 54 гектара есть один МТЗ, есть дискатор. Не было сеялки, не было комбайна. Пока там договорились, чтобы нам вспахали, пока договорились, чтобы пришла сеялка – мы в итоге посеялись в июне. Ну, понятно, что там вырастет. Посеяли полбу и овес. Слава богу, овес вызрел, мы его собрали и продали по 9 рублей. А полбу задисковали, не успела…

Игорь Абакумов: Я могу легко вам объяснить, как фермеры объединялись на Западе.

Иван Гараев: Хорошо.

Игорь Абакумов: Были точно такие же проблемы. Фермеры везде одинаковые, они друг другу точно так же не доверяют. Все одинаковые, только форма шляпы у них разная и язык немножко другой.

Дело в том, что есть политическая воля, что нужно создать мощного конкурента транснациональным компаниям. Эта проблема была в Соединенных Штатах, в Европе, потом в объединенной Европе (сначала в каждой из стран Европы, а потом в объединенной Европе). И после Второй мировой войны эта проблема решалась сверху. То есть было принято политическое решение, что дотацию от государства ты получаешь только тогда, когда тебя общество идентифицирует как фермера, то есть кооператив фермерский или сообщество фермеров говорит: "Да, ты фермер". Он не поручается за тебя материально (материально ты сам отвечаешь), но подтверждают просто, что ты фермер. Но для этого ты должен стать членом кооператива.

И через кооперативы эти деньги пошли сверху. И тогда народ, естественно, понял, что если хочешь деньги получать – вступай в кооперацию. Дальше все пошло своим чередом, понимаете. У нас этого никто не хочет делать. Почему? Чтобы не создавать конкурента крупным агломерациям.

Дмитрий Лысков: Сейчас, одну секундочку. Борис Алексеевич, как выглядит сейчас государственная поддержка фермерских хозяйств? Вот просто чтобы мы понимали.

Василий Вершинин: Опять "фермерских"!

Борис Акимов: Я могу сказать, что после 2014 года, конечно, она изменилась в лучшую сторону. Если бы этот разговор был года два с половиной назад, я бы сказал, что фактически ее не существует, а только на словах. Хотя и тогда кое-что было, но практически не было. Сейчас действительно есть примеры…

Игорь Абакумов: Нет, вы имеете право, но не можете. Как в зоопарке: имеют право, но не могут.

Борис Акимов: Нет, есть примеры действительно практические, когда фермеры в некоторых областях получают от государства поддержку сейчас. То есть это не массовый характер, безусловно. Если посмотреть в принципе на развитие сельского хозяйства, то это маргинальные явления по отношения к помощи, которая оказывается агрохолдингам. Но все же за последние пару лет какой-то позитив небольшой в этом направлении проглядывается.

Но при этом надо сказать, что действительно тут должно быть проявление воли, именно очень существенной политической воли, для того чтобы просто дать фермерам или малым производителям сельскохозяйственным равные права, такие же как есть у агрохолдингов. Потому что сейчас, когда манипулируют словами… Например – стоимость розничная. Говорят: "Вот видите, продукт фермера дорогой, а у агрохолдинга дешевый". Только вопрос: а сколько денег получил от государства и на каких условиях агрохолдинг? В его себестоимости заложены эти дотации.

Дмитрий Лысков: Это, кстати говоря, очень и очень важный и интересный вопрос. Просто готовясь к программе, я посмотрел. У нас, в общем-то, на развитие сельского хозяйства в целом 270 миллиардов, если я не ошибаюсь, было выделено в 2016 году. На фермерские хозяйства было выделено что-то в районе 9 миллиардов рублей. Вот такие цифры.

Но я посчитал погектарно. Вот так вообще можно считать? Если считать по гектарам, то, в принципе, и фермерские хозяйства, и агрохолдинги получили примерно равные суммы – вот что самое поразительное! Просто фермерские хозяйства – 1–2 гектара, 5 гектаров земли, а агрохолдинг – понятно, там 500 гектаров.

Борис Акимов: Здесь как раз путаница, терминологическая путаница.

Дмитрий Лысков: А погектарно-то равные суммы. Почему фермеры говорят, что они получают меньше?

Борис Акимов: Здесь терминологическая путаница. Потому что на самом деле когда, например, говорят о том, что частный сектор, небольшие производители производят 50% всех овощей в стране…

Дмитрий Лысков: Ну, если говорить по молоку, то с молоком у нас просто плохо.

Борис Акимов: Да, и молока 50%. Но если говорить про фермеров в юридическом смысле, то, наверное, там совсем не 50% они производят, не знаю… а 10%, да? А все остальные производят – ЛПХ и какие-то другие малые производители. А когда мы говорим про дотации, например, то понятно, что ЛПХ вообще никаких дотаций не получают, они не имеют права на них претендовать, хотя они производители и производят огромное количество продукции. Поэтому это как бы такое лукавство цифр получается.

Василий Вершинин: Позвольте о мелком и крупном поговорить.

Дмитрий Лысков: Да, конечно.

Василий Вершинин: Мы собрались, как бы противопоставляя малое предпринимательство и крупное. Во-первых, откуда эти холдинги выросли? Это маленькое замечание. Они выросли не просто так по себе, а из политической борьбы, когда всячески травили колхозы. А в это время как раз росли эти холдинги, устроив вот эту травлю "колхозы и фермеры". Они же не сегодня появились.

Второй вопрос. Что делать и что эффективно? Берем Александра Васильевича Янова – это, кто не знает, как говорится, отец и кооперации, и крестьянских семейных хозяйств. Уж упрекнуть его в чем-то, в любви к холдингам никак нельзя. Он на первых страницах своего труда пишет, что "крупное производство несомненно эффективнее мелкого при прочих равных условиях".

Игорь Абакумов: Ну, это еще Карл Маркс говорил.

Дмитрий Лысков: Вот я сейчас во всем нашем обсуждении это и слышу постоянно, что они эффективнее, просто рыночно эффективнее.

Василий Вершинин: Да. И я полностью разделяю идеи Чаянова. Наш союз, который я еще возглавляю, кроме партии, и называется "Чаянов". Но крупное производство можно строить по-разному. Один путь – это капиталистические предприятия (у нас этого термина боятся, но это экономический термин, не более того, не политический) типа холдингов. Это один путь, который ведет к разорению основной массы на селе. Конечно, мелкое ведь тоже должно иметь какой-то уровень, потому что нельзя вот так на Дальнем Востоке по гектару дать – и вот они перегонят холдинги. Есть понятие оптимальное, и оно определено наукой. Но все же таки на земле надо жить всем. А то ведь скоро у нас десяток останется этих холдингов, они все заграбастают…

Дмитрий Лысков: Василий Федорович, так может быть, бог с ними, пусть и останутся?

Андрей Овечкин: Нет.

Дмитрий Лысков: Это же чистая экономика.

Василий Вершинин: Нет!

Дмитрий Лысков: Они эффективнее…

Андрей Овечкин: Нет! Извините, помимо этого, мы говорим об экономической эффективности. А есть еще понятие "социальная эффективность", которая говорит: "Почему это он должен процветать, жить, все захапает, а мы где?" Это же ведет к определенным действиям. Именно революции из-за этого происходят.

Игорь Абакумов: Василий Федорович, дело не в том, что "захапают" или "не захапают". Я еще в 70-е годы в Казахстане с одним чабаном… мы ночевали на стоянке. И он брал в руки граненый стакан – ну, не пустой, естественно. А когда он стал пустой, он сказал… Он рассуждал, что такое колхоз и что такое мелкий производитель. 70-годы, чабан! Вот он брал кусковой сахар, бросал в стакан. "Вот это, – говорит, – колхозы. Но смотри, сколько там пустых мест. Смотри, сколько пустот". А потом брал сахарный песок, насыпал – и стакан становился полным. "Вот каждая песчинка – это маленькое подворье". Весь вопрос в балансе, Василий Федорович.

Василий Вершинин: Позвольте…

Дмитрий Лысков: Весь объем, объединяющий эти подворья…

Игорь Абакумов: Вот это и есть АПК, весь объем. Полный стакан! Это же понятно.

Дмитрий Лысков: Весь объем может быть…

Василий Вершинин: Я говорю…

Дмитрий Лысков: Одну секундочку! Объем может быть самым разным фактором…

Андрей Овечкин: Ну дайте закончить мысль!

Дмитрий Лысков: Давайте сейчас посмотрим, какие есть варианты этих объемов.

Василий Вершинин: Вы дайте мне мысль закончить.

Дмитрий Лысков: Посмотрим сюжет и вернемся к этому обсуждению.

Картофель, разные овощи, дыни, рыба, цитрусовые и декоративные растения, цветы, семена и саженцы – такого рода продукты с подписью "Выращено в Израиле" часто можно встретить на российском рынке. Вот только потребитель обычно не задумывается: а как именно и кто в сухом и жарком климате Израиля выращивает это?

40% всего сельхозпроизводства Израиля приходится на кибуцы, которых в стране 270 с общим числом жителей 120 тысяч. Кибуц – это сельскохозяйственная коммуна. Здесь общее имущество и равенство в труде и потреблении. Первый кибуц был основан 100 лет назад. Завтракают, обедают и ужинают члены общины в общей столовой. На время работы отдают детей в бесплатный детский садик или школу. Повседневной работой руководит секретарь. В кибуцах выращивают не только овощи и фрукты, но и индеек, гусей, кур, уток и страусов. Внутренний рынок потребления свежего мяса сельское хозяйство Израиля обеспечивает на 80%.

Государство помогает кибуцам – выдает им кредиты под 10% на срок до 20 лет, квоты и компенсирует стоимость 2/3 пресной воды, которая используется для орошения земель. Сельское хозяйство в кибуцах практически полностью компьютеризировано и автоматизировано.

До недавнего времени члены кибуца обязаны были работать в самом кибуце. Рабочая сила со стороны не привлекалась, поэтому ее наем считался эксплуатацией. Сейчас уже по-другому. В два последних десятилетия целый ряд кибуцев, владевших успешными предприятиями, разместили их акции на бирже, а кибуцники – по сути пайщики кооператива – превратились в акционеров компаний. Многие коммуны превращаются в поселения, включающие в себя кибуц. Да и подрастающее поколение часто не желает жить, как их родители, и уезжает в город. Работников не хватает, поэтому община вынуждена нанимать людей из города. В оборот стали вводить зарплату, а соответственно – и наличку.

Дмитрий Лысков: Мне, конечно, очень понравился кадр с длинным забором, увитым спиралью Бруно. Это, наверное, чтобы вредители не залетали.

Василий Федорович, вот как раз вы говорили об организационных формах. И одни из таких организационных форм мы только что увидели. Но видите, какой интересный момент получается. Действительно, жили общиной, а теперь, в последние десятилетия как-то и общины, получается, начинают привлекать наемную рабочую силу и так далее – и превращаются в агрохолдинг. Может, это естественный процесс все-таки?

Василий Вершинин: Нет, все-таки пойдем последовательно. Мы имеем на сегодня то, что имеем. Мы имеем в различных формах малых производителей. Нам надо с этими холдингами бороться. Встает вопрос: как? Ответ очевиден. Путем кооперации. Но кооперация… Мы вот съезд провели на днях недавно в Министерстве сельского хозяйства, Всероссийский съезд очередной, каждый год проводим. В этом году, кажется, он прошел так… ну, удовлетворительно, более лучше, чем в те годы. По-разному люди говорили. Но у нас понятие кооперации на сегодня… Мы говорим давно о кооперации, но на сегодня в России ее по сути нет.

Дмитрий Лысков: А Борис Алексеевич, извините, из Америки, что ли, здесь появился?

Борис Акимов: Редкий представитель.

Василий Вершинин: Я не знаю, откуда он. Дайте закончить.

Дмитрий Лысков: Редкий? Действительно редкий?

Борис Акимов: Да.

Василий Вершинин: Так редкий – одно. Второе. Мы же говорим о той кооперации, которая вот с этим Минторгом и прочими способна конкурировать на рынке. Вы способны?

Борис Акимов: Пока нет. В будущем.

Василий Вершинин: Вот о чем и речь. То есть создаем под видом кооперативов "живопырки", как их называют, которые не способны конкурировать на рынке. И как это делать на сегодня? У нас сложности с кооперацией еще ведь в том, что мы не можем крупных… ну, относительно крупных… Допустим, сельхозорганизации не идут на кооперации многие. Да и фермеры многие – они закоперщики. Но идут тогда, когда деньгой запахнет. Вот гранты сейчас дают? О!

Дмитрий Лысков: Мы слышали, как в Европе начали дотировать именно через кооперативы.

Василий Вершинин: Но это правильно, давать надо.

Дмитрий Лысков: А вот давайте мы Андрея Владимировича спросим, почему вы, например, не идете на кооперацию, чтобы противостоять агрохолдингам? Вот скооперировались бы, создали структуру – и пожалуйста.

Андрей Овечкин: Вы знаете, что я вам скажу? Все мы сегодня здесь собрались. Мы здесь могли бы и не быть при одном условии – если бы суды выносили объективные решения в отношении (подчеркиваю!) собственника земли. Мы бы это все не обсуждали. Никакие бы трактора не поехали на Москву. Каждый бы занимался своим делом. Если хочет собственник уйди от арендатора – пусть он уйдет. Тем более…

Дмитрий Лысков: То есть фактически вы сейчас говорите: "Да не хочу я кооперироваться! Пусть суды все решают честно. И бог с ним!"

Андрей Овечкин: Вы знаете, как вам сказать? Я начинал реально с одного трактора. Я не полагался на государство вообще никак, на субсидии вот эти. Да, вроде бы сейчас стали кому-то давать, но из-за задолженности в 5 рублей вы не получите субсидию. Понимаете смысл, да? А холдинг ее получит в любом случае. И Выселковский, и Дерипаска, и "Покровский" – они получат, потому что все взаимосвязано, все на коррупции в нашем Министерстве сельского хозяйства. Им мы не интересны. Понимаете, да?

Игорь Абакумов: Василий Федорович…

Дмитрий Лысков: Сейчас. Иван Анатольевич просил слово, а потом вам предоставлю.

Иван Гараев: Я могу, допустим, наш опыт рассказать. Когда мы начали работать с фермерами и предлагать технологию органических сельскохозяйственных удобрений (органических и био), фермеры, естественно, боялись так же, как и все агрономы, менять химию на биологию. Тогда мы им предложили: "Давайте так. Мы вам будем поставлять удобрения и агрономическое сопровождение и, соответственно, забирать вашу продукцию и продавать". И в итоге нам пришлось брать на себя роль кооператива, выстраивать вертикаль.

Дмитрий Лысков: Ну, с точки зрения сбыта. Это то, о чем Борис Алексеевич как раз говорит.

Иван Гараев: В чем проблема? Вот мы работали, допустим, в Кабардино-Балкарии с пятью фермерами, которые выращивают яблоки, выращивают томаты. Им не нужна поддержка, у них все хорошо. Они выращивают продукт. Они продают продукт, условно говоря, по рыночной цене, которая на момент реализации. И у них покупают, приезжают и покупают.

Что мы делали? Мы брали, в одно место всех фермеров свозили, заказывали фуры, печатали коробки транспортные, в которых можно довести без брака и сдать в сеть, набирали объем нужный для сети. И, соответственно, в течение 3–4 месяцев мы поставили в Москву 200–300 тонн яблок.

Андрей Овечкин: По более высокой цене?

Иван Гараев: По 57 рублей за килограмм.

Андрей Овечкин: По той же цене, что взяли у фермера?

Дмитрий Лысков: Ну, я думаю, вряд ли.

Иван Гараев: Маржа была 5 рублей.

Андрей Овечкин: Сезонное поднятие цен. Это как бы логично, всегда так.

Иван Гараев: Все верно. Фермер зафиксировал нам стоимость, условно говоря, 35–40 рублей до января месяца, а мы по 57–60 продавали сетям. Мы продавали дешевле, чем продавал, допустим, "Сад-Гигант". "Сад-Гигант" продавал на 10 рублей дороже, то есть агрохолдинг огромный. Вопрос заключается в том, что мы продавали напрямую.

Андрей Овечкин: Без посредников.

Иван Гараев: Но момент заключается в том, что ни один из фермеров, когда мы общались: "А можете сами это сделать? Мы в Москве, мы не можем постоянно сюда ездить и вас организовывать", – никто не взял на себя эту роль, потому что нужно заниматься дизайном, логистикой, нужно организовать людей. То есть, по сути дела, мы ничего не вкладывали вот в этот условный кооператив. Нужно было просто организовать людей. Вернее, даже не организовать людей, а организовать эту вертикаль.

Дмитрий Лысков: Виктор Алексеевич, вот смотрите, как у нас интересно получается. Фермеров нужно организовать в кооператив, им нужно помочь с упаковкой, с логистикой, им нужно помочь дотациями, им нужно построить МТС (машинотракторную станцию) рядом, чтобы он мог хотя бы арендовать трактор. Да еще и желательно дать ему дотации на топливо, на то, на се, на пятое, на десятое. И вот тогда он произведет некоторое количество продуктов. В то время как агрохолдинги решают это, в принципе, самостоятельно – пусть тоже с дотациями, но значительно большими объемами. И с логистикой проблем нет, и с упаковкой, и т.д. и т.п.

Так я снова ставлю этот вопрос. Может быть, в конце концов, как-то принимать решение – зачем нам поддерживать именно фермерские хозяйства против агрохолдингов? В чем логика?

Виктор Кирочкин: Вы знаете, развитие сектора производства любой национальности, движение к агрохолдингам – это цивилизованный путь. Это так должно быть, понимаете. Это неизбежно. Но опять-таки я говорю о вопросе, что необходимо учитывать интересы вот того человека, который, как вы говорите, хочет требовать. Вот то, что вы перечислили – я не уверен, что он это требует: "Дайте! Дайте! Дайте!" Просто у него нет возможности это реализовать.

Дмитрий Лысков: Нет, не человек требует. Я говорю, что фермерам требуется (вот по итогам нашего разговора) вот это, это, это…

Виктор Кирочкин: Да. А вот агрохолдингу не надо, да? Ему не надо? У него все есть уже, правильно? У него от грядки до прилавка выстроена вертикаль. Но она выстроена за какие деньги, за какие периоды и на каких средствах? Это те самые средства, которые изначально вот этот мелкий крестьянин-фермер не может получить. Ну, может получить, но кабала кредитная. Понимаете, да? Соответственно, то, что он говорит: "Дайте вот это, вот это, это…" Я думаю, что он никогда этого не получит. Нужна, во-первых, инициатива и опять-таки, видимо, какая-то кооперация в какой-то блок, кулак, где можно было бы чего-то добиваться.

Василий Вершинин: Только делают кооперацию…

Дмитрий Лысков: Сейчас, одну секундочку. Борис Алексеевич, вот какой момент. Вы уже упоминали, что вы работаете, в принципе, на таком отдельном сегменте, то есть экологические продукты. Вы в придачу еще и кооператив. Может быть, будущее у фермерских хозяйств как раз в том, чтобы занять именно эту нишу экологических продуктов? Может быть, вы поэтому пошли по этому направлению?

Борис Акимов: Знаете, я вообще сторонник экологического пути развития и в сельском хозяйстве, и вообще, поэтому я-то думаю, что в принципе сельское хозяйство все должно развиваться именно по экологическому пути, просто иначе скоро у нас планеты не останется, дома, и не будет где нам жить. Поэтому я думаю, что путь один.

А у России в принципе… Россия сама по себе – все-таки страна особенная. Ну, просто самая большая страна в мира. И с этим просто никак поспорить нельзя. Это такое наше преимущество и какая-то характеристика (может быть, в этом и негатив какой-то есть), которую никак у нас не отнять. И у нас огромные сельские территории. Если просто все мерить такой сиюминутной эффективностью, сказать: "Давайте сделаем 10 агрохолдингов и они будут кормить…" А кого они будут кормить? Какие-то 10 городов.

Андрей Овечкин: Свои карманы.

Борис Акимов: А дальше будут пустыни такие между ними, где не будет людей, потому что им будет нечем заниматься. Тогда встает вопрос: если есть эта земля…

Дмитрий Лысков: Ну, почему же нечем? Они же могут выращивать конкретные культуры…

Борис Акимов: Не могут.

Дмитрий Лысков: Как раз те самые экопродукты, которые будут дороже, которые будут…

Борис Акимов: Нет, сторонников такого развития останется, условно говоря, тысяча человек на всю страну, или 10 тысяч. Для того чтобы страна жила, там должны десятки миллионов жить на этой территории. Если эти люди уедут, их сгонят, они будут жить в городе, то тогда логично встанет вопрос: просто эта территория пуста, она никому не нужна. И, наверное, найдутся другие какие-то силы в мире, которые скажут: "Ну, если вам это не надо, мы возьмем это себе".

Вот тогда вопрос: а как Россия собирается жить в такой ситуации, когда огромные территории станут пустынями, на которые начнут претендовать какие-то соседи? Наверное, это не очень безопасный путь развития. Таким образом, на самом деле я считаю, что путь тот, по которому сейчас мы развиваемся, когда особая поддержка оказывается именно агрохолдингам в ущерб фермерам, – это на самом деле угроза национальной безопасности страны. Даже не вопрос того, сколько стоит еда, это дело второе вообще, а просто будет вообще страна существовать или нет?

Игорь Абакумов: Совершенно согласен с вами.

Дмитрий Лысков: Игорь Борисович, а они вообще могут существовать в мире, если угодно, крупные и мелкие производители?

Игорь Абакумов: Они могут существовать в мире, если в государстве существует такой документ, подписанный всеми, который называется "Государственная аграрная политика". Поскольку такого документа нет, у нас аграрная политика существует тамбовская, брянская, белгородская, московская – любая. Но нет федеральной аграрной политики. Поэтому у нас гуляет африканская чума свиней, поскольку разрушена вертикаль ветеринарной власти. У нас все что угодно может гулять. Понимаете?

И Борис совершенно прав, это вопрос национальной безопасности. Василий Федорович сказал замечательную вещь, очень опасную вещь, а для России особенно. Он сказал, что зреет революционная ситуация. Так, Василий Федорович? Верно я вас понял? Это совершенно правильно. Он заметил это дело и… Я очень боюсь этих слов, но это зреет. Вот фермеры не дадут соврать. Те фермеры, которые с 90-х годов, с конца 80-х уже встали на ноги, а их давят – это очень мощная и, возможно, даже организованная сила.

Чтобы этого не было… Я приведу один пример. Конец 10-х годов прошлого века, Голландия. Рядом Германия. Социал-демократические агитаторы уже шли туда, они шли в сельскую местность. Голландия – это же большой огород. Что сделала власть голландская, когда она поняла, что такое эта опасность? Там все крупные латифундисты были. Они сами избавились от латифундий. Это было сложное политическое решение. Они вложили деньги в развитие фермеров как основы нации.

Дмитрий Лысков: Ну, собственно говоря, Европа вполне себе справилась с латифундиями, введя огромные налоги на землю.

Игорь Абакумов: И не было никаких революций. Никаких революций в Голландии не было, никаких социалистических, ничего не было в Голландии! Единственное, что ее подорвали две войны, потому что туда-сюда этот каток, молох этот катался туда-сюда через маленькую страну. Но после войны, после Второй мировой войны она очень быстро встала благодаря фермерской кооперации, потому что фермерский кооператив, фермерская семья – это самый живучий… Как вы говорите?

Василий Вершинин: Живо…

Игорь Абакумов: Не живопырка, нет. Организационная форма самая живучая – семья фермерская. На ней держится все.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Андрей Владимирович, вот мы все время говорим…

Андрей Овечкин: У нас это образ жизни, понимаете? У нас это не столько бизнес, сколько образ жизни. А у олигархов, у крупных землепользователей это просто бизнес, и ничего личного. И я бы вам, Дмитрий…

Дмитрий Лысков: То есть мы в данном случае действительно говорим о социальном факторе сельского хозяйства.

Игорь Абакумов: Еще одно маленькое замечание, Бориса я хочу поддержать. Он сказал, что фермеры… Он сказал, что биологическое земледелие – за ним будущее. Фермер – основа биологического земледелия, потому что он живет на этой земле, ему здесь выращивать своих детей. Он химией травить эту землю не будет.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Спасибо, господа! Зазвучала музыка, а это значит, что время нашей программы, к сожалению, подошло к концу. У нас был жаркий спор в отношении развития фермерских хозяйств, фермерской кооперации и сельскохозяйственной кооперации в нашей стране. Спасибо большое уважаемым экспертам! 

1 комментарий

Выпуски программы

Выпуски программы

ГОСТИ

  • Леонид Поляков политолог, член Экспертного совета Фонда "Институт социально-экономических и политических исследований"
  • Леонид Гозман президент общественно-политического движения "Союз правых сил"
  • Игорь Чубайс историк-россиевед
  • Андрей Колганов профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор экономических наук
  • Сергей Черняховский доктор политических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Дмитрий Новиков депутат Государственной думы РФ
  • ГОСТИ

  • Олег Будницкий доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ
  • Никита Соколов председатель совета Вольного исторического общества, заместитель исполнительного директора Президентского фонда Бориса Николаевича Ельцина по научной работе
  • Владимир Тихомиров главный редактор сайта "Историческая правда"
  • Игорь Курляндский старший научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Владимир Лукин член Совета Федерации РФ, президент Паралимпийского комитета России
  • ГОСТИ

  • Никита Исаев директор Института актуальной экономики
  • Андрей Верников заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК "Церих Кэпитал Менеджмент"
  • Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики
  • Ольга Миронова генеральный директор сети индустриальных парков DEGA Development
  • Вера Адаева заместитель генерального директора АНО "Агентство по технологическому развитию"
  • Владимир Рудашевский заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике
  • Инвестировать в Россию 7 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Никита Масленников руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития
  • Юрий Савелов член президиума "Опоры России"
  • Борис Кашин экс-депутат Госдумы, академик РАН
  • Геннадий Гудков политик
  • Владимир Григорьев эксперт в сфере банковского дела Института МИРБИС
  • Алексей Мухин политолог
  • ГОСТИ

  • Татьяна Минеева вице-президент Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Олег Шеин депутат Государственной Думы России
  • Олег Соколов Секретарь Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР)
  • Елена Перминова заместитель председателя комитета совета федерации по бюджету и финансовым рынкам
  • ГОСТИ

  • Юрий Крупнов председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
  • Борис Денисов старший научный сотрудник Лаборатории экономики народонаселения и демографии МГУ
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • Алена Попова общественный деятель, сооснователь проекта "W"
  • Елена Попова член Комитета Совета Федерации по социальной политике
  • Побуждение к рождаемости 1 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Наталья Мильчакова заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари", кандидат экономических наук
  • Андрей Гудков доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Петр Шелищ председатель Союза потребителей России
  • Юрий Борисов директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Василий Колташов руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений
  • Анатолий Вассерман публицист
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Россия не Европа? 30 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Амет Володарский руководитель проекта росвуз.рф
  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Наталья Толстая психотерапевт
  • Сергей Пугачев художник-модельер
  • ГОСТИ

  • Вячеслав Поставнин президент фонда "Миграция XXI век"
  • Александр Башкин член Совета Федерации РФ
  • Александра Докучаева заведующая Отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ
  • Всеволод Радченко координатор коалиции "За визовый режим"
  • Владимир Мукомель главный научный сотрудник Института социологии РАН
  • Что делать с мигрантами? 25 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Борис Чернышов зам. председателя комитета Госдумы РФ по образованию и науке
  • Елена Ленская декан факультета "Менеджмент в сфере образования" Московской высшей шк
  • Что в ЕГЭ осталось от ЕГЭ? 24 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Владислав Корочкин первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Алексей Зубец проректор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Игорь Варьяш ученый секретарь Ученого совета НИФИ Минфина РФ
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Ирина Соболева руководитель Центра политики занятости и социально-трудовых отношений Института экономики РАН, доктор экономических наук
  • Николай Коломейцев первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по труду, социальной политике и де
  • ГОСТИ

  • Надежда Косарева президент Фонда "Институт экономики города"", руководитель комиссии в сфере жилищной политики Общественного совета Минстроя
  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • Вячеслав Ванеев депутат муниципального собрания района Черемушки (г. Москва)
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Эмилия Слабунова председатель партии "Яблоко"
  • Гинзбург Александр член Общественной палаты г. Москвы
  • Кому нужна реновация? 18 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Вячеслав Бобков генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни
  • Игорь Аглицкий профессор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Александр Батурин руководитель научного направления "Оптимальное питание" ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии"
  • Алла Погожаева зам. главного внештатного диетолога Минздравсоцразвития РФ
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Наталья Починок ректор Российского государственного социального университета
  • Иван Грачев председатель движения "Развитие предпринимательства"
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • ГОСТИ

  • Людмила Пронина государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС
  • Олег Гусев предприниматель
  • Иван Панкин креативный директор радиостанции "Комсомольская правда"
  • Марина Кащенко адвокат
  • Олег Сухарев профессор кафедры "Макроэкономическое регулирование" Финансового университета при Правительстве РФ
  • Кира Белелюбская социальный работник
  • Как справиться с бедностью? 15 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Кирилл Дружинин координатор общественного движения "Российским детям - доступное дошкольное образование"
  • Ольга Ярославская депутат Московской городской Думы, директор школы №1298
  • Виктор Панин руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг
  • Екатерина Третьякова научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХИГС
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Все в сад? 11 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Давыдов доктор исторических наук, профессор ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Александр Ильяшенко протоиерей, директор портала "Православие и мир"
  • Марат Аршабаев имам Московской Соборной мечети
  • Михаил Чернов председатель правления Фонда поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки
  • Вахтанг Кипшидзе заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ
  • ГОСТИ

  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Алексей Исаев военный историк, кандидат исторических наук
  • Василий Шишков преподаватель кафедры истории Первого Московского образовательного комплекса
  • Ольга Жукова доцент кафедры истории Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук
  • ГОСТИ

  • Булат Нигматулин генеральный директор Института проблем энергетики
  • Алексей Ханютин режиссер-документалист
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Михаил Мухин доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИРИ РАН
  • ГОСТИ

  • Григорий Пернавский главный редактор издательства "Пятый Рим", публицист
  • Наталья Громова писатель, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея
  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Борис Серазетдинов ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН
  • Показать еще

    ГОСТИ

  • Леонид Поляков политолог, член Экспертного совета Фонда "Институт социально-экономических и политических исследований"
  • Леонид Гозман президент общественно-политического движения "Союз правых сил"
  • Игорь Чубайс историк-россиевед
  • Андрей Колганов профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор экономических наук
  • Сергей Черняховский доктор политических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Дмитрий Новиков депутат Государственной думы РФ
  • ГОСТИ

  • Олег Будницкий доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ
  • Никита Соколов председатель совета Вольного исторического общества, заместитель исполнительного директора Президентского фонда Бориса Николаевича Ельцина по научной работе
  • Владимир Тихомиров главный редактор сайта "Историческая правда"
  • Игорь Курляндский старший научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Владимир Лукин член Совета Федерации РФ, президент Паралимпийского комитета России
  • ГОСТИ

  • Никита Исаев директор Института актуальной экономики
  • Андрей Верников заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК "Церих Кэпитал Менеджмент"
  • Евгений Коган президент инвестиционной группы "Московские партнеры", профессор Высшей школы экономики
  • Ольга Миронова генеральный директор сети индустриальных парков DEGA Development
  • Вера Адаева заместитель генерального директора АНО "Агентство по технологическому развитию"
  • Владимир Рудашевский заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике
  • Инвестировать в Россию 7 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Никита Масленников руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития
  • Юрий Савелов член президиума "Опоры России"
  • Борис Кашин экс-депутат Госдумы, академик РАН
  • Геннадий Гудков политик
  • Владимир Григорьев эксперт в сфере банковского дела Института МИРБИС
  • Алексей Мухин политолог
  • ГОСТИ

  • Татьяна Минеева вице-президент Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"
  • Олег Шеин депутат Государственной Думы России
  • Олег Соколов Секретарь Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР)
  • Елена Перминова заместитель председателя комитета совета федерации по бюджету и финансовым рынкам
  • ГОСТИ

  • Юрий Крупнов председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
  • Борис Денисов старший научный сотрудник Лаборатории экономики народонаселения и демографии МГУ
  • Борис Лордкипанидзе акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • Алена Попова общественный деятель, сооснователь проекта "W"
  • Елена Попова член Комитета Совета Федерации по социальной политике
  • Побуждение к рождаемости 1 июня `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Наталья Мильчакова заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари", кандидат экономических наук
  • Андрей Гудков доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Петр Шелищ председатель Союза потребителей России
  • Юрий Борисов директор по развитию Ассоциации компаний розничной торговли
  • ГОСТИ

  • Андрей Нечаев экономист, председатель партии "Гражданская инициатива"
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Василий Колташов руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений
  • Анатолий Вассерман публицист
  • Сергей Марков член Общественной палаты РФ
  • Россия не Европа? 30 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Амет Володарский руководитель проекта росвуз.рф
  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Ирина Волынец председатель Всероссийского общественного движения "Национальный родительский комитет"
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Наталья Толстая психотерапевт
  • Сергей Пугачев художник-модельер
  • ГОСТИ

  • Вячеслав Поставнин президент фонда "Миграция XXI век"
  • Александр Башкин член Совета Федерации РФ
  • Александра Докучаева заведующая Отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ
  • Всеволод Радченко координатор коалиции "За визовый режим"
  • Владимир Мукомель главный научный сотрудник Института социологии РАН
  • Что делать с мигрантами? 25 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Шнейдер директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания
  • Леонид Перлов учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования "Учитель"
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Борис Чернышов зам. председателя комитета Госдумы РФ по образованию и науке
  • Елена Ленская декан факультета "Менеджмент в сфере образования" Московской высшей шк
  • Что в ЕГЭ осталось от ЕГЭ? 24 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Владислав Корочкин первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России"
  • Алексей Зубец проректор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Игорь Варьяш ученый секретарь Ученого совета НИФИ Минфина РФ
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Ирина Соболева руководитель Центра политики занятости и социально-трудовых отношений Института экономики РАН, доктор экономических наук
  • Николай Коломейцев первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по труду, социальной политике и де
  • ГОСТИ

  • Надежда Косарева президент Фонда "Институт экономики города"", руководитель комиссии в сфере жилищной политики Общественного совета Минстроя
  • Игорь Николаев директор Института стратегического анализа компании ФБК
  • Вячеслав Ванеев депутат муниципального собрания района Черемушки (г. Москва)
  • Юлия Галямина общественный деятель, научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Эмилия Слабунова председатель партии "Яблоко"
  • Гинзбург Александр член Общественной палаты г. Москвы
  • Кому нужна реновация? 18 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Вячеслав Бобков генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни
  • Игорь Аглицкий профессор Финансового университета при Правительстве РФ
  • Дмитрий Потапенко предприниматель
  • Иван Мохначук член Общественной палаты
  • Александр Батурин руководитель научного направления "Оптимальное питание" ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии"
  • Алла Погожаева зам. главного внештатного диетолога Минздравсоцразвития РФ
  • ГОСТИ

  • Любовь Храпылина профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНГХиГС
  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Наталья Починок ректор Российского государственного социального университета
  • Иван Грачев председатель движения "Развитие предпринимательства"
  • Елена Фоминых президент Ассоциации многодетных семей Московской области
  • ГОСТИ

  • Людмила Пронина государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС
  • Олег Гусев предприниматель
  • Иван Панкин креативный директор радиостанции "Комсомольская правда"
  • Марина Кащенко адвокат
  • Олег Сухарев профессор кафедры "Макроэкономическое регулирование" Финансового университета при Правительстве РФ
  • Кира Белелюбская социальный работник
  • Как справиться с бедностью? 15 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Кирилл Дружинин координатор общественного движения "Российским детям - доступное дошкольное образование"
  • Ольга Ярославская депутат Московской городской Думы, директор школы №1298
  • Виктор Панин руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг
  • Екатерина Третьякова научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХИГС
  • Наталья Тюрина эксперт ОНФ, руководитель проекта "Социальный навигатор" МИА "Россия сегодня"
  • Все в сад? 11 мая `17 Полный выпуск

    ГОСТИ

  • Михаил Давыдов доктор исторических наук, профессор ВШЭ
  • ГОСТИ

  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Алексей Исаев военный историк, кандидат исторических наук
  • Василий Шишков преподаватель кафедры истории Первого Московского образовательного комплекса
  • Ольга Жукова доцент кафедры истории Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук
  • ГОСТИ

  • Булат Нигматулин генеральный директор Института проблем энергетики
  • Алексей Ханютин режиссер-документалист
  • Евгений Спицын историк, советник ректора МПГУ
  • Михаил Мухин доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИРИ РАН
  • ГОСТИ

  • Григорий Пернавский главный редактор издательства "Пятый Рим", публицист
  • Наталья Громова писатель, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея
  • Валентина Жиромская руководитель Центра изучения истории территории и населения России ИРИ РАН
  • Борис Серазетдинов ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН
  • ГОСТИ

  • Георгий Федоров президент Центра социальных и политических исследований "Аспект", член Общественной палаты РФ
  • Григорий Трофимчук политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития
  • Павел Данилин директор Центра политического анализа
  • Евгений Федоров депутат ГД РФ
  • Валентин Гефтер правозащитник, директор "Института прав человека"
  • Сергей Григоров историк, сопредседатель партии "Демократический выбор"
  • Личность и государство 27 апреля `17 Полный выпуск
    Показать еще
    Российский боксер Поветкин подал в WADA жалобу на лабораторию в Лос-Анджелесе В пробах спортсмена обнаружены мельдоний и остарин
    13 минут назад

    ГОСТИ

  • Михаил Гусман советский и российский журналист, переводчик, телеведущий
  • ГОСТИ

  • Иеромонах Фотий (Виталий Мочалов) священнослужитель, монах, музыкант
  • "Научите меня понимать красоту" Отец Фотий исполняет романс Александра Розенбаума
    час назад
    Шиловы - русская семья Сюжет об уникальном комплексе русской культуры "Десятиручка" в Горном Алтае
    2 часа назад

    "Преступление" — в том, что Кшесинскую играет красавица, а не "уродливая крыса", как написано в официальной экспертизе комиссии депутата Поклонской

    Алексей Учитель народный артист России, кинорежиссер
    Россия прекратит выпуск самолетов Ан-148 В Воронеже будут доделаны еще несколько машин и производство остановят
    2 часа назад
    3 часа назад
    3 часа назад
    Московское метро ночью стало площадкой для русского балета На одной из станций артисты исполнили партии из классических произведений
    4 часа назад
    СМИ: CNN ужесточила правила публикации материалов о России Статьи должны быть одобрены главредом подразделения
    5 часов назад

    ГОСТИ

  • Евгений Ройзман сооснователь фонда "Город без наркотиков"
  • Павел Дуров: чтобы победить терроризм через блокировки, придется заблокировать интернет Так он прокомментировал требование зарегистрировать Telegram
    6 часов назад
    22 июня Россия отметила День Памяти и скорби В этот день 76 лет назад началась Великая Отечественная война
    вчера
    Здравоохранение в России: Нехватка поликлиник в селах Наши корреспонденты побывали в региональных медучреждениях
    вчера
    Показать еще

    Сообщение сайта

    СВЯЗАТЬСЯ С РЕДАКТОРОМ

     
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    НАПИСАТЬ В ПРЯМОЙ ЭФИР

    Авторизация

    Регистрация
    Восстановить пароль
    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Регистрация

    *Поля отмеченные знаком «звездочка» обязательны для заполнения

    Восстановление пароля

    Введите адрес почты, который использовали для регистрации, и мы отправим вам пароль.

    Редактирование записи

    Восстановление пароля

    Введите новый пароль и нажмите соxранить

    Новая запись в раздел дежурные

    ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОС

    КОД ВИДЕО

    Выберите размер

    twitter vk banner instagram facebook new-comments